Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Таежный дипломат
Владимир Иванов-Ардашев, Хабаровск

Археологи порой становятся «народными дипломатами», укрепляя дружбу с зарубежными соседями.

Помню, как в конце девяностых годов мой коллега по Хабаровскому музею археологии Игорь Яковлевич Шевкомуд (на снимке) фактически спас научные экспедиции от разорения, предложив сотрудничество с японскими учеными. Тогда финансовая ситуация была тяжелейшей, и помощь японских коллег на условиях, выгодных россиянам, оказалась весьма кстати. В течение нескольких полевых сезонов совместные экспедиции, работавшие на Нижнем Амуре, принесли сенсационные результаты, а руководители экспедиций с российской стороны Игорь Шевкомуд, Андрей Малявин и Валерий Дерюгин публиковались в Стране восходящего солнца на трех языках – японском, русском и английском.

И когда три года назад Игоря Шевкомуда не стало, в мои воспоминания добавилась горечь. Хотелось бы напомнить о некоторых эпизодах экспедиций, где мне довелось общаться с этим интересным человеком.

Но вначале вкратце об особенностях нашего региона. Эпоха неолита в Приамурье началась примерно десять тысяч лет назад. И согласно принятой на Западе периодизации, неолиту предшествовал мезолит, когда люди изобрели лук и стрелы, но еще не знали керамической посуды. А на Дальнем Востоке керамика появилась одновременно с луком, стрелами и шлифованными орудиями труда. Европа в то время только освобождалась от ледников, в Приамурье же ледников не было, но еще существовали сухопутные перешейки между континентом и будущими Японскими островами, удобные для миграции.

Это можно представить по экспонатам Хабаровского музея археологии. Когда он открывался, среди экспонатов, подаренных японскими учеными, оказались и древние изделия из обсидиана, до сих пор интригующие посетителей своим магическим блеском.

Что же это за изделия? И почему именно черный обсидиан стал символом научных контактов?

Обсидиан, или вулканическое стекло, наши пращуры использовали еще в глубокой древности, изготавливали из него изделия удивительной остроты. Даже сейчас хирурги-офтальмологи не прочь обзавестись такими лезвиями, использовать их при тончайших операциях. Но обсидиан довольно редок, и ради его магических свойств первобытные охотники рисковали жизнью, забираясь в «грохочущие земли».

Одна из таких богатых на вулканы территорий простиралась от устья Амура до нынешнего Корейского полуострова, связывая Сахалин и Японские острова. И по этой сухопутной дуге мигрировали мамонты, бизоны и другие животные, на которых охотились люди, пришедшие с Азиатского континента.

Ученые давно подметили сходство древних культур Приамурья и Японии, особенно усилившееся в эпоху неолита, когда уровень Мирового океана в результате глобального потепления и таяния ледников повысился, и сухопутные перешейки превратились в множество островов. К тому времени люди изобрели лодки, и сообщение с островами стало делом привычным.

И поныне японцев, словно магнитом, тянет на север, к устью великой реки Амур, откуда и пожаловала на острова немалая часть их предков, другие же приплыли с юга, и это общение в далеком прошлом, конечно, волнует воображение, зовет к научному поиску.

И на острие этого поиска, подобно первобытным охотникам, идут археологи. Каждый полевой сезон они отправляются в совместные с россиянами экспедиции. И все чаще их можно увидеть в одной команде с сотрудниками Хабаровского музея археологии.

Начиналось же сотрудничество так. Лет двадцать назад в Хабаровский краеведческий музей имени Н.И. Гродекова, переживавший тогда бедственное финансовое положение, приехала группа японских археологов. Встреча могла бы стать обычным «визитом вежливости», если бы не давнее знакомство Игоря Шевкомуда с одним из гостей, ученым Хирофуми Като. Вспомнили встречу в Иркутске, где Като-сан, будучи аспирантом, «грыз камни палеолита», поговорили о «свежих» находках. Так и зародился проект по изучению древнейшего прошлого низовьев Амура.

Средства, которые тогда выделялись на одну экспедицию, сейчас покажутся не ахти какими – тысяч пять долларов, но они привели к важным научным открытиям.

С тех пор сотрудничество расширилось. В нем участвуют научные работники многих японских университетов, а хабаровские археологи побывали на раскопках древних памятников острова Хоккайдо.

Теперь уже никого не удивляет сходство древних культур востока Сибири и Японии, череда миграционных волн, протекавших некогда по Приамурью. А на исходе палеолита, примерно пятнадцать тысяч лет назад, наш регион и вовсе стал местом величайшего феномена – изобретения керамической посуды. Причем датировка наиболее ранних керамических изделий с каждым полевым сезоном становится все более древней.

Было время, когда найденная в Японии керамика считалась древнейшей в мире, но потом на материке нашли куда более «почтенные» артефакты. Кстати, Японские острова в археологическом отношении изучены великолепно. На одном острове Хоккайдо известно более одиннадцати тысяч археологических памятников, в нашем же крае – всего около тысячи. Потому как Хабаровский край в археологическом отношении еще недостаточно изучен, и впереди, конечно, новые научные открытия, публикации, выставки, а сами археологи и музейные работники будут и дальше приобщаться к народной дипломатии, укрепляя мосты дружбы.

Мне тоже, когда работал в Хабаровском музее археологии, довелось общаться с японскими учеными, ездить с ними в тайгу, к древним наскальным рисункам. Был рекомендован в качестве персонального гида к большим экскурсионным группам, совершавшим недельные археологические туры, и эти походы к петроглифам Сикачи-Аляна, Шереметьево и Кии позже воплотились в научные и туристические каталоги, выпущенные в Стране восходящего солнца. Кстати, наши японские коллеги с искренним почтением относятся к древним петроглифам, а легендарного «капитана» Арсеньева и Дерсу Узала даже боготворят. И когда мы бывали в поселке Корфовском близ Хабаровска у обелиска в честь Дерсу Узала, гости из Японии застывали в глубоком поклоне. Признаться, такого уважения к памятникам археологии я еще не встречал.

В Японии же отношение к археологическим памятникам вообще трепетное, и даже самый невыразительный петроглиф тщательно охраняется и становится местом поклонения. Когда японские гости побывали в Сикачи-Аляне, они готовы были молиться на каждое древнее изображение. А на реке Кие, у Чертова плеса, с трепетом взирали на каменный лик древнего божества, словно вымаливая прощения и заступничества. Вот так и нужно относиться к археологическим святыням.

Хотелось бы упомянуть и об американцах, ведь именно с них и начались комплексные научные экспедиции в тот же Сикачи-Алян, где в конце девятнадцатого века побывал выдающийся этнограф Бертольд Лауфер, исследователь Азии. Кстати, радиологический анализ древнейшей приамурской керамики Игорь Шевкомуд проводил не только в японских, но и американских лабораториях, в частности, университета штата Аризона, где работал его давний знакомый. Как говорится, по блату, или личной протекции, ведь подобные исследования в России весьма дорогостоящие, а в этом случае бесплатно и на благо мировой науки.

Автор статьи с книгой памяти коллеги на презентации в Хабаровске

И обо всем этом Игорь мог бы рассказать лучше, но не успел. А недавно в Хабаровском краевом музее имени Н.И. Гродекова, где он проработал более двадцати лет, состоялась презентация великолепной книги «Археология Circum-Pacific: памяти Игоря Яковлевича Шевкомуда», подготовленной научными учреждениями Владивостока, Благовещенска, Хабаровска и выпущенной Тихоокеанским издательством «Рубеж».

Тем и запомнился скромный парень из сибирской провинции, которого еще при жизни стали называть археологом с мировым именем.
Количество обращений к статье - 354
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Автор | 17.02.2019 03:53
Друзья мои, Леонид и Александр, это я редактору журнала "Мы здесь" и автору первого отклика, благодарен и от всей души! А статью эту замышлял давно, хотел назвать "Таежные робинзоны", в честь археологов и этнографов с трудной судьбой, для которых тайга зачастую становилась последним прибежищем. Но вот вышел этот археологический сборник, была прекрасная презентация в музее, и я решил дать материал об Игоре Шевкомуде отдельно. Грустно, когда уходят коллеги, да еще так внезапно.
Александр Гордон, Хайфа | 16.02.2019 16:07
Дорогой Владимир, большое спасибо за талантливый и трогательный очерк.








Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com