Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Израиль
Пересекутся ли параллельные прямые?
Изабелла Слуцкая, Тель-Авив

Встреча литераторов, пишущих на иврите и на русском языке, впервые была организована по инициативе координатора «Женевской инициативы» Раи Амеир, и для начала диалога было предложено высказать свою точку зрения по вопросу, одна или две литературы представляют Израиль?

Приветствуя собравшихся, Гади Болтянский, генеральный директор штаба «Женевская инициатива», высказал сожаление по поводу того, что они не слышат по-настоящему голоса миллионной русскоязычной общины… «Мы все привыкли к будничным рутинным делам, и многое нам кажется нормальным, многое уже не замечаем,- сказал он.- Но, к сожалению, у нас не все в порядке…Хотелось бы услышать разные мнения, понять и услышать друг друга».



Два популярных писателя - А.Б. Йегошуа и Давид Маркиш, чьи произведения известны не только в Израиле, но и за его пределами, были основными докладчиками на этой встрече. А.Б Йегошуа  высказал свое понимание большой проблемы языкового барьера, существующего у израильских писателей, пишущих на русском. Литератор должен писать на том языке, на котором он «дышит» (почти по Булату  Окуджаве). Благодаря одновременному прибытию большой группы репатриантов, считает писатель, появились газеты, радио, телевидение на русском языке. С одной стороны, хорошо, что язык не умирает, как это произошло с другими в 60-70-е годы. Но, с другой стороны, создалось «русское гетто», и это отдельная публика. Обозначив откровенно  политическую направленность своего выступления, А Б. Йегошуа сказал:

- Я не могу проанализировать взгляды ваших читателей, но все же создается впечатление, что большая часть из них не являются левыми. У нас было странное ощущение. Мы полагали, что к нам приедут из бывшего Союза светские люди, но евреи, так как еврейская культура внутри нас. И поскольку вы приехали из тоталитарного государства, мы предполагали, что вы скажете: «Мы с вами, мы желаем мира на этой земле». Что же оказалось? Оказалось, что в «русских» СМИ больше правых.

Начиная с 60-х годов, я ходил во все правительства с предложениями об отделении от палестинцев, но мои предложения считали нерелевантными. А теперь и Нетаниягу уже говорит об этом. У меня создается впечатление, что палестинцы не хотят двух государств для двух народов, они тянут время в надежде на двунациональное государство.

Сколько времени нам позволено говорить и ничего не делать? Есть модель размежевания – «Женевская инициатива». Можно говорить о том, хороша она или плоха, можно рассматривать отдельные позиции… Но представить, что здесь будет палестинское государство, и мы, евреи, будем в нем  меньшинством, - это страшно.

Мне 73 года, я давно говорил об этом вслух, у нас демократическое государство. Реальность такова, что мы должны говорить об этом, и мы думаем, что вы, русскоязычные писатели, можете больше влиять на решение мирного процесса. Есть масса других проблем, но вспомним историю. В 1917 году здесь было 50 тысяч евреев и 500 тысяч арабов. В 1921 году прибыло еще 30 тысяч евреев и т. д. Мы могли бы построить здесь государство, стать убежищем для европейских евреев, но многие противились идее сионизма, и нас было мало. У нас могло не быть музея Катастрофы…  Сейчас перед нами перекресток: мы или расстанемся, наконец, с палестинцами, или будем продолжать с ними общаться. Давайте будем говорить об этом вместе с нами, чтобы продвигать мирный процесс. Я знаю, многое  спорно, но это возможно. Говорят, нет решения…  Помогите нам, и мы вместе найдем решение, оно есть.

Давид Маркиш начал свою речь с шокирующей фразы, после которой стало ясно, что он будет говорить о другом и по-иному:

- Хочу поздравить всех - не прошло и 40 лет, как мы встретились в этом зале с нашими коллегами, пишущими на иврите. Ни один человек, прошедший советскую школу и приехавший на эту землю в свою страну, не присоединится к левому движению, если он не провокатор и не идиот. Когда приезжают творческие люди – неизбежны проблемы. В 70-е годы мы ничего не знали о стране. Я думал, что здесь одна партия еврейского народа, и вдруг увидел политизированное общество. То, что в России было правым, здесь считают левым. У левых и правых есть свои мифы, но, к сожалению, Бог поселил евреев не в Швейцарии. Он нас поселил в другом месте. В джунглях берут винтовку, а не рогатку. Мы должны знать, как здесь выжить...

Далее Давид заговорил о литературе: 
- Поменять язык творчества невозможно, мы пишем на своем родном языке. Нам говорят: «Ваши читатели живут в бывшем Союзе». Приятно, что нас там читают. Но наша страна – Израиль, наше место - здесь, и мы, пожалуй, последние из евреев, приехавших сюда, - носители наших кодов. Кто из «русских» писателей переводился на иврит, кто из коренных израильтян читал наши книги? Ну, у меня есть 10-12 книг на иврите, но таких немного… «Плавильный котел» в плане культур, о чем говорил Бен-Гурион, не получился, он ошибся. У нас один народ, один национальный язык. Так давайте подумаем, как, не раскалывая общество, помочь нам, литераторам, стать доступными и понятными для всех израильтян. Книги, написанные на русском языке, нужно переводить на иврит, так как наша профессиональная планка не ниже общеизраильской. Я надеюсь, что переводчики, издатели помогут нам, и в ивритских журналах появится наша проза, а в русских – произведения коренных израильтян.   

Эти два доклада  уважаемых писателей напомнили мне аксиому из школьной программы о том, что две параллельные не пересекаются… Странное было ощущение. Казалось,  расставляя точки над i , мы удалились друг от друга.

И все же выступление Амоса Тальшира внесло некое «сопряжение» в этот диалог:
- Я здесь родился, воспитан на уважении к профессионализму Йегошуа, в переживании конфликта. Мой отец приехал в 1946 году, над ним смеялись те, кто прибыл сюда в 1936. Быть вторым или первым, не вступив в конфликт, сложно. Но из каждого конфликта можно сделать нечто продуктивное. Давид Маркиш говорил о деньгах на переводы, Йегошуа – о том, что мы не хотим, чтобы гибли на войнах наши дети. Мы хотим это остановить, нас  не должны волновать проблемы арабов. Мне жаль, что так получилось – якобы ваша проблема не так важна…

Обратившись к Давиду Маркишу, Амос сказал:
- Мой сын, которому 24 года, был с твоим в армии, они одинаково знают иврит, компьютер, они друзья. Моей дочери 16 лет, все ее подружки говорят на иврите так же, как она. Поэтому проблема мира важнее. Помогите вы в мирных соглашениях, а мы займемся переводами…

К большому сожалению, не осталось, как это часто бывает, времени на дискуссию, но в процессе представления стало ясно, что на встречу были приглашены интересные люди – писатели, переводчики, издатели, журналисты. В процессе знакомства и представления, которое состоялось после докладов, все же коротко удалось некоторым обозначить свою точку зрения, и это говорило о неравнодушном отношении к поднятым проблемам.

Некоторые переводили авторов, с которыми увиделись здесь лично, многие присоединились к точке зрения по поводу необходимости выделения бюджета на перевод литературных произведений. Ивритоязычные израильтяне, пожалуй, были настроены на более доброжелательный лад, говорили с сожалением, что не могут до конца понять своих «русских» друзей и хотели бы продолжения встреч и дискуссий.

Меня очень тронул короткий рассказ рядом со мной сидящей писательницы, издавшей роман «Ливанская роза», в некотором смысле биографический. Ее зовут Лея Эйни, и это история началась от ее отца, случайно выжившего в Освенциме, который хотел забыть все. Эйни – это на иврите значит «меня нет». Лея – его дочь. Дома даже не было книг. Она читала библиотечные переводные книги – Достоевского, Толстого, Бунина… Она росла свободным человеком. Но потом была Ливанская война, она настигла следующее поколение… Эта  война прошла через ее сердце…

И еще хочется сказать о Рае Амеир. Координатор по связям с русской общественностью, блестящий преподаватель иврита, поэт и переводчик, она пытается много лет помогать коренным израильтянам и новым репатриантам находить дорогу друг к другу. Вот и на этот раз она надеялась, что литература должна объединять нас в трудные времена.
- Мы воспитаны на «Войне и мире» Толстого, нас всех коснулась трагедия Катастрофы, мы живем на одной земле, переживаем вместе войны и теракты… Мы, к сожалению, мало знаем друг о друге, но мотивы наших переживаний и надежд одни. Очень хочется сохранить уникальность произведений, написанных на русском языке, донести их до читателя, потому что у нас одна земля, одни интересы, одна жизнь. Будем надеяться на лучшее…

Количество обращений к статье - 2537
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com