Logo



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!



RedTram – новостная поисковая система

Это - мы
Еврейские лица Победы
Владимир Бейдер
Представление о евреях во Второй мировой войне сводится к Холокосту. 6 000 0000 задушенных в газовых камерах, заживо сожженных, уморенных голодом в гетто и лагерях, погребенных в расстрельных рвах – слишком большая цифра. Она заслоняет все. И это – искажение истории. Мы не были лишь бессловесными жертвами в той войне. Мы были в ней и воинами. Мы стали в ней победителями. Наш вклад в разгром гитлеровской Германии до сих пор не только недооценен, но и не осознан. В том числе и нами самими.
В этой подборке – лишь частичный перечень, чтобы можно было представить картину.

ЦИФРЫ

1 500 000 евреев сражалось в армиях антигитлеровской коалиции.

500 000 из них служило в Красной армии во время войны.

200 000 погибло в боях и пропало без вести. Это почти 40% воевавших, в то время как общие потери Красной армии составляли 25%.

В некоторых частях и даже родах войск евреев было особенно много: среди медиков, связистов, техников, в зарубежной  разведке…

18% инженерно-технического и командного состава инженерных войск составляли евреи. 23% погибших в этом роде войск - евреи.

На 17% из евреев состояла Латышская стрелковая дивизия, 

На 30% - Литовская дивизия.

161 000 евреев были награждены орденами и медалями в ходе войны. По количеству награжденных на 100 тыс. жителей евреи – на первом месте среди национальностей СССР.

93 000 еврейских партизан и подпольщиков сражалось на оккупированной нацистами территории Европы.

20% бойцов французского Сопротивления составляли евреи – многие из них были выходцами из России и СССР. «Синагога дала больше солдат, чем церковь», - сказал на параде в честь освобождения Парижа глава Сопротивления генерал де Голль.

70 еврейских партизанских отрядов действовало на территории СССР. Десятки евреев командовали советскими партизанскими соединениями и отрядами.

27 еврейских партизанских отрядов и 13 смешанных – со значительным числом евреев – воевало на территории Польши.

 33 млн. долларов в пользу Красной армии собрал в странах Запада Еврейский антифашистский комитет (ЕАК), возглавляемый великим артистом Соломоном Михоэлсом.

550 000 евреев служило во время войны в армии США. Это составляло 13% еврейского населения страны.

62 000 воевали в Британской королевской армии.

35 000 – евреев-добровольцев из Палестины сражались в еврейских подразделениях британской армии: 15 ротах, Еврейском батальоне и Еврейской бригаде.

 ЛИЧНОСТИ


Ион Деген (1925-2017)



Героический танкист, выдающийся поэт, прозаик и хирург, профессор-ортопед. Его судьба – отражение образа еврейского воина в одной личности.
В 16 лет, в первые дни войны, стал добровольцем истребительного батальона. Через два дня он уже командовал взводом, через два дня от его взвода осталось двое. Раненый, в одиночку выходил из окружения. В самый тяжелый период боев за Кавказ служил в разведке. После второго ранения был направлен в танковое училище. Командиром танка, а потом роты воевал в «бригаде прорыва» - таких было 11 на всю армию, их считали смертниками – гибли первыми.
Освобождал Белоруссию, Прибалтику, Восточную Пруссию. Первым на танке ворвался в Вильнюс. В своем последнем бою пошел в атаку один из всей  роты. Из него извлекли 13 пуль и осколков, собирали по частям, ампутировали стопу. Его имя появилось на братской могиле. Дважды Дегена представляли к званию Героя Советского Союза – не получил.



На фронте начал писать стихи. В 19 лет после тяжелого боя он написал 8 строк, которые более чем через полвека сделают его знаменитым:

Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам еще наступать предстоит.

Это стихотворение нашли в его полевой сумке, извлеченной из подбитого танка. На фронте оно ходило в списках без имени автора. Его считают одним из лучших стихов о войне.
После войны, несмотря на инвалидность, в том числе раздробленную кисть правой руки, Ион Деген стал оперирующим хирургом-ортопедом, профессором медицины. В 1959 году первым в мире он пришил и восстановил пациенту отрезанную руку. Автор десятков научных работ и нескольких книг стихов и прозы.
Мне выпало счастье дружить с ним. Не исключено, что мой очерк о нем в «Огоньке», в номере, посвященном Дню Победы 2010 г., способствовал громадной популярности Иона Дегена в России – та публикация вызвала шквал перепечаток.
Тогда, в канун 65-летия Победы, ему вручили в Израиле очередную юбилейную медаль. На следующее утро он позвонил мне и прочитал свое новое стихотворение:

Привычно патокой пролиты речи.
Во рту оскомина от слов елейных.
По-царски нам на сгорбленные плечи
Добавлен груз медалей юбилейных.
 
Торжественно, так приторно-слюняво,
Аж по щекам из глаз струится влага.
И думаешь, зачем им наша слава?
На кой… им наша бывшая отвага?
 
Безмолвно годы мудро и устало
С трудом рубцуют раны, но не беды.
На пиджаке в коллекции металла
Ещё одна медаль ко дню Победы.
 
А было время – радовался грузу,
Превозмогая боль потери горько.
Кричал: «Служу Советскому Союзу!»,
Когда винтили орден к гимнастёрке.
 
Сейчас всё ровно, как поверхность хляби.
Равны в пределах нынешней морали
И те, кто блядовали в дальнем штабе,
И те, кто в танках заживо сгорали.

 
Ему опять удалось сказать о своем поколении то, что другим удается только почувствовать.


Борис Слуцкий (1919-1986)



Поэт-фронтовик, переводчик. Уроженец Украины. Одновременно учился в Московском юридическом институте и Литературном институте имени Горького.
Окончил этот институт в первые дни войны и уже в июне 1941 г. призвался рядовым в пехоту. Затем служил в дивизионной прокуратуре, а с весны 1942-го – в политотделе 57-й армии. Хотя являлся политработником, постоянно участвовал в разведывательных операциях за линией фронта. Был тяжело ранен. Войну закончил майором. На фронте стихи писал редко. После войны зарабатывал переводами, его собственные стихи долго не печатали, первый сборник вышел только в 1957 г.
Слава пришла к нему лишь в начале 60-х. Он стал голосом поколения, одним из ярчайших представителей поэтов-фронтовиков и в целом «шестидесятников». И остался им, несмотря на то, что с конца 70-х фактически замолчал. Это связывали с его тяжелой болезнью – последствием фронтового ранения и личной трагедией - скоропостижной смертью жены.
Но оказалось, что большая часть его поэтического творчества просто не могла быть опубликована. Это стало ясно уже на исходе почти двух десятилетий его затворничества и после смерти, когда удалось обнаружить несколько сот неизвестных стихотворений поэта.

Про евреев

Евреи хлеба не сеют,
Евреи в лавках торгуют,
Евреи раньше лысеют,
Евреи больше воруют.

Евреи - люди лихие,
Они солдаты плохие:
Иван воюет в окопе,
Абрам торгует в рабкопе.

Я все это слышал с детства,
Скоро совсем постарею,
Но все никуда не деться
От крика: "Евреи, евреи!"

Не торговавши ни разу,
Не воровавши ни разу,
Ношу в себе, как заразу,
Проклятую эту расу.

Пуля меня миновала,
Чтоб говорили нелживо:
"Евреев не убивало!
Все воротились живы!"

1960

Военачальники

В годы войны в Красной армии служили 305 генералов и адмиралов-евреев. 38 из них погибли в боях.
Евреями были заместитель начальника Генштаба Арон Карпоносов, начальник инженерных войск Леонтий Котляр, 9 командующих армиями и флотилиями, 8 начальников штабов фронтов, флотов, округов, 12 командиров корпусов, 64 командира дивизий, 52 командира танковых бригад.

Арон Карпоносов (1902-1967)



Заместитель начальника Генерального штаба, начальник Главного организационного управления Генерального штаба с 1942 г. Отвечал за структуру, комплектацию и подготовку всех родов войск всех фронтов и резерва. Один из основных разработчиков плана разгрома немецких войск под Сталинградом. После успешного завершения Сталинградской битвы получил звание генерал-лейтенанта.
По воспоминаниям генерала С. М. Штеменко, Сталин его не любил. Но во время войны обойтись без него в Генштабе не мог. Едва война закончилась – отправил Карпоносова заместителем начальника Приволжского военного округа. Это была фактически ссылка.

Лев Сквирский (1903-1990)



Генерал-лейтенант, начальник штаба и заместитель командующего Карельским фронтом.
Родился в местечке Степанцы на Украине. В Красной армии с 1919 г. Преподавал в Военной академии им. Фрунзе раньше,   чем сам ее окончил. С началом войны с Финляндией – в действующей армии. С октября 1940 г. - начальник  штаба 14-й армии, на базе которой в августе 1941-м был создан Карельский фронт. Сквирский, тогда еще полковник, стал в новом образовании начальником штаба и первым заместителем командующего.
Карельский фронт - самый протяженный из советских фронтов, простирался на 1600 км, от Баренцева моря до Ладожского озера (в его составе находился и Северный флот), и единственный, который с начала войны почти не отступал. На ряде участков, где оборону держала 14-я армия, начальником штаба которой был Лев Сквирский, линия фронта не продвинулась дальше государственной границы СССР. Армия противостояла немецким и финским формированиям, превосходившим ее по численности вчетверо.
Войска Калининского фронта предотвратили захват Кольского полуострова, Мурманска и Кировской железной дороги, сохранив базу Северного флота и возможность прохождения конвоев союзников с вооружением, техникой, оборудованием, материалами, продовольствием и медикаментами - поставками, чрезвычайно важными для функционирования всей советской военной промышленности, армии и тыла. Это была «дорога жизни» всего воюющего СССР.
Бои там шли тяжелые, в уникально тяжелых условиях Севера. Войска не имели возможности получать пополнения, Карельский фронт – единственный, где ремонт и восстановление военной техники приходилось производить только своими силами, не отправляя в тыл; единственный, где в качестве транспортного средства использовались собачьи упряжки. Кстати, события, положенные в основу повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие» и одноименного фильма, происходили там.
В мае 1943 года Сквирский был назначен командующим 26-й армии. Она сыграла решающую роль в разгроме противника в Выборгской и Свирско-Петрозаводской операциях, преследовала его до советско-финской границы, а отдельные корпуса 26-й армии – и в Норвегии.
В начале 50-х генерал-лейтенант Сквирский вернулся к преподавательской деятельности – в Высшей военной академии им. Ворошилова.

Марк Шевелев (1904-1991)



Генерал-лейтенант, начальник штаба Авиации дальнего действия, Герой Советского Союза, .
Родился в Петербурге. В Красной армии с 1920 г., участник Гражданской войны. После окончания Петроградского института инженеров путей сообщения работал авиаинженером.
В 25 лет назначен начальником авиационной службы ледовой разведки судов в Карском море. В 1933 г. возглавил полярную авиацию Главсевморпути. Его называли «летающим начальником» - во многие районы Севера он первым прилетал на своем самолете. Был начальником первой зимней экспедиции на Новую Землю на ледоколе «Красин», за что награжден орденом Ленина. В 1937 г. руководил высадкой первой советской полярной экспедиции во главе с И. Папаниным «Северный полюс-1». В числе других полярников стал одним из первых Героев Советского Союза – получил медаль «Золотая Звезда» №36.
Руководил поисками экипажа Сигизмунда Леваневского, потерпевшего крушение при перелете через Северный полюс в августе 1937 г., самыми известными спасательными операциями попавших в ледовый плен судов. С 1939 г. -  начальник Полярной авиации СССР.
В начале войны на базе Полярной авиации была создана 81-я авиационная дивизия дальнего действия. Заместителем командира в ней стал полковник Шевелев. Летчики этой дивизии уже в августе 1941 г. провели первую бомбардировку Берлина, а в ноябре-декабре присоединили к числу целей, кроме столицы рейха, Кенигсберг, Данциг, Плоешти. 
Когда в феврале 1942 г. была создана Авиация дальнего действия, Шевелев стал в ней начальником штаба. АДД входила в резерв Ставки верховного главнокомандующего и получала приказы только от него. Она располагала тремя тысячами самолетов, совершила 194 000 самолетовылетов, нанося удары в глубине территории противника. На посту начальника штаба АДД Шевелев стал генерал-майором, а менее через год – генерал-лейтенантом, но в июне 1944 г. был смещен с должности, а через несколько месяцев и Авиация дальнего действия прекратила свое существования в качестве отдельного рода войск - ее преобразовали в 18-ю воздушную армию.
Марк Шевелев получил назначение начальником воздушной трассы «Красноярск – Аляска», в короткий срок наладил доставку большого количества самолетов, поставляемых из США по ленд-лизу. После увольнения из армии в 1955 году он снова стал начальником Полярной авиации. Был участником 24 арктических и одной антарктической полярных экспедиций. Прокладывал воздушные трассы из Москвы на Крайний Север. Когда ему было уже за 70, обеспечивал стратегическую ледовую разведку для прорыва атомного ледокола «Арктика» к Северному полюсу.

Анатолий Андреев (1900-1971)



Генерал-лейтенант, командир корпуса, заместитель командующего армией.
Родился в Ольвиополе (ныне - Первомайск Николаевской области). В Красной армии с 18 лет. Во время Гражданской войны служил в 1-м Латышском стрелковом полку, частях особого назначения. Участвовал в боях с Деникиным, Махно, Врангелем, стал младшим командиром.
Окончил Харьковскую пехотную школу, затем разведывательные курсы, курсы усовершенствования командного состава «Выстрел», Военную академию им. Фрунзе. В конце 30-х командовал горно-стрелковыми дивизиями в Закавказье. В 1939 г. стал комбригом, в 1940-м – генерал майором.
Войну начал командиром стрелковой дивизии на Южном фронте, затем воевал на Ленинградском и Волховском фронтах. В 1942 г. - заместитель командующего 59-й армией на Ленинградском фронте, в 1943-м – заместитель  командующего 2-й ударной армии. В том же году стал командиром корпуса.
Корпуса, которыми он командовал, сыграли значительную роль в важнейших операциях на Северо-Западе, затем, в составе 1-го Украинского фронта, - в Польше и Германии. Войну Андреев, уже генерал-лейтенант (звание получил 20 апреля 1945 г.), закончил освобождением от остатков германских войск Праги.
В 1946 г. перешел на преподавательскую работу – сначала в Высшей военной академии им. Ворошилова, затем – заместителем начальника Военной академии связи в Ленинграде. Во время антисемитской кампании в СССР 48-летнего генерал-лейтенанта уволили в запас.

Лев Доватор (1903-1941)



Генерал-майор, легендарный командир кавалерийского корпуса, действовавшего в тылах противника в самый сложный период войны – в боях за Москву. Герой Советского Союза – награжден посмертно.
Родился в Витебской губернии. В РККА с 1924 г. Окончил кавалерийскую школу комсостава. Служил на Северном Кавказе, на Дальнем Востоке. После окончания Военной академии им. Фрунзе в 1939 г. стал начальником штаба полка, затем бригады, дивизии.
Во время съемок фильма С. Эйзенштейна «Александр Невский» руководил кавалерийской группой, сам был дублером Николая Черкасова – исполнителя заглавной роли.
Война застала его в госпитале в Москве. В августе 1941 г. получил под свое командование Отдельную кавалерийскую группу из двух дивизий. Сразу же предпринял двухнедельный рейд по тылам противника в районе Смоленска. В боях под Москвой группа была преобразована в корпус. Рейды кавалеристов Доватора в тяжелейших зимних условиях были столь успешны и ошеломляющи, что немцы назначили за голову генерала огромную сумму.
Ее никто не получил. Под Рузой генерал погиб во время осмотра в бинокль позиций – от случайной пулеметной очереди.
Еврейское происхождение Доватора скрывается до сих пор. Его называют то казаком, то белорусом. Первые доказательства того, что легендарный кавалерист – еврей, были опубликованы в журнале «Советиш Геймланд» в 70-е.

Давид Самойлов (1920-1990)



Поэт-фронтовик, переводчик.
Родился в Москве, в семье известного врача – Самуила Кауфмана, псевдоним взял после войны в память о нем. Учился в МИФЛИ (Московский институт философии, литературы и истории), в семинаре Ильи Сельвинского. Его однокурсниками и друзьями были известные впоследствии поэты-фронтовики Павел Коган, Михаил Кульчицкий, Сергей Наровчатов, Борис Слуцкий. Рранние стихи Давида Кауфмана были популярны в московской студенческой среде. Первая публикация появилась, благодаря Сельвинскому, в журнале «Октябрь» в 1941 г.
Рвался на фронт добровольцем – не взяли по причине плохого здоровья. Попал лишь на трудовой фронт – на рытье окопов под Вязьмой. Там тяжело заболел, был отправлен в эвакуацию в Среднюю Азию. Поступил в пехотное училище. Не окончив его, ушел в действующую армию в 1942-м. Попал на Волховский фронт.  Под Тихвином, где тогда шли особенно тяжелые бои, был тяжело ранен. Награжден медалью «За отвагу» - «за то, что… с пулеметным расчетом во время атаки первым ворвался в немецкую траншею и в рукопашной схватке уничтожил трех гитлеровских солдат».
После госпиталя был направлен в тыловую часть, с помощью Эренбурга добился возвращения на фронт, стал разведчиком на 1-м Белорусском. Получил знак «Отличный разведчик». Награжден орденом Красной Звезды, как сказано в приказе,  «за захват немецкого бронетранспортера и трех пленных, в том числе одного унтер-офицера, давшего ценные сведения, и за активное участие в боях за Берлин».
На фронте публиковал в гарнизонной газете стихотворные сатиры на Гитлера под псевдонимом Семен Шило.
После войны почти два десятилетия предпочитал писать, в основном, «в стол», многие стихотворения того времени увидели свет уже после его смерти. Занимался стихотворными переводами с разных языков и достиг в этом жанре высокого мастерства. Сочинял детские радиопьесы, некоторые из которых вошли в «золотой фонд» радио, ставились в театрах, выходили на пластинках. В Союз писателей его приняли как переводчика. Первая стихотворная книжка вышла только в 1958 г. малым тиражом, но сразу привлекла внимание любителей поэзии.
Многие его стихи стали популярными песнями, некоторые из них, как «Сороковые, роковые…», - чем-то вроде гимна военного поколения.
С 1974 г. Давид Самойлов жил вдали от Москвы, в эстонском городе Пярну. Его дом превратился в место паломничества свободолюбивой интеллигенции. Он умер 23 февраля 1990 г. на юбилейном вечере Бориса Пастернака, едва успев выступить на нем.

Перебирая наши даты,
Я обращаюсь к тем ребятам,
Что в сорок первом шли в солдаты
И в гуманисты в сорок пятом.
А гуманизм не просто термин,
К тому же, говорят, абстрактный.
Я обращаюсь вновь к потерям,
Они трудны и невозвратны.
Я вспоминаю Павла, Мишу,
Илью, Бориса, Николая.
Я сам теперь от них завишу,
Того порою не желая.
Они шумели буйным лесом,
В них были вера и доверье.
А их повыбило железом,
И леса нет — одни деревья.
И вроде день у нас погожий,
И вроде ветер тянет к лету…
Аукаемся мы с Сережей,
Но леса нет, и эха нету.
А я все слышу, слышу, слышу,
Их голоса припоминая…
Я говорю про Павла, Мишу,
Илью, Бориса, Николая.

***
Сороковые, роковые,
Военные и фронтовые,
Где извещенья похоронные
И перестуки эшелонные.
Гудят накатанные рельсы.
Просторно. Холодно. Высоко.
И погорельцы, погорельцы
Кочуют с запада к востоку…
А это я на полустанке
В своей замурзанной ушанке,
Где звездочка не уставная,
А вырезанная из банки.
Да, это я на белом свете,
Худой, веселый и задорный.
И у меня табак в кисете,
И у меня мундштук наборный.
И я с девчонкой балагурю,
И больше нужного хромаю,
И пайку надвое ломаю,
И все на свете понимаю.
Как это было! Как совпало —
Война, беда, мечта и юность!
И это все в меня запало
И лишь потом во мне очнулось!..
Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые…
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!

При поддержке РЕК


Продолжение следует
Количество обращений к статье - 2336
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2020, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com