Logo
18-29 сент. 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18











RedTram – новостная поисковая система

Резонанс
Фильм «Собибор»: продолжение разговора
Людмила Дымерская-Цигельман, Иерусалим

СОБИБОР – «КРАДЕНЫЙ»?

С первых же показов фильма началось его оживленное обсуждение и в России и в Израиле. Я соглашалась не со всем и не со всеми, но желание ответить вызвала поначалу только одна статья – очень мною ценимого израильского журналиста Владимира Бейдера. Такое же желание вызвала и статья не менее ценимой журналистки Беллы Кердман Статья Бейдера появилась под гневным названием «Краденый Собибор». Своим оппонентам, прочитавшим его текст в интернете, Бейдер отвечает в газете «Вести», напечатавшей его статью. Всех несогласных с ним он относит к тем, кто не понимает, что фильм – это «лживая спекуляция на Холокосте».

Я как раз отношусь к «непонимающим» и считаю оценку Бейдера ошибочной. И вот почему. Он утверждает, что фильм фактически укладывается в нарратив советских времен. Правда, тогда Катастрофа вообще замалчивалась, гибли в те страшные годы не евреи, а «советские граждане». Теперь, пишет Бейдер, жертвы евреев признаы, но «героизм - ни в коем случае. Это мы их спасали, убогих!». Бейдер утверждает, что в фильме, согласно такому нарративу, «евреи не только трусливы, но и глупы – они отказываются понимать, что их всех убьют, а их родных уже убили, …евреи безропотные терпилы – покорно сносят все издевательства над собой, стараясь всячески угождать немцам, лишь бы выжить». Так ли это?

>
Фильм Хабенского я посмотрела дважды – в интернете и по первому московскому каналу. Звук был плохой, но видимость довольно четкая. Вот первые кадры – на зрителя как неотвратимая судьба наезжает поезд с обреченными. Из пассажирских вагонов (так транспортировали иногда западных евреев) выходят ЛЮДИ-ЛИЧНОСТИ, обманутые и потому «глупые». Сразу же мы видим тех, кто становятся фигурантами фильма. Доверчивость (и отсюда послушание) западных евреев проистекает из их установок законопослушных граждан правовых государств. (Ханна Арендт считала эту доверчивость одной из причин пагубного непротивления евреев в таких странах). На призыв нацистов к специалистам охотно отзываются прибывшие и среди них ювелир, показывающий кольцо на руке своей обожаемой жены, он не упускает случая поцеловать ее. Начинается разделение семей «для прохождения дезинфекции и душа». Это уже вызывает смутные опасения, но далеко не у всех. Вот семья с двумя детьми – старший брат-подросток Шломи (Тойви?) и сестричка, которую он забавляет «рожицами». Но он уже большой и потому уклоняется от ласки мамы. Далее мы видим «обработку» женщин перед тем, как гнать в газовую камеру. Их, уже обнаженных, стригут и гонят в газовню. Но гонят не стадо, а ЛЮДЕЙ с их особенными лицами, именно лица-личности высвечивает камера. В газовне в первые мгновения тоже лица. Потом одни поверженные тела и ни одного лица. Стерты лица, уничтожены ЛЮДИ-личности. Поворотом вентиля их убивает комендант лагеря, с интересом наблюдающий агонию женщин. Потом он деловито отмечает время акции в расписании работы газовни. С этих кадров становится явным основной посыл режиссера – ЛЮДИ и НЕЛЮДИ, Столкновение двух миров.

Вы можете сказать – тема слишком общая, а речь идет о конкретном событии и реальных участниках восстания. Тема действительно общая, можно сказать – из вечных, но она обрела особую значимость в анализе, оценках и освещении Катастрофы. Она многократно поднималась в разножанровых работах аналитиков и художников, но при этом не утратила ни своей значимости, ни своей актуальности.

Режиссер и актер Хабенский использует средства кинематографа, чтобы показать, что отличает людей от нелюдей. В показанных одна за другой ситуациях лагеря смерти зритель наблюдает полную утрату чего бы то ни было человеческого у нацистов. При внешнем человекоподобии Хабенский показывает их полное и многообразное озверение. И, напротив, мы видим усиление всех человеческих чувств у людей, попавших к нацистам в рабство. Вот ювелир, которого мы видели в первых кадрах, когда он демонстрирует свое мастерство, поднимая руку жены со сделанным им кольцом. Это кольцо он находит, когда сортирует украшения убиенных женщин. Страшная находка доводит мужчину до безумия. Нациста он умоляет сказать, где жена. Он «по трусости не понимает», где она? Он - «глупый»? По-моему, ясно – он безумный Пьяный нацист обливает его шнапсом и под общий хохот ему подобных сжигает обезумевшего в горе человека. Так завершается одна из новелл, показанных Хабенским. Вот еще одна демонстрация скотства в сцене унизительного избиения узника. Юношу-еврея за отказ выпить некошерный коньяк надсмотрщик на глазах любимой девушки хлещет плеткой. Бейдер трактует эту сцену как демонстрацию еврейской трусости и покорности. Какая же зто трусость, когда, находясь во власти всесильного зверя, «раб»-еврей действует согласно своим убеждениям, отказываясь пить некошерное? А его возлюбленная? Она содрогается от наносимых ему ударов, вся она – сочувствие и со-страдание.

Унижение не состоялось. И так, на протяжении всего фильма мы видим, как у людей, живущих под всевластием скотов, усиливается человеческое начало. Вот Печерский с силой, немыслимой для ослабленного лагерем человека, раскалывает топором огромный пень. Силы ему придает чувство ответственности за других - комендант, задавая непосильную работу, объявляет – если Печерский не уложится в 10 минут, будет расстрелян каждый десятый узник лагеря.
К.Хабенский в роли Александра Печерского

Тот же Саша Печерский бросается на помощь товарищу, запряженному в повозку, которой управляет упившийся нацист, хлещущий человека плеткой. Печерский подменяет изнемогающего узника и включается в смертоносные гонки людей, погоняемых скотами-нацистами. К нему, обессиленному, прибегает и старается его оживить Люка. Его еле шевелящиеся пальцы пожатием отвечают на ее поцелуи. Зарождающейся любви не суждено сбыться - Люку, мертвую, Саша выносит на руках в день восстания. Хабенский, наверное, знал, что некиношный Печерский хранил память о Люке до конца своих дней.

В фильме показано, как объединяет узников их устремленность к свободе и к отмщению. И это происходит в условиях, повсеместно порождающих отчаяние и чувство обреченности, парализующих узников лагерей. И не мудрено, что и в Собиборе были возражавшие против восстания. То, что в таких условиях становится, казалось бы, невозможным, но что все-таки произошло, и что это невозможное осуществили восставшие евреи под руководством еврея Печерского, ломает тот нарратив, в приверженности которому Бейдер обвиняет создателей фильма.

То, что эти восставшие ЛЮДИ - ЕВРЕИ, по-моему, ясно из всего контекста фильма. У всех прибывающих, находящихся в лагере и бегущих из него на одежде мы видим желтые звезды. Самому Печерскому приходится демонстрировать евреям свое еврейство, сняв штаны. Но Бейдер прав в одном – Хабенский (скорее, не он, а первоначально назначенный Мединским режиссер-«патриот», которого Хабенский сменил уже во время съемок) действительно допустил грубую ошибку – и фактическую, и художественную, взяв в действующие лица русского военнопленного, да еще позволив ему произнести антисемитскую реплику «Обойдемся без пархатых!» Да если бы там нечто подобное кто-то сказал, его тут же евреи разорвали бы в клочья. Но этого не могло быть, «потому что не могло быть никогда» - неевреи не попадали в лагеря уничтожения евреев. Так что режиссер фильма действительно погрешил против правды факта. Но при этом Хабенский совсем не подменял восстание евреев геройским сопротивлением «русских» солдат. Группа евреев, советских военнопленных, прибывших вместе с Александром Печерским после неудавшегося побега из минского концлагеря, действительно сыграла важную роль в подготовке восстания. Но при этом, как показано в фильме в соответствии с воспоминаниями Печерского, они действовали вместе с подпольем, существовавшим в лагере до прибытия «русских». (Кстати, оно показано в сцене демонстрации Печерским своего еврейства)

В подготовке и в осуществлении восстания участвуют многие евреи, в том числе и те, с кем зритель познакомился по их прибытии в лагерь. Но план действий, и это показано в фильме, действительно разрабатывает русский еврей лейтенант Александр Печерский. В перестрелке с нацистами и охранниками он участвует наравне с другими евреями, но именно его выстрелом в коменданта, главаря банды нацистов, завершается победой поединок между Человеком и Нелюдью, продемонстрированный всем фильмом Хабенского. Упоение этой, ИХ человеческой победой – на лицах летящих евреев, заснятых замедленной съемкой. Снова с показом желтых звезд на одежде.. Казалось бы, это вполне показательный финал. Но нет. В завершающих кадрах и тоже при замедленной съемке мы видим бегущего по стержне возмужавшего еврейского юношу Шломи, упоенного победой и устремленного в будущее. И в титрах читаем, что, оказавшись в Бразилии, Шломо (Тойви?, прототип его Томас Блатт) участвует в уничтожении восемнадцати нацистских офицеров, скрывавшихся от возмездия. По-моему, зрителям было бы понятней, если бы об этом их уведомляли не титры, а голос за кадром. И может быть становилось бы понятней, что в становлении еврея-борца – залог будущего всего народа. В титрах содержится и другая важная информация: участвовало в восстании и в побеге 400 человек, 100 погибло, 150 были сданы немцам или убиты местным населением, 50 выживших.

Кадр из фильма «Собибор»

Некоторые критики сетуют на то, что не показана дальнейшая жизнь и судьба действительно незаурядного человека Александра Печерского. Но это уже совсем другая история – история выживания еврея при другом тоталитарном режиме ХХ века – советском, в сталинском и послесталинском СССР. И фильм об этом должен быть другим. Возникал также вопрос – почему фильм о Печерском не был сделан в Израиле. Один из ответов можно получить из очерка об Александре Печерском историка Анатолия Кардаша. Его текст я даю в приложении вместе с моим словом об авторе.. Он на протяжении всех лет своей работы в “Яд ва-Шем”, с 1991 года добивался создания адекватной экспозиции о восстании в Собиборе и его руководителе Печерском. Тщетно. Появилась нынешняя, но и она ни в коей мере не адекватна ни самому историческому событию, ни роли и личности руководителя восстания – Александра Печерского. События действительно исторического, следствием которого было уничтожение лагеря смерти «Собибор». Это не бой местного значения – это был удар по нацизму как таковому, по его центральному замыслу – полного истребления еврейского народа. В таком ударе отказались участвовать военные противники Германии, известны их отказы бомбить хотя бы только подъездные пути к лагерям смерти. Я не знаю, можно ли средствами кинематографа ПОКАЗАТЬ историческую значимость уничтожения самими евреями лагеря, предназначенного для их истребления. Показать, что это была одна из первых побед над нацизмом как таковым? Победа, достигнутая в кровавом 1943-м, когда военный разгром нацизма мерцал лишь бликами в неведомой перспективе.

Во многих публикациях, включая статьи Владимира Бейдера и Беллы Кердман, повторяется, что восстание в Собиборе было единственным.

ОНО НЕ БЫЛО ЕДИНСТВЕННЫМ. Прочтите внимательно текст Анатолия Кардаща – историк, опираясь на документы, сообщает: такой удар, как в Собиборе, евреи нанесли и в Треблинке – и этот лагерь смерти перестал существовать после еврейского восстания. И это тоже был удар по нацизму как таковому, и это тоже была одна из первых побед над ним. В третьем крупнейшем центре уничтожения евреев – Освенциме - в результате двух восстаний евреев был уничтожен крематорий. Все восставшие погибли. Так что подвиг Собибора – великий, но не единственный. И это только в лагерях смерти. А восстания в гетто, а другие формы участия евреев в борьбе с нацизмом? О них пишет историк Кардаш, и по его книгам мог бы быть создан не один сценарий. И не только по его книгам.

Что же до фильма «Собибор», я считаю его нужным и полезным и предлагаю рецензентам судить о работе его создателей по тому, что в нем есть, а не по тому, что, по мнению рецензентов, в нем должно было быть. Этот фильм, хоть и не лишенный недостатков, вносит свою лепту в разрушение мифов о еврейской трусости и покорности.

ОБ ИСТОРИКЕ ШОА АНАТОЛИИ КАРДАШЕ
И ГЕРОЕ СОБИБОРА АЛЕКСАНДРЕ ПЕЧЕРСКОМ


Анатолий Кардаш, з”л
В начале 1983 года сотрудник московского НИИ , кандидат технических наук Анатолий Кардаш отправился в Ростов к Александру Печерскому. После переведенной им на русский книги о восстании в Варшавском гетто, о котором Кардаш написал очерк, пущенный в Самиздат, история Шоа и еврейского сопротивления стала делом его жизни. Очерк положил начало первой книге, написанной Кардашем еще в СССР, остальные шесть были написаны в Израиле, работу над восьмой прервала смерть автора в 2014 году. Рассказ о Печерском – это часть книги о многообразии еврейской борьбы с нацизмом. Борьбы в действующих армиях, в партизанах, в подполье, в одиночных схватках, в многочисленных восстаниях в гетто и, наконец, просто немыслимых - восстаниях в лагерях смерти Треблинке, Собиборе и Освенциме. Две "коллективные плахи" (В. Гроссман) были уничтожены восставшими, в Освенциме был выведен из строя один из крематориев . Книга, основанная на множестве документов и свидетельств (Кардаш работал в Зале Имен в «Яд ва-Шем»). – убедительное опровержение расхожих стереотипов: вроде: "евреи защищали Ташкент" или "евреи – стадо баранов, покорно идущих на убой".

Совсем недавно, точнее, 18 августа 2017 года эти стереотипы были иносказательно озвучены на федеральном канале российского телевидения. Задыхаясь от праведного гнева, глава департамента информации МИДа России Мария Захарова обвинила Израиль в "историческом предательстве", в забвении подвига тех, кто евреев спасал. Парадокс – речь шла о восстании в лагере уничтожения евреев – Собиборе, где все восставшие были евреями, русским евреем был руководитель восстания, пленный советский офицер Александр Печерский. Фактически своими неизмеримо меньшими силами восставшие уничтожили лагерь смерти, где до того были отравлены и сожжены сотни тысяч евреев, и где еще продолжалось бы это истребление. Как оно продолжалось в других лагерях смерти. Хотя о них было уже хорошо известно. По крайней мере из отчетов Витольда Плисецкого и Яна Карского, польских офицеров, добровольно заточивших себя в Освенцим (Плисецкий) и в Варшавское гетто (Карский), чтобы с фактами в руках сообщить в Лондон и Вашингтон о целенаправленном методичном уничтожении евреев. Предъявленные доказательства были добыты ценой смертельного риска, и уже эта цена могла бы подтвердить правоту поляков. Но удобнее было изобразить неверие в "такие ужасы", чем что-то сделать. Все призывы к союзникам разбомбить хотя бы подъездные пути к лагерям смерти остались, как мы знаем, без ответа. Поэтому уничтожение лагеря смерти в Собиборе – это не бой местного значения, это значимая и показательная победа над нацизмом как таковым.

Осознание значения этой победы привело к мысли о модернизации мемориала "Собибор". Польша на правах хозяина территория, на которой располагался лагерь, пригласила к участию в проекте Словакию, Нидерланды, Израиль и Россию, то есть те страны, евреи из которых участвовали в восстании. После событий 2014 года отношение к России изменилось, и 27 июля 2017 года России было заявлено об ее устранении из проекта. Решение, иницированное Польшей, было явной политизацией не имеющего к политике никакого отношения мемориала в Собиборе.. В МИД России, возмущенной этим решением, были вызваны представители всех стран, участвующих в сооружении мемориала.. Вот на эти события и отреагировала госпожа Захарова в популярном ток-шоу "60 минут". В эмоцональном спиче - о Польше ни слова, был упомянут только Израиль с гнусными обвинениями в "историческом предательстве" и неблагодарности за спасение. Хотя известно -. память о спасателях бережно хранится в Израиле – в их честь посажены деревья и имена их как Праведников мира хранятся в “Яд ва-Шем” и предъявляются всему миру.

Небезразлично к памяти о Катастрофе и мировое сообщество. С 2005 года 27 января по инициативе Европарламента отмечается «Международный день памяти жертв Холокоста». День этот учрежден в 65-ю годовщину освобождения Освенцима Красной армией. В освобождении участвовал полк под командованием полковника Григория Давидовича Елисаветского, одного из полумиллиона евреев, воевавших в Красной армии. В Израиле День памяти Катастрофы и ГЕРОИЗМА отмечается весной и приурочен он к годовщине восстания в Варшавском гетто.

Не настало ли время и на международном уровне перестать закреплять стереотип еврея лишь как беспомощной жертвы. День памяти и для других народов должен существовать также, как в Израиле, – как День памяти Катастрофы и ГЕРОИЗМА...

Ведь во Второй мировой войне евреи были не только беспомощными, фактически оставленными без помощи жертвами механизированной системы уничтожения целого народа. В общей борьбе с нацизмом евреи были полноправными ее участниками, действенными и результативными ПАРТНЕРАМИ. Это и доказывал Анатолий Кардаш, в частности, в повествовании о восстании в Собиборе и о его руководителе Александре Печерском

АБ МИШЕ (Анатолий Кардаш) .
ИЗ КНИГИ "ПРЕОБРАЖЕНИЯ ЕВРЕЯ"

В 1967 году стоял я в городе Харькове у газетной витрины, читал новости о победе Израиля в Шестидневной войне. Рядом надутый дядька, пузо прёт из штанов, в руке авоська с каким-то продуктом, скрипнул зло и удивлённо: «Ты глянь, надо же, как жиды воюют!». То уже не о жидах, то об израильтянах.

В 1970-е годы в Мемориале Яд Вашем решили повторить варшавский памятник бойцам гетто. Его автор, Натан Рапопорт, сказал: «Сделаю по старой модели, она сохранилась. Только хочу немного подправить». Варшавский памятник был поставлен в 1948 г. Спустя три десятилетия Рапопорт чуть коснулся фигур на памятнике: носы сделал эллинскими, приподнял подбородки - и прибавилось задора, воинственности. В обречённых галутных бунтарях проступила неуёмность предков - вот что подсказал скульптору Рапопорту опыт военных успехов Израиля.

Миллионы пленных солдат, военная косточка, молодые, способные поначалу на бой и на подвиг, потомки рыцарей и витязей, не отягощённых двухтысячелетним угнетением души - все перемололись в мясорубке немецких концлагерей почти безропотно. Только на исходе войны, в 1945-м, при приближении освобождающей американской армии поднялись на восстание узники Бухенвальда и Маутхаузена. А жалкие евреи в своих гетто и лагерях смерти восставали неоднократно, да не в конце войны, а из-под немцев, налитых ещё полной силой, - и в 1943 г. два крупнейших центра истребления евреев Треблинка и Собибор после победных бунтов заключённых - вырубились полностью, кончились.

Казалось бы, в лагерях уничтожения, в их безвыходной чёрной прорве, сходу засасывающей в газ и огонь прибывающих узников и оставляющей для краткого убийственного рабства немногих умельцев для обслуживания лагерных хозяев и механики истребления - этим, оставшимся, как бунтовать? Как сорганизоваться, как найти среди портных, парикмахеров и музыкантов людей, опытных в бою, как найти и довериться? Где взять оружие? А с оружием как одолеть надзирателей, охрану, вышки с пулемётами, колючую проволоку под током, окрестные минные поля? А вырвавшись, как уйти от погони? Всё не под силу узнику, скрученному в полуживотное или в полутруп, но вот:

Освенцим - 22 июля 1944 г. 435 греческих евреев убиты за отказ обслуживать газовые камеры; 7 октября 1944 г. узники, работавшие при крематориях, подняли восстание, один из крематориев был взорван, все восставшие перебиты;

Треблинка - 2 августа 1943 г. восстали 700 узников, 150-200 сумели бежать, выжило 12; лагерь прекратил своё существование;

Собибор - 14 октября 1943 г. этот центр истребления также прикончило восстание заключённых. Александр Печерский - до войны заводила из художественной самодеятельности, народ по клубам собственной музыкой веселил, «массовик-затейник» называлось или иначе «культработник». Из Ростова-на Дону. Два с половиной года войны его мотало по лагерям военнопленных. Пережил тиф. Бежал многократно.

- У нас одежда была своя, не полосатая, поэтому меня ловили не как беглеца, а вроде в первый раз, и не били, просто в новый лагерь кидали, - объяснял мне Печерский спустя сорок лет.
- Как вы выжили? - спросил я его.
- Воровал, - весело сверкнул чёрным глазом грузный, плохо слышащий диабетик. - Крал еду. И ещё: всегда шёл на физическую работу, чтобы быть в форме, и кормят получше.

Александр Печерский с женой Ольгой, 50-е годы

Мы разговаривали у него дома, посреди города Ростова, заставленного будёнными какими-то памятниками, облепленного геройскими именами на уличных табличках, а Печерского тогда знали от силы несколько школ, где его допускали выступить перед учениками. Заграницей, правда, у него слава сложилась, даже фильм соорудили, но чересчур художественный, по голливудским меркам, - Печерский морщился брезгливо: - Я там главный герой, во-о- от такой огромный герой. Я вскакиваю на стол, что ли, кричу вроде «К оружию!» или «На штурм!», и все бросаются на немцев. Красиво!.. Бегут красиво, падают красиво, особенно эсэсовцы, и мы побеждаем. Ну, вы представляете, какие там лозунги под стволами пулемётов! Ничего этого не было... Договорились заранее, и каждый своё делал. Что-то, конечно, напуталось, не туда бежали, суматоха - ну, нормально, жизнь не кино... И убили-то всего двух эсэсовских офицеров.

Мы сидели за столом, щедро накрытым: дефицитная по тем 1980-м годам копчёная колбаса, печенье нездешнее, апельсины - хозяйка уговаривает не стесняться, всё свежее, только-только получили «заказ», положено как ветеранам войны, каждый месяц по два кило мяса, чай, масло, сыр... «Вполне достаточно, - это Печерский говорит, а жена его мягко уточняет: - Ну, как достаточно? Есть ещё дочка с семьёй, надо им подбросить. Но в общем, ничего, хорошо»...

На стене картина в рамке, старательно сделано: синева неба - так синяя, желтизна пустыни - так жёлтая, тигр полосат и рыж, никаких полутонов, переходов - честное рисование. Под тигром, привалясь к пухлой спинке старомодного дивана, хозяин продолжает рассказывать о восстании в лагере смерти Собибор.

- Всё связывается со мной, я и вправду командовал тогда, но главная заслуга не моя, одного из Польши, Леон Фельдгандлер его звали, он руководил подпольем и всё организовал, я почти на готовое пришёл... А что восстание получилось, так благодаря чему? Благодаря эсэсовской жадности и точности. Дармовой мундир от хорошего портного хотелось получить, и шли на примерку точно по часам, тут их и убивали.

Скромничает Александр Печерский. Жизнь лагерников коротка, не поспевал подпольный комитет сплотить в боевую единицу бессильно-штатских портных и парикмахеров. Запалом мятежа попала в лагерь группа советских военнопленных, умело-боевых, среди них отчаянный «Сашко-ростовчанин» - дело и завертелось. Всего через три недели после прибытия русских в лагерь Печерский поднял шестьсот смертников на почти безнадёжный бой, голыми руками против пулемётов и колючей проволоки, и шестьдесят прорвались к жизни, и лагерь-убийца сдох навсегда, и было это не в победном сорок пятом году, когда на подходе гремели выручающие танки союзных армий, а в глухой глубине войны, в октябре сорок третьего, подмоги не докричаться, да и кому нужны бежавшие евреи? Фельдгандлера, например, после побега убили поляки...

- Мы, советские, человек десять, добрались до нашего партизанского соединения. Командир отряда, поляк, нас прогнал: «Мне в отряде евреев не надо». Я ребят в другие отряды пристроил, а сам к этому поляку вернулся - у меня характер такой... И чтобы видели, как евреи воюют, я пошёл в диверсионную группу, два эшелона подорвал. Когда с армией советской соединились, нас, бывших пленных офицеров, отделили, месяца два проверяли, кого в штрафбат [штрафной батальон], кого в штурмовые части, до первой крови. Меня в первом же бою ранило тяжело, и тогда мне звание вернули, старший лейтенант. В госпиталях войну и закончил. Офицером, и не посадили - повезло, в общем. В госпитале под Москвой, в Раменском, я ещё сестричку прихватил, вот уж сорок лет мучаюсь, - кивает он в сторону жены, оба согласно посмеиваются.

Тигр со стены пялит бешеный глаз, вот-вот прыгнет, полосы на шкуре накалились... Под обвалом его африканской ярости сидит Александр Печерский, благодушный, всем довольный. На ехидный вопрос о наградах отвечает: - Боевых наград не имею. Выжил - какая ещё награда?

В 1952 году, в «докторские годы», когда арестом кремлёвских врачей начинал Сталин общесоюзный еврейский погром, Печерского как еврея и бывшего пленного «лишили доверия»: исключили из коммунистической партии и выгнали с работы. До смерти Сталина он бедствовал, в ожидании ареста усмирял нервы собственной трудотерапией: по сетке металлической, которую покрыл олифой, намалевал вот этого тигра ядовитого да соткал из тряпочных обрезков ковёр по собственному узору. Пенелопа... Нервы Печерский уберёг, хотя без следов не обошлось: позднее в Москве я показывал ему памятник мальчикам-ополченцам во дворе арбатской школы и перед истончёнными предсмертьем фигурками, перед птичьими головками в пилотках, перед шинелями не по росту и штыками, колющими небо, - заплакал собиборский победитель.

Александр Печерский

...Дни свои он доживал, по его мнению, почётно, даже три года был депутатом районного совета. Пенсию ему положили грошовую, 60 рублей в месяц (четверть тогдашней средней зарплаты по стране), только после вмешательства какого-то энтузиаста из другого города местные власти расщедрились: «за патриотическую и общественную работу» накинули до ста рублей при тогдашней средней зарплате по стране примерно 230, Печерский и рад.

Жена его тоже жаловаться не умела. Однажды нагрянули американцы-журналисты, подивились тесноте геройского жилья: всего-то две комнаты - а она им: « Что вы, две комнаты на двоих очень даже много». И мне потом со смехом: - Если б они знали, что тут в квартире ещё и соседи... Где американцам понять, что такое коммунальная квартира! Хотя соседи у нас хорошие. Идишкинд, - понятно для меня, еврея, добавила русская женщина Ольга Ивановна Печерская.

Неугомонный Печерский в лагерях завёл дневник, шифрованный. Сберёг записи при побеге, в партизанах, армии, после в госпитале расшифровал, в 1945-м был с ними в Москве у Михоэлса , Эренбурга, Каверина... Написал книжечку о собиборском восстании, её - несколько десятков страниц - в 1940-е очень нехотя, после долгой волокиты и вмешательства маститого поэта Павла Антокольского, издали подальше от центра, в Ростове-на Дону, и слову «еврей» в книжке места не нашлось. Евреи-бойцы, да ещё и военнопленные - не приходились ко двору победившей Отчизне. Помер Сталин, потеплело, в 1964 году храброе молодёжное издательство выпустило новую книгу о Собиборском восстании, вымарав из рукописи скандальное отчество Печерского - Александр Аронович стал просто Сашко. Советского читателя по-прежнему опасались ошеломлять героем- евреем. По тогдашним условиям Печерский мог бы считать себя даже обласканным: освободили от позорящей национальности.

Времена меняются. В двадцать первом веке евреи в Москве на территории Кремля свои праздники справляют, а группа российских и израильских интеллигентов просит российского президента присвоить посмертно Печерскому звание Героя России. И до памятников дело доходит...

.В Мемориале Яд Вашем тоже перемены, однако и в новом большом музее нет достойной экспозиции ни о Печерском, ни о восстании в Собиборе Любой экспозиции предшествует исследовательская работа. Вот она и ведется.. Улита едет, когда-то ещё будет...
Количество обращений к статье - 772
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (3)
Гость Изабелла Слуцкая | 30.08.2018 11:59
Я уже писала в Фейсбуке свое положительное мнение по поводу фильма "Собибор", считаю, что в художественной ленте возможны некоторые интерпретации, режиссерское видение исторических событий, не противоречащих главному смыслу, о чем написала подробнейшим образом ученый - исследователь уважаемая Людмила Дымерская -Цигельман, работы которой я знаю на протяжении многих лет. Поэтому говорить о "пересказе фильма" неуместно, на мой взгляд, вот уж действительно, как сказала журналист Белла Кердман,"каждый видит то,что видит"...И даже то, что сохранили антисемитскую фразу одного из персонажей, допускаю,сознательно: ведь это даже хорошо, что прозвучало расхожее мнение о евреях: оно опровергается всей сутью подвига евреев в невероятных обстоятельствах, продемонстрированных в этом фильме. Аргументы Владимира Бейдера, растиражированные во всех СМИ, совершенно непонятны,субъективны, на это ответила уже автор рецензии, с которой я солидарна, не хочется повторяться. Я на протяжении многих лет занималась проблемами Холокоста, видела на семинарах и польские фильмы, зачем сравнивать? Претензии типа тех несоответствий, протянул ли немец герою фильма яблоко или пачку сигарет, желая его унизить, не столь важно, цель была одна, это показано наглядно!
И еще, вспоминая Анатолия Кардаша, с которым мы были знакомы, хочу сказать, что он сотрудничал с Анатолием Подольским, директором украинского Центра по изучению Холокоста, и они проводили ряд просветительских проектов вместе, и мне кажется, что выводы Владимира Бейдера по поводу этой работы в Украине, опубликованные в израильских СМИ, достаточно поверхностными, просто надо эти проблемы больше знать изнутри, так мне показалось...
Гость | 26.08.2018 19:58
Взвешенная оценка фильма Людмилой Дымерской-Цигельман нивелирует незаслуженные обвинения против замечательного артиста Хабенского и самого фильма. Да, в фильме много недостатков, прежде всего, технического характера. Это касается, прежде всего, звука. Есть сценарные недоработки. Фигурирующие в описаниях имена героев в большинстве в фильме вообще не звучат. Но все это не должно быть причиной полного отрицания фильма. И обвинений создателей в национальной несостоятельности.
Краткая сюжетная линия героя с славянской внешностью напрасно вызывает нарекания критиков. Во время той страшной войны случалось всякое: неевреи, бывало, оказывались даже в гетто и лагерях уничтожениядля евреев. То, что герой-славянин допустил антисемитское высказывание, вполне возможно. Антисемитизма было предостаточно и в Красной Армии, и, тем более, в партизанских отрядах. Увы, это сочеталось с борьбой с немцами. Такой была та страшная война.
Гость Белла Кердман, Мазкерет Батья 16.08. 2018 | 26.08.2018 17:12
Это естественно: каждый видит то, что видит. У Вас получился подробный пересказ фильма, причем, Вы рассказываете так, как оно должно быть понято. А я увидела только очень слабый продукт кинопроизводства. Не случайно слабый - так Россия в лице Мединского и иже с ним хочет видеть Собибор.
Если Вы видели польские фильмы о Холокосте, Вы должны были видеть разницу качества.
Кстати, польского офицера из Армии крайовой, который свидетельствовал об уничтожении евреев в Освенциме звали не Плисецким, как Вы пишете, а Витольдом Пилецким.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com