Logo
10-20 ноября 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18










RedTram – новостная поисковая система

Израиль
«Мне интересно жить»
Изабелла Слуцкая, Тель-Авив

Театр «Габима», возникший под крылом К.С. Станиславского в голодной и холодной революционной Москве по инициативе группы артистов, мечтавших о спектаклях на языке своих еврейских предков, производил на современников впечатление чего-то неправдоподобного. «Я могу представить себе, что на этом богатейшем языке, пронизанном поэтичными образами, можно рисовать величественные трагические картины, можно добиться гармонии между театром, духом и масштабами эпохи», - писал Станиславский.

Соединение мифологических сюжетов с авангардными формами современной режиссуры Е.Б. Вахтангова, актеры, играющие на древнем иврите и блестяще владеющие пластикой – все это определяло уникальность нового театра. Спектакли оформляли Натан Альтман, Роберт Фальк и другие знаменитые художники. В 1926 году театр выехал на зарубежные гастроли в долгое турне – Латвия, Польша, Франция, Германия, Голландия, Англия, Америка, по завершении которого актеры осуществили свою изначальную цель – вернуться в Эрец-Исраэль.

Искусство «Габимы» поразило театральный мир. Среди восторженных поклонников театра были Максим Горький, Федор Шаляпин, Вячеслав Иванов и Николай Евреинов, Гордон Крэг и Макс Рейнхардт, Альберт Эйнштейн и Мартин Бубер. 

Пьеса С. Ан-ского «Дибук» и ее постановка Вахтанговым стали одним из самых знаменитых явлений на мировой сцене XX века. Этот спектакль продолжает жить на подмостках Национального израильского театра «Габима».

Я беседую с актрисой этого театра Далией Фридланд, дочерью Цви Фридланда, который продолжил на этой земле дело, начатое в далекой Москве великими русскими режиссерами.

Далия, я пришла в дом, на фасаде которого увековечены имена твоих родителей – режиссера и актера театра «Габима» Цви Фридланда и актрисы театра, его жены Ханеле Гендлер. Давай вспомним о них...
Мама - родом из Белостока, потом семья переехала в Москву. Дома  были сионистские настроения, детей учили в школе «Тарбут», где говорили не на идише, а на иврите, мечтали о Палестине. Когда Хане Гендлер, так звали маму, было 17 лет, она узнала о театральной студии, куда набирали актеров, владеющих ивритом. Чтобы казаться более взрослой, мама надела жакет своей тетки. На прослушивании она читала отрывок из знаменитой поэмы Х.-Н. Бялика «Птица». Хана Ровина, в ту пору ей уже было чуть более 30 лет, спросила: «Кто эта маленькая девочка?». Маму приняли и называли Ханеле, чтобы  отличать от Ханы Ровиной. В то время Вахтангов ездил по разным городам России в поисках актеров, говорящих на иврите. В Харькове была такая драматическая труппа, из которой они пригласили к себе Цви Фридланда и еще нескольких молодых актеров. Так создавалась «Габима», там мои родители и познакомились.


Родители Далии - Цви Фридланд и Хана Гендлер

Но как родилась идея создания Еврейского театрального общества?
Родилась эта затея в 1918 году. Наум Цемах, учитель из Белостока, у которого возникла мечта о еврейском театре, Менахем Гнесин, актер из Варшавы, он бывал к тому времени в Палестине, и Хана Ровина, одаренная девушка, которую они нашли в варшавской школе по подготовке воспитателей детских еврейских садов. Со своими идеями они, приехав в Москву, обратились к Станиславскому, который воспринял создание «библейской студии» положительно и познакомил их со своим талантливым учеником Евгением Вахтанговым. Он сказал, что Вахтангов – тоже представитель малого народа, армянского, и доверяет ему это дело, надеясь, что получится замечательно. Так зарождалась «Габима».

Известно, что молодой Вахтангов обожал атмосферу студийности, эксперимента, и с воодушевлением принялся за работу с талантливыми актерами- любителями, которые самоотверженно постигали азы его школы. Мастер был ими очень доволен.
Когда Вахтангов собрал труппу, он решил ставить пьесу «Дибук» С.Ан-ского, которую на иврит перевел Бялик. Об этом спектакле написаны книги, исследования, диссертации. Сегодня я бы сказала, что это был мюзикл со всеми элементами этого жанра – мало текста, много музыки, песен, танцев. Вместе с тем, это был духовный спектакль. Вначале он назывался «Меж двух миров». Это история любви девушки Леи и молодого человека Ханана, родители которых когда-то договорились о том, что их дети поженятся. Но отец Леи, со временем разбогатев, решил выдать дочь  за другого парня, из зажиточной семьи. Не выдержав предательства, Ханан умирает. Во втором акте – свадьба, танцы, веселье, но неожиданно Лея заговорила другим голосом – в нее вселился дух ее возлюбленного. Известный  раввин мог избавить ее от этого, но Лея предпочла умереть, но остаться с тем, кого любит, навечно. Это история еврейских Ромео и Джульетты.


Цви Фридланд и Хана Гендлер в спектакле «Дибук»

Что все-таки сделало этот спектакль легендой?
Бывают такие моменты в театре, когда все гениально совпадает. Вахтангов - великий режиссер, душевный и тонкий художник, перевел театр переживаний на новый сценический язык  – это мифология, гротеск, жизнь духа. Авангардная сценография, фольклорные напевы и молитвы, пляски и хоры, потрясающая актриса в главной роли - Хана Ровина. Этот спектакль имел невиданный успех. Театр выехал из Москвы в большой гастрольный тур по Европе и Америке, публика встречала его с восторгом, о нем высоко отзывалась пресса, но труппа в своем большинстве хотела приехать в Палестину, на свою родину, где будут понимать их постановки на древнем языке.

Интересно, что осталось в твоей памяти из истории театра?
Я много раз видела «Дибук», весь спектакль знаю наизусть. Папа был ассистентом Вахтангова, который, к сожалению, рано умер, не дожив до премьеры. А «Дибук» не сходил со сцены еще 40 лет, и папа был до 1967 года актером и режиссером в театре «Габима». Хана Ровина до 60 лет играла Лею, потом ее сменили другие актрисы. Но никто не обладал такой магией голоса, как она. Я тоже играла в этом спектакле – маленькую девочку, которая шла за невестой на свадьбе…


На сцене – Хана Ровина и Цви Фридланд

Как проходило твое детство в актерской семье?
Все дети актеров ходили в лицей. Мы дружили, ставили пьесы – такой маленький театр для родителей, среди нас была Илана Ровина, на год старше меня, наши дома были рядом. Росли за кулисами, все в себя впитывали… Сначала габимовцы играли в кинотеатре «Сдерот», пока десять лет строилось здание театра. Я помню, как строился Тель-Авив, а потом мы, габимовцы, перешли жить в район на улицах Гордон, Фруг, Дов Хоз.

Хану Ровину помнишь?
Конечно, очень хорошо! Ровина – великая актриса, она имела огромный успех!  Когда надо было что-то сделать для театра или для актеров, она шла просить к высоким чинам, и ей не отказывали. Поэты и художники, Бялик, Шленский, Альтерман, все актеры собирались в кафе «Шелег», много общались. Сейчас в Тель-Авиве все изменилось, Когда мы приехали, на месте улицы Дизенгоф стояли маленькие дома, это был бедный район. Дальше был песок и море. Потом, когда  начали строить Центр, нас переселили в новые дома ближе к морю. 

Далия, как ты стала актрисой?
Я играла в театре, еще будучи ребенком. Потом папа преподавал в гимназии «Герцлия», это был высокий уровень культуры, и также создал студию при театре «Габима»..Я училась везде, бывала у папы на репетициях. После двух лет службы в армии я поехала учиться в Англию  в очень серьезную актерскую школу, откуда вышли всемирно известные актеры театра и кино. Вернувшись в Израиль, я много играла в театре «Габима», на протяжении сорока лет. У меня были замечательные роли, я делала моноспектакли, снималась в кино.


Далия Фридланд в ролях на сцене и в кино

Кстати, наше знакомство произошло в 1992 году в Украине, на первом Международном фестивале еврейского искусства, когда ты показывала моноспектакль «Рождена для театра» и рассказывала много историй из своего детства. До сих пор помню, как забавно ты читала всем нам хорошо знакомые детские стихи: «Дама сдавала в багаж / диван, чемодан, саквояж, / картину, корзинку, картонку / и маленькую собачонку». Как они появились в твоей жизни?
Моя мама с другими актерами театра ездила в кибуцы по всей Палестине, там они давали концерты. Ехать было очень опасно, поэтому перемещались ночью, и обычно возвращались спустя три недели. В кибуцах жили образованные европейские интеллигенты, которые приехали сюда за сионистской идеей. Днем они тяжело работали на земле, а вечером рады были культурному досугу. Устраивались вечеринки, на которых актеры пели, танцевали, играли сценки из спектаклей. Моя мама читала разные стихи, в том числе и детские, и для взрослых. Я с актерами ездила, все это слышала. Когда я стала актрисой, то записала для детей  десять пластинок. Самая знаменитая из них – это мюзикл «Зраим шель мастик», который все время звучал на радио. В нем принимали участие дети из кибуца Бейт-Альфа, они играли и пели, но нужно было известное имя, потому пригласили меня. Этот спектакль был настолько популярен, что, несмотря на то, что с тех пор прошло сорок лет, если кто-то слышит, что я – Далия Фридланд, тут же спросят: «Ты - Далия из «Зраим шель мастик»?». И тогда они сделают для меня все, что я захочу!   


Пластинка Далии Фридланд «Зраим шель мастик»;
Далия (слева) – интервью И. Слуцкой

Когда в 90-е годы прибыла в Израиль большая алия из бывшего Союза, многие зрители узнали тебя по замечательно сыгранной роли в фильме «Друзья Яны». Что значит  для тебя работа в кино?
Я очень люблю сниматься в кино, потому что в театре актер должен говорить громко, иметь выразительный грим, чтобы тебя увидели и услышали зрители с галерки. В кино все это видно по твоим глазам, и я это очень люблю. Я начала играть в 60-е годы в зарубежных фильмах, когда в Израиле мало снимали кино. Потом меня приглашали продюсеры и в картины, снимавшиеся Израилем совместно со студиями других стран, и в израильское кино и на телевидение.   

Ты счастлива в жизни, в профессии?
Я думаю, что у меня была очень интересная жизнь. Была любовь – муж Миша Ашеров, знаменитый артист, с ним в 1965 году мы были на кинофестивале в Москве, это незабываемо. Наша дочь с семьей живет в Америке, она талантлива, пишет музыку, поет, концертирует. Муж ее – врач, из очень известной актерской семьи, у меня двое чудных внуков. Я была счастлива в актерской профессии, сорок лет – в театре «Габима», теперь я на пенсии, и делаю то, что люблю. За роль в фильме «Друзья Яны» получила приз, недавно играла в спектакле «Кабарэ» с выпускниками «Бейт Цви». Моноспектакль, который поставила мне молодая режиссер, стал победителем последнего фестиваля альтернативного искусства в Акко. Я думаю, мне в жизни выпал замечательный шанс – делать то, что интересно.

Далия, как удается тебе сохранять такую форму, энергию и хорошее настроение? Ты все время  молодеешь!
Я работаю над этим много лет. Я всегда танцевала, каждый день начинаю с гимнастики,  по вечерам в течение часа хожу вдоль моря, ем немного и только полезную хорошую еду, сейчас это доступно и об этом много пишут. Не курю, не ем сладкое, зато пью красное вино..

Это все - не скучно?
Нет, это не мешает, ведь жизнь заполнена интересными вещами. У меня много друзей, я люблю свой дом - это родительский дом, где живет память о них. С удовольствием играю на пианино, чему меня научили в детстве, теперь приятно вспоминать. У меня есть друг -  Жак Алон, я его очень люблю и ценю, он очень интересный образованный и творческий человек, известный архитектор. Мы много путешествуем, у нас много общего.

Что главное в жизни, чтобы чувствовать себя молодым?
Нужно верить, что делаешь что-то важное. У тех, кто строил Израиль, была цель. И хотя жизнь у них была тяжелая, приходилось много трудиться, воевать с врагами, но это была очень хорошая  жизнь, интересная, полноценная. Я думаю, что сегодня немного не хватает этих мыслей…. Мне кажется, главное - сохранить Израиль.

Фото – автора и из архива семьи Фридланд

Количество обращений к статье - 4313
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com