МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=9889
Распечатать

«Творчество – смысл моей жизни...»

Изабелла Слуцкая. Тель-Авив

"... Я научилась жить одна. Мне не скучно с собой, с детьми, с картинами"


С Лией Толчинской мы познакомились на открытии ее персональной выставки в тель-авивской Синематеке. Милая миниатюрная Лия, казалось, была несколько смущена вниманием публики. Ее картины не оставляли людей равнодушными: здесь были и портреты близких, и удивительные пейзажи, где деревья с мощными корнями казались живыми и вызывали разные ассоциации, и урбанистические полотна с узнаваемыми израильскими переулочками и домами.

“Я полюбила эти неказистые домишки южного Тель-Авива за их несуразность, за детскую нелепость. Они меня пленили трогательной беззащитностью – может, потому, что вскоре их заменят на блестящие стеклянно-бетонные небоскребы, бездушные и похожие друг на друга”,- сказала мне Лия.

Особую ауру ее творчества создают лирические нежные пейзажи, натюрморты. Мне кажется, о них очень образно сказала Хана Цур, руководитель музыкального фестиваля в Абу-Гош: «Эти картины – Брамс в красках».


Наше общение продолжилось спустя какое-то время в домашней обстановке, у Леи в Рамат-Гане, в ее просторной и уютной квартире, которая выглядит почти как галерея. Двоих сыновей дома не было. Зато к нашей беседе пытались иногда довольно деликатно приобщиться четыре живописных котика, в свое время подобранные на улице и получившие здесь прописку и любовь.

  – Как всегда, хочется начать с истоков - откуда вы родом?


  - Я родилась в Баку – красивом многонациональном городе с интересной архитектурой старых кварталов, с морем и чайками… Предки – оба прадедушки - были профессиональными музыкантами, дирижерами оркестров в Украине и в Баку. Бабушка Сарра, портрет которой я нарисовала, была наделена многими талантами, но, рано оставшись сиротой, не могла реализовать их в полной мере: ее юность пришлась на тяжелые послереволюционные годы, голод в Поволжье, но, благодаря упорному стремлению к образованию, она все же стала врачом. У нас была семья медиков: мама – фармацевт, папа, будучи врачом в бакинском метрополитене, погиб, спасая рабочих при строительстве одной из станций. Мне тогда было 4 года.

  - Чем запомнилось детство?

  - Я часто бывала одна, моим досугом было чтение, рисование, музыка – старые пластинки… Много внимания мне уделяла бабушка: она была высокообразованным человеком, начитанным, прекрасным рассказчиком, глубоко чувствующим и знающим музыку. Всем лучшим, что есть в моей душе, я обязана ей.

- Когда возникло желание стать художником?


- Сколько себя помню, рисовала и лепила всегда. Училась этому в кружках, у частных педагогов, но в Баку не было художественного института, и я поступила на архитектурный факультет строительного института. В 90-е годы, к счастью, до того, как в Баку вошли танки и начался беспредел, наша семья выехала в Израиль. Я, конечно, мечтала поступить в Академию художеств «Бецалель» в Иерусалиме, учиться мастерству. Но решили, что надо завершить образование – стать архитектором, что я и сделала, и даже начала работать по специальности. С моим участием в проекте даже построен 4-х этажный дом в северном Тель-Авиве. Но мне это было не очень интересно еще и потому, что от придуманного мало что оставалось: фасад так меняли, что арки и колонны убирались, цвет облицовки из бежевого стал яркооранжевым, решал все хозяин по своему вкусу, и это мало вдохновляло. Потому, отсидев на работе положенные 8 часов, я спешила домой к мольберту и работала с увлечением до поздней ночи, и в эти минуты я была счастлива.

  - К этому времени у вас уже создалась молодая семья?

- Да, мы познакомились случайно в Технионе. Муж Виктор - программист, нас объединяло очень многое: мы любили наш дом, но много путешествовали по Израилю и за границей, любили ходить в музеи, театры… Когда мы ожидали нашего первенца, я ушла с работы и с вдохновением занялась живописью – писала пейзажи, натюрморты, портреты.

  - Мне на вашей выставке в Синематеке очень понравилась картина, на которой изображен дворик и дерево с ярко-коралловыми цветами...


  - Могу рассказать историю, связанную с этой картиной, которая написана довольно давно. Моему старшему сынишке тогда было месяцев пять-шесть, я сажала его в специальный рюкзачок, брала с собой лёгкий мольберт, кисточки, краски и шла «на натуру». Дворики в Гиватаиме и его окрестностии довольно живописны, они вдохновили меня на создание серии пейзажей. Больше всего я любила "наше" коралловое дерево в уголке двора. С роскошной зелёной кроной, летом оно давало великолепную тень, зимой тянулось своими выразительными сухими ветвями к нам в окна, ну а весной - это было необыкновенное зрелище, настоящий праздник: на обнажённых ветвях распускались фантастические алые цветки-кораллы – воплощение красоты. Конечно, я обязана была нарисовать его!

  День за днём спускались мы с сынишкой вниз во дворик на пленэр. Соседи радостно удивлялись, видя малыша, сидящего в «кенгуру. Младенец мой мирно дремал, я работала. Наконец, картина была закончена и заняла своё место на стене… Жизнь шла своим чередом, сыновья подросли, мы переехали в Рамат-Ган, проходили годы… Иногда мы заглядывали в наш старый двор, радуясь коралловому дереву, как другу.

  Но однажды, зайдя на минутку во дворик, я обнаружила, что наше любимое дерево исчезло, а вместо него красовался… подземный мусорный бак. Не могу описать, как горько было мне увидеть такую перемену. Чтобы выгадать ещё одну стоянку, равнодушные к природе люди с лёгким сердцем сгубили крепкое, здоровое дерево, да ещё такое красивое…

  С чувством утраты возвращалась я домой – ещё одна ниточка, связывавшая меня с моим счастливым прошлым, порвалась… Но, зайдя в дом, я снова увидела его, своего старого, доброго друга, - коралловое дерево цвело на моей картине и будет еще много лет радовать всех своей красотой. Может, в этом и есть смысл искусства…

- Ваш рассказ – стихотворение в прозе! Еще я вижу у вас в доме интересную мозаику, витражи, очень привлекательные ювелирные украшения. Это тоже ваши изделия?


  - Да, пришлось опять обрести новую профессию: в семье появились дети – двое сыновей, а с ними и новые расходы. Я обучилась ювелирному мастерству, освоив компьютерную графику, стала делать эскизы и модели украшений, затем витражи, мозаику… Эта творческая работа пришлась мне по душе, и она давала дополнительные средства к существованию семьи. Но судьба жестоко нарушила нашу идиллию: внезапно в 45 лет у мужа обнаружили рак, и в 2007 году его не стало. Забота о сыновьях полностью легла на мои плечи. Вот уже десять лет это так, к счастью, рядом живет моя мама, моя отдушина, моя лучшая подруга…

  - Я видела портреты ваших сыновей и поняла, что они стали музыкантами, продолжили традицию ваших предков?
 



 - Да, через три поколения… Старший, Юлиан - кларнетист, студент факультета композиции тель-авивской Академии музыки, сейчас призвался в армию и будет играть в составе музыкального оркестра ЦАХАЛа. Младший, Лион, учится игре на скрипке, участвует в Молодежном филармоническом оркестре, в камерных ансамблях.

  - Я представляю, каков ваш личный вклад в их образование, сколько сил было потрачено на все это!



  - Да, конечно, так что в результате накопившейся усталости и стрессов я дошла до полного физического и нервного истощения, пришлось отлеживаться дома. Но после нескольких месяцев я снова вернулась к творчеству. Я понимала, что свой потенциал использовала еще не до конца, во мне не погас огонь желания писать картины. И вот уже около двух лет я снова занимаюсь живописью, стараясь непрерывно совершенствоваться. Персональные выставки прошли в Синематеке в Тель-Авиве, несколько на разные темы в Музее «Яд ле-баним» в Рамат-Гане, групповые - в зале «Гейхал а-Тарбут» в Петах-Тикве, в галерее Unity Аrt house в Яффо. Также картины были представлены на многих выставках в центре Израиля, в Москве на международной выставке на Патриарших прудах – арт-проект «Шафранный кофе» и др.

-- А как вы видите свое будущее?


 - Для меня очень важен душевный покой. Я научилась жить одна. Мне не скучно с собой, с детьми, с картинами, истинный смысл моей жизни – творчество, в нем – самовыражение и все мои фантазии.

 - Лия, я преклоняюсь перед вашим талантом художника, но не менее - перед талантом преодолевать все испытания, которые посылает судьба. Пусть сила духа в вашем хрупком теле сделает вас победителем в этой жизни! Личного счастья, любви и удачи!

Фото автора


| 26.03.2018 23:41