Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Pro et contra
Дикое поле войны
Валентин Гринер, Окленд

«В развязывании  Второй  мировой войны виновата не Германия, а Польша. На сайте Минобороны в разделе «История: против лжи и  фальсификации» появилось исследование полковника Ковалёва, сотрудника Института военной истории РАН, где подробно
объясняется, как и почему это произошло…»
Из российских  газет.

У меня - историка по образованию,  вызывает  вопрос, знает ли президент Медведев  хоть какой-нибудь раздел российского прошлого. Тем более , такого огромного и трагического пласта, каким является Великая Отечественная война и Победа. Это грандиозное событие  невозможно рассматривать в отрыве от Второй мировой войны  в рамках  обязательной исследовательской этики. История, не допускающая сослагательного наклонения, не допускает вольного пересмотра доказанных и устоявшихся истин по воле новоиспечённого правителя. В памяти среднего поколения россиян ещё свежи графоманские выпады дорогого Леонида Ильича, когда Малая земля заняла главенствующее место в истории Великой Отечественной войны и Победы. Конечно же, под руководством полковника Брежнева – четырежды Героя Советского Союза.

 Пересмотр исторической правды о войне, прикрытый фиговым листом борьбы с фальсификацией, недопустим без появления новых документальных свидетельств, способных перенаправить мировое общественное мнение в изменённое русло, убедить людей в допущенных прежде неточностях или ошибках. С указанием причин случайных извращений или заведомых фальсификаций  в угоду кому-то или чему-то.

Чтобы поколебать устоявшиеся послевоенные постулаты, необходимо полностью раскрыть засекреченные архивы не только Советского Союза, как главнейшего фигуранта Второй мировой войны, но и предоставить добросовестным исследователям документы союзников по антигитлеровской коалиции,  архивы многих европейских государств, по чьей территории прокатилась огненная колесница войны. А также  архивы поверженной Германии, какие были предусмотрительно вывезены нацистами в другие страны или счастливо уцелели от военных пожаров в подвалах и бункерах…

Но на это никто не пойдёт. Прежде всего - не пойдёт нынешнее российское руководство, воспитанное в духе строгой гэбэшной секретности и страха перед раскрытием любой истины, касающейся недавнего прошлого полицейского государства по имени «Советский Союз» с его массовыми злодеяниями в отношении собственного народа и мирного населения других стран, оккупированных в ходе боевых действий или насильственно захваченных территорий.

Поэтому двуглавый российский петух пошёл по линии наименьшего сопротивления и поручил своему верному оруженосцу Сергею Шойгу, при юридической поддержке генерального прокурора Юрия Чайки, выступить с законодательной инициативой «Об ответственности за отрицание…». Хотя это забота совершенно других органов, какими по Конституции являются Государственная дума и Совет Федерации. Но там, видимо, не нашлось авторитетных фигур достойного масштаба. И выдающиеся юристы современности – Путин с Медведевым - в очередной раз грубо попрали Конституцию, на которой клялись верности её неукоснительного соблюдения.

А поводом к фактическому пересмотру итогов Великой Отечественной войны, как неотъемлемой составляющей Второй мировой, и введение административно-уголовных санкций послужила демонстрация российским ТВ на редкость правдивого по нынешним временам, высокопрофессионального  фильма Алексея Пивоварова о кровавой бойне подо Ржевом летом 1942 года. Тогда гениальный полководец Георгий Константинович Жуков совершенно бездарно и безосновательно сгубил (в угоду Сталину) несчётное число бойцов и командиров Красной Армии.

Я убит подо Ржевом,
В безыменном болоте,
В пятой роте, на левом,
При жестоком налете.
Я не слышал разрыва,
Я не видел той вспышки,-
Точно в пропасть с обрыва -
И ни дна, ни покрышки.
И во всем этом мире,
До конца его дней,
Ни петлички, ни лычки
С гимнастерки моей.
Я - где корни слепые
Ищут корма во тьме;
Я - где с облачком пыли
Ходит рожь на холме;
Я - где крик петушиный
На заре по росе;
Я - где ваши машины
Воздух рвут на шоссе;
Где травинку к травинке
Речка травы прядет,-
Там, куда на поминки
Даже мать не придет.
 
Подсчитайте, живые,
Сколько сроку назад
Был на фронте впервые
Назван град Сталинград.
Фронт горел, не стихая,
Как на теле рубец.
Я убит и не знаю,
Наш ли Ржев наконец?

Стихотворение «Я убит подо Ржевом» великого гражданина России и прекрасного поэта ХХ века Александра Твардовского я впервые прочёл в начале шестидесятых, спустя полтора десятилетия после Победы,  и был потрясён тем, что монолог ведётся от первого лица, от имени солдата, который честно воевал за Россию и знает обо всём, что было при нём и ничего о том, что стало после.

Значительно позже я узнал, что длинное это стихотворение (170 строк),  больше похожее на трагическую балладу  или церковно-божественную оду, имело реальную основу. Его герой лежал в госпитале имени Бурденко после тяжелого пулевого ранения в голову. Навестить раненых пришел Александр Твардовский. В тот же день к одному из неподвижных бойцов пришла мать. Она показала поэту похоронку, в которой говорилось: "Ваш сын, красноармеец Бросалов Владимир Петрович в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 25 сентября 1942 года. Похоронен на восточной окраине дер. Бершево Зубцовского района Калининской области".

Согласно достоверной информации, от полка, в составе которого воевал красноармеец Бросалов, осталось 16 человек (из 2.000 списочного состава). Его случайно обнаружила похоронная команда: из-под кучи земли, вздыбленной разрывом тяжёлого немецкого снаряда, торчал сапог. Его раскопали, полуживого, и спасли.  Прочитав похоронку, Твардовский сказал матери солдата, что обязательно напишет стихи о боях за Ржев. Вскоре "Я убит подо Ржевом" прозвучало на всю страну.

Я никогда не был в среднерусском  Ржеве, от которого, по рассказам очевидцев, осталась груда развалин. Но я видел сотни других городов и сёл, разорённых войною, где даже не смогли устоять деревья и телеграфные столбы. А мирные граждане, выжившие в кромешном аду ковровых бомбёжек и обстрелов, ютились   семьями в наскоро вырытых землянках.

Я видел на полях войны, отходившей на Запад, множество братских и одиночных могил под фанерными и жестяными звёздами. Кроме того, подо Ржевом воевал и был тяжело ранен в грудь мой старший брат, ушедший на фронт семнадцатилетним, после 9-го класса. Он тоже валялся в госпиталях и возвращался в свою любимую разведку, хотя после каждого из пяти ранений мог найти тёплое местечко подальше от фронтового кошмара. Всю послевоенную жизнь брат носил в лёгких осколок и умер от рака лёгких, вызванного этой чужеродной ношей. Я слушал его рассказы, многое записывал. Но лучше один раз увидеть, напрячь воображение и представить ход событий.

Растут в окопах белые грибы,
Грибы – гробы…
Меня терзает память:
Здесь молодой солдат стрелял и падал
На дно окопа – с пулею в груди.
Тогда весна промозглая была,
Земля дышала холодно и волгло,
А струйка крови, тоненько и долго
На суглинок слезящийся текла.
Тогда тому солдату было двадцать,
Теперь ему бы было сорок пять;
Он мог грибы со мною собирать
И каждому по-детски удивляться…

Как вены, вздуты корни на откосе,
Прозрачный пух над рощею повис,
Кричат грачи, заботливая осень
На дно окопа стелет красный лист.
В промоине лежит кусок кости,
Лежит безмолвно, грибников пугая…
Я мысленно шепчу: -Прости…прости…-
А что простить – и сам не понимаю.
В те годы хоронили без гробов.
И я бреду домой с пустым лукошком.

Стоят боровики на толстых ножках…
Я не могу. Я не хочу грибов…

С тех пор прекратилась моя страсть к грибной охоте в местах боевых действий  далёкой войны. Этот радостный процесс стал казаться мне святотатством.

В течение жизни я много раз перечитывал стихотворение Твардовского, но никогда не мог осилить его сразу, без остановки, необходимой для того, чтобы проглотить слёзный комок у горла и протереть замутнённые глаза. Видимо, такое состояние трудно (даже невозможно) понять человеку, если он не пережил тех страшных лет и не видел светлого лика Победы. Поэтому я считаю, что люди, рождённые через десятилетия после Великой Отечественной войны, не имеют нравственного права принимать сколько-нибудь серьёзных решений о том времени, пока жив хотя бы один непредвзятый свидетель, видевший  своими глазами страшную общенародную трагедию. 

Но вот президент Медведев подхватывает ценную (им же напетую, совместно с Путиным)  инициативу двух гигантов современной мысли, двух силовиков - С.Шойгу с Ю.Чайкой - быстренько издаёт соответствующий указ и запускает сомнительную идею в конкретное производство. Министерство обороны передаёт боевое задание Институту военной истории РАН и, наконец, -  определяется конкретный исполнитель срочного государственного заказа – полковник Сергей Ковалёв. (Как-то тяжело произносить это сочетание имени и фамилии, чтобы не обидеть походя, не оскорбить тёзку и однофамильца - Сергея Адамовича Ковалёва, великомученика советских каторжных лагерей и непоколебимого правозащитника)…

Трудно понять, как такую масштабную тему, посильную большому коллективу опытных исследователей, руководство Института военной истории поручает одному человеку, а затем выдаёт «на-гора» за единственной подписью исполнителя, пусть даже в звании полковника, статью, которая фактически переворачивает всю историю Второй мировой войны и очень сильно попахивает маразмом. Но более глубокое знакомство с научным творчеством полковника Ковалёва вывело меня на далеко небезобидный факт: антиисторическая статья значится серьёзным аргументом в перечне работ, представленных на соискание докторской диссертации. Поэтому никакие соавторы (тем более – целая группа исследователей) не были нужны претенденту на высокую учёную степень, хотя можно предположить, что именно коллектив подчинённых сотрудников   выполнил фальшивку, представленную в качестве нового взгляда на историю Второй мировой войны и борьбы с фальсификаторами. Ради справедливости замечу, что шум в российской и мировой прессе вынудил ВАК отсрочить защиту диссертации. Отсрочить, но не отменить. Хотя бы до официального выяснения истины на уровне непредвзятых экспертов.

Сталкиваясь с материалами современных российских историков, особенно военных, приходится констатировать, что новое поколение учёных отстоит слишком далеко от исторического факта. Будто эти люди, имеющие учёные степени и звания, насмотрелись заказных фильмов советского и постсоветского культовых времён, начитались фальшивых книг периода социалистического реализма и мыслят дилетантскими категориями, очень далёкими от живой жизни и правды. Судя по общему состояние российской науки, пребывающей в стадии полураспада, такой утилитарный подход вполне закономерен. И это не вызывает особого удивления, если даже руководители государства, занимающие по положению высшие военные должности, попирают историческую истину в зависимости от возникающей конъюнктуры. 

Правда, Сталин, будучи верховным главнокомандующим, не имел военного  образования и, следовательно - звания. Это позже он присвоил себе генералиссимуса. А  Гитлер был всего лишь ефрейтор. По утверждению кремлёвских небожителей военных лет – «бесноватый ефрейтор», что подразумевало высокую эмоциональную лабильность немецкого лидера, граничащую с психической неуравновешенностью – в шаге безумия. Авторы диагноза не подумали, что этим ярлыком они предельно унижают самих себя, если полоумный псих смог обвести  вокруг пальца, как первоклассников, руководящую советскую камарилью во главе с великим и бессмертным вождём.

Вспомним, что бесноватый ефрейтор пришёл к власти посредством всенародных выборов, хотя, по запоздалому мнению советской пропаганды, не вполне легитимным – поджогом  Рейхстага. (Опыт фюрера пригодится в отдалённом будущем российским самозванцам при узурпации власти посредством взрыва жилых домов, двух чеченских войн и массового захвата заложников)…

Так вот, в течение шести лет своего правления фюрер не просто ликвидировал 40-процентную безработицу в обнищавшей стране. Он запустил на небывалую мощь полумёртвую промышленность Германии. Полоумный фюрер одел, обул и накормил свой народ, создал и вооружил до зубов немецкую армию, ставшую одной из самых (если не самой) боеспособных армад мира. К концу своей руководящей шестилетки Гитлер уже поставил на колени и ограбил практически всю Западную Европу, пробрался в Северную Африку. Стотысячный экспедиционный корпус фельдмаршала Роммеля был полностью механизирован мотоциклами и вооружён танками, способными не просто двигаться, но успешно воевать в условиях африканских пустынь.

23 августа 1939 года дипломатия фюрера достигла вершины счастливых возможностей, заключив с Советским Союзом пакт Молотова-Риббентропа и подписав секретный протокол к нему, согласно которому предусматривались страшные злодеяния ХХ века – передел Восточной  Европы между Германией и СССР.    
         
Ровно через неделю, 1 сентября 1939 года Германия объявила Польше войну, и в 4.45 утра находившийся в Данцигском заливе броненосец «Шлезвиг-Гольштейн» выстрелил из главного калибра по военно-морской базе Вестерплатте в Данциге-Гданьске, унаследованной поляками от немцев же. Это был исторический выстрел — первый во Второй мировой войне. Ещё через две недели в Польшу вошли советские войска, не встретив сколько-нибудь серьёзного сопротивления поляков, ошарашенных немецкой оккупацией своих западных воеводств. Так, согласно секретному плану Молотова-Риббентропа начался передел Европы между фашистской Германией и СССР – первым в мире государством рабочих и крестьян.

А 22 июня 1941-го упали первые бомбы на Киев. Это я уже видел своими глазами и запомнил на всю оставшуюся жизнь. Но вот, наверняка в развитие Указа российского президента, полковник Ковалёв из Института военной истории пишет:

“Все, кто непредвзято изучал историю Второй мировой войны, знают, что она началась из-за отказа Польши удовлетворить германские претензии. Однако менее известно, чего же именно добивался от Варшавы А. Гитлер. Между тем требования Германии были весьма умеренными: включить вольный город Данциг в состав Третьего рейха, разрешить постройку экстерриториальных шоссейной и железной дорог, которые связали бы Восточную Пруссию с основной частью Германии... Требования трудно назвать необоснованными... Подавляющее большинство жителей отторгнутого от Германии, согласно Версальскому мирному договору, Данцига составляли немцы, искренне желавшие воссоединения с исторической родиной. Вполне естественным было и требование насчет дорог... Однако ответом стал решительный отказ, как, впрочем, и на последующие аналогичные германские предложения. Стремясь получить статус великой державы, Польша никоим образом не желала становиться младшим партнером Германии”.

Публикуя подобные инсинуации, полковник Ковалёв, занимающий должность одного из ведущих отделов Института военной истории, вероятно, забыл, что население (ГДР), демократической республики на 100% состояло из немцев, отгороженных от своих братьев знаменитой берлинской стеной в течение многих лет советской оккупации.

Если бы фальсификатор истории Ковалёв написал, что не Польша с 40 миллионными экспрессивных и гордых «пшеков», а маленькая Финляндия со своими четырьмя миллионами флегматичных «суомцев» и неприступной линией Маннергейма убедила Гитлера в том, что Советский Союз со своей «непобедимой и легендарной» - колос на глиняных ногах, я бы с удовольствием подписался под такой справедливой версией. В течение 104 дней Зимней войны 1939-40 г.г. советские маршалы (бывшие конюхи и слесари), увешанные килограммами орденов, потеряли в снегах Суоми две армии – убитыми, ранеными, обмороженными, пленёнными и пропавшими без вести – славных воинов Красной Армии – наших отцов и братьев. План «Барбаросса» у фюрера был готов, армия одета, обута и вооружена до зубов самым современных оружием. Пора начинать. И он начал…

*     *    *

Кроме всех прочих несуразностей антиисторической версии причин и начала Второй мировой войны дотошные «журналюги» накопали, что сайт минобороны и «Военно-исторический журнал» пригрели элементарного плагиатора. Статья Сергея Ковалева почти слово в слово списана с четвертой главы книги Игоря Пыхалова «Великая оболганная война». Судя по всему, генерал Макашов не годится в брючные подтяжки этому зло-Пыхалову.

Вот бледные штрихи к его портрету. Игорь Пыхалов, 1965 года рождения, вступил в КПСС в 1987 году (в разгар перестройки). Через два года – в ряды демократического Ленинградского народного фронта и в объединение демократических коммунистов. В 1990-м вышел из КПСС. А сейчас пишет книги, по сравнению с которыми «Краткий курс ВКП(б)» – либеральный сироп. Вот одни только названия: «За что Сталин выселял народы? Сталинские депортации - преступный произвол или справедливое возмездие?) Серия – «Сталинский ренессанс». А вот названия разделов другой  книги – «Великой оболганной войны»: «Была ли «обезглавлена» Красная Армия?», «Надо ли стыдиться «пакта Молотова-Риббентропа»?», «Воевал ли Советский Союз на стороне Гитлера?», «Мифы Ленинградской блокады», «Правда и ложь о советских военнопленных», «Заградительные отряды: вымысел и реальность»…

Вот вам, господа законники, доведённый до кондиции клиент на максимальный срок, согласно вашему крайне сомнительному Указу.  Многие журналисты, политики и правозащитники вполне справедливо считают, что кандидат исторических наук (без пяти минут доктор) Сергей Ковалев и автор книг Игорь Пыхалов - единомышленники. 

 Министерство обороны на всякий случай дистанцировалось от статьи незадачливого историки в погонах, опубликованной на сайте ведомства. «В этой рубрике размещаются различные, в том числе дискуссионные, статьи по вопросам военной истории и военного дела. Данные публикации не следует рассматривать как официальную точку зрения ведомства», - заявил исполняющий обязанности начальника управления пресс-службы  МО РФ полковник Александр Дробышевский.

Если это так, то почему министерство удалило частное мнение сотрудника своего института? Что, полковнику Ковалёву, в противовес знаменитому литературному персонажу, стали слишком часто  писать посетители форума? Причём – не вполне корректные, даже ругательные письма-комментарии, каких, к великому счастью истории, оказалось достаточно много, чтобы обратить на себя внимание учёных-историков и журналистов.  Потрясающую публикацию моментально заметили не только отечественные, но и многие зарубежные СМИ, тут же отметив  ворохом ошеломлённых публикаций. Иначе как бы ещё мог удостоиться внимания иностранной прессы наш ну настоящий полковник?!

Вспомним, читатель, самое начало прекрасной повести знаменитого писателя:

«Полковник открыл жестяную банку и обнаружил, что кофе осталось не больше чайной ложечки. Он снял с огня котелок, выплеснул половину воды на земляной пол и принялся скоблить банку, вытряхивая в котелок последние крупинки кофе, смешанные с хлопьями ржавчины. Пока кофе варился, полковник сидел около печки, напряженно прислушиваясь к себе. Ему казалось, что его внутренности прорастают ядовитыми грибами и водорослями. Стояло октябрьское  утро. Одно из тех, что трудно пережить даже такому человеку, как полковник, привыкшему к томительному течению времени. А ведь сколько октябрей (июней - В.Г.) он пережил! Вот уже пятьдесят шесть  лет - столько прошло после гражданской войны - полковник только и делал, что ждал. И этот октябрь был в числе того немногого, чего он дождался»…
Габриэль Гарсия Маркес, «Полковнику никто не пишет»  

Вероятно, в ушедшем июне полковник Ковалёв дождался своего звёздного часа и почувствовал, что, вполне вероятно, достойное исполнение ответственного правительственного задания может выкатить одну большую звезду (Вл. Высоцкий) на его погоны без просветов – генеральскую. И тогда можно будет смело уйти на достойную пенсию. Может быть, даже персональную – за особо выдающиеся заслуги перед отечеством.   Но в заскорузлой исторической банке полковника Ковалева совершенно не оказалось нормального кофе. Поэтому он наскрёб одной ржавой трухи и принялся варить из неё лживую версию о причинах и начале Второй мировой войны. Сомнительно, чтобы при написании заведомой исторической фальшивки по заданию вышестоящих (кремлёвских) начальников «ему казалось, что его внутренности прорастают ядовитыми грибами и водорослями»…  

Судя по всему, полковник Ковалёв был воспитан в совершенно иных условиях. Работа в кабинетах и архивах пыльная, но не особо денежная. Научно-исследовательский институт, особенно в условиях экономического кризиса, ничего существенного не даёт, кроме голой науки и головной боли о дне насущном. Это в строевых войсках у старшего офицерского состава есть подчинённые солдаты, которые часто используются на строительстве дач, гаражей, обустройстве участков, сборе урожая и прочих общественно-полезных работах. А в научном учреждении ничего этого нет, одна голая зарплата, казённо именуемая « денежное содержание» И украсть нечего, разве что пачку писчей бумаги, если дома есть компьютер с принтером...

*     *     *

Совсем недавно автор гениального проекта, вдохновившего полковника Ковалёва на радикальный поворот истории, посвящённый 70-летию начала Второй мировой войны, побывал с деловым дружественным визитом в Монголии. Там он получил сердечные заверения цивильных властей и служителей культа в полной поддержке борьбы с фальсификациями истории в ущерб нерушимой дружбе народов и Великому Народному Хуралу. Российский президент наверняка не преминул доложить друзьям, что его новшество полностью поддерживает мировая общественность в лице Южной Осетии, Абхазии, Гондураса  с Маврикием и Брунеем....

А я всегда был и до конца останусь поклонником Великой Победы, её верным сыном.

Дети земли, я пришёл, чтобы вам поклониться
И напомнить, что время не властно над вами.
Вы глядите во все неусыпные ваши глазницы,
Заклиная живых умереть, но не быть под врагами.
Пусть холодный гранит вашу вечную память хранит
До последней кровинки, на землю упавшей.
С вашим каменным сердцем живое моё говорит –
То, что было и будет извечным бессмертием вашим.
Я роняю слезу у безвременных этих могил,
Становлюсь на колени у серых немых пьедесталов.
Я молюсь, чтобы каждый из вас долюбил и дожил,
И в потомках своих сотни раз повторился сначала…

*    *    *

Официальное приложение:
Ответ товарища Сталина на письмо тт. Путина и Медведева по случаю публикации указа о противодействии попыткам фальсификации исторических фактов и событий в ущерб интересам России

Товарищи!
Спасибо за ваше письмо, переданное нам по каналам Коминтернета в форме указа о противодействии попыткам фальсификации исторических фактов и событий.
Члены Политбюро как один человек рады, что наконец-то вы вступили в прямую переписку с нами. Этот факт является отрадным событием и для вас там, и для нас здесь. Вы спрашиваете, как сдержать лавину гнусной критики, которая обрушится на ваши светлые головы после публикации вашего письма к нам сюда. Интересуетесь, поддержит ли вас народ. Просите посоветоваться с товарищем Лениным. Попробую вкратце ответить, товарищи.

Пускай начетчики и талмудисты из числа троцкистов поднимают вой о цензуре. Собака лает, караван идет. Мы находимся в непосредственной близости к нетленному телу вождя вашего народа товарища Ленина. Никак не можем пока встретиться: усопший не был погребен и вместе с тем не хочет просыпаться, а Политбюро в своем нынешнем загробном составе с этой диалектикой факта и события, столь четко прописанной в вашем, товарищ Медведев, указе, справиться никак не может. Поэтому вы там диалектически ближе к Ленину, чем мы здесь.

Товарищ Ленин по скромности, диалектически сращенной с гениальностью, просит не будить его. Мол, я не Герцен, чтобы меня будили. Я же, товарищи, не Ленин, меня можно и нужно будить, невзирая на такие фактики, как наступившая 5 марта 1953 года смерть, которая, как вы понимаете, была событием, нанесшим серьезный ущерб нашей с вами великой стране.

Если бы не ваше письмо, я бы наверняка и дальше терпел гнусности со стороны товарища Хрущева и недавно поступившего товарища Ельцина. Начните борьбу с попытками фальсификации исторических фактов и событий именно с этих обоих товарищей, а потом уже переходите непосредственно к худшим представителям нашего многострадального народа, свыкающегося с вашими милыми лицами.

Тревожит только одно: сможет ли созданная вашим указом комиссия справиться с такой масштабной задачей? Ведь фальсификаторы исторических фактов и событий нашей истории порочат нашу родину как словом, так и делом. Возьмем акты вандализма, предпринятые троцкистскими группировками против статуй товарища Ленина. В мое время, товарищи, органы оперчекработы вели сознательную борьбу с самыми отъявленными любителями фальсификации фактов и событий нашей истории. Особенно самокритичны мы были с поэтами. Здесь, в загробном царстве, мы провели на днях наше особое расследование. И что же мы увидели, товарищи? Что ответственность за недавний взрыв у Финляндского вокзала, который, впрочем, не разбудил вождя, несут бандформирования поэтов, которые еще в 1960-х гг. выступили с так называемой частушкой:

Пионеры Ильичу
В жопу вставили свечу:
"Ты гори, гори, свеча,
В красной жопе Ильича!"

Вот вам и оттепель. Свеча, товарищи, должна гореть на столе, а не в жопе вождя. Но поэт силой внушения иногда оказывается провозвестником некоего будущего. Ведь, как учат товарищи Данте и Фрейд, время в загробном царстве течет в обратном направлении. Вот почему поэт является самым отъявленным, можно сказать, отпетым фальсификатором. Он сначала спускается в подземное царство, узнает здесь ход будущих событий, потом выползает наружу и выдает свое так называемое творчество за гениальное пророчество. Вот почему сфальсифицировать факт и событие задним числом проще простого. А вот бороться с фальсификаторами, наоборот, трудно.
Поэтому пресекать их деятельность надо на стадии попытки. И не робейте перед воплями троцкиствующих иудушек и их западных подпевал, которые не преминут обвинить вас, что за такое трудное дело вы, как всегда в нашей стране, взялись якобы через то, во что пионеры вставили свечу (обращаю внимание комиссии на двоякое значение слова "свеча" в этой циничной инструкции для взрывника).

Особо будут напирать на то, что вы намерены противодействовать не фальсификациям, а попыткам фальсификаций. Если это принять, то читатель указа будет дезориентирован. Поэтому правильно так, по-ленински: за террор карать поздно, карать надо за подготовку к террору. Ведь готовая фальсификация, как правило, сама становится историческим фактом и событием. Противодействие ему само диалектически оказывается фальсификацией, а с таким коротким замыканием даже оловянные мозги могут не справиться и перегореть на самом интересном месте. Другое дело гнусная фашистская попытка. Тут пощады быть не должно никому.

Русский народ, который вот уже десять лет терпит вас, сносил и не такое, и его не жалко. Но заграница смотрит, тут опять придется выступать. На эти возражения отвечайте так: простодушие нашего народа равно его долготерпению, это сфальсифицировать невозможно, на этом строим, на этом стоим. Этого ленинско-сталинского наследия не отдавайте никому. Ну, что чем наглее, тем вернее, это вы и без меня знаете.

Начетчики и талмудисты из числа недобитых школьных учителей будут глумиться над документом. Утверждать, что само его название нелепо. Мол, скверное владение русским языком оставляет читателя в недоумении: что, собственно, происходит в указе "в целях нанесения ущерба России"? "Попытки фальсификации" или "противодействие попыткам фальсификации"? Сказано, действительно, не совсем ясно. Но пусть антисоветчики всех мастей поют старую песню, что вы, мол, сами своим указом наносите ущерб России. Мы-то с вами знаем, что это уже невозможно.

Пишите еще. Состав комиссии мы с Вячеславом одобряем.
Жму руку,
И.Сталин

С подлинным скверно:
Гасан Гусейнов – журналист,
почитатель кандидатов юридических
& экономических наук широкого профиля

Количество обращений к статье - 2526
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com