Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Нюрнбергский концерт
Евгений Беркович, Ганновер

Темное прошлое олимпийского чемпиона

Фамилию Неккерманн в Германии знает каждый. Так называется одна из крупнейших фирм посылочной торговли. По каталогам “Неккерманн” немцы охотно покупают одежду, бытовую технику, электронику, даже готовые дома. Экскурсионное бюро “Неккерманн” ежегодно обслуживает сотни тысяч туристов. Основатель “торговой империи” Йозеф Неккерманн (1912-1992) знаменит еще и тем, что дважды (в 1964 и в 1968 годах) становился олимпийским чемпионом в соревнованиях по конному спорту. А всего на четырех олимпиадах с 1960 по 1972 год он был удостоен шести медалей, последнюю из которых завоевал в шестьдесят лет.

Йозеф Неккерманн родился в старинном баварском городе Вюрцбурге в семье торговца углем. После смерти отца мальчик оставил школу и пошел учеником в банк, потом работал на заводе. В юности ему приходилось пробовать себя во многих областях. Удачная женитьба сделала молодого человека обеспеченным.

В 1938 году двадцатишестилетний Неккерманн совершил очень выгодное приобретение: он купил фирму посылочной торговли бельем и другими текстильными товарами. Прежнего владельца фирмы звали Карл Йоэль. В двадцатые и тридцатые годы это имя было нарицательным в Германии - “белье от Йоэля” носили миллионы немцев. Йоэль произвел революцию в торговле, сделав цены на модные товары доступными для многих. Даже в трудные времена экономического кризиса фирма процветала.


Й. Неккерманн (слева) и К. Йоэль

Новый владелец умело повел дело и уже в 1939 году получил государственный заказ на поставку белья для солдат Третьего Рейха. Тогда же он познакомился с ведущими политиками, банкирами, промышленниками Германии.

Благодаря накопленному опыту Неккерманн и после войны остатвался в ряду лидеров немецкой торговли. Он последовательно расширял свой бизнес: занялся продажей радиоприемников (1953 год), холодильников и телевизоров (1954), стиральных машин (1955), мопедов (1956). В 1963 году открыл сеть экскурсионных бюро. “Неккерманн делает все возможным” – так звучал один из лозунгов его компании. И люди верили ему.

Авторитет  этого человека в немецком обществе казался непререкаемым. Он был основателем и бессменным руководителем Фонда помощи спорту. Его считали одним из главных меценатов  на немецкой земле...

…Скандал разразился в конце пятидесятых: торговый король Германии предстал перед судом. Выяснилось, что покупка компании у Карла Йоэля, послужившая фундаментом для дальнейшего богатства Неккерманна, была ничем иным, как грабежом. Дело в том, что Йоэль был евреем, а при совершении сделки на стороне Неккерманна выступило гестапо. Будущему олимпийскому чемпиону угрожало восемь лет тюремного заключения.

“Хорошие товары - по низким ценам”

В 1927 году жители Нюрнберга Карл Йоэль и его жена Мета открыли в своей квартире на Уландштрассе небольшую мастерскую по пошиву белья. Спустя пару лет компания Йоэля обеспечивала бельем почти всю Германию. Даже после прихода Гитлера к власти Карл и Мета не теряли надежды  на успех своего дела. В 1934-м Йоэли с одиннадцатилетним сыном Гельмутом переехали в Берлин, где вложили в развитие производства все семейные деньги. Карл приобрел большое здание, нанял новых рабочих. Однако время было неблагоприятным для того, чтобы евреи могли заниматься бизнесом. Нацисты поставили перед собой задачу “ариизировать” экономику, а проще говоря, отнять собственность у еврейских предпринимателей и передать ее немцам.

Процесс "ариизации" начался во второй половине 1933 года, но до 1938-го он осуществлялся не по закону или указу, а как следствие “определенных обстоятельств". "Обстоятельства"  же умышленно создавались нацистами - например, прекращались поставки сырья и оборудования некоторым заводам. Но хотя хозяин-еврей был вынужден идти на невыгодную сделку, за ним все-таки оставалось некое подобие свободы выбора: он имел возможность сам определять покупателей. Положение в корне изменилось в конце 1937 - начале 1938 годов, когда вступил в силу четырехгодичный план, вызвавший прилив деловой активности у крупных немецких промышленников.

Не последнюю роль в «ариизации» играли организованные нацистами бойкоты еврейских предприятий, травля их владельцев в прессе. Особенно усердствовал еженедельник “Дер Штюрмер”, издававшийся Юлиусом Штрайхером в Нюрнберге. Эта газета открыто призывала к насилию против “бельевого еврея” Карла Йоэля. После 26 апреля 1938 года, когда были приняты указы “О порядке регистрации еврейского имущества стоимостью более 5000 рейхсмарок” и “Об ариизации еврейских предприятий”, Йоэль решил свое предприятие продать. Бороться дальше не имело никакого смысла.

Желающих даром попользоваться чужим имуществом было немало. И член национал-социалистической рабочей партии Германии (National-Sozialistische Deutsche Arbeiterpartei - НСДАП), боец кавалерийского дивизиона СА (полувоенных отрядов НСДАП) Йозеф Неккерманн решил, что настал его час. Недаром среди девизов его фирмы был и такой: “Кто не идет в ногу со временем, со временем уходит”.

Годовой оборот предприятия Йоэля составлял 12 миллионов марок. По сравнению с ним записанная в договоре цена предприятия оказалась смехотворно низкой: 2,3 миллиона. Йозеф Неккерманн получил от своего тестя кредит в три миллиона. Но и этих денег Карл Йоэль не дождался. Он узнал, что после совершения сделки в берлинской гостинице его должны арестовать гестаповцы. Не дожидаясь такого поворота событий, Карл с женой бежал в Швейцарию. Их сын Гельмут в это время учился в швейцарском интернате. Все вместе Йоэли через Францию и Англию уехали из Швейцарии на Кубу, потом им удалось перебраться в США.

Теперь, зная, что произошло в последующие годы, мы можем сказать, что семье Карла Йоэля повезло. Они оказались среди тех немногих немецких евреев, которым удалось найти спасение в Америке. До 1939 года уехать из Германии мог любой еврей, имевший въездную визу в другое государство. Но найти страну, готовую хотя бы на время принять у себя беженцев, было практически невозможно.

Карлу Йоэлю удалось достать временную кубинскую визу для семьи своего брата Леона, остававшегося в Германии. Награжденный несколькими орденами в Первую мировую войну, Леон до последнего дня верил, что нацисты его не тронут. В мае 1939 года он с женой и маленьким сыном поднялся на борт парохода “Сент-Луис”, отправлявшегося из Гамбурга в Америку. Но ни одному из 937 пассажиров кубинские власти не разрешили сойти на берег. Американское правительство тоже не позволило беженцам остаться в США. После долгих и бесплодных переговоров капитан судна вынужден был отдать приказ о возвращении в Европу. Семья Леона Йоэля оказалась во Франции, которая через несколько месяцев была оккупирована нацистами. Вместе с другими евреями-беженцами Йоэли были отправлены в газовые камеры Освенцима.

Неккерманн так и не перевел Йоэлю обещанную сумму. Отделался он от него очень просто, написав письмо, в котором предлагал бывшему владельцу фирмы приехать за деньгами в Берлин. Иначе как скрытой угрозой подобное послание не назовешь. Таким образом, фирма Йоэля досталась Неккерманну даром. И здесь уместно вспомнить еще один его девиз: “Хорошие товары - по низким ценам”.

В январе 1939 года в Германии уже не осталось ни одного предприятия, собственником которого был бы еврей.

Рок-звезда в Нюрнберге

В Нью-Йорке Карл и Мета Йоэли жили скромно, держали маленькую мастерскую, где делали банты для волос, там же свои изделия и продавали. В 1943 году Гельмуту исполнилось двадцать лет, и перед ним встал выбор: как подданному вражеского государства оказаться в лагере для интернированных лиц где-нибудь в Техасе или, приняв американское гражданство, пойти в армию. Не долго думая Гельмут Йоэль стал американцем Говардом Джоэлом и отправился на войну. Уже американским солдатом вернулся он в Европу, высадился в Италии, прошел с боями через Францию и закончил свой поход в Мюнхене. Джоэл был среди тех американцев, которые первыми вошли в концлагерь Дахау и освободили оставшихся в живых заключенных. Генерал Эйзенхауэр приказал, чтобы все бойцы 80-й дивизии, освобождавшей Дахау, прошли вдоль бараков и посмотрели на следы преступлений нацистов. "Они, может быть, не знали, за что воевали, - заметил он, - но сейчас, по крайней мере, увидят, против чего стоит бороться".

В послевоенном Нюрнберге Говард Джоэл нашел нескольких школьных друзей. Все родственники погибли в концлагерях. Улица, где ранее находилась посылочная фирма их семьи, была полностью разрушена. Уцелело несколько дымовых труб, на одной из них Говард прочитал вертикально расположенные буквы своей фамилии: “J O E L”.

Внук Карла и Меты, сын Говарда, практически не говорит по-немецки. Он родился в 1949 году в нью-йоркском Бронксе, его назвали Уильямом Мартином. А любители музыки знают его как Билли Джоэла - знаменитого пианиста, композитора, певца. Билли гастролирует по всему миру, в 1987 году приезжал в СССР. И только в родном городе своих предков, в Нюрнберге, он долго отказывался выступать. В 1995 году друзья все-таки уговорили его дать там один концерт. На это выступление приехал из  Вены отец Билли Говард Джоэл со своим младшим сыном Александром. Там же состоялась знаменательная встреча Билли и Александра с внуками Йозефа Неккерманна - Маркусом, Лукасом и Юлией.


Билли Джоэл

По окончании концерта Билли Джоэл ответил на вопросы слушателей. Он рассказал, что многое вынес из истории своих предков. Такие вещи нужно помнить, но ни в коем случае не питать ими ненависть в себе, иначе зло победит твою душу. Надо уметь прощать, а для этого многое должно быть забыто. Дети не отвечают за грехи родителей, но чтобы не повторять прошлых ошибок, нельзя забывать историю. Билли Джоэл вспомнил слова своего деда: “Если не любишь антисемитов, поезжай в Германию, там антисемитизма никогда больше не будет”.
После того, как германский суд в 1957 году заставил Йозефа Неккерманна выплатить семье Йоэлей 2,3 миллиона марок, Карл и Мета вернулись в родной Нюрнберг. Мета Йоэль умерла в 1971-м, Карл пережил ее на одиннадцать лет. Оба они похоронены на еврейском кладбище в Нюрнберге.

Йозеф Неккерманн умер через десять лет после Карла, чуть-чуть не дожив до своего восьмидесятилетия. В последние годы жизни он  много раз повторял, что сожалеет о своем участии в “деле Йоэля”.

Его сын  живет и работает в США, а внуки Лукас, Маркус и Юлия несколько лет назад вернулись в Германию. Во время встречи молодые Джоэли и Неккерманны не искали виновных. Было стремление понять друг друга, сравнить свои оценки прошлого. Один вопрос Александр Джоэл задавал особенно настойчиво: “Чувствовал ли себя Йозеф Неккерманн виновным?”. “Виновным - нет, - сказала Юлия, - но когда дедушка вспоминал прошлое, совесть его была неспокойна”.

Билли Джоэл - один из самых популярных музыкантов мира: уже продано более ста миллионов альбомов его записей.  У него множество страстных поклонников в разных странах. И один них - Лукас Неккерманн, внук бывшего торгового короля Германии, олимпийского чемпиона, чья совесть бывала неспокойна, когда он думал о прошлом.

Литература

Meyer-Larsen Werner. Legenden des Wirtschaftswunders. Der Spiegel, 1999,  №. 20.
Radlmaier Steffen. Ein Weltstar erinnert sich seiner Nuernberger Wurzeln.  – Nuernbergern Nachrichten, 6 Juni 1995.
Heidkamp Konrad. Wie es da schon riecht!  -- Die Zeit, 1995, №. 23.

© Евгений Беркович
Сетевой портал «Заметки по еврейской истории»
http://www.berkovich-zametki.com/

Количество обращений к статье - 2620
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com