МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=9393
Распечатать

Жизнь – подвиг?

Мирон Я. Амусья, профессор физики

Запоздалый комментарий про то, кому в Израиле жить хорошо...


Белеет парус одинокой
В тумане моря голубом!..
Что ищет он в стране далекой?
Что кинул он в краю родном?..


М. Лермонтов

Я не знал, что в Израиле шла (или идёт?) острая дискуссия, в которой, не жалея друг для друга ругающих эпитетов, сошлись пишущие представители двух алий - предыдущей, 90х годов прошлого века из СССР, и нынешней, сегодняшней - из России. Стороны обсуждают, в той мере, в которой мне удалось понять, о чём шумят народные витии, два вопроса – зачем люди приезжают сюда, в Израиль, и почему решают здесь проводить по меньшей мере заметную часть своего времени.

Их ответ на вопрос о том, зачем люди едут в Израиль, концентрируется, как и положено инженерам и техникам человеческих душ, на сфере духовной – одни, старые, испытывают, мол, на себе с радостью израильский национализм, и им весьма довольны, а другие, новые, его отвергают.

Жаркие перепалки гладиаторов пера сопровождались посильным участием зрителей. Именно это участие, в котором как поддерживали, так и осуждали взгляды спорящих сторон, дошло, наконец, и до меня. Читая перепалки, кажется, будто алии целиком сошлись в жёсткой схватке про то, кто из диспутантов прав. На сайте Israelinfo (Новости Израиля) на эту тему даже было проведено голосование, как в лучших домах Филадельфии, собравшее рекордное количество участников - почти 3500. Конечно, понимаю, что совсем не целиком сошлись в споре и жёстком противоречии две далеко не равные между собой группы людей. Приехавшие как тогда, так и сейчас, те, что не на пенсии, работают, строят жизнь свою, семьи, страны тем самым, и мало беспокоятся по поводу идеологических баталий в легковозбудимом цеху литераторов, а также деятелей искусств.

Но спор, о котором прочитал, выглядит далеко нешуточно, не как какая-то просто мелкая склока, между литераторами алии 90-х, которой одни приписывают титанические свершения, а другие презрительно именуют «колбасной», и сегодняшней, уже названной иронично «новой качественной алиёй». Я-то, грешным делом, думал, что межалийные споры и свары на очень важную тему "кто кого лучше, достойней, а главное, кто больше и незаслужанней получает", ушли в прошлое. Думал - страсти унялись, вместе со старением спорщиков - теперь уже немощных прадедушек и прабабушек. Ан, нет. Бой идет, оказывается, не ради славы, ради жизни на Святой земле.

Хочу заметить, что между волнами алии есть существенная разница. В начале 90-х (как и ранее) люди, уезжая из СССР, фактически вынуждены были порывать с оставшимися. Так, сотрудницу нашего института поставили перед выбором – сохранить работу, но прервать связь с сыном, или отказаться от работы. Люди оставляли квартиры, которые были ведь не собственные, а государственные, фактически бросали дачи, машины. Эмигранты отправлялись в место, известное лишь по слухах. Сейчас едет народ устроенный, часто поколесивший по миру, сделавший выбор сознательно, владеющий, по меньшей мере, английским. Этим людям не надо ничего бросать, никаких связей вопреки своему желанию, разрушать. Некоторые сходу могут купить здесь квартиру или даже дом. Приезжающие, разумеется, знают и силу израильского заграничного паспорта, и пользу, которую для себя и близких можно извлечь из медицинской системы Израиля.

Среди них немало крестившихся евреев, а то и вовсе не-евреев. Есть и те, кто откровенно злоупотребляет социальной и медицинской помощью Израиля. В этом есть явные минусы, но и прошлая алия привезла не только трудоголиков, евреев-интеллигентов. Приехав, некоторые сразу начинают критиковать Израиль с позиций того, что они видели, поездив туристами по свету. Это неприятно для здесь живущих, но можно перенести. Впрочем, и некоторые пишущие люди из предыдущей алии поносили, да и делают это сейчас, на чём свет стоит, и Бен Гуриона, и «вояку» Даяна, и «кухарку» Голду Меир. Надеюсь, что новые будут быстрее старых учиться жизни и входить в общество Израиля. А то ведь среди старых идеи «загнившего» государства, в котором надо срочно «всё менять», притом по советскому образцу, живы до сих пор.

Новые репатрианты в аэропорту им. Бен-Гуриона. Фото: Ammar Awad / Reuters

Цель этой статьи вовсе не в том, чтобы добавить один голос к 3500 голосователей, а обсудить несколько иную, но очень важную проблему с точки зрения приезжающего человека. Собственно вопрос уже сформулирован гениальным поэтом, а ответ, на мой взгляд, есть также у него, если гения чуть-чуть подправить, что позволительно с учётом разности его и наших времён и реалий:

Играют волны — ветер свищет,
И мачта гнется и скрыпит...
Увы! и счастия он ищет,
И не от счастия бежит!


Жирным шрифтом выделены лишь два коротеньких слова, которые пришлось изменить – и вместо он, и он вместо не.

Замечу, что предмет спора мне кажется надуманным, а мотивы приезда большинства людей проще и понятней, чем сложности, о которых толкуют в писательской среде. Двигателем для большинства людей является желание жить лучше самим, создать более благоприятные условия для своих детей. Они уезжают оттуда, где им плохо, нет перспектив, страшно за своё и детей будущее. После переезда они иногда меняют свои взгляды, забывают страхи и обиды прошлого, и на первый план выходят сегодняшние неурядицы, которые могут быть и весьма серьёзными, а подчас и трагичными.

В памяти гвоздём и предохранителем от «советов постороннего» сидит история одной мамы, которая считала, что увозит сына в Израиль, освобождая его от необходимости служить в советской армии. А он погиб от рук террориста, взорвавшего автобус №18 на улице Яффо в Иерусалиме в 1996!

Ничего стыдного в том, что люди следуют своим интересам, своей выгоде, если хотите, я не вижу. Не случайно несколько раз, агитируя школьников поступать на физический факультет Еврейского университета в Иерусалиме, читал им лекцию на тему «Почему полезно, интересно и выгодно быть научным работником вообще и физиком в особенности». Заметьте, интерес и выгода здесь упомянут вместе. Эти же мотивы, основанные на имеющейся информации – от радиоголосов, из писем людей, уже уехавших, а не абстрактные идеи главенства национальных перед личностными ценностями или наоборот определили мощный коллективный эффект - движение более миллиона людей в одном направлении – вон из СССР. Кстати, на примере Израиля вижу, что абсолютно никакого глубинного противоречия между национальными чувствами, ощущением себя не русским, тувинцем или китайцем, а именно евреем, и соседствующими с этим понятиями прав и свобод личности, нет.

Считаю, что сегодняшний Израиль вполне оправдал надежды тех, кто сознательным выбором или волею судьбы оказались в этой стране, а не в Европе и США. Конечно, в своём развитии – экономическом, военном, медицинском, научном Израиль двигался очень быстро. Невозможно сравнить уровень развития городов и посёлков сегодня с тем, что встретили некоторые мои родственники и знакомые в начале семидесятых. Но ведь и спорят мастера, говоря по-современному, клавиатуры об Израиле сегодняшнем, а не 40-45-летней давности.

Я давно считаю, что Израиль как место жительства - во всех отношениях очень хорош. Писать об этом прямо несколько мешало то, что моим местом жительства здесь всегда был Иерусалим. Считал, что это всё-таки обеспечивает приемлемое, в масштабах Израиля, удаление от тех непосредственных опасностей, с которыми связана жизнь людей в поселениях – там, где они часто, почти ежедневно, рискуют, сталкиваясь с враждебностью арабского населения. Но уже в течение последних восьми лет мы с женой живём в сотне метров от арабских домов, от печально знаменитой деревни «Джабаль Аль-Мукаббер», поставившей половину всех террористов, совершавших атаки на Иерусалим. Поэтому считаю себя вправе полемизировать, если надо, и с жителями многих еврейских городов и посёлков Иудеи и Шомрона. Это позволяет мне полемизировать и с таким участником дискуссии писателей-журналистов, о которой здесь разговор, как А. Тарн.

Пожалуй, тон в споре задала именно статья этого известного писателя, под странноватым названием "Не замай!", которое означает, как я понял «Не касайся». Она начинается с утверждения, с которым согласиться не могу, поскольку не вижу фактов в его пользу. А. Тарн пишет:

«Жить в Израиле дорого, сложно и опасно. Дорого потому, что среднестатистический израильтянин горбатится за те же среднестатистические блага средне-статистически больше, чем… (подставьте по вкусу). Сам я этого не проверял, но среднестатистическое мнение именно таково.

Сложно потому, что Страна прочно поделена между всевозможными кликами – профессиональными, культурными, академическими, мафиозными и проч., так что ввинтиться в эту жесткую структуру довольно трудно.

Опасно потому, что само право этого государства на существование оспаривается другими государствами и народами – причем, как извне, так и изнутри. Следствием этого является постоянная война, которую мы ведем, чтобы просто уцелеть».

Практически все приведенные выше утверждения отнюдь не полностью соответствуют действительности, необоснованно сгущая краски. Считаю, что судьбоносные войны с арабскими соседями ушли в прошлое – у них своих проблем по горло, да и соотношение сил, даже с учётом появления новых (подзабытых старых) игроков в регионе, явно не в пользу арабов. Что касается «права на существование», то оно обеспечивается уже и историческим прецедентом, а не только решением ООН в 1947, да и не только Торой и Библией. Это право оспаривается маргиналами во вне и внутри. На их слова следует отвечать, но не следует переоценивать их роль в мире. Вообще, право на существование любого государства обеспечивается его армией и народом, её питающим и поддерживающим. И в этом смысле, ситуация у Израиля хорошая.

В приведенной цитате особенно удивило утверждение о некоей «академической клике», с существованием которой мне не удалось столкнуться за почти двадцать лет неплохого знакомства с наиболее крупным кампусом «Гиват Рам» (он же «Эдмон Сафра») самого большого университета Израиля. Что такое «среднестатистическое мнение», и чем оно отличается от обыкновенного слуха, понять не могу. Нормальные статистические данные, равно как и личные впечатления, в первую очередь, о научных работниках, говорят совершенно о другом.

По внутреннему валовому продукту (ВВП), как просто в долларах, так и по паритету покупательной способности, Израиль, несмотря на большие военные расходы (5.2% ВВП против 1.3% в Германии) опередил Францию и Великобританию и оказался близко к казавшейся ещё недавно недосягаемой Германии. Высокий уровень ВВП автоматически уводит страну из разряда дешёвых для туристов, но малоразвитых. Однако едва ли стоит печалиться по этому поводу. Очень много говорилось, на уровне слухов, о том, что в Израиле крайне низкие социальные пенсии. Это не так. Периодически появляются данные, позволяющие сравнить этот показатель для всех развитых стран мира и убедиться, что нам перед другими нет оснований для стыда.

Очень важен для граждан страны вопрос жилья. В Израиле немало весьма старых домов, далёких от совершенства, как по внешнему виду, так и по технике постройки. То, что строилось в пятидесятые и шестидесятые годы прошлого века, сейчас города страны не украшает. Но стоит, для сравнения, посмотреть, чем Германия заменила то, что было разбомблено в войну в её городах – Франкфурте, Гамбурге, Мюнхене, Берлине, не говоря уже о «новострое» того времени в более мелких городах. Но сегодняшнее строительство в Израиле находится вполне на уровне лучших мировых стандартов. Чтобы убедиться в этом, достаточно просто походить и посмотреть в разных местах этой страны и сравнить с новостройками ведущих стран мира. Отмечу, что строятся в основном четырёх- и пятикомнатные квартиры, отражая растущие запросы покупателя к качеству и размеру жилья и рост его семьи. При этом стоит помнить, что себестоимость жилищного строительства в Израиле повышается, в сравнении с другими странами, ещё и требованием сейсмической стойкости, и тем, что каждой квартире надо придать отдельную комнату с бронированной окном и дверью, сделанную из особо прочного бетона.

Важен вопрос – кому и за сколько достаётся это жильё? Здесь Израиль тоже не «последний в городе». Не буду отвлекаться на цифры, но отмечу, что по стоимости квартир, одного м2 площади, и времени,, которое необходимо проработать среднему израильтянину на приобретение средней квартиры, Израиль далеко не в худшем положении среди развитых стран мира. Что касается профессуры, притом физиков, а не гораздо более состоятельных медиков, их «гнёздышки» нисколько не уступают, если не превосходят, жильё коллег из ведущих стран Запада и США. Сравнивать, однако, надо только то, что сравнимо, т.е. квартиру в Тель-Авиве с квартирой в Нью-Йорке или Лондоне, в сходном по рангу районе.

Глядя на дороги, сложно поверить, что автомобиль в Израиле – роскошь, а не простое средство передвижения. При этом дороги, улицы, парковки, обочины заполнены явно нестарыми автомобилями. Таковы же автобусы. Нередко чрезмерно забитые, они в хорошем состоянии или просто новые. Я думал, что автобусы немецкие, а оказалось – польские. Быстрое развитие парка личных машин, отличные подземные стоянки в новостройках, развитие и обновление социального транспорта соседствует с созданием механизмов и программ для автоматизации управления автомашиной на дороге. Здесь впечатляющей является покупка иерусалимской компании корпорацией Интел за рекордные 15 млрд. долларов.

Хорошо быть здоровым и жить долго. Продолжительность жизни граждан Израиля одна из наибольших в мире. Климат и фрукты с овощами обеспечивают хорошее здоровье. Однако практически каждый сталкивается с необходимостью обращаться к врачам. В развитии медицинской службы, доступной для всех жителей страны, успехи Израиля велики и признаны во всём мире. Совершенные системы медицинского обслуживания есть в странах Западной Европы, почти полностью, однако, освободивших себя от военных расходов. В то же время, самая большая и богатая страна Западного мира – США – до сих пор не смогла создать у себя удовлетворительную систему медицинского обслуживания, доступную всему населению. Нередко читаю, что они пытаются применить израильский опыт.

Не может быть хорошей и достойной жизнь в стране, где плохо обеспечена безопасность граждан. В Израиле очень нередко случаются террористические акты. Иерусалим – не последнее место по активности террористов. Однако благодаря особенностям национального характера евреев, а также работе полиции, уличная преступность низкая. Этого никак не скажешь про страны Западной Европы и США. Помню, когда мы жили в США, то об атаках с применением огнестрельного оружия слышали по ТВ очень часто. Как-то вернулись из Чикаго в Вестмонт, а ТВ показывает перекрёсток города, где мы примерно час назад были, и сообщает, что стрелок уселся на балконе и палил по прохожим. Насколько помню, выстрелил он 10 раз, никого не убив, но ни разу и не промазав. Отмечу, что в Израиле, по моим наблюдениям, толпа на праздниках или демонстрациях вовсе не агрессивная, а дружелюбная.

Все перечисленные (и не перечисленные) факторы в сознании жителей создают в целом благоприятную картину, которая, вместе с объективными статистическими данными, позволяет составить всемирный рейтинг счастья 2017. В этом рейтинге страны занимают следующие места (в скобках указаны набранные баллы):
1. Norway (7537); 2. Denmark (7522); 3. Iceland (7504); 4. Switzerland (7494) 5. Finland (7469); 6 Netherlands (7377); 7 Canada (7316); 8. New Zealand (7314); 9. Australia (7284); 10. Sweden (7284); 11. Israel (7213); 12. Costa Rica (7079); 13. Austria (7.006); 14. United States (6993); 15. Ireland (6977); 16. Germany (6951); 17. Belgium (6891); 18. Luxembourg (6863); 19. United Kingdom (6714); ...23. Czech Republic (6609); 26. Singapore (6572); 31. France (6442); 34. Spain (6.403).

Совсем неплохое это место – одиннадцатое в мире! Приведенной части таблицы достаточно. Полагаю, что некоторую роль в этом рейтинге имеет и довольство граждан своим положением, здоровьем, семьёй, перспективами, открывающимися перед детьми. Сам я, когда кому-либо желаю счастья, всегда добавляю: «чтобы ты осознавал, что счастлив».

А. Тарн отмечает в своей статье, что «люди здесь среднестатистически счастливей, чем... (подставьте опять-таки по вкусу)», и задаётся вопросом: «Почему?». Он пишет: «Ответ не может лежать в практической плоскости, ведь, как уже сказано выше, практические параметры, мягко говоря, не ахти. Не может – и не лежит: он вполне себе метафизический, мировоззренческий, экзистенциальный. Израиль дает своим гражданам то, что с лихвой окупает и дороговизну, и сложности, и опасность: сильнейшее чувство самоидентификации со страной». Про ощущение близости к стране не спорю, сам это ощущаю, но вижу вполне объяснимые, отнюдь не метафизические причины этого чувства – страна создана для людей, им в ней приятно и удобно, в ней жизнь хороша и жить хорошо. За эту страну её гражданам, как правило, не стыдно. Они знают, будь то солдаты или туристы в другой стране, или евреи диаспоры – их просто так не бросят на произвол судьбы и не позабудут в трудную минуту.

Важной чертой этой страны является искренняя толерантность – терпимость к проступкам, основанным на незнании, терпение к тем, кто не выучил её язык, терпение к проявлениям другой культуры, иных праздников и обычаев. Как тут не вспомнить празднование 1 января как Нового года и Дня победы 9 мая.

Совсем не по-израильски, а больше по-российски, звучит концовка статьи А. Тарна: «Не делайте только одного, ради вашей же безопасности: не трожьте гадкого израильского национал-патриотизма. Потому что на этой отвратительной (с вашей точки зрения) гадости стоит не только здешняя государственность, но и зачастую неосознанный raison d'etre каждого отдельно взятого израильского индивида. И если удар по первому вам еще худо-бедно простят, то за второе попросту перегрызут глотку».

Тарну ответила представительница этой самой «Новой качественной алии» журналистка О. Бакушинская статьёй «Как жить в Израиле, чтобы вам не перегрызли глотку». Не останавливаясь на деталях ответа, замечу, что мы не собираемся никому из приходящих в Израиль с миром, даже если и с критикой в адрес Израиля или израильтян, перегрызать глотку. Я использую здесь слово мы без каких-либо оснований, как, впрочем, это делает и А. Тарн. Дело не в особой какой-то личной терпимости. Мне огромные кресты на Райкине или Долиной неприятны не менее, чем другим старожилам. Но я всегда помню, сколь дорого досталась эта страна тем, кто её создавал. Я знаю, что наши государства гибли из-за внутренних свар и разборок. Считаю, что и сегодня с точки зрения устойчивости, да и самого существования страны наибольшей опасностью является внутренняя грызня. А потому не могу и не хочу позволять тем, кто, по историческим меркам, приехал в страну сравнительно недавно, много позже её создания, разрывать её на части, пугая вновь приехавших несуществующими угрозами.

Отмечу в заключение - ни один из моих друзей и близких от эмиграции из СССР в Израиль не проиграл. Сами живут в хороших квартирах, их дети прилично устроились, имеют хорошее жильё и достойно зарабатывают, отлично отдыхают, ездят по всему миру, род свой продолжают намного успешней, чем их сверстники на Западе. Их приезд в Израиль и каждодневная жизнь - не подвиг во имя высоких идеалов. Хотя оказывается, что и к подвигу, когда диктуется конкретными обстоятельствами, люди здесь готовы, к проявлению личного героизма и самопожертвования.

Встроятся, уверен, в израильскую жизнь, и те, кто приезжают сейчас, поймут, перефразируя поэта-математика, что многое из кажущегося сейчас бредом сумасшедших, есть на самом деле ясность мудрецов. Словом, Брухим Абаим, или Добро пожаловать – без всяких дополнительных неуместных условий и ограничений.

Пользуюсь случаем поздравить всех с праздником Песах, отмечающим избавление евреев от рабства – материального и духовного.

Иерусалим


| 10.04.2017 10:10