Logo



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!



RedTram – новостная поисковая система

Личности
«Грузин» из ШАБАКа. Разочарования
Петр Люкимсон
Как Ицхак Илан должен был, но не стал главой контрразведки, и почему не пригодился в политике. Часть 3-я


Ицхак почувствовал, что он болен, во время путешествия по родной Грузии

Слишком тяжелые легкие

В 2018 году у Ицхака Илана была обнаружена IFP – прогрессирующая фиброма легких, и врачи сообщили, что жить ему осталось не больше трех лет.
Но через какое-то время медики признались, что ошиблись: на самом деле у него есть в лучшем случае чуть больше года…
…В 2013 году, продолжает рассказывать Ицхак Илан, он со старым другом решил отправиться в путешествие по Грузии - стране их детства. Они посетили многие заповедные уголки природы, и вот тогда он впервые обратил внимание, что ему тяжело подниматься в гору.
Поначалу Илан объяснил это тем, что, выйдя в отставку, стал терять физическую форму. Чтобы вернуть ее, начал регулярно ходить в спортзал, но это не помогало – трудности с дыханием возникали все чаще. В 2016 году он заболел воспалением легких, против которого оказались бессильны все антибиотики.
- И вот тогда моя жена Лея заявила, что мне необходимо пройти СТ легких, и, если врачи не назначат мне эту проверку немедленно, она перевернет всю больничную кассу с ног на голову, - вспоминает Ицхак Илан. - Мы сделали СТ, и так у меня был обнаружен прогрессирующий фиброз легких.
Врач прямо сказал, что от этой болезни нет лекарства и методов лечения, поскольку никто не знает, отчего она возникает. Остановить ее невозможно, но у каждого человека фиброз развивается разными темпами. У одних очень быстро, у других – медленно.
У меня, по оценкам врачей, фиброз прогрессировал средним темпом. То есть с учетом того, что я, как минимум год, был уже болен мне они дали еще два года жизни. Но в то же время, сказали медики, меня может спасти пересадка легких. А у меня вдобавок ко всему редкая группа крови, так что найти донора будет нелегко.
Такими пересадками занимается у нас Центр по пересадке органов при больнице «Бейлинсон», под руководством профессора Моти Кремера. Это – уникальное место, в котором работают специалисты мирового уровня.
Профессор Кремер был со мной откровенен.
«Послушай, Ицхак, - сказал он. – По той скорости, с которой ухудшается твое состояние, боюсь, что тебе осталось жить чуть больше года».
И вот тогда, как уже говорилось в самом начале нашего разговора, я решил посвятить оставшееся мне время двум целям.
Во-первых, заняться политикой и повлиять на происходящее в стране, потому что это государство мне очень и очень дорого. А во-вторых, доказать, что Роман Задоров не убивал Таир Раду, в чем я абсолютно убежден.
Кроме того, я сказал нашей дочери Шароне, что она обязана как можно скорее выйти замуж, чтобы я успел побывать на ее свадьбе. У нее в тот момент не было друга, но, в отличие от политики, с замужеством дочери я в итоге преуспел. Она создала семью, и я гулял на ее свадьбе.
- Как это было?
- На работе я, разумеется, никому не сказал о том, что болен, и вообще мне надо было поддерживать себя в хорошей форме на случай, если найдется легкое для пересадки.

Операцию могли провести в США, но больничная касса отказалась платить

Осенью 2019 года мне позвонили из «Бейлинсон», и сказали, что я должен срочно приехать, так как прибыло донорское легкое с Кипра - у нас с этой страной есть договор об обмене донорскими органами. Но когда я прибыл в «Бейлинсон», мне сообщили, что легкое нездорово, и для пересадки не подходит.
У меня, как ты понимаешь, были все необходимые медицинские страховки, и в больничной кассе сказали, что могут полностью оплатить мне пересадку легкого в клинике в Сан-Диего. Но там донора надо ждать три месяца, а у меня этого времени нет. Нашлась в США клиника, где время ожидания донора составляло неделю, но там нужны были такие деньги, что больничная касса платить была не готова.
Хотя, было добавлено, если обратиться напрямую к министру здравоохранения, то он с учетом моих заслуг перед государством может выделить требуемую сумму. Но идти к нему надо уже сегодня…
- И ты пошел к министру здравоохранения?
- Нет, в те минуты я был раздавлен, опустошен. К тому же была пятница, и я сказал, что пойду на прием к Лицману в воскресенье. Сын и друзья тем временем задействовали все свои связи и начали давить на министра с тем, чтобы тот не отказал. И вдруг спустя несколько часов поступает звонок из «Бейлинсон» о том, что есть донорские легкие от только что погибшего 19 летнего парня.
Операцию мне делали доктора Юрий Пейсахович и Ярон Барак под личным наблюдением проф. Кремера.
- Что ты помнишь из тех дней?
- У меня было очень тяжелое чувство: ведь любая пересадка органов связана с трагедией. В моем случае - с гибелью здорового 19-летнего парня из Маале-Адумим, отправившегося гулять на мотоцикле. Он был намного крупнее меня, и потому для двух его легких места в моей грудной клетке не нашлось, только для одного…
Помню, когда очнулся, мне показалось, что я в аду. Болело все. Однако спустя неделю профессор Кремер сказал: «Ицхак, операция прошла успешно. Мы тебя спасли. Но сейчас тебе нужно как можно скорее уходить отсюда, пока ты не подхватил какую-то инфекцию!».
Когда меня выписали, я еще не мог не только вставать, но и держать в руках мобильник. Дома постепенно стал приходить в себя. Если до операции мои легкие функционировали на 37%, то сейчас на 74%. Так что я доволен. Я просто получил жизнь в подарок, что называется, на последней минуте.
- Ты встречался с семьей донора?
- Разумеется. Это была очень трогательная встреча, но мы собираемся встретиться с ними еще раз, когда вся эта катавасия с коронавирусом закончится.
Эта семья пережила страшную трагедию. Что может быть страшнее, чем потерять 19-летнего сына? Он получил тяжелую травму головы, но его тело не пострадало, и в результате его органы спасли жизнь шестерым людям. Я не знаю, как и чем можно за такое отблагодарить…
Спустя три недели после операции я повел дочь под хупу и даже немного потанцевал на ее свадьбе. Кадры, запечатлевшие, как я танцую, были затем переданы Центру по пересадке – у них до того не было пациента, который танцевал спустя две недели после выписки…

Греховные списки

- Почему, когда ты решил заняться политикой, ты обратился именно в «Кахоль-лаван»?

- По своим убеждениям, я сторонник правого лагеря. Я даже не правоцентрист, а правый центр, что совсем не одно и то же. Но одновременно я не терплю нападок на правоохранительную и судебную систему. Да и ситуация, при которой пост премьера занимает человек, на котором висят три тяжких обвинительных заключения, для меня ненормальна.
Поэтому поначалу я обратился с предложением включить меня в список к Буги Яалону, с которым давно и хорошо знаком. Не буду скрывать: он меня сильно разочаровал.
Смотри, у меня все-таки есть какие-то заслуги перед страной и в течение жизни я доказал, что чего-то стою. Буги стал вести со мной переговоры, но вскоре от одного журналиста я узнал, что это была двойная игра. Параллельно он вел переговоры с Йоазом Генделем и Цвикой Хаузером, и в итоге предпочел меня этим двоим и Габи Ибаркану. То, что произошло потом, было очень смешно. Он сполна заплатил за свои ошибки.
- И ты пришел к Бени Ганцу…
- Да. Буги сам сказал мне: «Ицик, у меня для тебя места нет, но у Ганца места есть, и он даже ищет людей».
Ганц предложил мне 23-е место в списке. По опросам оно тогда было вполне реально, и я согласился. Затем после слияния с «Еш атид» и ТЕЛЕМ меня передвинули на 39-ое место. Это уже было куда менее реально, я почувствовал себя ущемленным, но снова согласился. И вдруг накануне третьих выборов, прекрасно зная, что я только что перенес операцию, Ганц направляет мне приближенного, чтобы сообщить, что решил отодвинуть меня на 45-е место.
Я все еще лежу на больничной койке, не совсем отошел от наркоза, и вдруг мне сообщают такое! Я попросил, чтобы Ганц позвонил ко мне вечером. Вместо него позвонил все тот же приближенный, и сообщил, что «босс решения не изменил». Тогда я направил Бени Ганцу сообщение по «Вотсаппу», но он не ответил.
После этого я написал на тот же «Вотсапп», что мне нечего делать в списке, в котором так относятся к людям.
- Эта история получила огласку в СМИ. Кто-то после этого перед тобой извинился?
- Да. Но не Буги. Буги так и не позвонил до сих пор. А вот Габи Ашкенази позвонил и принес извинения, добавив, что все эти передвижки в списке были сделаны за его спиной, и он к ним не имел никакого отношения. Меня с Габи, кстати, связывает несколько важных операций.
Потом позвонил Бени Ганц, но я ответил, что не желаю с ним разговаривать. Он написал, что хочет встретиться с глазу на глаз. Я согласился. Это было как раз накануне третьих выборов. Я знал, насколько он занят, и не думал, что он приедет. Но он приехал.
«Ицхак, - сказал Ганц, я прошу тебя только об одном: прими мои извинения».
«Окей, - ответил я. – Извинения приняты. Но я никогда не забуду, как ты плюнул мне в лицо. Или это сделали люди из твоего окружения?».
«Оставь моих людей, - сказал он. – Я отвечаю за все, и я приношу извинения».

Нетаниягу назначил  - раввин отменил

Одна из самых тяжелых душевных травм, которую прошел в своей жизни Ицхак Илан, связана с тем, что он так и не стал начальником ШАБАКа. И это – при том, что уходивший в отставку глава этой спецслужбы Юваль Дискин рекомендовал в качестве своего преемника именно его.
- После того, как ты получил рекомендацию от Дискина, ты наверняка стал шить костюм нового начальника ШАБАКа, не так ли?
- Вовсе нет. Я изначально знал, что есть силы, которые категорически противятся моему назначению. Дело в том, что в 2009 году я был начальником департамента ШАБАКа, в который входил также отдел по борьбе с еврейским террором.
В те дни солдаты, прошедшие через армейские ешивы, в основном, служившие в бригаде «Кфир» начали развешивать на базах листовки с призывом отказываться от выполнения приказов, если их заставят эвакуировать поселения.
Это было недопустимо, и чтобы пресечь начавшееся поветрие и, одновременно, не привлекать солдат к ответственности, я решил встретиться с равом Хаимом Друкманом – зная, что он обладает колоссальным авторитетом и у молодежи в вязаных кипах.

Рав Хаим Друкман не дал назначить Ицхака Илана главой ШАБАКа. Фото: Shuki - נוצר על ידי מעלה היצירה, CC BY-SA 4.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=4072596

Мы встретились. Я представился «Хаимом из ШАБАКа», объяснил ему суть проблемы. И тут он произнес фразу, которая зажгла у меня «красную лампочку»: «Да, такие вещи не стоит говорить публично».
Я спросил в ответ, не считает ли он, что подобные вещи можно говорить в своем кругу?
- «Да, безусловно, это разрешено, - ответил рав Хаим Друкман. – И если солдат обратиться ко мне за советом в такой ситуации, я посоветую ему не участвовать в эвакуации».
«Таким образом, - уточнил я, - вы не оставляете солдатам никакого иного выхода, кроме как отказаться от приказа участвовать в сносе поселений?».
Я был в шоке – ведь рав Друкман официально был госслужащим! Затем он сказал, что ЦАХАЛ должен позаботиться о том, чтобы те солдаты, которые не хотят участвовать в сносе поселений, остались на базах.
К тому времени я уже кипел, но сдержался и, заканчивая беседу, сказал: «Хорошо, квод а-рав, вы можете хотя бы публично осудить распространение листовок?». Он сказал, что готов это сделать, и сдержал слово: спустя пару дней выступил с таким осуждением.
- Как это все связано с твоим неназначением на пост главы ШАБАКа?
- Напрямую. Когда меня назначили зам. начальника ШАБАКа, кто-то тут же сообщил раву Друкману, что я и есть тот самый «Хаим из ШАБАКа». Он немедленно написал Дискину письмо с протестом против моего назначения. Затем меня вызвал к себе Биньямин Нетаниягу. Мы встречались с ним и раньше, по поводу различных операций, а затем в связи с моим назначением зам. начальника ШАБАКа. Та встреча была недолгой, четверть часа, не больше. На следующий день он утвердил мое назначение.

Илан вышел от премьер-министра с решением о своем назначении главой ШАБАКа. Но оказалось, что Биби решает не все, а свои решения меняет. Фото: Ави Охайон, GPO

Но сразу после этого рав Друкман направил ему письмо, в котором охарактеризовал меня как «врага поселенческого движения».
Больше всего бесит, что это – ложь. У меня вся семья – ортодоксы или вязаные кипы; я всегда относился к поселенцам спокойно. Я хотел написать премьеру письмо, объяснить, насколько оно фальсифицирует факты, но Дискин меня остановил. «Ерунда! - сказал он. - Оставь это мне. Все будет в порядке».
Затем Дискину пришло время уходить в отставку, и он представил Нетаниягу список из трех потенциальных кандидатов на сое место: меня, Йорама Коэна и Дорона Вайса. Но при этом подчеркнул, что считает мою кандидатуру наиболее подходящей.
После этого Биби вызвал меня на беседу. Затем на еще одну. Во время четвертой беседы он сказал: «Вайс отсеялся. Мне надо выбрать между тобой и Йорамом. И я хочу задать тебе еще несколько вопросов…»
- Он требовал от тебя личной преданности?
- Нет. Все вопросы были по делу. В заключение беседы Биби спросил: «Если я все же выберу не тебя, кто, по-твоему, больше всего подходит на должность главы ШАБАКа? Я ответил: Йорам Коэн.
И это была правда: я дружу с Йорамом много лет, и он в итоге стал отличным начальником ШАБАКа. Однако это никак не противоречит тому, что я тоже вполне соответствовал этой должности.
Выйдя от Биби и проанализировав разговор, я понял, что мне пост главы ШАБАКа не светит. Позвонил Дискину, сказал ему об этом, однако он отказывался поверить, все спрашивал, с чего я это взял.
Но в тот же вечер Кармела Менаше (военный обозреватель государственного радио. – Ред.) сообщила в эфире, что рав Хаим Друкман лично встретился с Нетаниягу, чтобы убедить его не назначать меня начальником ШАБАКа. Это было неслыханное вмешательство в процесс государственных назначений, и Друкману тут же позвонили с радио, чтобы узнать, правда ли это? Он не отрицал, лишь сказал, что высказал свое мнение как простой гражданин, озабоченный будущим государства.
Затем выяснилось, что премьер лично с ним по данному поводу встречаться отказался, и рав Друкман передал ему свое мнение через военного секретаря Йонатана Локера.
- Пока в этой истории Биби выглядит очень достойно.
- Да. И тем не менее, я точно знаю, что рав Друкман торпедировал мое назначение. Дело в том, что в ближайшее окружение Биби входил тогда Натан Эшель – этот маньяк и скотина, любящий заглядывать женщинам под юбки. Но Эшель – друг детства рава Друкмана; они стали не разлей вода, еще когда были мальчишками в «Бней-Акива». И через Эшеля, имевшего немалое влияние на Нетаниягу, рав Друкман и добился своего. Все это отнюдь не плод моего воображения. Спустя какое-то время помощник рава Друкмана дал в интервью, в котором не без гордости заявил, что они торпедировали мое назначение.
- Похоже, у тебя это до сих пор очень болит…
- Смотри, я начал свой путь в Израиле как новый репатриант, ни слова не знавший на иврите. Я горжусь той карьерой, которую я сделал в Общей службе безопасности, и не моя вина в том, что я в итоге не стал ее начальником. Я был рекомендован, и я подходил на эту роль. Больше всего у меня болит то, что я не получил назначения из-за чужой подлости. Это меня и вправду не отпускает…

16 октября 2020 года Ицхак Илан скончался от коронавируса, которым заразился на свадьбе друзей семьи...
Количество обращений к статье - 310
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Stranger | 24.11.2020 13:50
Сoболезную смерти, но халатность наказуема - 19 октября уже был строгий карантин, тем более для человека с пересаженным лёгким. А так -"Да и ситуация, при которой пост премьера занимает человек, на котором висят три тяжких обвинительных заключения, для меня ненормальна" - ай да герой. Хорошо, что его никуда дальше не назначили. Да ещё сторонник сноса поселений религиозными солатами. В КаЛ ему было самое место. Молодец рав Друкман.
Леонид Рифенштуль | 19.11.2020 12:08
Спасибо, это интересно. Хотя, я считаю, что тексты (книги, интервью), написанные (рассказанные) бывшими (а, тем более, действующими) сотрудниками спецслужб, имеет смысл рассматривать только как беллетристику, худож. литературу.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2020, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com