Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
О стороже городского парка Шухере,
советском стройбате и о многом другом
Павел Толстогузов, Биробиджан

Александр Леонидович Драбкин, он же Саша Драбкин, он же просто Саша, написал и издал книгу «Песни моих улиц». Можно подумать, что речь идет о стихах, но нет: это свободная биографическая проза.

Вообще-то он хороший поэт, но, как говаривал другой Александр, «лета к суровой прозе клонят». Вот и Сашу склонили в ту же сторону, причем уже не в первый раз. Проза, впрочем, получилась совсем не суровая, а даже наоборот. Доверительная и со стёбом. То, что надо.

Книга карманного формата, но в дорогом жестком переплете. Что как бы намекает.


Часть этих текстов я откуда-то знаю: то ли редактировал их по Сашиной (или чьей-то еще) просьбе, то ли они совершенно естественным образом возникают в сознании любого нормального биробиджанца, когда он в хорошем и несколько мечтательном настроении. Сказано же — песни. А песни часто мурлычутся себе под нос вполне безотчетно.

Если я буду говорить одни комплименты по поводу Сашиных текстов, то в первую очередь не поймет меня он сам. Да, он не самый сильный стилист на свете, что, на мой взгляд, вполне искупается искренностью. Ворованный холодильник у него не «обмывают», а «отмывают», что странно, но по-своему хорошо. В конце концов для некоторых слов в этой жизни стилистика даже вредна. А Саша умеет говорить своими словами, не загружая читателя излишним пафосом. Это и есть его стиль. . (Не верьте фотографии на обратной стороне обложки.)

Иногда он слегка перебарщивает в сторону местечкового юмора, но это облетает, как шелуха, если начинаешь вчитываться в Сашу, а не в его юмор.

Тогда понимаешь, что только в его словах сегодня еще живы и парковый сторож Шухер, и вторая школа, и нелегкий советский стройбат, и многие уехавшие и ушедшие, и признания пожизненного очкарика, и заметки талантливого следователя-криминалиста, и женское общежитие, где Сашина мама работала комендантом и живой легендой…

Впрочем, зачем пересказывать. Поколению, которое успело вовремя родиться, чтобы работать на пишущей машинке, много объяснять в Сашиной книге не надо.

Кстати, художник, оформивший обложку Сашиной книги, как раз и изобразил на ней печатную машинку, из которой вылетают нотные знаки, устремляясь небольшим пчелиным роем в сторону нашей визитной сопки с телевышкой. Уж не знаю, насколько художник был в курсе нотной грамоты, но почему-то он изобразил ноты с явным преобладанием знаков полной длительности.

И это верно: книжка получилась с хорошим, полным звучанием — тут художник или случайно угадал, или все правильно понял. В ней все когда-то нервные стаккато, понижения и повышения тона отменились в примирительную гармонию длительных, светлых и ясных воспоминаний. Реально светлых. Реально ясных. Хорошая фортепьянная педаль. Без перебора.

У Саши в этой книге есть текст под названием «Улыбка на прощание». Это он о матери сказал. Будто бы она улыбнулась ему с могильного камня.

Улыбка на прощание — самая осмысленная из наших улыбок. И самая безотчетная в то же время.

_______________

Автор публикуемой рецензии Павел Толстогузов – профессор Приамурского государственного университета им. Шолом-Алейхема (г. Биробиджан)
Количество обращений к статье - 855
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com