Logo



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!



RedTram – новостная поисковая система

Почти cерьезно
«Приподнимите мне зад…»
Таня Буйневич, Нью-Йорк

Доделе, это опять я, твой Цилиндр! В смысле - Циля. Знаешь, откуда я тебе звоню? Из парикмахерской! Хочу быть молодой и красивой. В нашей стране каждый должен быть молодым, красивым, длинноногим,  политически грамотным и блюсти политкорректность.
Я сижу и сохну. Не Сохнут, а сохну. Просыхаю, стало быть. И слушаю. И смотрю.
Ты помнишь, где можно было узнать все новости у нас ТАМ? В паркимахерской. Вот где сущий кладезь для шпионов и…чекистов. Здесь всякой инфрмации куда как больше, чем в телевизоре. Парикмахеры у нас ТАМ всё знали и всё выкладывали. Кроме того, они на все имеют свои философские суждения.
Например, парикмахер Центрального Дома литераторов хвастался, что пишет книгу «Сорок лет моей работы над головой писателя». А помнишь, как назывались парикмахерские? В Литве они именовались кирпукла, на Украине – перукарня, в Белоруссии – цырульня. И нигде не было никаких совпадений. И везде всегда одно и то же – новости, потому что в перукарнях радио никогда не выключалось. Хорошо, что там не было радио «Дэвидзон»! Если его не выключить, можно сойти с ума. Но только при одном условии: если ум имеется в наличии...
Всё как при склерозе: ничего не болит, но каждую минуту узнаешь новости. У меня тоже есть хорошая новость: вчера была на спектакле вашего театра «Гешер». Давали спектакль «Момик». И скажу тебе откровенно, что за 15 лет жизни здесь ничего лучшего я не видела и не слышала. Ты не смотрел? Так это ж у тебя под боком – в Тель-Авиве. Там и актеры наши, московские. Помнишь сериал «Следствие ведут знатоки»? Майора Томина помнишь? Леонид Каневский актера зовут. Так вот, он был там, в этом спектакле. Играл ненормального, по-нашему - цедрейтера. Там, у вас в Израиле, все а биселэ цедрейте. Как это будет по-русски? Это вроде как продвинутые.
Спектакль этот - про Холокост глазами девятилетнего мальчика, от которого скрывают, что это безумие было. А он хочет узнать, что это такое. Ты знаешь, Доделэ, весь спектакль шел под овации зала. И я тоже хлопала не только ушами, хотя меня слезы душили.
Я не буду тебе ничего пересказывать, садись в машину и езжай в Тель-Авив посмотри. Это очень талантливая работа. Не пожалеешь.
Вот у нас женщина поднялась с парикмахерского кресла, на котором восседала, как королева на троне, с виду вроде как нормальная. Встала и говорит:
- Дайте зеркальце, пойду мужику зад покажу.
Это она про свою прическу. Как она будет выглядеть сзади.
А вот мужик пришел и говорит:
- Хозяйство мне в порядок приведите.
Что он хотел этим сказать?
Ты знаешь, парикмахер должен быть семи пядей во лбу, чтобы понять брайтонских клиентов.
- Вы мне гадостью какой-нибудь на голову сделайте!
Доделэ, ты что-нибудь понял? Это он просит намазать его прическу бриолином.
- А мне приподнять зад и снять всю волосистость.
- Всё дело уполовинить. Голову сохранить.
- У меня в определенных местах торчат волосики, как одинокие всадники.
Он прямо как поэт говорит про свою прическу.
Или вот это как тебе нравится:
- Чтобы зад чистый был, а спереди стояло.
- Сделайте меня красивым и не сильно длинным.
- А мне только передок подрезать.
А вот уже и возмущение, и попытка вызвать склоку. На такое только мужики способны:
- А почему все мужские места женщины заняли?
Это он на что намекает? Интересно.
- А я к вам три раза приходил и всё под вас не попадал.
Этот, видимо, жаловаться хочет:
- У меня борода растет быстрее, чем голова.
- Уберите этот бардак с моих мозгов!
Эх, были бы они у тебя! Бедный ты, бедный! Были бы мозги, над ними бы никогда не было бардака. Расческа для чего существует?
- Сделайте из меня человека!
Вот это уже трудная, можно сказать, непосильная задача. Зато человек с понятием: знает, чего хочет.
А вообще-то в парикмахерской, как нигде, просматриваются холопские души банщиков, торгашей, массажистов, дорменов, лакеев. Эти люди мало знакомы с такими понятиями, как культура речи, поэзия, балет, опера. Они знают, что такое сейл, банковский интерес, разница, розница. Они давно впали в простоту. А простота проста, как правда. Они, конечно, погрязли во грехе, но чертям в аду такие должны понравиться. Авось сделают скидку на хамство. Во тьму наружную извергнут, гееной огненной казнят. Ведь это уже не люди из общества, которое читает книги. Они могут унизить даже горный хребет.  «Великий и могучий» используется для рекламы, словоблудия, чего угодно, но отнюдь не для выражения мысли. 
Две дамочки общаются:
- Ты знаешь, Рабинович разбудил во мне женщину…
- Рабинович? С его-то будильником?!
Всё это смешно и грустно. Они уже избавились от русского языка, но английский еще не родной. И глупости из них хлещут, как Ниагара.
Почему здесь все стали полуграмотными неандертальцами? Не знаю. Наверное, климат такой. Отдаться мало. Вот еще одна дама:
- А мне можно самой помочиться?
Это она просит дамского мастера самостоятельно вылить себе на голову какую-то дрянь.
А вот входит франт:
- Посмотрите: у меня что-то не то с головой. Всё, что сзади, убрать, а то, что спереди, пусть висит.

Когда начинаешь думать про наших брайтонцев, то и жить не хочется. Некоторые приходят в парикмахерскую перед тем, как отправиться искать приключений на свой бушприт, который проткнул сто три меридиана. А ведь прекрасно знают, что все Ассоли со временем оказываются ведьмами. И только незнакомки таинственны и невыразимо прекрасны. Говорят, что давно уже оторвалась та пуговица, на которую застегивались человеческие судьбы.
На некоторых лицах написано истерически взвинченное счастье при полном отсутствии покоя и воли, а у некоторых просматривается византийское величие голой задницы, практичной в эксплуатации и хорошо размножающейся в иммиграции самостоятельно.
Брайтон-Бич пребывает в простодушном хамстве. Сюда уже давно возят экскурсии как в заповедный островок социалистических отношений. Брайтон – это курорт, на котором отдыхают Украина и Россия. Справедливости ради надо признать, что часть представителей этих стран уже отдыхает в американских тюрьмах, и сроки им прописаны большие. Среди отдыхающих наши врачи, адвокаты, антрепренеры, доктора и фельдшера околовсяческих наук. И все они имеют американские лайсенсы на жизнь и право на справедливое правосудие. Отсюда и сроки – даны от души. Верно сказано в старинных книгах: праведники погибнут в праведности своей, а нечестивые долговечны в своем нечестье. Брайтон-Бич – это консервная банка российского хамства.
Вот заходит мужик, который не брился уже недели три, весь гнедым мохом порос, как волжский утес:
- Попытайтесь снять с меня мохнорылость.
Другой - оригинальный такой весь из себя:
- Меня обрезать, но не очень. Зад побрить. Постригите этот хохолок, а то по утрам так стоит, что не знаешь, куда его деть.

Я не самая яркая лампочка в люстре, Додик, но скажу тебе прямо: сюжеты из жизни брайтонского сибарита можно черпать в парикмахерской:
- Подстригите меня под полубакс!
За что мы с тобой шашки тупим, Додик?
Таки пусть будут счастливы эти подбитые ветром люди.
Впрочем, дождь океану воды не добавит. Разве что чуть-чуть пресности. Стабильности в живом мире мало. Ее вообще никогда не бывает.
Гении работают на века, а таланты обслуживают современность. Как парикмахеры. Уберут, чтоб не лежало, не висело, не стояло. И все борются за полубаксы. Потому что настоящие баксы иммигрант начинает зарабатывать не скоро. Деньги – это субстанция тупая, не рождающая юмора. Как писал веселый человек Игорь Губерман:

За всё на евреев найдется судья:
За живость, за ум, за сутулость.
За то, что еврейка стреляла в вождя,

За то, что она промахнулась.

По отношению к Америке у наших наблюдается смесь имперской снисходительности и заискивания. Американцы все отмороженные, а все равно уровень иждивенческий – дай! Америка, дай баксов, дай порулить, дай нам научить тебя демократии. Еще Владимир Набоков, который долго жил в стране, это заметил, когда и русских иммигрантов было с гулькин нос. Он говорил, что русские в Америке похожи на дворовую чернь на конюшне: злословят о барине, но всегда готовы кинуться выполнять любой его каприз.
Вы заметили одну чисто американскую особенность: портреты президентов, прославленных и удачливых генералов, хоккеистов и олимпийских чемпионов никогда не превышают размеров почтовой марки? Разве что на долларах президенты чуть побольше. Здесь государство связано с гражданским обществом и подконтрольно ему. Это и есть социализм с человеческим лицом, с лицом президента, который смотрит на вас с долларовой бумажки.
Америка воспринимает людей не по словам, а по делу.
- Стригите меня по морде: что больше к такой подойдет.
Да, прямо скажем, морды лица у нас аристократические. С них так и капает Сева Каплан.  
Иммигрантская среда – это тихий ужас. Скорей бы она выродилась в пятницу.
Не бейте хвостом перед Америкой, она вам все равно не поверит. Этот мир никогда не дарил нас своим уважением. Нормальное сообщество полноценных людей – это, прежде всего, союз личностей.
- Уложите мне поаккуратней и чтоб дольше стояло!
Этот уже добрался до вкусной жизни и наслаждается искусством стрижки и бритья. А нынешнее искусство рассчитано на то, чтобы потрясти кошельки богатеньких людей.
Ты думаешь, Доделе, что я тебя особенно не трогаю потому, что я такая хорошая? Нет, я просто себя берегу. Я знаю, что сегодня такие понятия, как честь, ум, совесть стали взаимоисключающими. Нет ни совести, ни чести, все с дерьмом смешалось вместе.
Ладно, я пошла пылесосить ковер. Позвоню через недельку.

Количество обращений к статье - 3468
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2020, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com