Logo



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!



RedTram – новостная поисковая система

Страницы прошлого
Четыре урока для спасения человечества от коронавируса
Вики Ауслендер



Есть горькая ирония в том, что профессор Фрэнк Сноуден, американский специалист по истории эпидемий, дал интервью израильскому изданию calcalist, находясь в Италии - эпицентре пандемии коронавируса. Когда я указываю своему собеседнику на это совпадение, Сноуден, случайно застрявший в изолированном Риме, объясняет: в эпидемиях нет ничего случайного.
"Эпидемические заболевания используют любую лазейку, которую им предоставляет общество, - говорит он. - В них нет ничего произвольного и спонтанного. Напротив, эпидемия всегда становится зеркалом, в котором отражается наша жизнь. Подобные болезни показывают нам, кто мы, каковы наши социальные связи, наши убеждения, наши нравственные приоритеты".
У 73-летнего Сноудена, занимавшего в прошлом пост завкафедрой медицинской истории в Йельском университете, двойная специализация: история эпидемий и история Италии. Он выпустил 7 книг, удостоенных множества премий. Все они объединяют обе сферы его научных интересов. Вот лишь две из них: "Неаполь в период эпидемии холеры" и "Победа над малярией в Италии".
В Риме Сноуден оказался в связи с очередным исследованием. Пандемия коронавируса в начале 2020 года в одночасье превратила его из архивного историка в ученого, наблюдающего за эпидемией исторических масштабов прямо из эпицентра. Его знания неожиданно стали актуальными.
"Я приехал в Рим с другой целью, но как только вспыхнула эпидемия, мои планы изменились, - рассказывает профессор Сноуден. - Это отрезвляющий опыт, который я не пожелаю ни одному обществу. Я считаю своим долгом изучить все уроки, которые можно извлечь из этого события".
Еще одно ироническое совпадение: последняя книга Сноудена, носящая название "Эпидемии и общество: от черной смерти до сегодняшнего дня", вышла в свет всего за месяц до вспышки коронавируса в Китае.
В книге автор исследует, каким образом эпидемии формировали общество и экономику, подталкивали к социальным переменам, углубляли расизм и национализм, определяли пути искусства и веры. Именно эпидемии, по утверждению Сноудена, привели к созданию современных государств, поскольку возникла необходимость взаимодействия больших человеческих масс, создания систем здравоохранения и правопорядка.
По мнению американского профессора, любая реакция государства и людей на развивающийся кризис дает важную информацию: идет ли речь об итальянцах, поющих на балконах, американцах, закупающихся оружием, или израильтянах, запасающихся туалетной бумагой. Эпидемии обнажают наши самые потаенные страхи, как и наиболее яркие особенности нашего менталитета.
По словам Сноудена, эпидемии испытывают на прочность нашу приверженность к таким гуманистическим ценностям, как отношение к наиболее слабым членам общества. Они поднимают и вопросы веры.
"Когда появляется нечто новое, агрессивное, непонятное, убивающее многих людей, мы стремимся найти объяснение происходящему", - говорит мой собеседник и предлагает 4 основных урока, которые общество всегда извлекало из таких потрясений.

Урок первый: кто-то всегда будет виноват

Чтобы понять последствия вспышки коронавируса, следует осознавать, что любая эпидемия тем или иным образом делает людей несчастными, поясняет Сноуден.
Каждый заразившийся переживает свою индивидуальную драму. Кроме того, эпидемии отличаются по симптоматике, уровню смертности, степени приносимых страданий, темпам распространения, агрессивности и визуальной образности.
В качестве примера он приводит эпидемию чумы в Европе в XIV веке. Болезнь наносила человеку столь сильный удар, что многие падали прямо на улицах городов, на глазах у всех, испытывая невероятные мучения. Это привело к усилению религии и концепции бессмертия души.
А первая из семи эпидемий холеры XIX и XX веков, разразившаяся в 1817 году, вызвала к жизни конспирологические теории. Основные симптомы холеры (судороги и диарея) похожи на те, что вызывает стрихнин (крысиный яд). Поэтому многие верили, что речь идет о преступном сговоре властей или элит, а не о природном явлении.
Иногда представления о болезни менялись. Так, в XVIII веке туберкулез считался наследственным заболеванием благородного сословия. Богатые люди отправлялись на курорты, чтобы чистый воздух помогал излечению. Однако в 1882 году выяснилось, что возбудителем турбекулеза является бактерия. С тех пор он стал считаться "грязной" болезнью, от которой страдает беднота, сама виноватая в своих бедах.
Возложение вины на неких злоумышленников является постоянным мотивом эпидемий. Евреи страдали от антисемитизма и погромов в результате эпидемии чумы, гомосексуальные мужчины стали козлом отпущения во время вспышки СПИДа в 1980-х годах.
Когда в 1832 году холера привела к гибели 19.000 парижан, многие были убеждены, что правительство намеренно отравило колодцы мышьяком.
Пока еще не создан нарратив эпидемии коронавируса, однако быстрое распространение болезни и длительный карантин уже сформировали высокий уровень тревожности и стремление найти виновных. "Люди, особенно те, кто не верит в науку, требуют простых и понятных объяснений, - говорит Сноуден. - И есть силы, заинтересованные в усилении страхов. Так, например, в Италии лидер правых Маттео Сальвини обвинил в эпидемии иммигрантов. А президент области Венеция Джанкарло Галан объяснил, что виноваты не только иммигранты, но и китайцы, "грязнули и пожиратели крыс".
В США также наблюдаются подобные националистические настроения, подстегиваемые сверху. Президент Трамп, вице-президент Пенс и другие представители консервативных кругов не используют общепринятый термин COVID-19, называя вирус "китайским" или "уханьским". Профессор Сноуден отмечает, что американское руководство использует воинственную риторику периода холодной войны, разглагольствуя о планах коммунистического Китая взять мир под свой контроль. В США также растут случаи нападения на людей азиатского происхождения.

Урок второй: любая эпидемия дает политический шанс

"Решение израильского правительства использовать для борьбы с распространением вируса электронные средства слежения за гражданами многое говорит об израильтянах, - полагает профессор Сноуден. - Подобная реакция не кажется мне обязательной в борьбе с эпидемией. Лично я не считаю, что должен существовать выбор между гражданскими свободами и медицинским чрезвычайным положением. Такого рода решения открывают ящик Пандоры, обнажая мрачную сторону человеческой натуры".
- На протяжении истории многие властители использовали эпидемии, чтобы ввести жесткие меры и принять драконовские законы. Это превращает эпидемию в угрозу свободе человека?
- Совсем не обязательно. Возьмите, к примеру, желтую лихорадку в начале XIX века - она привела к крупнейшему восстанию рабов на Гаити. Это была богатая французская колония, пока черные рабы не подняли восстание. В 1801 году Наполеон послал туда войска для подавления бунтов. Однако лихородка уничтожила почти всех французских военных. Черные рабы при этом оказались защищены благодаря выработавшемуся в их среде коллективному иммунитету.

Урок третий: лишь совместные усилия позволяют выжить

Эпидемии наносят ощутимый удар по наиболее слабым местам наших социальных структур, объясняет Сноуден. В эпоху промышленнной революции люди теснились в таких урбанистических центрах, как Лондон, Париж и Филадельфия. Этот процесс начался задолго до того, как в этих городах возникла приемлемая водопроводная и канализационная системы. Их отсутствие становилось причиной распространения холеры. В итоге это привело к стандартизации строительства, включая базовые требования к соблюдению гигиены, а также к созданию более обширных публичных пространств, позволявших сократить плотность населения.
Сегодня появились новые прорехи в эпидемиологической безопасности населения. Мы живем в эпоху глобализации. Многие верили, что именно она приведет к затуханию инфекционных заболеваний. Как выясняется, это были беспочвенные надежды.
Урбанизм, интенсивная экономика, огромные города, связанные друг с другом современной авиацией, сформировали другой мир с новыми угрозами. Вирусы воспользовались новыми возможностями, переносясь по воздуху с огромной скоростью. SARS был лишь предзнаменованием распространения болезней эпохи глобализации, таких, как нынешний коронавирус.
- Это заранее проигранная битва?
- То, что мы стоим перед вызовами, не означает, что мы их не преодолеем. У человечества благодаря интеллекту есть преимущества в борьбе с микробами и вирусами. И что еще важнее, есть способность к взаимодействию - при условии, что мы берем взаимные обязательства друг перед другом.
- Что произойдет с человеческим обществом? Мы изменимся, начнем закрывать границы?
- Если эта эпидемия окажется продолжительной, она приведет ко многим изменениям в экономической и социальной сферах. Она обострит проблемы бедности и неравенства между государствами и внутри самих государств. Бедным придется дорого заплатить за предпринимаемые сегодня меры. Главный вопрос, проявит ли человечество солидарность в объединении необходимых ресурсов. Если проявит, то экономическим и международным системам придется измениться в соответствии с научной логикой. Если не проявит - может воцариться анархия.

Урок четвертый: не закрывать глаза перед опасностью

Многие в эти дни пытаются понять, почему в Италии и Испании эпидемия проходит в столь тяжелой форме, а Германии пока удается держать контроль над уровнем смертности. "В отсутствие массовых анализов ни одно государство не обладает достоверной статистикой, - говорит Сноуден. - Но дело не только в этом. Сравнительный анализ, который пытаются сегодня проводить между разными странами, напоминает сравнение яблок с апельсинами. В каждой стране сбор статистики происходит по собственной методике, мы не знаем, насколько ей можно доверять. Лишь в нескольких странах, таких, как Южная Корея и Сингапур, статистика относительно верна, поскольку там с самого начала анализы брали у очень большого числа людей".
- В последнее время утверждается, что Китай скрывает подлинные данные.
- Информация, предоставляемая китайцами, действительно проблематична. Не только потому, что, как мы знаем, вначале они пытались скрыть факт эпидемии, но и потому, что позднее изменили систему сбора данных - после того как в Китай прибыла группа представителей ВОЗ.
- Вас удивили реакции мировых лидеров?
- Конечно. Ответственные действия США имеют критическое значение в подобных кризисах. США - геополитическая и экономическая сверхдержава, главный спонсор ВОЗ, в США находится центр по контролю и профилактике заболеваний (CDC), который разработал "золотой стандарт" в вопросе реагирования на медицинские кризисы такого масштаба. На США лежит колоссальная ответственность, нравится им это или нет. Поэтому меня удивили слова Трампа: "Откуда мне было знать?"
С момента появления птичьего гриппа в 1997 году все специалисты предостерегали, что мы стоим перед угрозой появления новых инфекционных болезней, особенно вирусных заболеваний дыхательных путей. Были приняты законы, выделены бюджеты, подготовлены федеральные программы чрезвычайных мер. ВОЗ также сформировал глобальный план действий. Но после атипичной пневмонии люди впали в беспечность и забыли обо всем.

Источник: https://www.vesty.co.il/
Количество обращений к статье - 1528
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2020, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com