МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=9632
Распечатать

Листопад флиртует с ветром...

Виктор Хатеновский, Москва

В нашей поэтической рубрике – еще одно новое для читателей имя....


***

Сентябрьским днём иль сентябрьской ночью
Не встретившись с дерзкой вакханкой воочью
В бесхозных, в разросшихся зарослях вишен,
Ты сломлен; ты, как террорист, обездвижен.
Ты - жертва, мишень для спецназовской пули...
А впрочем, в Москве, в Катманду, в Ливерпуле
Всем тем, кто безвременьем на кол подсажен,
Восторженный скрежет бессонниц не страшен.

***

День груб, нервозен, обездвижен.
Сдружились с пылью ордена.
Взрывная терпкость спелых вишен,
Как лоб, к руке пригвождена.
Вгрызаясь в чувственную мякоть
С восторгом бешеным, готов
Конквистадор смеяться, плакать,
Пешком отправиться в Ростов,
В Солнечногорск, в Саратов к тётке,
В прохладный сумрак, в синеву -
Чтоб где то там без слёз, без водки
Из сердца выскоблить Москву.

***

Октябрь. Слякоть. Листопад
Флиртует с ветром. День обвалом
Надежд отмечен... Двое спят,
Укрывшись плотным покрывалом.
Ночная мгла не так страшна
Содружеству... В застенках рая
Жена, как смерть, ему нужна;
Ей нужен муж, как боль зубная.
Так - было, есть. Так будет впредь.
Вновь умертвив в октавах звуки,
Она рискует - растолстеть,
А он - состариться от скуки.

***

Мгла простёрлась над табло,
Подтверждая многократно -
Здесь, бесспорно, не тепло,
Здесь по-взрослому прохладно
В межсезонье. Здесь с утра,
В борозду вгрызаясь просом,
Смерть впускает медсестра
К пехотинцам и к матросам.

***

Жизнь, как камни, раскидала
Нас. Взбодрив судьбу хлыстом,
Твёрдой поступью вандала
Входит память в старый дом.
Без фанфар, без песнопений,
Раздразнив промозглый тлен,
Входит, бродит... Чьи-то тени
Отделяются от стен.
Прорастает память телом:
Камнем высветлив версту,
Батька в платье чёрно-белом
Грудью тянется к кресту...
Прокричав веселью: "Трогай!",
Ради нас - в расцвете лет
Свыклась мать с фортуной строгой;
Под Берлином - сгинул дед...
Скорбь неистовствует. Память
То безмолвствует, то вздрог...
Вздрогнув, пробует подправить
Сволочной оскал - дорог.
Жизнь вбивает ногу в стремя,
Грудь рубцует мошкара...
Ах, как сладко пахло Время
В предвкушении добра!

***

Голос, взгляд, походка, жесты -
Слепок жизненный... В Белграде
Смерть, схватив костюм невесты,
Льнёт к кладбищенской ограде.

Под стеклом расправив спины,
Подвывая: "Все мы смертны.",
Розы, астры, георгины
Снова ждут сакральной жертвы.

Затхлый запах влажной тверди
Мозг взрывает криком: "Горько!".
Моцарт, Бах, Чайковский, Верди
Нагнетают страсти... Только

Оглашенным - страх неведом:
Растворившись на погосте,
Будешь - скомканным портретом
Приходить к Отчизне в гости.

***

Возлюбленная мной, - в момент полураспада,
Жизнь не растормошив признаньем роковым,
К безрадостной судьбе крамольного комбата
Примериваюсь, в грудь впуская терпкий дым.
Раздробленной судьбой - зачитываюсь. Скоро,
Потёртость вздорных плеч запрятав в соболя,
Ты под бравурный марш срамного приговора,
Жизнь выскоблив, сбежишь, как крыса с корабля.

***

Жизнь непроста.
Смерть многогранна.
С верой в Христа
Спит Дона Анна.
Спит Командор.
Скромно и смело
Спят с давних пор
Гамлет, Отелло.
В гроб Дон Гуан
Снёс васильковый,
Модный кафтан.
Для Казановы -
Дочка, жена,
Сваха, невеста -
Где-то нашла
Тихое место...
Сколько их, Бог,
Тех, кто из блюдца
Выпив, не смог
Утром проснуться?!
Выскоблив лбы
Жизненным стажем,
Скоро и – мы
Где-нибудь ляжем.

***

Ах, Россия-матушка - сумасшедший дом!
Сколько слез замешано в голосе твоем!
По брусчатке каменной - загодя поплачь -
Вновь пройдется каином молодой палач.

С грохотом да с хохотом гаркнет: "Что ж ты, мразь,
Возле места лобного мордой месишь грязь!?
Брось скулить, уродина! Все-таки не зря
Строила ты, родина, спецконцлагеря!"

***

Между борьбой и миром
Не выровняв балласт,
Он вздорным конвоирам
Полцарства не отдаст.
Жесток, немногословен,
Бесстрашен, как бандит,
Нуждой взращённый воин
Весь мир поработит.
Вгрызаясь дерзко, слепо
В кремлёвский перепляс -
Громил врагов в Алеппо,
С землёй сровнял Кавказ.
Он врос в легенды. Даже
Был свят, как божество...
И жизнь - без камуфляжа -
Промчалась сквозь него.

***

Сказать по правде - мне, родная, некогда
Ни голосить, ни плакать над тобой.
Лежит печаль на застеклённых веках. Да
Народ с утра торопится в забой.

Смирилась Русь с наследием иудиным.
Москва - бомжатник. С некоторых пор
Мне всё равно - с Медведевым иль с Путиным
Ты добровольно ляжешь под топор.

Вдохнув разнузданность бедлама
В кумирню сплетен, склок, интриг,
Премьерша, фея, сволочь, дама
С листа сыграет - Лилю Брик.
Взорвётся текст, прогнутся доски;
Взлохматив рифмой канитель,
С разбега вздорный Маяковский
Нырнёт в проклятую постель.
Жизнь будет, сдвинув занавески,
Как поезд, мчаться под откос...

Всегда найдётся повод веский -
Чтоб в муках корчился Христос.
Спектакль закончится. В буфете
Смыв коньяком подкожный зуд,
Волчицей вскормленные дети
Премьершу - курвой назовут.

Диалог со Смертью

"Эй, юродивый!"- О! Безносая?
Ты пошто стоишь в стужу босая?
Али ждёшь кого? Не меня ли? Ой,
Ты ошиблась, Смерть! Щас черёд не мой!

Что ты ластишься, рвань заборная?
Уж давно не лил водку в горло я.
Не пою, не пью - мясо кушаю,
Да из форточки Бога слушаю.

А за стёклами - копоть, смрад и грязь.
Я кричу, задрав морду кверху: - Слазь!
Погляди - с вином, с песней, с плясками
Твой народ, как встарь, кормят сказками.

Погляди, услышь - как на площади
Люд простой орёт в небо - "Господи!"
Как в церквах с колен на распятия
Смотрят матери, сёстры, братия...

Сколько горечи в тех глазах больных!
Сколько муки там, сколько веры в них!
И под стоны те с четырёх сторон
В унисон - шальной колокольный звон.

Но, как встарь, на клич в небо - Господи,
Помоги хоть ты жизнь не скомкати! -
Тишина в ответ, копоть, смрад и грязь,
И плевать Ему что кричу я: - Слазь!

И с проклятьями, да с молитвами
Спим мы сутками, пьём мы литрами,
Век на привязи ходим, бродим мы... Эй, безносая!..
- "Что, юродивый?"

***

Дурная наследственность, взгляд исподлобья;
Бесстрастно, бессмысленно, жуликовато
Хрустят под стеклом бессловесные хлопья,
Как взрывы, в подследственном штате Невада.
Всё так же - в зашторенность чопорных зданий
Прицелившись - ластится зверь високосный
К взволнованным планам народных восстаний...
Ты слышишь - как плачут кремлёвские сосны?!


Коротко об авторе

Виктор Хатеновский родился 5 апреля 1958 г. в Минске. В 1985 г. окончил Саратовское театральное училище им. Слонова по специальности «актёр драматического театра». В 2007 г. - после восемнадцатилетнего перерыва - возобновил занятие актёрской деятельностью.

Стихи опубликованы в литературно-художественных изданиях; "Зарубежные задворки", "День и Ночь", "Белый Ворон", "Литературный Иерусалим", "Артикль", "Литературный меридиан", "Пражский Парнас", "Дети Ра", "Литературная газета", "Горцы", "Невский альманах", "45-я параллель", "Сетевая словесность", "День литературы", "Новый Континент", "Созвучие", "ВЕЛИКОРОССЪ", "Поэтоград"…

Победитель Международного поэтического конкурса «Лёт лебединый» имени Петра Вегина (Лос-Анджелес, 2014 г.) Лауреат Международного поэтического интернет-марафона "Сокровенные свирели "45-й параллели" (Ставрополь, 2014 г.) Победитель (третье место) телевизионной поэтической эстафеты "Вечерние стихи - 2015". (Москва, 2015).

Лауреат IV Международного поэтического конкурса «45-й калибр» имени Георгия Яропольского. (Ставрополь, 2016 г.)

Обладатель Приза парижского литературного альманаха "Глаголъ" - "За литературное мужество!" (Париж, 2016 г.) Живёт и работает в Москве. В «МЗ» публикуется впервые.


| 07.09.2017 00:58