Logo
10-20 ноября 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
30 Окт 18
30 Окт 18
30 Окт 18
30 Окт 18
30 Окт 18
30 Окт 18
30 Окт 18
30 Окт 18
30 Окт 18










RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Цепная фотореакция
Леонид ФЛЯТ, Кирьят-Ям

В январе 2005 года в "Окнах" ("Вести") Ян Топоровский поместил статью "Треугольная дата". На нее обратила внимание Левия Давидовна Гофштейн, светлая ей память. Отдавая должное статье, посвященной московской выставке, посвященной 90-летию Джойнта, Левия Гофштейн отметила с огорчением, что подпись под одной из иллюстраций страдает существенными неточностями: и в датировке фотографии, и в определении людей, сидящих на крыльце детской колонии в Малаховке.



Группа писателей и художников в детской колонии в Малаховке. Внизу справа налево - М.Шагал и Цви Гиршкан. Выше, справа налево – С. Томашинский, Д. Гофштейн, Йоэль Энгель, Иехезкель Добрушин. Выше первый слева – Дер Нистер.

Дело в том, что такой же фотоснимок несколько худшего качества репродуцирования приводится в книге "С любовью и болью" Фейги Гофштейн, вдовы поэта. Письмо Левии Гофштейн с продублированным фото и предложенными ею уточнениями "Окна" тотчас опубликовали.
В те же самые дни я перебирал папку бумаг, оставшихся от моего дяди Иосифа Флята. Мое внимание привлекла вырезка из журнала "Советиш hеймланд" с фотографией, сделанной в малаховский период жизни М.Шагала. На этом снимке слева от художника, который в тот день дежурил по столовой, сидит заведующий детколонией Борух Шварцман.

Внимательному читателю не составит труда убедиться в том, что этот же человек изображен и на предыдущем снимке, где Шварцман сидит справа от писателя Дер Нистера.
Эти фотографии я показал своему соседу Владимиру Приблуде, родная тетя которого в 1920-30-х годах была воспитательницей в малаховской детколонии. Он переслал их копии в США своей двоюродной сестре Юне Сорокурс. В своем ответе Ю.Сорокурс поблагодарила за напоминание о ее малаховском детстве и сообщила, что ее отец учился на одном курсе еврейского отделения Московского государственного пединститута с еврейскими поэтами Рахиль Баумволь и Зямой Телесиным. Возможно, предполагала она, что у их сына сохранилось фото их институтского выпуска, а ей очень хочется иметь копию, так как фотографий отца, погибшего в московском ополчении поздней осенью 1941-го, в семье почти не осталось.
Желание святое, но как связаться с сыном еврейских поэтов? И тут (в очередной раз) выручила незабвенной памяти Левия Давидовна Гофштейн. Она предложила телефон Раи Кульбак, которая дружна с Юлием Телесиным. Он сообщил, что такой снимок в их семейном альбоме имеется. И через некоторое время сканокопия выпускного фото оказалась в США. Это фото позволяет познакомиться и с теми, кто преподавал на Евлитло в 1934-35 учебном году, и с теми, кто завершил тогда учебу.

Кроме уже названных выше поэтов Р. Баумволь и З.Телесина еще один, по крайней мере, выпускник стал известным литератором - биробиджанец Гешл (Гессель, Григорий) Рабинков. И вновь мы видим Б.Шварцмана. Но на сей раз он уже заместитель декана литфака (по еврейским делам?).
К сожалению, этот экземпляр фотографии имеет дефект - примету сталинского времени: с фото "удален" репрессированный в 1937 году профессор (он же редактор газеты "Дер эмес") М.Литваков. Но сохранился ли где-нибудь другой экземпляр, не тронутый жестоким временем?
Юна Сорокурс не осталась в долгу, и по электронной связи переслала групповое фото, сохранившееся в их семье. А оно, несомненно, представляет не только семейный и общественный интерес, но, пожалуй, и исторический.

Фото 1934 года "запомнило" тех, кто учился заочно на Евлитло, и тех, кто их обучал. Абрам Бесицкий (отец Юны) был настолько успевающим студентом (сидит 3-й слева), что его привлекли к преподаванию студентам-заочникам. Из других на этом снимке легко узнаваемы Б.Шварцман (в центре 1-го ряда), и сидящие на правом фланге профессор А.Зарецкий и доцент А.Гурштейн, ополченец, погибший под Вязьмой (?) в 1941-м.
Я интересовался историей еврейского отделения МПГИ, но нигде не встречал упоминаний о заочной форме обучения на нем. Настоящее фото свидетельствует об этом факте.
Завершая фотоисторию, хочу надеяться, что эти заметки не только дойдут до заинтересованного читателя, но помогут расшифровать фамилии и тех, кто пока еще не назван на представленных выше фотографиях, связанных с еврейским образованием в СССР.

Школа на идиш в Демиевке

В 2008 году все, кто интересуется историей идишского движения, отметят столетний юбилей знаменитой Черновицкой конференции, объявившей идиш одним из национальных языков еврейского народа. Среди тем, обсуждавшихся ее делегатами, важное место занимали вопросы координации деятельности существовавших групп и кружков любителей языка идиш и дальнейшей активизации культурного просвещения на мамэ-лошн. В этих заметках сделана попытка рассказать то немногое, что удалось узнать о группе студенческой молодежи, откликнувшейся конкретным делом на призыв конференции - созданием в одном из киевских предместий школы для детей, в которой преподавание велось на языке идиш.
Упоминание о школе в Демиевке можно найти в биографических статьях "Российской еврейской энциклопедии": "Броварник", "Добин Ш." ,"Левитан М.", "Майзель Н." и др. Но оно (упоминание), к сожалению, не конкретно, зато способно пробудить интерес к теме "Демиевская школа" у неудовлетворенного скудостью информации читателя.
В информационном "океане" выловить сведения об этом факте истории нашей культуры оказалось весьма сложно. Да и сам "улов" не дает полного представления о предмете интереса. При просмотре книги Цви Гительмана "Контрасты века" (англ., 1988), а точнее, фотоальбома, в котором автором собраны снимки, знакомящие читателя со столетним периодом жизни еврейской диаспоры в Российской империи и Советском Союзе, обратила на себя мое внимание фотография "Еврейская школа в Демиевке".

Из всей группы изображенных на снимке никто по фамилии назван не был. Сканокопия этого фото оказалась в моем архиве и ждала своего часа. Он наступил, когда удалось познакомиться с мемуарами Йешуэ Любомирского (1885-1977) «Аф ди лэбнсвэгн» ("На жизненных путях"), изданными "Советским писателем" на идиш в 1976 году. Главу воспоминаний, посвященную поэту Ошеру Шварцману (1889-1919), автор начал так:

«1911 год. Одна из киевских окраин, известная под именем – Демиевка. Здесь тогда существовала тайная школа для еврейских детей, где все учебные предметы велись на идиш. Я в этой школе преподавал идиш и историю еврейского народа. Тамошний пристав знал о существовании школы, но притворялся ничего не ведающим. Причина проста: значительная взятка превратила его в слепого, глухого и немого. Короче говоря, парализовала его полицейское чутье. В той самой Демиевке время от времени происходили нелегальные литературные встречи юных идишистов. Застрельщиком (кох-лэфл) их был деятель культуры Борэх Шварцман, в те годы студент Киевского коммерческого института». В этой же главеЙ. Любомирский писал, что вечера посещали Давид Бергельсон, Эзра Корман, Моисей Рафальский, Ошер Шварцман.
А теперь вернемся к групповому фотоснимку. На старой, выцветшей от времени фотографии мы видим группу молодежи студенческого возраста и девочек-школьниц. Мальчиков нет, их место в хедере. Вот вторая, кроме языка идиш, особенность: школу в Демиевке посещали только девочки. И еще догадка (не очень обоснованная): школа существовала в каникулярное время, а многие ее преподаватели были студентами. Приглядываясь к фотографии, нельзя не обратить внимания на молодого человека, единственного из всех в студенческой тужурке. Кажется, это Й. Любомирский. Он, как и Б. Шварцман, учился в коммерческом институте. Уверенность усиливается при сопоставлении группового фото с известными фотографиями Й. Любомирского, в том числе, и с его портретом на форзаце книги воспоминаний. Складывается впечатление, что Й. Любомирский относится к той категории людей, чьи лица почти не подвластны времени, их черты с годами меняются незначительно.

Биографические сведения о Борэхе Шварцмане, организаторе демиевской школы и инициаторе тогдашних встреч начинающих еврейских прозаиков, поэтов и актеров, весьма скупы. Несколько больше известно о его деятельности на ниве еврейско-советского просвещения. Примерно с 1920 года на базе детских приютов подмосковной Малаховки он организовал образцово-показательную колонию для еврейских сирот-беспризорников. Б. Шварцман был сторонником культурно-трудового воспитания своих питомцев. К работе с детьми были привлечены художник М. Шагал, композитор Ю. Энгель, литераторы Д. Гофштейн, Дэр Нистэр (П.Каганович), И. Добрушин, о чем свидетельствует известный фотоснимок. В начале 1930-х годов Б.Шварцман возглавил еврейское литературно-лингвистическое отделение (Евлитло) литфака Московского государственного педагогического института. Выпускниками Евлитло были многие еврейские литераторы советской поросли. Вот как выглядел Б. Шварцман на комбинированной фотографии Евлитло выпуска 1935 года. Мне кажется, что именно он, Борэх Шварцман, стоит крайним справа в самом верхнем ряду групповой демиевской фотографии.
Следы Б.Шварцмана теряются в 1938 году, когда Евлитло было неожиданно закрыто, а его студентов и аспирантов перевели на иноязычные кафедры.
Вот пока и все, что удалось узнать благодаря старой пожелтевшей фотографии.

Количество обращений к статье - 3008
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com