Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Почти cерьезно
«Менделееву с Эйнштейном – отказать...»
Владимир Дертко, Реховот

Шалом, евреи! Почитал в последнем выпуске "МЗ" подборку анекдотов, и как в баньке побывал на окраине Биробиджана, в кругу друзей, под веселый треп. И захотелось мне под это настроение поведать вам, уважаемый Читатель, о разговоре двух дам, случайно услышанном много лет назад на автобусной остановке:
- Симочка, дорогая, скажи: у тебя есть грудь?
- Здравствуйте! Конечно, есть.
- И что ж ты её не носишь?..

Разговор как разговор. Такое в том Биробиджане можно было услышать каждые пять минут, только записывай. Я же человек довольно ленивый, чтоб каждые пять минут доставать блокнот и записывать в  него очередную байку. Но эта в последнее время постоянно свербит мою память. И вот почему.

Как я уже упомянул, человек я ленивый, а оказаться ленивому человеку в Израиле, да еще без востребованной профессии, - это, я вам доложу, тоска. Некоторые с тоски или от безденежья идут мыть подъезды, подметать улицы, но это те, кто не ленивый или у кого семеро по лавкам. У меня же с этим все в порядке. Вырастил троих детей, все при деле, в своих квартирах, растят пять внуков. Было бы, конечно, неплохо ещё поработать - от тоски подальше, да внучатам лишний подарок с получки сделать. Но где же в Израиле найти такую работу - и чтоб интересную, и чтоб ещё зарплату достойную платили?

Тут надо бы что-то придумать. Но придумать такое, чего нет на местном рынке, и чтоб это постоянно было востребовано, да еще чтобы интересно было этим заниматься, этакий запатентованный вечный двигатель. Тут я должен заметить, что безделье – это такое  времяпровождение, которое иногда приносит плоды в виде полезных идей. На первый
взгляд, идиотских, но в реализованном виде - идей полезных.   

Как я уже упомянул, "вечный двигатель" должен быть запатентован. Иначе найдется находчивый человек, способный поставить его на конвейер еще до тех пор, пока автор идеи будет свой конвейер только настраивать. И кончится это тем, что незадачливого автора даже подметать вокруг того конвейера не допустят. 

Выдача патентов в Израиле, как я слышал, поставлена крепко. Израиль, говорят, в этом деле является мировым рекордсменом. И уж если мэр Москвы смог получить патент на обыкновенный пирожок, который сотни лет ежедневно миллионами выпекается  в домашних духовках и промышленных пекарнях, а сын президента Украины авторское право на слово "Украина", которое ежесекундно произносится в мире  неисчислимое множество раз, то наша патентная служба без проблем должна принять хотя бы заявку на то, чего еще нет в природе. 

Так я думал,  идя по коридорам патентного бюро в Иерусалиме, уставленного стеллажами  с тысячами папок и папочек чьих-то фантазий, реальных и нереальных идей.
- Что? Вы предлагаете издавать законы Израиля на иностранных языках?

Симпатичная еще минуту назад служащая бюро превратилась в моего первого армейского сержанта. 
- Вы понимаете, - продолжала она, - что законы государства - это собственность государства, и только ему решать, на каком языке они будут изданы. А те, кто хочет читать законы, пусть изучает иврит. Мы, конечно, не можем запретить вам заняться такой деятельностью, но ни патента, ни авторского права на свое изобретение вы у нас не получите. Да и какое это изобретение? Разве это ваше изобретение - переводить чужие тексты на другие языки? Да мы даже вашу заявку оформлять не станем. Вот если бы вы для улучшения работы какого-то механизма предложили добавить или убавить в нем  шайбу - это будет изобретение, а то, что предлагаете вы, - всего лишь ваши фантазии...

Вы, уважаемый Читатель, надеюсь, поняли, что пришел я в достойное государственное учреждение для того, чтобы подать заявку на изобретение - перевод израильского законодательства и постановлений правительства на родные языки новых репатриантов. Изобретение  предполагает новизну предложения, а новизна здесь есть. Шестьдесят лет государству, а кто из вас видел уголовный кодекс на русском или амхарском языках? То-то, и я не видел. Вся юридическая русскоязычная литература представлена лишь комментариями  и мнениями юристов - иногда противоречивых (два юриста - три мнения). 

Я же предлагаю издавать все тексты законов. Тексты полные, до последней запятой. Так как их утвердил законодатель. Где фраза  "Казнить нельзя помиловать" читалась бы однозначно и была понятна любому грузчику с овощного рынка. В этой связи я должен напомнить, что закон - публичный государственный акт, обязанный к исполнению всеми гражданами государства. 

По поводу "обязанный к исполнению всеми гражданами государства" - когда это касается России или Израиля - я, конечно, загнул. Тут всё зависит от толщины кошелька или той ступени общественного социума, которую занимает рассматриваемая персона. А вот  понятие "публичный государственный акт" требует  более тщательного анализа. Ключевое слово в нем "публичный" и никаких толкований, кроме как "максимально публичный" тут применить нельзя.

Если закон, "государственный акт" не публичный, то это не закон, а секретная директива  для спецслужб. Тут тоже все понятно даже грузчику. Далее рассмотрим два важных словосочетания - "родные языки" и "новых репатриантов". Что такое родной язык, думаю, особо объяснять не надо, большинство из нас владеют им в совершенстве. Во всяком случае, мой Читатель может прочитать на родном языке текст закона. По крайней мере, со словарем юридических терминов. Но наряду с родным языком существуют языки иностранные. А вот их-то мало кто знает. Тем более в совершенстве. Даже один. Из этого следует, что мало кто из тех людей, для кого родной язык испанский, французский или, скажем, русский, в состоянии самостоятельно ознакомиться с израильским законодательством. Даже если у него за плечами юридический факультет знаменитого Кембриджского университета.

А вот теперь, когда мы вспомнили, что такое закон и преимущество родного языка перед языком иностранным, перейдем к рассмотрению более сложной реалии "новый репатриант".  Репатриант - это человек, вернувшийся из-за "бугорья" в свое родное государство, гражданином которого он до этого являлся, из плена или из эмиграции. С этим все ясно. Понятие же "новый репатриант" в последние десятилетия специфично, насколько мне известно, только для Израиля. В принципе новый репатриант его и создал. Без нового репатрианта Израиля, как государства, просто бы не существовало. Как нам в свое время объясняли доброжелательные  работники Сохнута, новый репатриант - это гражданский статус, прописанный в законе о возвращении (поднимите руки, кто читал этот закон), который гарантирует тем, кто под него подпадает, полноправное гражданство с первой минуты пребывания в Израиле. 

Итак, демократическое, как себя декларирует Израиль, государство получило новых граждан, для которых государственный язык - язык иностранный, для хорошего знания которого требуются долгие годы упорного труда и определенные лингвистические способности. А новоявленные граждане взамен получили демократическое государство, которое по какой-то причине прячет от доброй половины собственных граждан свои законы. Мы, конечно, можем ближе ознакомиться  с реалиями таких слов, как государство, демократия, гражданин и гражданское право, где заключено одно из его неоспоримых прав - право граждан знать законы своего государства. Но так уж сложилось, что между этими реалиями и благословенным Израилем нет ничего общего. Зато много общего с тем анекдотом, с которого я начал.
- Израиль, дорогой, у тебя есть законы?
- Конечно, есть.
- И что ж ты их не носишь? 

В подобной интерпретации этот диалог улыбку уже не вызывает, а если и вызывает, то только грустную. Грустно осознавать себя просто проживающим в этой стране. Проживающим, а не гражданином. Впрочем, гражданином в полном объеме мало кто себя в демократическом Израиле себя чувствует. Даже президент. Не верите? Спросите у Моше Кацава. История  бывшего президента весьма типична для Израиля и подтверждает то, что в стране отсутствует  институт принципа презумпции невиновности – принципа, без которого о демократии можно только вальяжно рассуждать, наматывая сопли на кулак. Что и делал Кацав, слушая стоны граждан Израиля,  рабов "Висконсина" буквально за воротами своей резиденции.

А в "недемократичной" Индонезии, где существует смертная казнь, презумпция невиновности существует.  Недавно  их суд признал  невиновным человека, совершившего особо тяжкое преступление, за которое полагается смертная казнь. И только потому, что  обвинение не смогло  доказать, который из двух братьев-близнецов торговал наркотиками. То, что один из близнецов торговал наркотой, у суда сомнений не вызывало. Но который из них?  В результате обоих, чтобы не наломать дров, признали невиновными.

Я далек от мысли, что Кацав не хлопал по ляжкам своих помощниц. Я даже охотно поверю в то, что они с удовольствием отвечали ему взаимностью. Но кто доказал изнасилование десяти (!) женщин, о которых трещал весь мир? 

На мой взгляд, Кацав был очень плохим президентом, и то, что с ним случилось, смело можно назвать результатом его президентской бездеятельности. Но он был нашим президентом! А мы, израильтяне, почти семимиллионное стадо баранов, не имеющее возможности знать свои же законы, позволили гурманам в судейских мантиях его сожрать. И кто из нас, баранов, станет очередной жертвой абсурдного обвинения?

Но вернемся в патентное бюро. После всех своих долгих и пылких умозаключений в отношении моего предложения сотрудница, с которой я общался, видимо, вспомнив своё новорепатриантское лихо, потихоньку стала успокаиваться.
- Неужели вам не жалко денег на госпошлину? Триста долларов - деньги немалые...

Тут уже я пошел в наступление:
- Вот вы - госслужащая, к вам пришел посетитель, просит вас выполнить свои служебные обязанности. За это он платит государству, как вы выразились, немалые деньги, а  государство в вашем лице, что очень странно, от них отказывается. Ваша задача - выполнить свои служебные обязанности: пополнить госказну, из которой  вам, между прочим, платят зарплату, и официально принять мою заявку. Все остаются довольны. Даже я в случае отказа признать за мной авторское право. Государство пополняет казну, а я обеспечиваю себе приоритет первенства обращения в вашу контору по этой теме.

Наверное, этот аргумент её убедил, и она даже выразила готовность помочь мне оформить заявку на их фирменном бланке. Но прежде она пошла  проконсультироваться к своему руководству. Через несколько минут она сообщила мне о категорическом запрете принимать мою заявку. Мол, её руководитель сказал, что мое предложение противоречит закону. Ни названия закона, ни номера статьи или параграфа из него, ни когда этот закон принят. Очень удобная  позиция трясти "законом",  с которым нельзя ознакомиться.

- Да вы не огорчайтесь. Даже если бы к нам пришли Менделеев со своей периодической таблицей  или Эйнштейн с теорией относительности, - им тоже бы отказали, потому что  у них не изобретения, а научные открытия, о которых заявляют на научных форумах или  на страницах научных журналов.

Я далек от мысли, что новизна моего предложения "тянет" на научное открытие, но все же решил воспользоваться её неуклюжей подсказкой. Поэтому и пишу в надежде, что мою историю опубликуют и, следовательно, когда-нибудь я смогу, сославшись на дату публикации, подтвердить свое "право первой ночи". И если вы от меня не устали,   позвольте ещё одну байку, в тему.

Билл Гейтс проводит на одной из своих фирм экскурсию журналистов.  Кругом стерильная чистота,  суперсовременная оргтехника, опрятно одетые сотрудники увлеченно заняты производственным процессом, чувствуется ритм напряженной работы. А на этом фоне небритый парень, в мятой майке и шортах за заляпанным пятнами кофе столе, лениво потягивая из горлышка пиво, раскладывает на старом мониторе карточный пасьянс.  Журналисты защелкали фотоаппаратами: сенсация - в известную во всем мире фирму пробрался босяк, и никому до него нет дела.

Билл Гейтс, пытаясь успокоить журналистов, увлекает их в сторону:
- Тихо, господа, тихо. Пожалуйста, не надо его отвлекать. Это наш самый продуктивный сотрудник. Именно в таком состоянии к нему приходят идеи, на которых мы уже заработали несколько миллиардов...

Текст  заявки  на получение  патента по изобретению свободного доступа граждан Израиля к израильскому законодательству прилагаю.
Количество обращений к статье - 2747
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com