Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Вспоминая Якова Хонигсмана
Борис Дорфман, Львов

Когда в конце декабря 2007 года профессору Якову Самойловичу Хонигсману исполнилось 85, я поздравил его и опубликовал статью о нем. Он известный ученый и еврейский общественный деятель. Много лет мы дружили и всегда радовались, когда имели возможность внести и свои знания, свой труд на пользу нашего народа. 

Во Львове, в городе с древними традициями, до войны существовала большая и известная еврейская община, которая славилась в Европе. Львов (евреи называли его Лимберик)  считался «Маленьким Парижем», в большой степени благодаря евреям, которые жили здесь свыше 600 лет. К сожалению, соседи, которые жили рядом с ними долгие годы, не сумели защитить их от зверств нацистской оккупации.

На днях рождениях людей нашего возраста я люблю пересказывать 90-й псалом Давида. Там сказано: «…и пролетают наши годы, подобно звуку…Годы жизни нашей – семьдесят лет, от силы - восемьдесят; Но и лучшая часть ее проходит в напрасном труде и страданиях…».

Мы рады, что перешагнули тогда этот рубеж. Правда, Яков Самойлович был старше меня всего на пять месяцев. Но мы оба дети страшного времени, и наши судьбы сложились  почти одинаково.

Он родился еще в довоенной Польше, в Люблине, а я неподалеку от Кишинева, в Бессарабии, входившей в состав Румынии. Наши родители были правоверные евреи и старались, чтобы и мы следовали их примеру. Учились мы оба в хедере, потом в еврейской школе, дальше - в казенных гимназиях. Мечтали мы молодыми быть среди «пионеров-халуцим», чтобы уехать и строить на земле предков свое государство, еще не существующую еврейскую страну. Мы были членами молодежных еврейских организаций, которые власти преследовали. Нашим родным языком был идиш.

Он немного отличался у нас произношением (языка польского и бессарабского). Оба мы изучали историю, традицию, религию. Нам еще не исполнилось 17-ти лет, когда в Европе вспыхнула Вторая Мировая война. Все резко изменилось, в том числе и наша жизнь. Наши страны заразились национал-фашистскими идеями еще раньше, и к власти пришли правительства, которые ввели антисемитские законы. А когда Германия оккупировала Австрию и Чехословакию, дела стали совсем плохие. Единственным спасением осталась для нас соседняя Страна Советов, откуда к нам поступали обнадеживающие известия. Яков гордился тем, что его двоюродный брат погиб в борьбе с фашизмом в Испании. После заключенного пакта между нацистской Германией и СССР последовал раздел Польши и оккупация Бессарабии. Нам пришлось бежать на восток.

Якова выпроводила мама, а все остальные: отец, сестра и два брата погибли в Люблине. С большим трудом, добираясь до Белоруссии, он остановился в Могилеве и устроился чернорабочим на фабрике. Яков не увидел тех благ, которые обещала советская пропаганда. Ему было тяжело, так как он не знал местного языка и испытывал материальные трудности. Кругом было много других беженцев.

Скоро пришлось и оттуда бежать. Немецкие самолеты бомбили города и дороги,  а армия наступала, разрушая все. Из Польши поступали плохие вести о том, что евреев отправляют в концлагеря и там уничтожают.

Я тоже надеялся, что новая власть, как говорил мой отец, освободит людей от старых порядков, рабочий день будет не более 8 часов, не придется терпеть от хозяина. Что все мы станем равны.

Все было не так. Через десять дней моих родителей и многих других арестовали и посадили в тюрьму. Их имущество конфисковали, и я остался без средств. Там, где я учился, никто не должен был знать про это, иначе меня могли исключить. Родителей держали 11 месяцев до получения решения НКВД из Москвы. Как буржуазных еврейских националистов их осудили и отправили в лагеря. Отца - в Караганду, где он скончался в 1942 году, а маму - на Урал, в Соликамск. Она провела в лагерях 15 лет.

Нас считали «западняками», но призвали в армию. Шла война народная, но нам боялись доверять, как гражданам недавно присоединенных земель, и каждый из нас попал в трудовую армию. Об этих тяжелых годах можно много рассказывать. Но каждый из нас отдавал все свои знания и силы на тяжелейших работах во имя победы над врагом. Нас тогда там хвалили, награждали, и мы дождались Победы.

Яков Хонигсман окончил университет, работал учителем в школе, где подвергся дискриминации из-за своей национальности. Позже защитил кандидатскую, потом докторскую диссертацию и стал профессором, доктором экономических наук. И в стенах высшей школы его тоже не защитили от дискриминации, но он не только учил своих студентов, но и активно занимался научной и общественной деятельностью.

И я был среди тех первых строителей, которым пришлось из руин восстанавливать народное хозяйство - сначала в Молдавии, а потом во Львове. После войны я принимал активное участие в восстановлении разрушенного старинного здания синагоги в Кишиневе, которая является ныне центральной  синагогой ХАБАДА.

Мы никогда не забывали о своем происхождении. Хонигсман, знаток еврейского языка,  занялся разбором еврейских фондов в академической библиотеке им. В. Стефаника. Его приняли в существовавший тогда отдел иудаики. Он консультировал киевских ученых и писателей по еврейским вопросам, которые пользовались имеющими богатыми фондами.  Он помогал вернувшемуся из эвакуации еврейскому театру. Был связан с еврейскими институциями Польши и других стран.

Скоро мы отметим 22 года со дня образования первого общества еврейской культуры на Украине. Мы с Яковом Самойловичем были в числе его организаторов. Обществу мы присвоили имя классика еврейской литературы Шолом-Алейхема, жившему во Львове некоторое время. Яков Самойлович много лет был членом президиума общества. Он также возглавлял возрожденный «Бней-Брит-Леополис», написал и опубликовал несколько книг по истории Холокоста. Его книги переведены на иностранные языки.

Он был членом редколлегии львовской еврейской газеты «Шофар» - одной из первых на Украине, которая в марте отметит свое 20-ти летие. Наши статьи печатались в разных газетах и журналах, мы принимали участие во многих научных конференциях. Кстати, общались мы на нашем родном идиш, на нашем мамэ-лошн.

Год назад Яков Самойлович Хонигсман ушел из жизни. Я потерял верного друга. Перестало биться благородное сердце выдающегося сына еврейского народа, неутомимого труженика, совмещавшего научную работу с активной общественной деятельностью. Об этом под заголовком «Помним и чтим. Скорбим и гордимся» в газете «Шофар» опубликованы статьи украинского историка Максима Гона и польского юриста и историка Адама Редзика.

В конце декабря мы отмечали его день рождения. Так было, так и будет впредь. Друзья всегда будут вспоминать его. 

Количество обращений к статье - 2165
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com