Logo
September 2019


Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!


RedTram – новостная поисковая система

Это - мы
Еврейское казачество
Белла Кердман, Мазкерет-Батья

Кавычек не надо – у нас исторический факт. Вопреки ёрничанью приснопамятного секретаря по идеологии Одесского обкома партии тов. Готта В.С, включившего в начале 50-х в один из своих нудных докладов «оживляж»: дескать, был в нашем городе профессор, который «разыскал в Запорожье Янкелей и Ицек».


Саул Боровой в декабре 1941 года.
Фото: uamoderna.com
Да, был в Одесском университете такой профессор – Саул Яковлевич Боровой, ныне имя его известно и почитаемо. Вернувшись в город в середине шестидесятых после 15 сибирских лет, я его не застала – перебрался в Москву. Но познакомилась с его супругой, часто приезжавшей в гости к своей кузине, моей близкой подруге, так что знаю «сюжет» почти из первых уст.

В тридцатые годы молодому тогда одесскому историку и экономисту Боровому удалось познакомиться с архивом Запорожской Сечи. Открытие ценного архива принадлежало известному специалисту по истории Украины – А. А. Скальковскому, который, не зная языка, не мог прочитать документы на еврейском, во множестве обнаруженные в тех старинных бумагах. А Боровой сумел! И на основе уникального первоисточника подготовил и в 1940-м году защитил в Институте истории АН СССР докторскую диссертацию: «Исследования по истории евреев на Украине в ХVI-XVIII вв.» (тогда еще возможны были подобные работы).

Адресуюсь еще к одному одесскому профессору-историку, из другого поколения – Андрею Добролюбскому, которого помню школьником. В статье «Еврейские надгробия на Приморском бульваре» (одесская газета «Слово») он рассказывает об археологических раскопках в районе Хаджибейского замка. Там были обнаружены остатки старинных надгробий, в т.ч. фрагменты четырех надписей на русском языке и пяти – на иврите. Датированы находки 1765-1789 годами. То, что сохранилось, выполнено на шлифованных мраморных плитах – видимо, статус усопших был достаточно высок. Специалисты помогли разобрать одну из этих надписей: «…похоронена скромная женщина, имеющая великие древние корни». Они же пояснили, что знак благословения в виде звезды Давида, сложенный пальцами обеих рук, изображенный на фрагменте другого памятника – символ дома Ааронитов.

А. Добролюбский склонен считать эти находки археологов подтверждением того, что евреи жили в этом месте еще ДО основания города Одессы. Откуда же они там взялись? Ученый напоминает, что летом 1775 года Запорожская Сечь была ликвидирована по указу Екатерины Второй. У меня ассоциация. Незадолго до переселения в Израиль (видимо, это был 1993-й год) я увидела в центре Одессы небольшую пеструю демонстрацию: группа молодых людей в рубашках-вышиванках и красных шароварах от художественной самодеятельности шла по улице, которая местами стала «обратно Екатерининской», а местами еще оставалась им. Карла Маркса, ибо не успели поменять таблички, и скандировала лозунги протеста против переименования. Нет, они не были «прихильниками» вождя мирового пролетариата. Но царица Катерина была для них «катом (палачом) украинского народа, и потому ей «ганьба!» (позор) и «геть!» (долой). А улице надо дать имя гетмана (забыла, какого).

Вернемся к статье Андрея Добролюбского. После разгона Сечи, пишет он, часть казаков осталась служить России, а другая часть ушла «под турка», в земли между Бугом и Днестром. В 1775 году последних набралось пять тысяч душ, спустя же несколько лет число их там составило 40 тысяч, и это уже было население «Ханской Украины». Евреи, обретавшиеся в Сечи, согласно архивам, во множестве, как и основная масса запорожцев, тоже разделились, и часть наших соплеменников ушла под Хаджибей, турецкую тогда крепость. Таким образом, современные археологические раскопки подтвердили сведения старинных архивов.

Саул Боровой в своей работе показывал, что число евреев в запорожской казачьей среде было настолько значительным, что они иной раз выступали самостоятельными отрядами. Вот и ушла часть еврейского воинства после разгона Сечи вместе с казаками-украинцами к Тилигулу, поселилась у подножья Гаджибейской (Хаджибейской) крепости. «И если это так, - заключает А.Добролюбский, - то само расположение еврейского кладбища с надгробиями XVIII века близ дороги к Хаджибейскому лиману вполне объяснимо – там хоронили евреев-запорожцев, бежавших под защиту турок.

Однажды – дело было в середине 90-х в Израиле, моя приятельница, работавшая в одной из библиотек Гистадрута, принесла мне тоненькую (30 страниц) книжицу, пожелтевшую от времени, выбракованную там за отсутствием спроса. Называется «Еврейская старина в Одессе». На титульном листе читаем: «Составил на основании неизданных данных С. Пэн». Выпущена брошюра в типографии «Издатель» Я.Х. Шермана, по ул. Троицкой, 29, в Одессе в 1903-м году.


Автор пишет: «Что история евреев в Одессе начинается не с истории Одессы, а гораздо раньше, что евреи составляли существенную часть населения турецкого Хаджибея, уступившего место южнорусской красавице Одессе, - это теперь не подлежит сомнению. Но в то время, как историю одесской еврейской общины за последние 75 лет легко установить по имеющимся печатным материалам (газетные статьи, отчеты и т.п.), история евреев в Хаджибее и первых 25 лет Одессы еще покрыта темной завесой». Собирание материалов для работы по истории евреев Одессы Пэн начал в 1896 году: обследовал старые кладбища, изучал синагогальные летописи-«пинкосы», искал в архивах, опрашивал старожилов. Но вот собрал все, что смог, и ор обел: а достаточно ли этого, чтобы сделать обоснованные заключения? Не появится ли впоследствии документец, который опрокинет с таким трудом выстроенное им «здание»? Еще полвека оставалось до изучения архива Запорожской Сечи историками Скальковским и Боровым и более века до археологических раскопок на Приморском бульваре Одессы, когда специалисты нашего времени идентифицируют обломки памятников со старинного еврейского кладбища у Хаджибея, а добросовестный исследователь Самуил Самсонович Пэн предвидел некий «документец».

Поразмыслив над добытыми материалами, он предпринимает попытку «сделать всё одесское население сотрудниками исторических трудов, имеющих несомненный общественный и научный интерес». Так что брошюра 1903-го года есть не что иное как анонс будущей его работы по истории евреев Одессы, - так он объясняет это свое предприятие. Самый важный для С.Пэна абзац набран курсивом:

«Я обращаюсь ко всему одесскому населению, еврейскому и нееврейскому, с настоятельной просьбой подать мне руку помощи в деле выяснения исторической правды. Каждый, кто имеет (или знает, где имеется) какой-нибудь документ или манускрипт, печатный материал, сохранил в памяти или знает от других факты об истории евреев в Одессе, относящиеся к периоду времени от 1750 до 1830 года, я убедительно прошу поставить меня об этом в известность, дабы я мог снять копию или выписать интересующие меня данные».

Лет двадцать назад, когда попала ко мне списанная библиотекой Гистадрута брошюра, я сумела найти в Интернете двух Пэнов: Иегуду, знаменитого художника из Витебска, и Александра, поэта и переводчика, совершившего в 20-х годах алию из Якутска в Израиль. «Моего» Пэна, Самуила, там не было. Сейчас есть, – со ссылкой, кстати, на ту же книжицу «Еврейская старина», которую я предоставила Одесскому литературному музею для репринтного переиздания. Однако выяснить, какое действие возымело обращение автора к населению нашего города, из этой информации не удается. Видимо, С.С. Пэну не удалось написать его серьезно задуманный труд, иначе об этом было бы известно.

Вместе с обращением к гражданам, ради чего автор, видимо, и затеял издание брошюры, он поместил на ее страницы материалы, которые к тому времени (1903г.) уже удалось добыть и осмыслить. В частности, статью «Хаджибейское кладбище», написанную им в 1897 году. На маленьком еврейском кладбище на горе у Хаджибейского лимана Пэн обнаружил несколько сохранившихся надписей – в основном, надгробные камни к концу века были уже разрушены и безмолвны, большинство литер нашего древнего языка стерто. Самая старая надпись, которую удалось прочитать, относилась к 1770 году, когда только начались екатерининские войны с турками, а крепости Ени-Дунья в Хаджибее было всего шесть лет. Но евреи там, оказывается, успели не только поселиться, а и умереть! Вот эта надпись, приведенная Самуилом Пэном в брошюре: «Здесь спрятана (похоронена) женщина набожная, г-жа Двося, дочь (стерто слово, вероятно, титул) рабби Абрама (стерто слово, вероятно, «скончалась») первого числа (вероятно, «месяца») Адар 5530 года (от сотворения мира, то есть, около марта 1770 года)».

Автор задается вопросом: откуда пришли евреи в Хаджибей – с берегов Босфора, то есть, из Турции или из Юго-Западного края – из Польши, Литвы и т.п.? Как мы бы теперь спросили: были они сефардами или ашкеназами? Польские евреи, рассуждает он, ставят надгробные памятники с округлой вершиной, что символизирует колесо: одни поднимаются, а другие опускаются в череде дней, уступая место следующему поколению. На старом Хаджибейском кладбище преобладали именно такие памятники. Но нашелся один с остроконечной вершиной – следовательно, были в общине и сефарды. Пэн полагает, что евреи проникли в Хаджибей вместе с украинцами-чумаками, промышлявшими рыбой и солью. Это стало возможным после того, как в 1540-м году польский король Сигизмунд-Август и татарский хан Сагиб-Гирей заключили договор, согласно которому польским и литовским купцам разрешалось брать в Хаджибее соль и, уплатив пошлину, вывозить ее на все четыре стороны. Так что именно соляной торговлей, считает Пэн, занимались здесь первые евреи-поселенцы.

А не могло ли быть так, что их соплеменники из Запорожской Сечи – те, что бежали с казаками от «царицы Катерины» - выбрали это место, зная, что здесь уже есть еврейская община? Вполне ведь возможно! В самую же Одессу евреи пришли если не с отрядом ее основателя генерала Дерибаса, то вслед за ним. У хаджибейской общины была своя «парнаса» - торговля солью, а у одесской своя – городские евреи осваивали морской порт, налаживая через это окно торговлю зерном.

В этом месте пожелтевшая книжица вековой давности вызвала ассоциацию. Я работала в областной молодежной газете, когда в Одессу прибыл первый транспорт зерна, закупленного Хрущевым в Америке и Канаде. В порт для освещения сего выдающегося события была послана новая сотрудница, выпускница Львовского университета. Она вернулась с круглыми от глубокого изумления глазами и сообщила, что наш портовый элеватор не может принять этот груз: он устроен только под выгрузку, ибо до сих порт страна только отправляла хлеб на экспорт, но ни разу в своей истории его не покупала! И теперь ударными темпами ведутся работы по переоборудованию элеватора…

Продолжим знакомство с букинистическим произведением, завезенным кем-то в Палестину, видимо, с одной из первых волн алии. Нет, Пэн ничего не говорит о том, что часть евреев пришла в Хаджибей, который в 1795 году «был переименован Одессой», из Запорожской Сечи, не упоминает об евреях-казаках. Однако один эпизод из ранней истории города в изложении этого исследователя заслуживает пристального внимания. Смотрите, как говорят израильтяне. В год официального обоснования Одессы евреев там было 246 душ, а спустя два года их осталось 135. С чего вдруг наши соплеменники стали покидать сие славное место? А с того, сообщает исследователь, что градоначальником, а затем и полицеймейстером в Одессе стал секунд-майор Кирьяков, который правил городом «с деспотизмом настоящего тирана». В одной из жалоб, поступивших в магистрат, сообщалось, что «в полицейских помещениях находится тюрьма безвинных разного рода людей в железных оковах, в числе коих особенно много евреев и черноморских казаков». Вот!

До знакомства со статьей профессора Андрея Добролюбского, где он говорит о евреях в Запорожской Сечи, ссылаясь на работы Скальковского и Борового, а также на находки на Приморском бульваре в Одессе, я, признаться, не сосредоточилась на этих строках брошюры Самуила Пэна – насчет «многих евреев и черноморских казаков». А потом задумалась: что за странное совпадение участи евреев и казаков по произволу секунд-майора Кирьякова – железные оковы для тех и других? Заметим, то были не крестьяне-чумаки, а как раз казаки. А евреи? Что должен был совершить еврей, чтобы его так наказали? Так что же, была и такая страница в нашей истории – казачество? А почему нет? Ведь известно же, что были во времена оны евреи-пираты.


Еще ассоциация. Однажды я спросила у известной одесской (а затем израильской) художницы Галины Кармалюк, откуда ее корни и откуда столь неожиданная для еврейки фамилия. Фамилия у нее от дедов-прадедов, сказала Галя. Исключительно евреев и поголовно одесситов. Интернет на мои запросы щедро предоставил Кармалюка Устима Якимовича, национального героя и патриота Украины (1787-1835). Между прочим, интересно было узнать, что эксперты полагают, будто художник Василий Тропинин писал своего «Украинца средних лет» с узника Каменецкой крепости в Подолье Устима Кармалюка. А еще интереснее было прочитать в альманахе «Мория», издаваемом в Одессе, что среди повстанцев Кармалюка были евреи: более 20 наших соплеменников проходили вместе с ним по суду. А сам он, как явствует из протоколов дознания, владел еврейским языком. Автор статьи «Еврейские повстанцы Устима Кармалюка» – одесский писатель Богдан Сушинский, между прочим, начинал карьеру по окончании университета в отделе учащейся молодежи, которым я заведовала в газете, и уже тогда отличался ответственным отношением к каждой написанной строке. Так что доверие к этому автору у меня полное. Что до фамилии художницы Галины Кармалюк, то могло ведь статься, что для кого-то из ее предков это была кличка из-за причастности к делам легендарного Устима! Однако же могло быть иначе. Абрам Торпусман, научный редактор Краткой еврейской энциклопедии, сообщил, что в вышедшем в Нью-Джерси в 1993 году «Словаре еврейских фамилий в Российской империи» есть среди прочих и фамилия Кармалюк (или Кармелюк). При этом там указано, что Кармалюки жили не только в Одессе, но и в Ананьеве (ныне Одесской области), и их фамилия может происходить от названия горы Кармель в Эрец-Исраэль.

В то же время существуют и иные версии происхождения этой фамилии, которые в «Словаре» не упоминаются. К примеру, украинские Кармалюки вполне могли получить свою фамилию от турок, от мусульманского имени Кармаль (помните афганского лидера Бабрака Кармаля?). Как знать, какая из этих версий верна по отношению к художнице-одесситке, а какая – к легендарному украинскому герою…

В заключение еще раз сошлюсь на случайно обретенный раритет, выбракованный библиотекой Гистадрута. Среди тех, кто подписал первый устав одесской еврейской общины, был некий Акива Ицхок Постернак, «дед известного художника», - сообщает С.Пэн. Видимо, речь о прадеде великого русского поэта Бориса Пастернака. А кто же еще «известный художник Постернак», если не Леонид Осипович, его отец, который не только родился в 1862 в Одессе, но и окончил там гимназию, а затем и университет? И, в отличие от сына-поэта, еврейства своего не чурался.
Количество обращений к статье - 1319
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (6)
Подъесаул из Хабаровска | 29.12.2018 11:38
Конечно, слово "ватага" я упомянул с легкой иронией и было бы правильнее сказать об отряде или шайке разбойников, и явно немалой, поскольку им заинтересовались египетские власти, охотившиеся за этим человеком. И имя Иосифа бен Ишайи (Исайи) отмечено уже тогда, и если бы имя было каким-то другим, наверняка бы не обратил внимания, но когда такое знаковое имя, и лет на шестьсот раньше легендарного пророка Исайи, поневоле запомнишь. А вообще, повторю, статья интересная, да и отклики тоже.
Борис Торн | 27.12.2018 19:58
Статья очень хороша, не зря вызвала заинтересованные комментарии и споры. Да, Шауль Боровой открыл, что в раннюю пору запорожские казаки были веротерпимы, и евреи, наряду с иными иноверцами, на определённых правилах принимались в казаки. В Смутное время чуть больше миньяна участвовало в составе запорожского отряда в польском войске Лжедмитрия I в Москве, их имена известны. Но следует быть острожным в утверждениях. Круто повеселил уважаемый Подъесаул, открывший "разбойничью ватагу Иосифа бен Ишайи, грабившую караваны на большой Синайской дороге во времена фараона Рамзеса Второго". Первое краткое упоминание о евреях в исторических источниках относится к временам фараона Мернепта (XIII в. до н. э.), сына Рамзеса, без каких-либо сведений о "ватагах"...
Гость Белла Кердман | 27.12.2018 10:50
Господин анонимный гость от 26 декабря!
А Вы не могли бы выбрать другое ристалище для своих разборок с неким Кацем и прочими неизвестными мне персонажами? Ну, почему ко мне?!
Гость | 26.12.2018 12:42
Спасибо, Кац! Хоть Вы и в рождественской маске 21:49, но  узнаваемы. Вы, как всегда обаятельны в оценках: Канделя, Махно, «мастерски подобранного редакцией номера МЗ». Отрадно наблюдать, что Кац любит нашу газету. И вообще, Кац любит почти всех. Начиная от Народного Гроссмейстера и кончая Александром Гордоном. Осталось полюбить Камянова. Как, дорогой, Вы же можете, и тогда станете снова всеобщим любимцем. Эх, как же хорошо и весело с Каном!
Да и Вы, Камянов, смените гнев на милость. Любите ли Вы Каца, как люблю его я? Забудем распри и будем любить Каца, без которого жизнь кажется пресной. Кац, как соль. Чуть-чуть посыпать и станет вкуснее. Главное, не пересолить. А в остальном — это же удовольствие лишний раз узнать о нашей газете, редакторе, почти о каждом из авторов и даже комментаторов — какие они замечательные и уникальные! А как приятно читать о вещах, которые «все знают». Это же Кац изобрел эту мантру. И, перефразируя Каца, отметим, что «МЗ» единственное электронное издание в мире, имеющее счастье ее постоянно воспроизводить. Да мало ли что ещё подарит Кац человечеству на полях «МЗ»!
Гость | 25.12.2018 21:49
В первые годы алии 90-х проблема еврейского участия в Запорожском казачестве обсуждалась довольно широко. Евреи исторически вообще участвовали везде, и попытка сионистов-радетелей чистоты помыслов лишить этого существенного гражданского права - понятна: разделяй и властвуй. Нормальные историки - такие, как Феликс Кандель, пишут о подвигах еврейского народа во всех исторических передрягах.
Ведь сопротивление врагу разноплеменной нации - признак позитивный. Как это было в Гражданскую войну в народной армии Нестора Ивановича Махно. Евреи, как и другие народы, вообще сражались во всех армиях.
И то, что некоторые пуристы сегодня кажут пальчиком пассионарным соплеменникам: "Ну-ну - не якшайтесь с гоями - а то будет такой антисемитизм - не приведи Господь!" - это странная еврейская болезнь, ставшая гипертрофированной в новое время в среде "сионистской" интеллигенции и отчасти отголосок дезинформационной харедимной бузы. Они считают и светских евреев гоями, и всю страну, и всю ее инфраструктуру, которую надо шантажировать и нещадно доить, манкируя все производственные и защитные действия и акции. Принцип всех пуристов - "умри всё живое!", и замечательная публикация Беллы Кердман показывает, что история народов - сложна и неоднозначна. Вопреки тому, что писали темные ангажированные люди типа Солженицына. А его адепты на страницах этого издания не стесняются повторять антисемитскую мантру, что еврейский народ должен покаяться.
Это очень интересный и мастерски подобранный редакцией номер МЗ - международной еврейской газеты. Для компоновки тематики антисемитизма как внешнего, так и внутреннего характера - требуется большой опыт и немалое число наработанных связей и тем. Ваша публикация, г-жа Кердман - как нельзя более подходит к этой проблематике. Спасибо - из нее я узнал много для себя важного и нового.
Подъесаул из Хабаровска | 23.12.2018 04:36
Да, кавычек не надо, отличная публикация! Не буду идеализировать былых и нынешних казаков, ибо бывали всякие и зачастую очень даже жестокие по отношению к "сынам Давида", просто поделюсь своими наблюдениями. Когда стал редактором казачьей газеты и был зачислен в одно из казачьих обществ, увидел список парней и невольно улыбнулся, ибо треть была с... ашкеназскими фамилиями, обладатели которых, зачастую ветераны Внутренних Войск и прошедшие "горячие точки", называли себя потомками выходцев из Германии и даже Голландии. А со стороны услышал ехидную реплику: "Да у них в этом казачьем обществе одни евреи!" Не хочется иронизировать, поскольку тема серьезная и до сих пор замалчиваемая, но горячие еврейские парни были и в разбойничьей ватаге Иосифа бен Ишайи, грабившего караваны на большой Синайской дороге еще во времена фараона Рамзеса Второго, и в пиратских флотилиях в Карибском море, и у атамана Стеньки Разина. Что-то об этом раскопал лично, поскольку историк, что-то вычитал на сайте журнала "Мы здесь", за что большое спасибо моему другу студенческой юности Леониду Школьнику, сумевшему найти и регулярно публиковать интересных авторов. Думаю, тема будет продолжена, хотя появятся и злые отклики, как же без них, но истина дороже. Что касается казачьего чина "подъесаул", то он соответствует званию капитана и погоны с четырьмя звездочками. Уже давно мог бы стать есаулом, то есть майором, но, во-первых, погоны без звездочек и с одним просветом, а, во-вторых, звание это, подумать только, утверждают в полпредстве региона, где из нынешних казаков пытаются сделать ручных и показушных, а это не по мне, да и другие горячие головы считают так же. А еврейский след в российском казачестве не только заметен, но и нашел своих дотошных исследователей, таких, как автор этой публикации. "Любо!" - так бы ответили казаки.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com