Logo



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!



RedTram – новостная поисковая система

Почти cерьезно
Борщ с косточкой
Таня Буйневич, Нью-Йорк

Софа? Привет! Это я, Циля. Алё-ё-ё. Да. Я. Не слышно? Это потому, что я шепотом говорю. Я под подушкой и в кровати. Лежу. Да, именно среди бела дня, Софа. Я не одна здесь.
Собачка? Ну, сейчас. Ты же знаешь, что я их люблю на чужом огороде. Нет. Не собачка. А живой человек. И даже мужчина. Звать Закари. Ну не кричи так. Он же рядом лежит. Может проснуться. Почему лежит? А мы спим после обеда. Называется нэп. Это английское слово. Означает - вздремнуть. Вздремнуть я еще могу. И лежать тоже. Зато я теперь много английских слов узнала. Например, фартух будет эпрон.
Что варила на обед? Борщ. С косточкой. Он только с косточкой любит. Я тоже люблю, чтоб с косточкой. И не только борщ. Ему его бабушка такой варила. По маме. Она была еврейка из Пинска. А по папе – все евреи из Польши. Так что он чистокровный, не какой-нибудь швицер. Вот он и просит прямо с порога: «А боршч есть?». И главное – чтобы с косточкой. А я припоминаю притчу про то, как во время войны королева Франции посещала в лазарете раненых. Солдаты радостно приветствовали ее, и только один лежал, отвернувшись к стене. «Куда ранен этот солдат?» – спросила королева. «Пуля перебила ему ответственный орган», - сказал врач. «Как? И косточку?». И тогда весь лазарет дружно закричал: «Да здравствует король!».  
Я вот о чем думаю, Софа: а не создать ли мне Всемирную Сексуал-Демократическую партию? Чтоб все демократы стали сексуалами! Нет, не аксакалами, а сексуалами. В основе - не саксаул, а сексуал.
Членов в ней будет тьма. Я люблю, чтоб было много членов. С косточкой. Во главе, конечно, буду стоять я. И список членов я уже составила. Знатные члены получаются. Здесь и бывший президент США, превративший Овальный кабинет в Оральный, и бывший губернатор штата Нью-Джерси, погоревший на гомосексуальных отношениях со своим помощником-евреем, и президент Израиля, который не смог, но всеми силами стремился удовлетворить как минимум десять женщин, и бывший мэр Нью-Йорка и экс-кандидат в президенты Руди Джулиани, назначивший свою любовницу и ее подругу на высшие должности фонда пострадавших от теракта 11 сентября. Потом он, правда, на ней и женился. А бывший прокурор России Юрий Скуратов, всплывавший в бассейне с голенькими шлюшками? А бывший президент Всемирного банка Пол Вулфовиц, рассчитавшийся с любовницей высокой должностью?
Если покопаться как следует, можно найти еще немало рыцарей Основного инстинкта. Среди них и я, грешная.
Это удивительно, но большинство гигантов большого секса – евреи. Это ли не говорит о живучести нашего народа!? И о тех, кто постоянно стремится взбондировать народ?
И вот в понедельник отличился еще один еврей. Это действующий пока еще губернатор штата Нью-Йорк, бывший генпрокурор штата Элиот Спицер. 10 марта он созвал брифинг для журналистов и общественности, который длился ровно одну минуту. Он сказал, и я для тебя, Софа, цитирую эту речь дословно: «Сегодня я хочу кратко осветить личную тему. Я вел себя вопреки обязательствам перед семьей, а также моим и общим представлениям о том, что правильно, а что – нет. Я приношу свои извинения, в первую очередь, моей семье. Я приношу свои извинения обществу, которому обещал большее. Я не считаю, что политика, в конечном счете, заключается в отдельных людях. Политика заключается в идеях, общественном благе и в том, чтобы делать максимум возможного для пользы штата Нью-Йорк. Однако я не оправдал надежд и не смог жить по тем стандартам, которые сам для себя установил. Сейчас мне требуется время на то, чтобы вновь завоевать доверие моей семьи».
Губернатор появился на брифинге с супругой, а это верная примета: будет весело, но грустно.
Особенность американской жизни в том и состоит, что супруги больших шишек появляются на брифингах рядом с мужьями только тогда, когда последних ждут большие неприятности. И им надо просить прощения у избирателей и жен. Чаще всего это бывает, когда они горят на профессиональных дамах, весьма далеких от политики, но близких с политиками. Для этого специальная фирма создана. Называется Emperors Club VIP. Проститутки там высшего разряда. Не самые грязные. 
Элиот Спицер создал себе имидж идейного борца за справедливость. Помнишь, Софа, песенка была такая:

Решил я стать борцом,
Приделал к майке шлеи,
И каждое утро себе качаю шею
И кое-что еще,
о чем болтать не надо,
и кое-что еще,
о чем не говорят.

Так вот -  здесь говорят.
Особенно весело говорят о лицемерии, о том, что, будучи прокурором Нью-Йорка, Спицер провел несколько шумных процессов по борьбе с проституцией. Его даже называли «шерифом Уолл-стрита». Видимо, в тот период, когда он с ней, с проституцией, активно боролся, он свел знакомство с международным подпольным суперборделем в Вашингтоне. Он боролся с тем, что хорошо знал. Но лично меня, Софа, он разозлил тем, что запретил продавать сигареты по интернету – я как раз их таким способом заказывала – так вдвое дешевле получалось. Оказывается, мне нельзя заказывать какие-то паршивые сигареты, а ему самых шикарных проституток из международной сети жриц любви для VIP-персон в номера можно. И делал он это неоднократно. Обидно, Соф. Несправедливо.
За этой сетью ФБР и английские спецслужбы давно охотились. Стоимость работы одной такой современной гейши-гетеры за час исчисляется в 5.500 долларов. Элиот Спитцер платил за услуги проститутки по имени Кристен 4.300 долларов за час и 31 тысячу за день. Ему она обходилась с некоторой скидкой. Естественно, что это наши деньги, которые взимаются за баснословные наценки на сигареты под видом борьбы за наше здоровье. Я бы восхищалась, Софа, таким гигантом физической культуры, если бы он не наложил запрет на продажу сигарет по интернету. Говорят, что четверо подозреваемых в организации этой преступной сети обслуживания VIP-персон, работающей в США, Англии и Франции, уже арестованы в результате прослушки их телефонов. Искали террористов - нашли губернатора. Его номер был девятый.
Спитцеру, скорее всего, будут делать импичмент. В молодости я думала, что так называется кастрация. А что – неплохо бы было этих кобелей кастрировать и при этом кричать по-белорусски «Слава великому Кастрычнику!». Может, это и есть политическая кастрация. По крайней мере, демократке Хиллари Клинтон эта лицемерная история может очень повредить в ее избирательной кампании. А с первых страниц американских газет эта сексуально-демократическая история всю неделю не сходит. И вот сейчас наша «радионяня» собщила: Спицер заявил о своей отставке с понедельника. Правду говорят: понедельник – день тяжелый. Особенно – для бывшего губернатора. 
Но вот что я замечаю: всегда из-за этих половых разбойников страдает простой люд.
Из дурака и плач смехом идет. Не зря говорят: бойся козла спереди, коня сзади, а полового бандита - со всех сторон. И поскольку, Софа, я тоже страдаю половой слабостью – слабо мне отказать любому мужчине, то что – и мне нельзя? Я ж за свои удовольствия опекать человека не расплачиваюсь деньгами налогоплательщиков.
Ежели мужик - стойкий оловянный солдатик, значит, он морально неустойчив. А ежели он морально устойчивый, только и способен на то, чтоб храпеть в постели, значит он участник телевизионного «круглого стола» или слушатель программы «Голая истина» на нашем замечательном радио для больных на всю голову. Такой вот  заколдованный круг получается. Лично я предпочитаю морально неустойчивых, но боеспособных. С ними как-то веселей. Поэтому мне и пришла в голову идея создания Всемирной Сексуально-Демократической партии. Членов хватит.

Погоди, Софа. Тебе про борщ с косточкой или про Закария раньше? Почем кость брала? Так у нас тут есть мясной, а в нем мясник - мой знакомый. Он мне оставляет, когда я попрошу. А потом я еще «вегетту» добавляю. Но тут есть секрет. Ой, погоди. Я гляну. Что-то он храпеть перестал. Может, проснулся? Нет. Спит дальше. Как на спине – так храпит, а на боку – ничего, тихий.
Ну вот. Значит, надо брать «вегетту» израильскую, а не венгерскую. Потому что в ней нету этих, пестицидов.
Откуда он взялся? Кто? Мясник с косточкой? Ах, Закари? Так я же все никак не дойду. И ты меня отвлекаешь. Борщом своим. Кстати, в этот раз получился вкусный. Я еще укропчика бросила, сметанки добавила. Только ее надо с майонезиком разбавить. Чуть-чуть. Ты попробуй. Ну,  ладно, о-кей. Закругляюсь с борщом и перехожу к Закарию.

Короче, звонит мне на прошлой неделе Ида и говорит: ты, Циля, 8 марта где будешь отмечать? Ну, а ты знаешь, что все мои далеко в Теннеси, и 8 марта у них уже давно никакой не праздник. Они мне тут, кстати, недавно такую лекцию по телефону устроили про то, что все нам врали Советы. Ну, как всегда. Лапшу на уши. Ты же помнишь, на политинформации говорили, что это был праздник в честь американских ткачих. Они там вышли у себя в Нью-Йорке... ой... что это я.. Я же теперь сама в Нью-Йорке. То есть они здесь у себя вышли на демонстрацию. У них были очень тяжелые условия труда. Ага. Мы еще, если помнишь, им сочувствовали. Вот, мол, бедняги они там в Америке – и у нас, и у них одна доля женская, тяжелая. Так вот, Софа – это все вранье. Никакой демонстрации не было. А мы, дуры, уши развешивали. Я до сих пор помню, как этот, который нам политинформации читал, все пришморгивал. Носом. Насморк у него там был, что ли? Хотя теперь я думаю, что не насморк. А аллергия. Но тогда мы не знали про аллергию. А если у кого из носа текло, так думали, что простуда. Вот он и хлюпал, бедолага, про эту демонстрацию каждый год. А ее-то и не было. А врали как сивые мерины. Буквально про все. Так вот, Софа, ничего этого не было. Потом уже Клара Цеткина предложила на съезде, чтоб стал праздник. И вот с тех пор. Но в Америке он как-то не прижился. Наверное, потому что не выходной. Хотя сейлы можно было бы пристегнуть. Они же сейлы ко всему пристегивают. Чтоб торговлю развивать. Это мы там, дураки, план делали своими руками. А тут – что ни месяц, то праздник. А то и сразу два. И вот в магазинчики – за подарочками. Ой, а мне Закари чего к 8 марта принес? Софа, это ты меня перебиваешь. Где я остановилась?
Да, так вот Ида мне и говорит, что тут есть один мужчина. Еще очень ничего. Вдовец. Но с медикером, правда. Не из наших. Жену давно похоронил. Сам тут родился, но по-русски немного говорит. У него бабушка была из Пинска, я ж тебе сказала. И вот он хочет познакомиться с русской еврейкой. Потому что он знает, какие мы хорошие хозяйки и не требовательные, и варим вкусно, и у нас много всего, и медикейд, и хаускипер положен. Ну, ты сама все знаешь.
А тут как раз перед этим выборы были. Выбирали... Да нет же. У нас еще рано. У нас в ноябре. А тут русского президента выбирали. Ну, как бы выбирали. Ну, ты знаешь. Игра такая в выборы, когда выбирать не из чего. У них там все было решено, но это как будто выборы. Воутали они там как бы.
Но ты знаешь, что меня потрясло до глубины души? А то, как наши брайтонские евреи бежали на эти московские выборы! Они на наши так не бежали. Я смотрела и просто удивлялась. Ну, как будто им там намазали. Я лично считаю, что нам это не нужно. Ида, кстати, тоже так считает. И Фридкины с первого Брайтона. Но нас мало. В основном, наши все пошли, ну, у кого документы были. Да, надо же паспорт русский. А на президента назначили этого, маленького путиненка. Говорят, что он даже меньше того, основного. Ну, я не могу вслух, Софа. Не хочу. Закари от этого слова сразу просыпается. Он его не очень. Ну, не знаю почему. Хотя он  у меня американец, а они вообще очень любят выбирать. И тут тебе конкурс на самую красивую собачку, и на самую умную книжку, и сериал выбирают, ну и президента. Конечно – это самые главные выборы. Видишь, какие страсти разгорелись. Глядишь, и станет президентом этот пацанчик-то. Я этого очень опасаюсь, Софа. Он же такой неопытный. Не знает даже, как повернуться и кому сказать. Но ты смотри, какие они все азартные! Прямо охрипли все от этих их дебатов. Я теперь, Софа, первый русский канал почти и не смотрю. Я вот с Закарием дебаты смотрела. Он мне все обьяснял. Сколько делегатов. От какого штата. Я даже записывала. Да. Она скорее всего пролетит - у пацанчика голосов побольше. Но поживем – увидим. Закари говорит, что еще не все потеряно. Он у меня республиканец. Я вот тоже подумываю к ним записаться. А его - в Сексуал-Демократическую партию. Правда, вот «Две звезды» жалко пропускать. Может, я его и уговорю посмотреть. Я бы ему тогда тоже обьяснила. Он же не поймет без меня ничего.
Ты знаешь, он такой смешной. Ой! Я же тебе не рассказала, что он мне на 8 марта принес. Угадай. Не духи. И не цветы. И не торт. Не тюльпаны и не лилии. Он мне подарил сертификат. Это талон такой. На бесплатный поход к косметическому врачу. Они там в лицо нитки золотые вставляют и все морщины подбирают. Без наркоза, думаю. С наркозом я не буду. Наркоз мне один раз делали. Нет. Не мой это пис оф кейк. Ага! Как я? Это такое английское выражение. Конечно, не  гройсэ мецие. Но всё же.... Ну, не знаю, говорят, помогает. Надолго? Знаешь, Софа. Давай я вставлю себе эти нитки и потом тебе все расскажу. А сейчас, мне уже кажется, некогда. Закари зашевелился. Вот проснется от нэпа и мы пойдем с ним гулять. Как раз дождь кончился. Я тут себе такую накидушку по случаю с рук купила. Ида ездила в Италию и себе привезла. А потом решила продать. Что-то она ей не застегнулась. Фу! Совсем я под этой подушкой задохнулась. Дай хоть немного свежего воздуха дохну. Погоди, Софа...
Да! Я вот еще хотела с тобой посоветоваться. Детям мне говорить или пока нет? Ну, про что? Про Закария. Подождать немного? Я вот тоже так думаю. Неудобно как-то. Вдруг  у нас ничего не получится. Ага, а нитки останутся.
Эх, Софа, жаль, прошел праздник наш любимый 8 марта. У тебя не любимый? Я знаю, у тебя Новый год. Да. А мой – 8 марта всегда был. Потому что мимозы и выходной. Как это не был выходной? Еще как был! Софа, ты что? Шутишь? Ну, неужели можно все так забыть? Напропалую. А шампанское? Которое Василь Захарыч открывал в подсобке и мы его из майонезной баночки пили? Ну, конечно. Конфеткой интеллигентно так закусывали – и за прилавок. Ой. Всё. Мы проснулись. Хеллоу, дарлинг! Это я не тебе, Софа. Что? Еще борща? Софа, он еще борща хочет. Вот это мужчина! А еще говорят, что они хлипкие. Наша закваска. Привет от бабушки из Пинска. Всё. Я побежала разогревать. Там еще немного осталось. А через неделю позвоню и расскажу про нитки.
... Алё! Софа! Ты еще здесь? Хорошо, что здесь. Я забыла. Самое главное. На Хануку мы с ним в круиз поедем. Он обещал. Да. Конечно, если доживем. Но тут уже немного осталось. Сегодня март на дворе. Всего-то ничего. Время летит быстро.

12 марта

Количество обращений к статье - 3682
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2020, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com