МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=9884
Распечатать

Любимая горькая жизнь

Борис Камянов, Иерусалим

Предлагаем вниманию читателей «МЗ» стихи поэта, написанные в последнее время...


Борис Камянов, Иерусалим, 2018

АНГЕЛИЦА`


                        Дине-Рахели

Окружают меня дорогие, любимые лица.
Внуки, внучки – брильянты. Спасибо Тебе, Ювелир!
Но средь этих сокровищ сияет одна ангели́ца,
С непонятною миссией в этот слетевшая мир.

Я зову ее Булочкой, все остальные – Рахелью.
Приближается внучка к бат-мицве – заветной черте.
Ангелица моя! Лишь любви, теплоте и веселью
Место есть в твоем сердце. И прежде всего – доброте.

Ты – сама красота. Как горят твои чистые глазки!
Как доверчиво всем раскрываешь ты душу свою!
Мне и жизнь не мила без твоей освежающей ласки.
Ты – подарок Небес, освящающий нашу семью.

Огорчает меня осознание скорой разлуки,
Но покуда я жив, не страшусь я вселенского зла.
Окружают меня драгоценные внучки и внуки.
Ангелица моя надо мной распростерла крыла.
2017

ВНУЧКА

                     
                     Нойке

Спит дитя. Склоняюсь к изголовью.
Чудо годовалое мое!
Суррогатный дед с чужою кровью –
Господи, я так люблю ее!

Одеяльце сбросила – проснулась.
Хныкнула спросонья, а потом,
Увидавши деда, потянулась
И улыбкой осветила дом.

Взгляды голубых ее глазенок
Я глазами жадными ловлю.
Ясноглазый крохотный ребенок –
Господи, я так ее люблю!

Это чувство в сердце неизбывно,
Словно пламя вечного огня.
И моя малышка неотрывно
Из кроватки смотрит на меня.

Это все, что мне еще осталось.
А цветочку малому – расти…

Встретились младенчество и старость.
Друг от друга глаз не отвести…
2017

СНЕГ В ИЗРАИЛЕ

              
                Татьяне Ромазановой

Я зиму не любил в России.
Теплолюбивый человек,
Свободен я от ностальгии
И с детства ненавижу снег.

Взывает к небесам с мольбою
Ближневосточный иудей:
От неба каждою зимою
Он ждет не снега, но дождей.

Но вдруг стремительно и нагло,
Как будто поглумиться рад,
На нас слетает снегопадла,
Проклятый русский снегопад.

Нет, эта гадость мне не в радость!
Куда ты лезешь, раздолбай?!
Ты – снегоподлость, снегопакость,
Ты – снегопошлость, снегодяй!

И все. Страны моей не стало.
Враз поседели зеленя.
Россия, ты меня достала!
Россия, отпусти меня!

И, как приговоренный к «вышке»,
Внезапно духом я ослаб…

Визжат счастливые детишки
И лепят мерзких снежных баб.
2017

БОГ И ХАН

Поднялось азиатское ханство
На руинах погибшей страны.
Разгулялось ордынское хамство
В предвкушении новой войны.

Хан у них посвирепей Мамая,
По сортирам он мочит врагов.
Ненасытную саблю сжимая,
Он весь мир обескровить готов.

Размахнулась десница детины –
Получай-ка, бандеровец-враг! –
И оттяпана треть Украины
На глазах либеральных зевак.

Закавказцы в испуге трепещут,
Прибалтийцы поджали хвосты…
А ордынцы ему рукоплещут,
Как вареные яйца, круты.

…Я родился в российской столице
И оставил ее навсегда.
Долго родина, злобная птица,
Выживала птенца из гнезда.

Но сегодня, поднявшись высо́ко,
Не смакую тогдашних обид,
Я смотрю на нее издалёка,
И сыновнее сердце болит:

Русь падет. Не допустит Всевышний,
Чтоб над миром вознесся пахан.
Кто-то в этой компании лишний –
Либо Бог, либо хан.
2017

РОССИЯ

Стоит Россия на распутье:
Направо – Путин, прямо – Путин,
Налево – он же… Бог, прости
Страну, сошедшую с пути!
2017

КОШКА

Ночь беременна тревогой.
Звезды ежатся во мгле.
Кошке, тощей и убогой,
Неуютно на земле.

Вертит головой, как птица,
В ожидании беды
На окраине столицы
Предрассветной Йеѓуды.

Кошка неспроста дрожала:
Вой раздался, словно стон.
Все окрестные шакалы
Заявились в наш район.

Им кошатинки охота,
Голодно в лесу зимой.
До утра у них охота,
А потом – уйдут домой.

…Дворник обнаружит мурку
И привычно так, с зевком,
Окровавленную шкурку
Подберет своим совком.
2017

СТАРОСТЬ

                             
        В. Ханану

Бессонных ночей вереницы,
Короткие зябкие дни…
Лекарства, врачи и больницы.
Встревоженный шепот родни.

Внезапные злые недуги
Старинных друзей и подруг.
Жены ослабевшие руки.
Все у́же ровесников круг.

И то, что случится, – случится.
Пока что – скрепись и держись.

Лекарства, врачи и больницы.
Любимая горькая жизнь.
2017

РОВЕСНИКИ

Какие ж вы развалины, ребята!
Альцгеймер торжествует, Паркинсон,
Давленье скачет, мучает простата,
Ослабла память, беспокойный сон…

Я рядом с вами молод, как мальчишка,
Во мне еще силенок – о-го-го!
Больной сустав да на загривке шишка
Почти что и не значат ничего.

Супруга как мужчиной мной довольна:
Я ей так лихо подмигнул вчера!
Сестричка, правда, уколола больно…
Смени-ка мне подгузник, медсестра!
2017

НЕЖНОСТЬ

Я думаю об этом вновь и вновь,
Детей и внуков старенький ласкатель:
Они мою наследуют любовь,
Которую не до конца растратил.

И пусть в моем кармане – ни гроша,
Есть нежность – неразменная монета.
Душа моя, усталая душа
По-прежнему полна тепла и света.

А значит, на последнем рубеже
Не так страшна ухода неизбежность.
Да бог с ним, с телом! Важно, что душе
Вовеки не растратить эту нежность.

Бессмертие, дарованное ей,
Важнее, чем с родными боль разлуки.
У вечного огня любви моей
Пусть долго-долго будут греться внуки.
2018

МИНДАЛЬ

В феврале у нас невестится земля,
Ей миндальничать с зимой уже немило.
Бело-розовая кипень миндаля
Весь Израиль нежно овеснила.

В пышной пене иудейские холмы,
Галилея, самарийские долины.
На исходе очищающей зимы
Души вновь, как год назад, невинны.

Юной жизни торжествующий парад.
Вся страна – в одеждах подвенечных.
Как роскошен этот свадебный наряд –
Добрый символ обновлений вечных!

Непорочны мы, и нет на нас греха.
Мы чисты, как дева под хупою.
Голубым талитом Жениха –
Небо над еврейскою страною.
2018


| 26.03.2018 19:54