МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=9597
Распечатать

От Кишинева до Тель-Авива

Серго Бенгельсдорф, Нагария

Заметки музыковеда о новом компакт-диске современных еврейских песен


Признаюсь, я небольшой любитель современной «попсовой» музыки. Для меня что рок, что рэп, что хэви-металл- – все на одно лицо: на сцене, одетые в лохмотья или полураздетые, с кедами на ногах или просто босиком, дёргаются в конвульсиях с электрогитарами и другой электроникой в руках безголосые, хриплые существа (певцами их никак не назовёшь), а в зале изворачиваются юные тела, будто находящиеся под гипнозом звуков, рвущихся со сцены и усиленных многочисленными динамиками. Возможно, я нарисовал слишком мрачную картину, но когда вижу и слышу такую «музыку», звучащую сейчас «со всех ветвей», то хочется поскорее выключить телевизор. Главное, что угнетает, это однообразие или отсутствие мелодий, примитивные гармонии, ритмы, причём, без всякой национальной окраски музыки, будь то в Америке, Европе, России, Израиле… (Всё это не имеет никакого отношения к такому направлению в современном искусстве, как джаз, который всегда меня подкупал естественным звучанием, теплотой тембра живых инструментов).


И когда на днях я получил от своего друга, хорошо известного еврейского писателя и поэта Бориса Сандлера его новый компакт-диск «Силуэт» с подзаголовком »Еврейские песни сегодня», то испытал определённое беспокойство. Причину этого постараюсь объяснить.

С Борисом Сандлером мы знакомы более 50 лет. Пятнадцатилетним юношей приехал он в Кишинёв из родных Бельц и поступил в музыкальное училище по классу скрипки, а я был в этом учебном заведении молодым педагогом по классу фортепиано. Благодаря общим духовным интересам и в музыке, и в театре (я организовал студенческий театр миниатюр «Камертон», где Боря был ведущим актёром), и в еврействе, мы быстро сошлись, и наша дружба продолжается до сих пор. На моих глазах Боря стал крупным идишским писателем и общественным деятелем, создателем, редактором и автором детского журнала на идиш «Кинд ун кейт» в Израиле, долголетним главным редактором еврейского «Форвэртса «в Нью-Йорке, автором многочисленных новелл и новеллетт, рассказов , повестей, также, как и автором трёх поэтических сборников. Он - обладатель различных престижных литературных премий в Румынии, Израиле, Канаде и США. Его произведения переведены с идиша на английский, немецкий, русский, иврит, румынский и другие языки. В 2015 году Борис совместно со своими коллегами выпустил в Нью-Йорке первый компакт- диск под названием «Лидэр мит а идишн там». Тогда он взял за основу популярные песни знаменитых советских композиторов Исаака Дунаевского, Никиты Богословского, Николая Минха и сочинил на их прекрасные мелодии стихи на идиш, и эти песни действительно приобрели «еврейский аромат».


И вот передо мной диск «Силуэт» ,где новые стихи Бориса Сандлера положены на музыку израильским композитором и гитаристом Александром Мейфом. К сожалению, я недавно живу в Израиле, и имя композитора раньше не слышал, тем более, что в аннотации к этому диску написано, что для Александра Мейфа это первый опыт обращения к идишской поэзии. Но что меня насторожило и напрягло, так это фраза в аннотации о Мейфе- гитаристе, который выступает в различных рок-группах. »Неужели, - подумалось мне, - и Борины еврейские стихи попали в орбиту той «музыки», о которой я писал выше?» Но, начав слушать диск с определённой долей скептицизма, прослушав его несколько раз , убедился, что, несмотря на отход от клэзмерской традиции, несмотря на непривычную оркестровку с солирующей гитарой, Александр Мейф написал настоящую еврейскую музыку, а не «общемировую», без национальной окраски. И, в основном, эта музыка перекликается с поэзией Сандлера, хотя в некоторых песнях вступает в определённое противоречие с эмоциональной окраской стихов.

Те, кто создавал «Силуэт»...

Об этом чуть позже, а пока скажу о музыкальной драматургии всего цикла (именно как единый цикл я ощутил эти 10 песен на диске). Он обрамлён с двух сторон весёлыми песнями- «А земерл фун хайнт» и «Плонтерниш», создающими своебразную юмористическую рамку всей конструкции, внутри которой контрастно чередуются разнообразные настроения –ностальгическая грусть, философские размышления, остроумные шутки, романтическая любовь, лирическая драма, а весь цикл создаёт объёмную картину сегодняшней еврейской жизни, как и жизни вообще. И здесь время сказать о главном исполнителе песен - Михаиле Гайсинском. Думается, и композитору, и поэту повезло с выбором солиста. Выходец из Украины, нынешний израильтянин, обладатель красивого баритона, Михаил Гайсинский постоянно выступает перед еврейской публикой в США, Канаде, Германии, России, Украине. Он - победитель различных международных конкурсов, среди которых популярный Берлинский фестиваль «Золотая менора». Природные музыкальность и театральность, выразительный литературный идиш с превосходной дикцией позволяет ему быть одинаково убедительным и в юморе, и в лирике. Он задушевно поёт ностальгическую балладу «Катеринке», посвящённую ушедшей эпохе, связанной с уличным музыкальным инструментом шарманкой («Катеринке» на идиш). Замечу кстати, что жанр »Баллада»- масштабный и разнообразный по музыкальному содержанию - почти не встречается в современной еврейской музыке.

Так же хорош Гайсинский в совершенно другой по характеру, остроумной, полной , я бы сказал, «хулиганского» подтекста песне «Фасолес». Он буквально купается в этом озорном, с элементами сатиры номере, ярко проявляя свои вокальные и актёрские способности.

Или вот ещё пример - песня« Майн Тель-Авив». В этой светлой музыке - объяснение в любви своему городу, чувство гордости за него, но без всякого ложного ура -патриотизма, в камерной манере и ритме вальса. Думается, эту песню – по равноценному сочетанию музыки, поэзии и исполнения- можно считать лирической кульминацией всего цикла. А его драматическая вершина, несомненно, дуэт «Вэн ди либе гейт авэк» («Когда любовь уходит»). Здесь партнёршей Михаила Гайсинского выступает израильская певица Лейла Звенигородская. Признаюсь, мне было жаль, что Лейла выступает в диске только в двух дуэтах, хотелось бы её услышать и в сольных номерах. Её небольшой, но нежный голос привлекает теплотой тембра, а сама певица - искренностью и трогательностью чувств.



И теперь – о двух песнях разговор в полемическом тоне. Речь идёт об «Эс кейтл зих ды цайт» («время змейкой мчится» ) и «Силуэт ойфн замд»(«Силуэт на песке»). На мой взгляд, в «Эс кейтлт зих…» характер музыки - живой, танцевальный - не соответствует грустным, философским размышлениям поэта о быстротекущей жизни, о связи времён, когда мальчишечка, убежавший из дома, превращается в модного франта, а тот – в старика, и все мечты рассеиваются, как дым. Как-то для меня эти стихи перекликаются с давней песней Булата Окуджавы про воздушный шарик, мимо которого пролетает жизнь нескольких поколений, а он всё летит. Но там музыкальная окраска по настроению впис ывается в дух поэзии.

Что же касается «Силуэта…», давшего название всей композиции, то уже в самом слове «Силуэт» слышится что-то изящное , прозрачное. Эти краски есть и в поэзии Сандлера, и в художественном оформлении диска, где изображён в импрессионистcкой манере загадочный, таинственный силуэт молодой женщины. К сожалению, в музыке этой песни нет эквивалента тем краскам, которые слышны в поэзии и видны в живописи.

А закончить свою рецензию мне хотелось бы на той же ноте, которая звучит в последней песне «Плонтерниш» («Путаница»). Эта весёлая путаница, остроумно придуманная Борисом Сандлером, где «среди всех сапожников Йосл лучший портной, это значит, что он хороший столяр, и шапки шьёт замечательно» (перевод мой - С.Б.), благодаря зажигательной «вкусной» танцевальной музыке Александра Мейфа, где звучат и еврейские, и молдавские мелодии, благодаря пылу и жару Михаила Гайсинского, приглашающего всех «махн а лэхаим ун зих лозн танцн «Жок», превращает «Плонтерниш» в народное действо, полное юмора и веселья, и завершающееся общим горячим танцем с таким ностальгическим для Бориса Сандлера названием «Жок».

Об авторе
Серго Бенгельсдорф – пианист, педагог, музыковед. Родился в 1937 году в Биробиджане. Много лет, вплоть до репатриации, прожил в Кишиневе. Его родители – еврейская поэтесса Люба Вассерман и еврейский актер и режиссер Мойше Бенгельсдорф, светлая им память.


| 12.08.2017 08:37