Logo
1-10 декабря 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Атлантидиш по-ташкентски
Александр Баршай, "МЗ"

Теперь я, кажется, знаю, как родилась глумливая антисемитская фраза о том, что евреи, мол, воевали в Ташкенте, а не на фронте.

На иерусалимской презентации книги Макса Вексельмана «Еврейские театры (на идиш) в Узбекистане: 1933-1947» кто-то спросил автора: «А публика? Кто ходил на еврейские спектакли в Узбекистане?». И Вексельман ответил, что в этой республике в годы войны проживало более двухсот тысяч евреев. Двести тысяч! Действительно, целая армия! Но что это были за евреи? Бежавшие от неминуемой смерти жители западных областей СССР, Прибалтики, Польши – в основном, женщины, старики, дети. А мужчины призывного возраста тут же, на месте, получали повестки и отправлялись на фронт. И воевали еврейские солдаты, как известно, так же отважно, как и представителей других национальностей, а порой и лучше. Но неистребимый дух антисемитизма все равно рождал подленькие мифы о еврейской изворотливости и трусости...

А в Узбекистане, да вообще в Средней Азии во время войны действительно скопилось много эвакуированных евреев. И многие из них, если не большинство, еще знали идиш – язык своих матерей и отцов, язык пока еще не запретный, живой, но тоже эвакуированный. Не случайно там же, в Узбекистане, оказались многие еврейские театральные коллективы, работавшие до войны в европейской части страны. Только официально в Узбекистан были эвакуированы артисты семи государственных еврейских театров (ГОСЕТов) – Московского, Киевского, Харьковского, Одесского, Львовского, Кишиневского, Белостокского. Кроме того, в Ташкенте были воссозданы и активно работали три ансамбля еврейской оперетты и эстрады под руководством таких выдающихся еврейских актрис, как Клара Юнг, Сиди Таль и Анна Гузик. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло…


Об этом удивительном и, увы, неповторимом феномене – ярком, но недолгом всплеске еврейского театрального искусства в Узбекистане - и рассказывает книга историка-архивиста Макса Вексельмана, живущего в Беэр-Шеве. Это, по сути, первое серьезное и подробное исследование малоизвестной, но очень волнующей страницы истории советского еврейства и его самобытного искусства.

Почти четверть века работал Макс Вексельман над своей книгой. Сам бывший житель Ташкента, он начал собирать сведения по этой теме, еще работая в Узбекистане, а продолжил уже в Израиле, куда он репатриировался в 1991 году. Здесь он разыскал некоторых, в ту пору еще живых актеров этих театров, а также их детей и других близких родственников. Так, из Фрунзе в Израиль переехали три дочери и сын бывшей артистки Ташкентского ГОСЕТа Жени Молдавской. Ее младшая дочь – известная пианистка, бывший доцент Киргизского института искусств Фаина Хармац передала М. Вексельману свои воспоминания о маме, а он ей – фотографии матери, которых не было в семейном архиве.

Много интересного, неожиданного, нового можно узнать из книги Макса Вексельмана. Например, о том, что до войны – с 1933 по 1940 годы – в Узбекистане действовал Ташкентский государственный еврейский театр, созданный на основе Краевой еврейской драматической труппы, выступавшей в городах и селах Туркестана еще с 1920 года. Значит, уже тогда в Узбекистане жило много евреев, говоривших на идише.

В 1940 году Ташкентский ГОСЕТ был закрыт. Советское государство поменяло свою политику в отношении еврейской культуры, стало перекрывать ей кислород, и многие еврейские театры просто перестали существовать. Многие, но не все. Наиболее крупные, яркие, творчески сильные коллективы продолжали работать, бороться за выживание.

И когда началась война, лучшего места для эвакуации еврейских театров, чем Ташкент, Самарканд, другие города Узбекистана, трудно было придумать. Так, в самом сердце Средней Азии оказалось целое созвездие еврейских талантов, причем, не только «блуждающих звезд», но и, если так можно выразиться, стационарных звезд первой величины. И самой яркой из них, была, безусловно, фигура народного артиста СССР Соломона Михоэлса – художественного руководителя Московского ГОСЕТа. Вместе с ним в Ташкент приехало более 50 артистов и других творческих работников театра.

В книге воспроизводится немало неизвестных или малоизвестных страниц из жизни С. Михоэлса в Ташкенте. Гениальный актер и режиссер, общественный деятель огромной энергии и темперамента, он не только в кратчайшие сроки поставил на ноги свой, Московский ГОСЕТ, и выпускал новые постановки, привлекая внимание местного и приезжего населения к этому театру. По просьбе руководителей Узбекистана Соломон Михайлович возглавил художественное руководство Узбекского государственного театра оперы и балета, который влачил жалкое существование, и проделал колоссальную работу, чтобы поднять уровень этого коллектива. Кроме того, он оставался руководителем Еврейского антифашистского комитета, был профессором Ташкентской театральной студии, режиссером-постановщиком Узбекского драматического театра.

Если Московский ГОСЕТ вернулся из Ташкента в Москву осенью 1943 года, то коллективы Киевского, Харьковского, Одесского, Лвовского, Белостокского, Молдавского еврейских театров находились в Средней Азии до конца войны. По-разному сложились их судьбы, судьбы сотен талантливых еврейских лицедеев, режиссеров, музыкантов, работников сцены. Преодолевая суровые условия военного быта, неустроенности, они не только интенсивно выступали на своих основных базах, но и гастролировали по городам Средней Азии, Сибири, Дальнего Востока, давали сотни шефских концертов в госпиталях, детских домах, воинских частях, Домах офицеров, в колхозных и совхозных клубах. Причем, их спектакли и концерты шли не только на идише, но и на русском, узбекском, казахском языках. Базы этих театральных коллективов располагались в разное время не только в Ташкенте, но и в Самарканде, Бухаре, Коканде, Андижане, Алма-Ате, Джамбуле, Фрунзе.

Кстати, о Фрунзе, где автор этих строк прожил много лет. В книге приводятся интересные сведения о работе в Киргизии еврейского театра под руководством знаменитой еврейской актрисы Иды Каминской. Вот что говорится об этом в книге Вексельмана: «Ида Каминская с группой артистов Львовского ГОСЕТа решила воссоздать во Фрунзе еврейский театр. И ей это удалось. Ее мать – звезду еврейского театра Эстер-Рохл Каминскую – знали многие евреи, находившиеся во властных структурах Киргизской ССР, и они помогли Иде Каминской организовать концерты, выделили помещение для театра. Поддержку новому еврейскому театру оказали ответственные работники: Резников – из отдела культуры ЦК Компартии Киргизии, Л. Горкина и Эстер Зеленая из «Киргизгосэстрады». В книге приводится состав труппы, получившей название Львовского еврейского театра музыкальной комедии. После отъезда И. Каминской художественным руководителем коллектива стал Симха Натан, известный виленский актер. Театр, имевший в своем репертуаре восемь спектаклей по пьесам еврейских авторов, выезжал на гастроли в Ош, Ленинабад, Бухару, Алма-Ату и Ташкент. После окончания войны, летом 1945 года труппа театра распалась, многие актеры возвратились в Польшу. В 1946 году туда же вернулась и Ида Каминская, а также Симха Натан.

Отдельный раздел книги – «Блуждающие звезды» - посвящен трем еврейским театрально-эстрадным ансамблям, работавшим в Узбекистане в 1942-1946 годах. Это замечательные коллективы под управлением Сиди Таль (театр «Ревю»), Клары Юнг и Анны Гузик – еврейские ансамбли оперетты.

Военные годы, годы работы еврейских театров в эвакуации в Узбекистане стали последней ослепительной вспышкой феномена под именем «Еврейское театральное искусство на языке идиш». С окончанием войны этот феномен антисемитскими усилиями Сталина и его опричников стал, как Атлантида, исчезать в глубокой воде забвения. Из десяти творческих коллективов, работавших в Узбекистане, лишь пять сумели продолжить свою деятельность после войны, да и то совсем не надолго. Московский ГОСЕТ был закрыт в 1949 году, так называемый Киевский, которому Никита Хрущев, тогдашний «хозяин» Украины, не разрешил вернуться в Киев, а послал в Черновцы, прекратил свое существование в 1950 году. Дольше всех продержался ансамбль Анны Гузик, ликвидированный советскими властями в 1952 году.

P.S. Большой и поистине подвижнический труд Макса Вексельмана, ставший своеобразным реквиемом по еврейской Атлантиде, был выпущен иерусалимским издательством «Филобиблон» еще в конце 2005 года. А эта моя заметка о ней опубликована в газете «Новости недели» (в приложении «Еврейский камертон») за 23 февраля 2006 года. Я решил еще раз опубликовать ее после недавнего разговора с автором книги Максом Вексельманом, который сказал мне, что, к сожалению, ни нового издания этой книги, ни выхода новых его книг не предвидится. Но у него осталось несколько экземпляров первого издания «Еврейских театров в Узбекистане». Поэтому желающие приобрести книгу могут обратиться к Максу, живущему в Беэр-Шеве, по телефону: 08-619-90-44 и договориться с ним.
Количество обращений к статье - 153
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
А.Баршай | 06.12.2018 14:13
Мне тоже очень нравится неологизм Атлантидиш, придуманный Леонидом Школьником. За это ему большое авторское "Спасибо!". Спасибо, Лёня за отличный заголовок, хотя и мой был не так уж плох: "Еврейская Атлантида"
_____________________...
Этот неологизм придуман не мной, а еврейским поэтом Львом Беринским. Л. Школьник
Абрам Торпусман | 03.12.2018 19:07
Рецензия на прекрасное исследование Макса Вексельмана очень хороша. Хотя со времени публикации книги прошло 13 лет, она остаётся основным "маяком" по обозначенной теме. Мне нравится неологизм "атлантидиш"...

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com