Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Мазлтов, Алексей Симонов!
Йонатан Спектор, Иерусалим

В одном из интервью Алексей Симонов, отмечающий 8 августа свое 70-летие, рассказал, что у его отца, Константина Симонова, было четыре жены, и вторая из них - заведующая отделом поэзии журнала «Москва» в 1956 году Евгения Самойловна Ласкина, мама Алексея.

«Она была еврейского рода и звания, - сказал Симонов, - это была совершенно фантастическая женщина. Большая часть того, что я есть, - это у меня от нее». Кстати, у Евгения Евтушенко есть замечательное стихотворение "Смеялись люди за стеной...", написанное в 1963 году, – оно как раз и посвящено Евгении Самойловне Ласкиной.

Но так устроен мир земной
и тем вовек неувядаем:
смеется кто-то за стеной,
когда мы чуть ли не рыдаем...

Евгения Самойловна была той яблоней, от которой недалеко упало яблоко – ее сын Алеша. В 1956-м он окончил с серебряной медалью первую английскую спецшколу в Москве, через два года стал студентом факультета восточных языков (индонезийское отделение) МГУ и окончил его в 1964 году, работал переводчиком в советском посольстве в Джакарте и в издательстве Художественная литература», а в 1968 году поступил на Высшие режиссерские курсы (кинорежиссура). По их окончании в 1970 году более двадцати лет работал  в творческом объединении телевизионных фильмов «Экран» Гостелерадио, в качестве режиссера снял немало художественных и документальных фильмов – такие, как "Отряд", "Процесс", «Обыкновенная Арктика», «Мой нежно любимый детектив», «Мир Улановой», «Русский маяк возле мыса Доброй Надежды», «С песней по жизни (Утесов)», «Прощай, старый цирк», «У Никитских ворот - опыт первый», а также ряд коротких документальных кинолент, героями которых были Александр Галич, Евгений Евтушенко, Булат Окуджава, Давид Самойлов, Леонид Мартынов, Ярослав Смеляков, Борис Слуцкий, Михаил Светлов, Константин Симонов. Кроме того, Алексей Симонов – автор книг «Частная коллекция», «Температура гласности». Переводил на русский язык произведения Ирвина Шоу, Артура Миллера, Юджина О’Нила, писателей Южной Африки и Индонезии.

С 1991 года Алексей Симонов - председатель правления, президент российского Фонда защиты гласности. В политических партиях не состоит и никогда не состоял. Званий и правительственных наград не имеет. Одним словом, свободный человек в несвободной стране..

Кстати, три года назад Алексей Симонов в журнале «Лэхаим» привел один забавный эпизод, с которым не могу не познакомить читателей «МЗ». «В 1985-м, после восемнадцатилетней паузы, меня стали выпускать за рубеж, но всё невпопад: Польша, Венгрия, Югославия, Штаты. Наконец, в 1992-м я оказался в Брюсселе, и расписание на ближайшие два дня у меня получилось совсем свободное. Жили мы в какой-то гостинице, такой невообразимо крохотной, что глаголы «выйти» и «помыться» были пространственно несовместимы. Победив вечно сопротивляющийся мне европейский телефон, я дозвонился до Женевы, где жил и работал Симон Маркиш.

– Брюссель? Далеко. Дай подумать, – сказал Симон после недолгого обмена восторженными вздохами и ахами. – Карту посмотрю и перезвоню.

Минут через пятнадцать он перезвонил, и мы договорились встретиться на полпути. В итоге через два дня один из нас приехал из Женевы, другой - из Брюсселя, мы встретились на вокзале в Люксембурге, потом пошли в индийский ресторан, где наш русский язык вызвал веселое недоумение у польской официантки, и два часа мы, два еврея, проговорили, наконец, о России и о том, что там происходит. Так мы увиделись почти через двадцать лет».

А в другом интервью на вопрос журналиста о феноменальном успехе отцовского стихотворения «Жди меня», Алексей Симонов рассказал вот что:

- На самом деле объяснить этот успех нельзя, а понять можно. Сделано это, как молитва, и успех в откровенной молитвенности того, что там написано и, главное, в завораживающей интонации, - в ней есть всё. В этом смысле со мной произошла фантастическая история. 

Лет десять назад я выступал по телевидению и сказал, что "Жди меня" - это стихотворение, на которое многие люди пытались написать песню, но ни одна мелодия не прижилась, потому что в самом у "Жди меня" такая завораживающая интонация, которая не требует мелодии. И тут же получил из Израиля письмо от Илюши Войтовецкого из Беэр-Шевы и кассету. Он написал - а не посмотрите вы вот эту песню, которую написал мой друг Соломон Друри. А стихотворение "Жди меня" было переведено на иврит выдающимся израильским поэтом Авраамом Шлёнским.

И вдруг я понял, что молитвенность иврита невероятно совпадает с интонацией этого стихотворения. Оно на иврите звучит - и это единственный язык - не хуже, чем по-русски. Это поразительно. Это вдруг стало как бы еврейской молитвой.

Мелодию я не запомнил, хотя мелодия хорошая. Это произвело на меня сильное впечатление, и я благодарен Илюше. И на своем 60-летии, которое снимало телевидение, я сделал такую штуку - я запустил по динамикам эту песню, а сам потихоньку подчитывал русский текст, чтоб все понимали, о чем идет речь. Потом в этом уже не было необходимости, настолько это было понятно.

И я сказал, что это тот уникальный случай, когда стихотворение моего отца переведено на древний язык моей матери...

Количество обращений к статье - 7874
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com