Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Всем смертям назло
Двойка по истории
Галина Айзенштадт, Тверия

Чем ближе День Победы,тем чаще я вспоминаю этот эпизод. Его, скорее, можно назвать эхом войны, прозвучавшим спустя многие десятилетия, и  весьма неожиданно.

В университете я сдавала экзамен по истории. Мне казалось, что на вопросы по билету я отвечаю вполне уверенно. Во всяком случае, гораздо лучше, чем при поступлении в университет. А тогда даже "сам Абецедарский" (был такой грозный и известный ученый в Белорусском госуниверситете) поставил мне "отл.", чего я от него никак не ожидала.

Теперь принимал экзамен некий малоизвестный кандидат наук, довольно невзрачный (особенно в сравнении с мощным и представительным Абецедарским) человек средних лет. Фамилия его мне ни о чем не говорила, но какое это имело значение?

Мне казалось, - повторюсь, - что я довольно убедительно ответила на вопросы, но преподаватель, слушая, хмурился, а потом сказал, что я плохо знаю предмет.

Я стала возражать ему, и тогда он начал задавать мне вопросы, не имеющие отношения к изучаемому нами периоду (а запутаться в исторических датах ничего  не стоит), и удовлетворенно влепил мне "неуд".

Я дважды пересдавала ему экзамен, после чего он смилостивился и поставил "удовлетворительно".

И только после завершения этой эпопеи мои родители рассказали мне уже другую историю. Оказывается, этот историк был братом полицая, участвовавшего в расстреле моих бабушки и дедушки, родителей мамы.
 
Жили они до войны в местечке Шатилки, тогда Бобруйской области. Моих родителей в 1939 году направили на работу в Западную Белоруссию, поэтому взять с собой бабушку с дедушкой в эвакуацию у них не было никакой возможности.

Отец завез семью в глубь России, а сам ушел на фронт. И пока война не закончилась, о судьбе своих родителей мама ничего не знала.

После войны отец с мамой вернулись в Паричи, тогда центр одноименного района, от которого до Шатилок было не так уж далеко. Некоторое время мой тяжело раненый на фронте отец работал инструктором райкома партии. И вместе с  ним работал очень вежливый и услужливый молодой белорус. Он и рассказал отцу, что знает, когда и как погибли Хасданы, родители моей мамы.

Одна деталь особенно врезалась в мою память из рассказа родителей: у бабушки болела нога, и она одела на нее галошу, чтобы легче было идти к месту казни.

Не знаю, спрашивал ли мой отец этого человека, откуда ему известны такие подробности, и что тот ему отвечал.

Но прошло какое-то время, и этого человека арестовали. Оказалось, что он был полицаем, и был в числе тех, кто вел евреев на расстрел.

Вот откуда и были ему известны подробности гибели бабушки с дедушкой. Они шли медленно, рассказывал он, потому что у бабушки болела нога, и она одела на больную ногу галошу, и шли они с дедушкой, держась за руки, как дети.

В конце войны полицай подделал документы и даже какое-то время воевал в Советской Армии. И, видимо, решил, что теперь может смело возвращаться в родные края. Биография -то стала "чистой".

Но его разоблачили и судили,а родители полицая уехали из района.

И вот спустя много лет судьба свела меня с его братом. Мой отец после райкома партии работал прокурором района, так что знал, о ком говорит.

Прошли годы. Как-то этот преподаватель истории пришел в редакцию газеты, где я работала. Увидев меня, он переменился в лице, что подтвердило рассказ моих родителей о неслучайности полученной мной "двойки". Мало ли студентов получают на экзаменах "неуды", всех и не запомнишь, а тут - запомнил.
 
Историк прислал в редакцию какую -то статью, но ее не опубликовали, и он приехал забрать ее. Видимо, решил, что теперь я уже "отомстила" ему, хотя я понятия не имела о его статье, она была в другом отделе.

На темы времен войны я писала мало, - в советскую эпоху в редакциях газет и радио были отделы, которые специализировались на этой тематике. Но однажды ко мне обратился ветеран из Минской области и попросил защитить "от наветов и клеветы" своих же ветеранов. В ходе разбирательства выяснилось, что его "делом" уже занимались журналисты других изданий И все они якобы его "не поняли".

Я стала изучать "документы", которые он мне представил. Все это были не подлинники, а копии каких-то справок. На мой вопрос о подлинниках ветеран отвечал уклончиво: "Потерялись". Зато у него было два подлинных свидетельства ветерана войны, выданных разными ветеранскими организациями. Этот факт он  тоже не смог мне объяснить. И таких странностей в его "документах", как, впрочем, и в его рассказах о боевой партизанской юности, было немало.

А пока я пыталась разобраться, что к чему, журналист другого издания, к которому он обращался ранее, выступил с разгромной статьей. Оказалось, ветеран этот - липовый. В начале войны он служил полицаем в Западной Белоруссии. В конце войны перебрался в Восточную Белоруссию, по подложным документам оформился как участник партизанского движения, получил удостоверение ветерана войны.

Но этого показалось ему мало. Когда все, кто его знал в родных краях, умерли, он поехал туда, нашел трех бывших партизан, ставших алкоголиками, "поставил" что-то на стол, и они "подтвердили", что он воевал в партизанах.

На  основании  этого "документа" ему выдали ветеранское удостоверение уже "республиканского значения". Подобные "свидетельства" были узаконены официально  спустя несколько десятилетий после войны. И порою случались просто абсурдные истории. Об одной из них мне как-то рассказал сотрудник архива Института истории партии. К нему пришел преподаватель Политехнического института и стал расспрашивать, как получить удостоверение участника патизанского движения.
 
- А для кого вы интересуетесь ? - спросил сотрудник архива.
- Для себя,- ответил тот.

Сотрудник изумленно посмотрел на посетителя:
- Простите, а вы с какого года?.
- С 1938-го.
- Так как вы могли участвовать в таком возрасте в партизанском движении?!
- Собирал сведения для партизан, - ответил тот.

Сотрудник посмеялся и расстался со сверхюным "партизаном".

Но, как известно, смеется тот, кто смеется последним. Преподаватель сделал  новые  документы, прибавив себе  два года (в семь-восемь лет уже вполне можно было стать "партизанским разведчиком"), нашел нужных "свидетелей", и заветное удостоверение ветерана оказалось у него в кармане.


Партизаны под Гродно. Архивное фото

Я думаю, власти сознательно допускали  подобный обман. Им надо было всячески поддерживать репутацию  республики-партизанки, как часто писали тогда о Белоруссии. После войны республикой долго руководили бывшие партизанские начальники. С их слов была написана история партизанского движения Белоруссии, и отныне любое новое исследование должно было быть только в русле определенной ими концепции.

О евреях, бежавших из гетто и сражавшихся с фашистами, в этих воспоминаниях не было ни слова. Как и о том, что по приказу свыше евреев вообще запрещалось брать в партизанские отряды. Это, кстати, привело к тому, что немалое число евреев, хлебнувших горя в гетто, а затем в лесах, записались после войны белорусами.

В Кировском районе Могилевской области, где отец работал после Парич, председателем колхоза был ... белорус Каган. Небольшого роста, кучерявый, Каган был "типичным евреем", и моя мама возмущалась тем, что он отрекся от своей национальности, хотя все знают, что он - еврей.

Я знала и одного коллегу по фамилии Горелик, который тоже был "типичным евреем", но  был записан белорусом.

А года три назад, когда я была в Минске, ко мне во дворе нашего дома подошел рабочий и стал расспрашивать о жизни в Израиле. А "под занавес" сказал,что  его отец после войны записался белорусом. На самом же деле он - еврей.

В Советском Союзе главным было то, что записано у вас в документах, как бы "типично" вы ни выглядели. "Бумажка" вообще играла огромную роль. Даже присловье такое было:"Без бумажки ты - букашка, а с бумажкой - человек".

И вот с новыми "бумажками" появились и новые ветераны войны. Благодаря этим "бумажкам" число ветеранов в республике нисколько не уменьшалось с  годами, и никого это, похоже, не удивляло. Тем более, что ветераны были нужными людьми. Они неизменно и верно поддерживали политику партии и правительства, выступая с нужными акциями в нужное время. Благодаря их наличию процветали различные ветеранские организации. Вернее, не они, а их неизменные - годами - руководители.

Тот "ветеран" из Минской области тоже хотел быть "начальником" в местной ветеранской организации, поэтому и воевал так ретиво "за справедливость". Кончилось это тем, что его вообще исключили из ветеранской организации. Но не судили. Органы "поленились" расследовать его деятельность в годы войны за давностью лет.

Подлинная история Белоруссии в годы Второй мировой войны до сих пор не написана. И будет ли написана? И если будет, то какая?

Вопрос далеко не праздный. Когда республика стала независимым государством, в подходе к историческим событиям стал заметен противоположный крен. И, кстати, в какой-то степени не без одного бывшего партизана, ставшего литератором. Он вдруг переосмыслил свое героическое прошлое и начал писать о партизанском движении лишь в критическом тоне. Про молодых исследователей истории тех лет и говорить не приходится. Чем негативнее изображены события того периода, тем популярнее их труд.

В минувшем и уже в нынешнем году на Белсате (это польский телевизионный канал на белорусском языке "для Беларуси") показали документальный фильм об оккупации фашистами Белоруссии. Одним из главных рассказчиков и комментаторов тех событий в фильме стал историк-эмигрант Туронок, бежавший из республики вместе с немцами.

Боже, с каким восторгом он говорит о "руководителе" оккупированной Белоруссии Кубэ, - кажется, вот-вот брызнет слюной от переполняющих его восторженных эмоций. Оказывается, по Туронку, Кубэ был другом белорусов, он не хотел репрессий, это всё  делало гестапо вопреки ему. Возражал Кубэ якобы и против уничтожения евреев.

Никакого авторского комментария этого бреда в фильме не прозвучало. Зато было сказано, что Кубэ был уничтожен гестапо, скорее всего, по сговору с подпольщиками (?!). И молодежь, не знающая подлинной истории, запросто может поверить в эту бредятину.

Националистически настроенные элементы в нынешней Беларуси всячески стараются протащить мысль и убедить в ней общество, что ничего плохого немцы белорусам не несли, и во всех несчастьях населения были виноваты партизаны. Своими действиями они провоцировали немцев, и те вынуждены были реагировать. А если бы не провоцировали, все было бы хорошо, белорусы уже тогда отделились бы от Москвы. Именно Москва виновата в том, что случилось с Белоруссией в годы войны, внушают они. Ведь там находился Центральный штаб партизанского движения, который планировал и засылал в белорусский тыл советских диверсантов.

Так что, убеждают они, белорусы в одинаковой степени страдали как от большевиков, так и от немцев.

Широкой поддержки в белорусском общества эта "теория", разумеется, не находит. Но националисты не сдаются. Именно к 65-летию Победы издана книга Ильи Копыла "Небышено. Война.Оккупация глазами подростка". Издана в количестве всего ста экземпляров в небольшом частном издательстве. Но шума (извините за грубость, но здесь больше подходит выражение "но вони") разведено много.

Автора, к радости издателя, заметили, приглашают на интервью в "незалежныя выданни", а ветераны войны требуют изъять клеветническую книгу из обращения. Теперь, надо полагать, книгу переиздадут большим тиражом. И вполне возможно, что ею заинтересуются на Западе.

Впервые  рассказ Копыла "Война глазами подростка" был опубликован в июне 2003 года в оппозиционной газете "Народная воля". Когда началась война, автору было семь лет, "а в этом возрасте память очень цепкая", уверяет он.

Деревня Небышено находится в Витебской области. До войны в ней было 120 дворов и колхоз, который возглавлял отец Копыла. Ему немцы и поручили распустить колхоз, что он, разумеется, и сделал. В партизаны он не уходил, и о том, как сложилась его судьба в дальнейшем, в газетной публикации Копыл умалчивает (быть может, в книге упоминает, не знаю).

Судьба же самого автора сложилась вполне успешно. После войны он окончил школу, военное училище, служил в ракетных войсках, дослужился до майора. Но, оказывается, самое светлое воспоминание его жизни - немецкая оккупация. По его воспоминаниям, немцы хорошо относились к детям, а один из них подарил мальчику Илье Копылу губную гармошку, с которой Илья не расставался даже тогда, когда местные жители прятались в болотах, спасаясь от немцев, потому что, как следует из "логики" автора, их постоянно провоцировли партизаны.

Во время немецкой бомбежки в шалаш, в котором ранее пряталась семья Копыла, попала бомба. Мальчик горько плакал после этого. Потому что этим взрывом была уничтожена... гармошка.

Немцы сожгли соседнюю деревню, дошла очередь и до деревни Копыла и его родительского дома. Все равно они "не виноваты", виноваты партизаны, грубые, наглые, один из которых чуть не расстрелял отца автора за то, что тот не ушел в партизаны.

Приведу лишь несколько пассажей автора.
"Я помню, как отец возмущался по этому поводу (уничтожении деревни Шуневки - Г.А.), он обвинял в учиненном злодействе партизан". В чем же "провинились" партизаны? По версии автора, они "обстреляли одиночную немецкую машину". Немцы решили, что засаду устроили жители деревни, и уничтожили ее.

"Партизаны создали нетерпимую обстановку для мирного населения. Путь был один -  уходить в лес к партизанам. Вот таким преступным методом партизанам удалось пополнить свои ряды", - резюмирует автор.

А  недавно я прочла на одном из сайтов признание Копыла, что партизаны убили его брата. И опять вспомнила "моего" университетского преподавателя истории. Что-то общее роднит - при разности их биографий - его и автора "подростковых" воспоминаний о войне.

А, может, одна история просто дополняет другую?

Количество обращений к статье - 3018
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com