Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19












RedTram – новостная поисковая система

Парк культуры
Знакомьтесь: писатель
Елена Косоновская
Александр Баршай, "МЗ"

Книгоиздатель – не писатель, он книжки не пишет, он их «доводит до ума» и выпускает в жизнь. Конечно, есть немало выдающихся исключений из этого общего правила. Пушкин, Некрасов, Горький, которые, будучи великими писателями, оставили заметный, подчас весьма новаторский след и в книгоиздательском деле.

Но не буду тревожить всуе имена небожителей. Спущусь на нашу грешную землю, где известный в Израиле «выпускатель» книг с более чем 20-летним стажем, директор иерусалимского издательства ЛИРА (Литература на Иврите, Русском и Английском языках) Елена Косоновская (на снимке) неожиданно для многих выпустила свою первую художественную книгу (и скажу сразу: достойную, сто́ящую книгу!) ‎–‎ «Золотая ниточка» – сборник «очень еврейских рассказов, грустных и веселых».

Автор так подводит читателя к расшифровке смысла названия книги:

«–‎ Бабушка, почему ты хочешь, чтобы я обязательно за еврея замуж вышла?
‎–‎ Как тебе сказать, дитя моё? Представь себе: уже три с половиной тысячи лет тянется с неба золотая ниточка еврейства, от праотца Авраама до наших дней. И мне очень не хочется, чтобы она оборвалась именно на тебе!

…И мы с сестрой вышли замуж за евреев, и дочки наши построили хорошие еврейские семьи, уже шестеро маленьких иудеев подрастают у них. В добрый час, будут и еще. Тянись, тянись дальше, золотая ниточка!»

Меня именно как за ниточку потянули – заглянуть в книгу, узнать, что же там написано. Почему?

Прежде всего, моя мама тоже часто просила меня: «Саинька, постарайся взять себе еврейку в жены, так будет лучше». И моей женой стала, слава Богу, именно еврейская девушка! И сегодня у нас подрастают внуки – десять юных иудеев и иудеек.

Во-вторых, давно знаю Елену Косоновскую как прекрасного рассказчика с искромётным чувством юмора, и стало интересно, как всё это будет выглядеть на бумаге. Не секрет ведь, что многие из нас рассказать что-то могут, а записать – никак. Здесь, к счастью, оказался как раз тот случай, на который можно надеяться: со страниц книги звучит добрый, интеллигентный голос Лены, повести и рассказы – «с лица необщим выраженьем».

Автора книги изловил прямо в рабочем кабинете и подверг допросу, как любопытный и въедливый читатель.

–‎ Вы – автор около двадцати книг – справочников, разговорников, краеведческих материалов. Книги по народной медицине и уже третье издание справочника «Деловое письмо на иврите» во многих семьях стали настольными. Но «Золотая ниточка» –‎ ваша первая художественная книга –‎ стоит особняком от того, что вы писали раньше. Это ведь так?

‎–‎ Именно так. Конечно, всё, что в ней написано, основано на каких-то реальных фактах. Но всё-таки, это МОЯ проза, мною выстроенные картины или маленькие этюды. Действует «принцип персика»: внутри спрятана фактическая «косточка», а вот как одеть ее мякотью содержания и покрыть кожурой формы – зависит от автора. Я рада, что наконец собрала свои рассказы и краткие зарисовки под одной обложкой. (Улыбается.) Так что теперь, как видите – я не женщина сложного возраста, а молодой автор. Книга возвращает нам молодость…

–‎ Искренне поздравляю «молодую маму» книжки и спрашиваю: уютно ли вы себя почувствовали по другую сторону редакторского стола? Было ли что-то неожиданным для вас?

‎–‎ Да, конечно, было. Грустноватый, неожиданный вывод поджидал меня уже в конце первого рассказа – «Ромео и Поленька»: жизнь всегда и более сложна, и более жестока, чем любой сюжет. Далеко не всё, что видела в жизни, могу выложить на бумагу: и так в некоторые сюжеты поверить непросто, а напиши я, как это было в реальности… В общем, лучше не надо, потому что вполне достаточно горького, обидного, сложного, зачем добавлять еще?

Так что, читая рассказы печальные, будьте уверены, что в реальности всё было еще печальнее, а веселые – что жизнь любит добавлять ложечку печали в любое веселье.

…Был такой писатель дагестанский, который запомнился строками: «Да, я не Байрон, не Пушкин, не Блок – но и они не Расул Рза». Вот это было самым трудным: найти свой тон, свой стиль. Преклоняясь перед талантом великой своей землячки, тем не менее, зверею, когда мне говорят: «Ой, как хорошо написано! Почти как у Дины Рубиной!» Я не лев литературы, я маленькая птичка – но сама по себе. Пишу сжато, отсекая боковые ветви сюжета. Только так.

–‎ Вы как будто сняли у меня с языка одно соображение, возникшее в ходе чтения ваших рассказов, особенно из цикла «И жизнь, и любовь, и война». Плотность изложения, концентрация событий, поворотов судьбы, переживаний ваших героев дали бы другому писателю возможность создать полновесный роман или даже сагу о жизни поколения…

‎–‎ Ой, нет, я так много писать не умею. Сама удивляюсь, как одолела двести страниц прозы! Ведь еще недавно говорила, что у меня бы роман «Анна Каренина» закончился бы точкой после первой же фразы. Потому что в ней – смысл романа, остальное – только иллюстрации.


Кстати, об иллюстрациях: огромное спасибо художнице Белле Гродинской, очень точно понявшей идею книги и создавшей прекрасную обложку для нее, которая настраивает на восприятие содержания моих рассказов.

‎–‎ Рассказы? Но ведь вы сумели в малых объемах создать подлинно художественные произведения, не менее впечатляющие, чем иной роман. Причем, все это именно «очень еврейское».


‎–‎ «Очень еврейские рассказы» ‎–‎ это подзаголовок к названию книги. Но далеко не все мои персонажи – евреи по национальности, просто о них рассказывается то, что увидено глазами еврея, написано рукой еврея. И я рада, что это ощущается.

Я ведь почти землячка ваша – вы из Фрунзе, я из Ташкента. Можете подтвердить, что в Средней Азии очень мало придавали значения тому, к какому народу относится такой-то человек. Умеет работать – молодец! Верный друг – это прекрасно! Можешь помочь – не заглянешь нуждающемуся в паспорт. Но каждый из нас (опять-таки, как персик) нёс в себе национальную серединку, у каждого был угол, под которым рассматривались те или иные события. А в Израиле умение глядеть на жизнь еврейскими глазами как-то усилилось и оттенок печали в рассказываемом стал более заметным.

–‎ Насчет печали – это вы точно сказали. Даже забавный рассказ «Кулачество как класс», где «царственная» кубанская казачка Марья Васильевна сыплет меткими, не всегда приличными афоризмами типа «Вчерась крестины, сёдни именины, завтре – по…бины», пропитан невеселой досадой, горьким сожалением о судьбе миллионов людей – добротных хозяев, которых большевики назвали кулаками и извели из жизни.

- Добавлю: сосланная кубанская казачка. Наше «подбрюшье страны» издавна было краем ссыльных – и очень немало интересных историй я от них услышала в своё время. Касательно неприличности – это мы такие все из себя рафинированные, а в устах моей героини любое слово звучало обыденно, можно сказать, не менее прилично, чем «эволюция» или «пианино».

Мы так работать не умеем, как умели они, это ведь тоже веками вырабатывалось: сообразительность, способности к вычислениям, просчитывание на пять ходов вперед, выбор оптимального решения. Извели, ах, извели толковых хозяев!

–‎ Это доброе, сочувственное, не обижающее никого отношение к своим героям – действительно ваша струна. Добавлю: золотая струна «Золотой ниточки»! Одинаково интересно читать и печальные рассказы, и чисто юмористические зарисовки. Получилось очень тепло, читается с удовольствием.

– Спасибо. Я с самого начала книгу чётко разделила на две части. Первый раздел, «Взявшись за руки», больше рассказывает о воистину трагичных еврейских судьбах (хотя не без оттенка улыбки тоже, как правило). Второй, «Та ещё лавочка» ‎–‎ о ташкентских и иерусалимских скамейках, на которых довелось посидеть, и о лавочках, в которых успела поработать там и здесь, – вообще-то планировался как чисто весёлый, но вы же знаете евреев, с нашим всегдашним «А гелэхтэр фар а гевэйн» («Смех вместо слёз»). Как-то так грустинка проскакивает, сама по себе – то в добром воспоминании о соседе («Гуцулочка»), то в мини-саге о смене страны («С лавочки на лавочку»), то в сожалении о несложившихся судьбах жителей улицы Авраам Штерн («Ох уж эти блондины»). Никуда от этого не денешься.

–‎ И все же, какие жизненные обстоятельства, какие реальные события дали толчок вашей писательской фантазии при создании таких пронзительных, можно сказать трагедийных рассказов, как, скажем, «Ромео и Поленька», «Взявшись за руки», «Белая туфелька на левую ногу» или уж совсем откровенно реальное «Документальное свидетельство»?

–‎ С детства обожала слушать рассказы мамы, папы, бабушки. Добавляли свои воспоминания и соседи, друзья. Прошло много лет, но какая-то зацепочка осталась.

Старшая сестра, как-то мне рассказала: за два года до моего рождения папу (инженера-подполковника ВВС) перевели из Новосибирска служить в Туркестанский военный округ. Когда был получен багаж, выяснилось, что каким-то образом в пути пропал один папин офицерский сапог. Инвалидов тогда было много, бабушка объявление повесила – и стали приходить люди, не столько сапог померить, сколько о себе рассказать. Вдруг выкристаллизовалась идея: в войне ведь участвовали не только мужчины, но и женщины, порой совсем молоденькие девушки – и тоже получали ранения, а может, и ноги кому-то из них ампутировали… Так и появился на свет тот самый рассказ «Белая туфелька на левую ногу».

Иногда изложение очень близко к действительности, а иногда вот так: один факт дает материал для целого рассказа. Я писала от души и для души. И если оказалось так, что пою в унисон с душами читателей – что может быть лучше?

‎–‎ О чем, позвольте спросить, поет ваша душа сейчас, когда она немного успокоилась после выхода «Золотой ниточки»?


‎–‎ Казалось бы, нашла свою струну, вдела в иголку свою ниточку и вышивай дальше? Но как-то оно совсем не туда поворачивает.

Сначала появились первые страницы будущей повести (романа, саги) о том, что творится в душе женщины, когда ей приходится решать вопросы, связанные с ее совестью. Написала целых двадцать страниц – и почувствовала, что это «на потом».

А сейчас – вы не поверите, но факт: с увлечением сочиняю фантастические рассказы и даже (прости, Господи!) роман с привидениями, чёрт их знает откуда напрыгнувшими на мою, эм-м-м, молодую голову.

–‎ Что ж, может быть, я где-то прав, и в вас действительно дремлет не только писатель-фантаст, но и фантастический романист. В любом случае, удачи и успеха вам на этом тернистом пути…

  Фото из личного архива Е.Косоновской
Количество обращений к статье - 164
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (3)
Шушана Кройз | 13.03.2019 19:00
Интервью прочитала с интересом, а книгу не могу найти в магазинах. Есть ли она в "Стеймацки"? Или в каких-то других торговых сетях? Живу в Тель-Авиве. Прошу ответить.
Савелий | 10.03.2019 19:04
Прочитал статью. Пошел в магазин. Говорят, что нету. Так ЕЩЕ нет или УЖЕ нет? А как скачать?
Марина Шевелев | 10.03.2019 19:02
Лена всегда умела работать так, что казалось - это очень просто. Именно так выглядят и ее рассказы. Про кулачку - нахохоталась до слёз, хотя вообще-то и печали в этом рассказе хватает. И "На поле хлопок, а в Москве дядька" - тоже такая сшибка трудного, обидного и невероятно смешного, что перечитывала три раза.
Ленка, пиши еще!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com