Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Эксклюзив «МЗ»
«Земля грузин, ты так сильна...»
Александр Ступников, Тбилиси

Грузия сегодня переживает непростое время в связи с политическими неурядицами. Не стоит забывать, что страна прошла через войны и только после «революции роз» 2003-го года здесь начались реальные реформы и перемены.

В Грузии отменены аккредитации зарубежных журналистов и пресса работает абсолютно свободно. Здесь подчистую отменили ГАИ и полностью уволили тысячи полицейских, после чего набрали новый состав. И сегодня грузины уважают полицию, куда принимают молодежь после строгого отбора. Открыть неправительственную организацию или свой бизнес занимает один день.

После 2003 года были уволены и большинство государственных чиновников, а сегодня значительное количество бумажных дел типа регистрации рождения или смерти делается через интернет, кто хочет. Проведена реформа образования, и в высшей школе, как и в полиции, искоренена коррупция.

Однако в сельском хозяйстве подвижек мало, а уровень безработицы достигает 16 процентов. Страна взяла на себя заботу о почти трехстах тысячах беженцев из Абхазии и Южной Осетии. В Грузии довольно резкое противостояние президента, его команды и оппозиции, основу которой составляют бывшие сподвижники Саакашвили по революциии. Официально их поддерживает до трети населения, особенно в Тбилиси. Неофициально - кто знает?

Российско-грузинская война в августе 2008 года только сплотила население.И президент, и оппозиция едины в том, что 20 процентов территории Грузии оккупированы Россией. Об этом и именно так здесь говорят все. Но подходы к возможностям мирного решения конфликта, как и к экономике, у разных политических сил в Грузии различны. Общество реально расколото, причем непримиримо.

Предлагаю читателям «МЗ» две совершенно разные точки зрения на сегодняшний день Грузии двух весьма солидных и уважаемых в стране людей: дважды и.о. президента страны и дважды спикера парламента, лидера оппозиции от партии « Демократическое движение - Единая Грузия» Нино Бурджанадзе и известного актера, певца, сценариста Вахтанга Кикабидзе.

Нино Бурджанадзе:

«Наш президент бегает со спичкой в руках вокруг бочки, полной динамита...»


 
В Грузии, похоже, очень политизированные граждане. У них что, проблем своих нет? Или это с политикой в стране что-то « не так»?
К сожалению, «не так». Пока не сложилось, чтобы в Грузии была такая политика, где суды похожи на судебные органы власти, телевидение - на объективное телевидение. Все-таки страна не состоялась такой, какой должно быть нормальное демократическое государство.

Раньше, помню, говорили, что демократия быстро и не строится. Вон, Америке 200 с лишним лет. Подождите 200 лет тоже - и будет нормальное демократическое государство..
Не думаю, что это правильный рецепт. Если не делать необходимые шаги в сторону развития демократии, даже через 200 лет eё не будет. Конечно, никто и не говорит о том, что цивилизованное общество, особенно на постсоветском пространстве, можно построить за одну ночь. Или даже за четыре- пять лет. Но должна быть тенденция и политическая воля, чтобы не контролировать те же суды, а создать действительно свободную судебную систему. Я считаю, что даже до 2003 года, до «революции роз», в нашей стране демократии было больше, чем сегодня. Это и есть трагическая динамика.

На чем вы основываете такие выводы?
Возьмите любой параметр государства. Начиная от независимых неправительственных организаций, судебной системы, которая раньше, да, была коррумпирована, но полностью не зависела от воли Генерального прокурора. Возьмите индекс свободы прессы, индекс свободы бизнеса. Все это по факту далеко от демократии. И что самое печальное, у нас впервые после 2001 года впервые появились политические заключенные.

Но в 2003 году, во время « революции роз», вы стояли плечом к плечу с нынешним президентом, на равных. Так помогите ему.
Мы стояли рядом друг с другом и я в течение шести лет как раз это и делала. Помогала ему. Даже в ущерб своему политическому имиджу. Люди, которые ожидали выполнениея обещаний «революции роз», видели, что все идет в неправильном направлении и ожидали от меня громких протестных заявлений. Я максимально пыталась сдерживаться и делала все от меня зависящее, внутри команды, чтобы там спорить и настаивать, не вынося, вопреки ожиданиям тысяч и тысяч сограждан, наши разногласия наружу. Надеялась, что меня услышат коллеги при власти. Но когда я увидела, что морально допустимые «целесообразные» решения президента вошли в противоречие с общепринятыми моральными ценностями и процесс против демократического движения пошел еще глубже вместо того, чтобы исправлять ошибки, я сделала радикальный шаг - подала в отставку. Я увидела, что шанс повернуть страну в правильном направлении не используется, и сказала, что, поскольку у меня не получилось изменить все к лучшему страны изнутри, я попытаюсь сделать это «снаружи». Конечно, я не могла тогда предположить, что произойдет такая катастрофа, как грузино-российская война августа 2008 года, которая разрушила все планы хоть как-то повлиять на ухудшающуюся политическую ситуацию внутри страны.

Ваша партия называется «Демократическое движение - единая Грузия». Насколько я понимаю, в вопросе единства страны все политические силы страны сходятся. Это ли не платформа объединения оппозиции и Михаила Саакашвили?
Те шаги, которые предпринимает нынешнее правительство Грузии, ни в коем случае не способствуют объединению страны, реинтеграции осетинского и абхазского народов в грузинское общество. Когда Саакашвили, уже после заключения международной комиссии, заявляет, что он сделал бы то же, что и раньше - то есть отдал бы приказ бомбить Цхинвали, говорить о каком-то доверии или о мерах по возведению мостов между народами не приходится. Не хочу показаться радикальной, но заявления правительства страны за последние два года, после войны, и реальные шаги власти говорят о том, что эти люди думают только о своей безопасности. И национальная доктрина безопасности для них - не обеспечение покоя граждан и государства, а, скорее, доктрина безопасности и сохранения режима. Мы считаем, что без демократии внутри страны невозможно построить и единую Грузию. Потому я и выбрала именно это название партии. В нашей единой Грузии у всех народов и народностей должны быть реальные гарантии безопасности, защиты и уважения их прав и интересов. И только так можно говорить, что у нас есть единое государство.

Я вспоминаю и свою предвыборную кампанию перед «революцией роз», когда Саакашвили говорил о необходимости вернуть Абхазию и Южную Осетию любыми средствами. Я и тогда подчеркивала, что нельзя говорить о любых методах. Мы для единой Грузии прежде всего должны бороться с коррупцией, чтобы в стране был правовой порядок, не было синдрома безнаказанности кого бы то ни было перед законом. Если сначала будет построено подлинно демократическое общество и созданы условия для процветания бизнеса и общества, то такие условия станут привлекательными для абхазов и осетин. Вкупе с прямым диалогом с ними и налаживанием мостов взаимопонимания. К сожалению, миллиарды долларов из бюджета пошли не на построение доверия, не на создание экономических условий для взаимной тесной связи абхазcкого, осетинского и грузинского народов, а на покупку танков, оружия, ракетных систем, которые, плюс ко всему, когда коснулось, еще и не сработали во время войны. Я не мыслю Грузии без Абхазии и Южной Осетии. Это не просто территория: ни для меня, ни для кого-либо другого в стране. Я уверена, что сто человек из ста вам ответят, что это не политические амбиции возвращения «своей» территории. Это вопрос возвращения, подчеркиваю, части нашей Родины. Признаю, что для тех же абхазов - это такая же Родина. Поэтому мы жили веками вместе, как с ними, так и с осетинами, и должны найти общий язык. Мы должны объявить, что никогда не применим силу против абхазов и южных осетин, как, впрочем, и против любой народности в нашей стране. Необходимо строить доверие и механизмы, которые будут гарантами этих обязательств. После безответственных действий Саакашвили в августе 2008 года понадобится время. Вы знаете, что до войны осетинcкая пробема уже практически была решена мирным путем. Война вернула нас на двадцать лет назад.

Именно эти обстоятельства подтолкнули вас поехать в Москву на встречу с премьер- министром России Путиным?
Не только это. Любой нормальный человек понимает, что с соседями надо избегать военного противостояния. У нас с Россией есть много противоречивых интересов, но есть и общие. Надо исходить не из того, что разделяет, а из того, что может объединить. И Грузия, и Россия хотят иметь на Кавказе мир и стабильность. В Москве понимают, что без мирного Южного Кавказа не будет и мирного Северного. Не думаю, что кто-либо из российских политиков не осознает, что значит в составе России Южная Осетия, когда уже есть автономная Северная. Поддержка Абхазии и Южной Осетии не соответствует, мягко говоря, национальным интересам России. Это многонациональная страна. Дурной пример заразителен, как это случилось после Косово. И волна сепаратизма может переметнуться и на другие территории. Думаю, что Россия должна быть кровно заинтересована, чтобы грузины, осетины и абхазы нашли общий язык, чтобы на Южном Кавказе воцарился мир. И Москва может здесь играть позитивную роль, если у нее будет такое желание. Надеюсь, что такое понимание наступит. И мы в Грузии должны знать, как смотрит на характер наших отношений Россия.

Когда я поехала в Москву, я не знала, как реально, изнутри, смотрят политические круги России на наши отношения. Это ненормально. И говорить о том, что пока последний российский солдат не покинет грузинскую территорию, мы не будем с ней говорить, - это абсурд. Приведите мне хоть один пример, когда конфликт решается без диалога друг с другом, только усилиями «третьих» сторон? Для меня, как политика, не существет категории «нравится - не нравится». Грузия должна разговаривать со всеми и, безусловно, с Россией, с которой, между прочим, говорят и американцы, и европейцы, и китайцы, и даже австралийцы.

Да. Но, отправившись в Москву в то время, когда российские танки стоят внутри Грузии, вы, как политик, «подставились» внутри Грузии.
Мне кажется, что, во-первых, мы все - и я, и вы - как-то попали под влияние СМИ Саакашвили. Вот, мол, сегодня российские танки « стоят» здесь. Простите, а пять лет назад они не стояли? И даже десять лет тому назад. В том же Цхинвали. Ну, хорошо, сегодня они в Ахонгори, это пять минут от столицы Южной Осетии. Но тогда мы разговаривали и, по крайней мере, не было открытого военного противостояния. Вы правы, на фоне антирусской истерии, которая насаждается нашим нынешним правительством, определенный риск был. Но я считаю, что продолжение этой истерии чревато для Грузии возобновлением конфликта. А этого можно избежать только через диалог.

Грузия славится многоголосием. Красиво поют. Почему же политики разных сил не споются никак вместе?
В Грузии поют многоголосием, но при этом придерживаются определенных правил. И политики должны придерживаться рамок приличия, если хотят разговаривать. Самой большой проблемой было в то время, когда я еще находилась во власти, - то, как мы разговаривали с оппозицией. Именно это определило мое решение добровольно уйти. Во время переговоров с оппозицией власть дала свои обещания. Гарантами их была и я, как человек, который непосредственно вел эти переговоры и чуть ли не принудил оппозицию и Саакашвили все-таки сесть за круглый стол. Но потом власть нарушила обещания и люди стали нередко показывать в мою сторону. Не на Саакашвили, а на того, кто устроил эти переговоры и взял на себя обязательства, что они увенчаются успехом. Я помню, что, когда на переговорах в три часа ночи президент начал долго перечислять разные обещания оппозиции, я прервала его: «Миша, хватит. Не стоит выдавать обещания, которые ты потом не выполнишь». К сожалению, из всех обещаний, о которых говорил Саакашвили оппозиции до своей президентской инаугурации, он не выполнил ни одного. С этим человеком невозможно договориться, потому что он не держит свое слово. Такой негативный опыт уже существовал. Несмотря на это, часть оппозиции в апреле 2009 года все-таки пошла с ним на диалог. Я не участвовала в нем, не веря, хотя и не противилась. Ничем этот диалог и не закончился. Власть обещала, пока был пик выступлений, но как только все успокоилось, опять ничего не выполнила. Более того, террор был возобновлен и десятки людей из моей партии и других партий были посажены в тюрьму. Ни за что. Кого-то освободили, кто-то до сих пор за решеткой без всякого доказательства вины. Диалог возможен только тогда, когда в нем заинтересованы обе стороны. Когда одна из сторон не намерена уступить, диалога быть не может.

Вот я до сих пор в шоке от апрельского интервью министра внутренних дел Грузии одной из солидных российских газет, “Коммерсанту», что во время грузинско-российской войны он знал о фактах предложения взяток председателем парламентского комитета по безопасности и обороне страны российским военным, чтобы можно было выбирать, где русские будут бомбить. Например, был выбран город Гори, чтобы уничтожить памятник Сталину. Дело не в памятнике, а где мораль, где закон, когда во время войны высокопоставленные чины дают противной стороне координаты, что нужно бомбить? А ведь в том же Гори буквально в ста метрах от памятника стоят жилые кварталы. Потом, 12-го августа, на площадь , где стоит памятник Сталину, были сброшены три кассетные бомбы, от которых погибли несколько человек, в том числе голландский журналист. Я спрашиваю, кто должен ответить за гибель этих людей? Имеем ли мы сегодня гарантию, что какой-нибудь грузинский чиновник снова не даст денег российским военным, чтобы они подвинули свои танки на несколько километров вглубь страны и потом обвинят оппозицию в измене Родине. С последующими репрессиями. Или совершится террористический акт в том же метро, и снова это будет поводом обвинить оппозицию. Грузия сегодня - не страна. Это банановая республика, где существует абсолютный синдром безнаказанности. Если бы не международное сообщество, если бы не все-таки 21-й век на дворе, я давно бы уже сидела не с вами, а за решеткой. После этого визита в Москву меня уже обвинили в получении российских денег, в измене Родине, в тайных контактах со спецслужбами России.

А как относятся ко всему этому США и Евросоюз? Ведь прежде всего на США равняется Грузия?
В декабре 2009 года, когда Саакашвили взорвал памятник грузинам-воинам, павшим во Второй мировой войне против фашизма и тогда погибли два случайных человека, никто за это не ответил. В январе нынешнего года президент послал две тысячи так называемых наблюдателей в Украину на выборы, что не оставляет вопросов, как он собирается проводить выборы в своей стране. В феврале Саакашвили обвинил президента Франции Саркози, благодаря которому, между прочим, русские танки были остановлены у подходов к Тбилиси, в получение взятки от России для того, чтобы он не настаивал якобы на выполнении соглашения Саркози-Медведев по поводу Грузии. В марте был известный сюжет по телеканалу «Имеди», где реконструировали новое нападение России на Грузию. В апреле вот это интервью министра внутренних дел российской газете с признаниями о взятках российским военным. Что будет в мае? Что будет в июне? Наш президент бегает со спичкой в руках вокруг бочки, полной динамита.

Конечно, Запад пытается не вмешиваться в дела страны. Но время, когда можно читать между строк, в Грузии прошло. Люди ждут более адекватной реакции со стороны международного сообщества. Саакашвили и так по факту вне мировой поддержки. На одном из недавних европейских саммитов в Брюсселе ему не удалось встретился ни с одним руководителем европейских государств. Мы благодарны Западу, что он помогает Грузии финансово. Но эти финансы сегодня используются, чтобы усилить режим. А не для того, чтобы усилить демократию.

У нас две возможности: бороться демократическими мирными путями и революция, крови которой никто не хочет. Демократических механизмов у нас не осталось. Мы не можем воспользоваться парламентом, для процедуры импичмента. Нет возможности использовать всеохватывающие страну СМИ. Нет развития политических партий, потому что финансово они поставлены к крaйне тяжелую ситуацию. Полиция политизирована. Люди напуганы. Боятся высказывать свои позиции открыто, бояться говорить по телефону. То есть механизмы влияния на власть практически сведены на нет.

Хорошо. Ваш лозунг - «Миша, уйди!». А что дальше?
Что значит «что дальше»? Дальше - нормальные справедливые выборы. Народ сам решает, за кого и за какую программу голосовать. Саакашвили пользуется тем, что у нас нет доступа к телевидению и практически убедил заграницу, что оппозиция только требует его ухода, ничего не предлагая. Это не так. Например, наша партия может предоставить концепции по всем аспектам жизни общества. Кроме дипломатов и экспертов, их никто не знает, хотя они в открытом доступе. Но по телевидению у нас нет возможности их разъяснить. У нас нет рычагов донести эти концепции до широкой общественности. Саакашвили говорит, что в оппозиции умеют лишь критиковать. Но, только в моем лице, дважды исполняющий обязанности президента Грузии и дважды спикер парламента. В оппозиции бывший премьер- министр, министр финансов, министр иностранных дел, министр обороны... То есть достаточно много людей, которые работали уже в команде Саакашвили, пока не ушли в оппозицию. Если мы ничего не знаем, то как же мы тогда работали вместе с ним и занимали высокие посты , и достаточно долго? Причем, я ушла сама, не смотря на уговоры и привлекательные условия остаться при власти.

Мы знаем, чего хотим. И внутри страны, и в отношении диалога с Абхазией, Южной Осетией или России. Но сначала «Миша» должен уйти. И еще. Я не знаю ни одного уважащего себя правительства, которое, потеряв 20 процентов территории своей страны, не подало бы в отставку. Если политик ориентирован на слова, которые всем понравятся, это его когда-нибудь и погубит. Если что и подвело грузинского президента, который тоже идет к краху, так это то, что Саакашвили не осознал: мы пришли к власти не для того, чтобы удержать 80 процентов поддержки общества до скончания века. Эта подержка сначала была дана нам, чтобы делать не всегда популярные реформы, но делать их с умом. Для людей, а не для укрепления режима. Любой политик должен быть готов уйти в оставку. Иначе ему придется уйти.

Вахтанг Кикабидзе:

«Я знаю, что всё будет хорошо, но...»


 
Что-то вас в последнее время практически не видно в российском телеэфире, на эстраде. Народ соскучился. Спрашивает - куда делся обаятельный Кикабидзе?
Много писем приходит, иногда очень трогательные и теплые. Век-то начался какой-то смутный. Взрывают, стреляют, люди боятся. Вот сейчас собрались в России восстанавливать Советский Союз. Я лично не просил, чтобы его разрушили в свое время. Но получается, что в этом виноваты маленькие республики, которые были в составе СССР. С такой злобой на них нападает правительство России. Мы-то помним, как все начиналось: и ГКЧП, и время Ельцина, но, к великому сожалению, теперь время Путина.

В июле 2008 года у меня был юбилей, семидесятилетие. К этому времени я как раз закончил фильм в Москве, все были довольны. На юбилей пришла телеграмма от президента Медведева, где говорилось о награждении артиста Кикабидзе орденом Дружбы народов. Мне было очень приятно. Я Россию люблю и, прежде всего, потому, что в России живет близкий мне российский народ. Политика и народ - две абсолютно разные вещи. Мне даже звонили тогда сверху и спрашивали, когда я приеду получать в Москву награду. Но в начале августа в Грузии неожиданно появились российские танки. Никто в это поверить не мог. Мои близкие были в Батуми, а я ехал в Гори, позвонила дочь и говорит: срочно возвращайся, русские начали бомбить город. Я не мог поверить, что в сорока километрах от Тбилиси идет бомбежка и началось вторжение. Естественно, я отказался от награды. Орден Дружбы - само название говорит о себе. Я в Россию не поехал. Думаю, что, когда оккупировано 20 процентов твоей земли, любой мыслящий человек, который любит свою Родину, так бы поступил. Меня мать так воспитывала. - У тебя, - говорила она, - на первом месте должна быть Родина. Жена говорит, что у меня все не как у людей: на первом месте Родина, на втором - друзья, на третьем - семья. Мне очень трудно без российского слушателя, потому что я - актер, артист, и в этом моя жизнь. Я не ожидал, что столько грязи будет вылито на меня в интернете, и многие хорошие знакомые, которым вроде уже не нужны зачеты от правительства, будут поливать меня грязью. Остались у меня в России те, от которых я даже этого не ожидал. Которые звонили, звали, приглашали, поддерживали. Но, как говорили в хорошем фильме «Мимино», «человек должен жить на своей земле». Я все время смотрю новости, переживаю за беженцев, за людей. Но грузины - люди с чувством юмора. Уже есть и новые анекдоты о войне. Например, приходит сын-ивалид к отцу, еле идет, вправо-влево качаясь: «Папа, дай мне ружье, буду нашу землю защищать». - Нечего тебе, - говорит отец. - Будешь только раздражать российского снайпера». Помню, уже не анекдот, по телевизору одного молодого российского солдата журналисты спрашивают: - А вы знаете, куда пришли?. - Знаю, - отвечает. - Грузия - это мусульманская страна с населением в сорок два миллиона человек...

А помимо войны у вас сильно изменилась жизнь?
Конечно, изменилась. Вот несколько лет назад гаишники на дорогах пропали. Нет никого. Но, если что-то происходит, сразу появляются полицейские машины и люди полицию уважают. Они всегда и во всем помогут. Люди не боятся, если дома неприятности, им позвонить.

Это полиция. А власть?
У меня свой закон жизни. Если мы с тобой дружим, то я не могу быть твоим другом только когда у тебя все хорошо. Если я выбирал президента, то я потом не могу сваливать на кого-то, что не того человека выбрал. Это моя вина. Я Саакашвили очень уважаю. Я вообще люблю умных людей. На него всякие ярлыки вешают, особенно российские СМИ. Это очень необычный молодой человек. Я на двести процентов уверен, что он хочет сделать Грузию цивилизованной страной. У нас есть и оппозиция. Там много людей, которые вместе с ним приходили к власти. И тут уже начинаются разборки: кто обижен, кто не получил должность. Пришли молодые люди к власти, начали что-то делать. То, что Грузия строится, здесь двух мнений нет. Мне не нравятся уличные выступления, машут флагами... Грузия - певческая страна, поэтому надо взяться за руки, спеть одну серьезную песню и решать свои проблемы. Те, кто внутри страны мешает двигаться дальше, тем самым льют воду на мельницу наших недругов. Дайте президенту доработать свой срок. Если вместо него прийдет другой, то кто-то опять будет недоволен. И это у нас бесконечно. Люди уже обалдели, устали. И так же почти во всех бывших республиках Союза. Но, если это начнется в России, то там без крови не обойдется. Я думаю, что есть ошибочное понятие, будто россияне ничего не знают, ничего не видят, не понимают, что происходит. Там живет серьезный страх. Но живет и много интеллигентных умных людей. Не все из них хотят уезжать в другие страны.

В кино есть расхожее понятие «после съемок». Мол, теперь я вижу, что было в сценарии или режиссуре неверно. Вот теперь бы я сделал всё по-другому, правильно. И надо признать ошибки, что я - плохой режиссер. Но фильм-то уже снят. Что же, насильно давить и убеждать, что получился хороший фильм? Это у тебя, зрителя, вкуса нет. Так же происходит и в политике.

Вы считаете, что в Грузии есть сегодня демократия?
По сравнению с Россией здесь на пятьсот процентов ее больше. Там не демократия пока. Если здесь пожить несколько недель и увидеть, что говорят, пишут, то в России подобное даже представить не могут. Здесь нормально. Молодые ребята при власти повзрослели, кое- чему научились...

Но ведь у вас и президент, и оппозиция нацелены на европейские демократические ценности. Почему такая непримиримость и отсутствие компромисса?
Город у нас и мир маленький, я всех знаю. Причина, думаю, в личных амбициях. Но главное, оппозиция должна рассказать, что она будет делать, когда Саакашвили, например, уйдет. А мы этого еще не слышали. Конечно, если много людей выходят с протестом на улицу, это не от хорошей жизни. Выходят - если плохо. Но когда была «революция роз», все нынешние оппозиционеры стояли вместе с Саакашвили.

А как вы относитесь к тому, что некоторые политики от оппозиции поехали в Москву?
Очень отрицательно смотрю на это. Картинка просто удивительная: главные лица России и, наверное, они говорили, что если народ будет у власти, то кого-то из гостей посадят наместником. Я так понимаю, что все это называется житейским понятием «благосостояние в моем доме». Но, если это произойдет, я из Грузии уеду к чертовой матери.

Куда грузину-то ехать?
Не знаю. Поеду далеко. Вы были в Гори? Это очень близко и каждый день понемногу наша земля отторгается, передвигается забор. Но колбасы за два рубля двадцать копеек уже не будет. Будет наместник России, если так случится. Не понравится - уберут. Там сейчас любого человека можно подтянуть под плаху и так далее. Поэтому, я думаю, что игра с Москвой неправильная.Мне не нравится, когда президента одной страны обсуждают в другой. Это вопрос народа, где он живет. Это даже не солидно для президента большой страны, как Россия, объявлять нашего «политическим трупом». Говорить, что я с ним за один стол не сяду. Я бы не хотел, чтобы мы снова жили под серпом и молотом. А политики должны разговаривать. Для чего стол и стулья существуют? Чтобы сесть вместе и говорить, пожав друг другу руки.

Почему Кремль так не приемлет именно нынешнюю Грузию?
Мне кажется, что Путин лично не выносит нашего президента. Но для политика это просто смешно. Не нравился Дудаев - исчез. Не нравился Масхадов - исчез. Этот необычный молодой человек в Грузии, не дай Бог, тоже исчезнет. И чего Москва добьется? Сидят они там вдвоем по телевизору. И обыватель знает, что президент слушается премьер-министра. Оппозиция, конечно, тоже нужна, но она должна помогать стране становиться на ноги. Если появится человек, который будет лучше, чем Саакашвили, я его поддержу. Но тогда я беру на себя ответственность, раз выбрал именно этого политика. Президент мотается по стране, строит в городах автобаны, что-то делает. Дайте ему достроить до конца срока. Потом посмотрим, есть ли кто лучше.

У меня такое чувство, что Абхазия и и Южная Осетия - ваша постоянная боль?
Это не то слово. Мой отец, когда Гитлер напал на СССР, а он был журналист, пришел домой тогда и говорит: « Мне стыдно ходить по улице». И пошел добровольцем на фронт. Он погиб в 1943 году под Керчью. Большинство солдат-грузин тогда погибли под Керчью. Это черное пятно в нашей судьбе. Отец моего друга, который там воевал, рассказывал, что выбрался оттуда по воде на перевернутом столе. Все море на сорок метров от берега было красного цвета от крови. Отец погиб ради меня, ради детей, ради Советского Союза. Но если бы он сегодня увидел в Грузии русские танки, не знаю, что бы с ним было. Танки, которые на нас нацелены. Никто не мог представить, что Россия назовет Грузию врагом номер один. Правда, лет пять назад мы были где-то пятыми, а первыми были эстонцы...

А как же взрыв кутаисского мемориала воинам-грузинам, павшим в войне?
Мне тоже это очень не понравилось. Хотя, проезжая, я видел, что он был в очень плохом состоянии. Оставьте это нам разбираться. Но когда я слышу, что хотят построить такой мемориал в Москве, то это уже в анекдот превращается. И почти одновременно я вижу, как скотовозами грузинских мужчин и женщин выдворяют из Москвы, с вещами. Врагов нашли... А недавно сказали: пусть грузины работают в России, живут... Несолидно это всё.

А вы много видите сегодня солидных политиков?
Это верно. Почти нет. Единицы. Должно быть личностное в политике, хороший он или не очень. А сейчас... Если бы я объявил о создании своей партии, то, уверяю вас, треть Грузии вошла бы в нее. Потому что меня здесь уважают. Знают, что я никогда не вру. Знают мои песни, мои фильмы. Но я всегда говорю, что человек должен заниматься своим делом. Для Родины. Поешь? Пой. Пишешь? Пиши. Снимай. Строй. Но все и везде хотят быть именно президентами.

Ну, все хотят быть начальниками. Вы уже несколько раз говорили слово «Родина». Но когда за семьдесят, может, пора просто жить, не обращая внимания на политику?
Не получается. Человек должен чему-то радоваться, я не про деньги говорю. Жизни радоваться. Не представляю, как можно жить для себя, если твоему соседу плохо. Сегодня уже не так. Даже в Тбилиси, когда девочки проходят, мальчики на них внимания не обращают. Не шутят, не улыбаются.

Я вам приведу одни пример. У меня есть друг, народный артист, уже в возрасте. Но когда мы были молодыми, он первый женился. А жили они в двухкомнатной квартирке, денег на свадьбу не было, скромно все было у молодых, начинали только. Так вот, его соседи, у которых была четырехкомнатная квартира, разобрали стенку, сами предложили, и сделали как бы шесть комнат - для свадьбы. И потом несколько месяцев не могли восстановить стенку, потому что не было на это денег и они все жили в шестикомнатной квартире. Я о чем? Человек всегда должен любить. Он не должен быть волком другому. Посмотри вокруг, на первых этажах решетки, везде железные двери. Как в броневиках люди живут. Боятся - и друг друга, и власти, что придет и скажет: отдай свой дом. И так много плохого происходит на нашем шарике, а мы все деремся из-за какого-то идиотизма. Богатейшая страна Россия, с ресурсами, с умными людьми. Все там есть, но нет духовности. Каждый - за себя. Если у меня дома спокойно, то ничего больше не интересует. Неправильно это. Я что, не мог сейчас просто ездить и зарабатывать деньги в той же России? Но я не мог поехать за орденом «Дружбы народов» после войны, после того, что случилось. Многие удивились. Как это, сказать « большому брату», что ты с ним не согласен? Всему удивляются, особенно здравому смыслу и понятиям о чести и самоуважении.

В советские времена я объездил все пять континентов с гастролями, и везде, когда говорил, что я из СССР, лица у людей менялись. Боялись. Но нельзя дружить за счет силы. Нет любви там, где есть опаска или страх. Любая страна, большая или маленькая, заслуживает нормальной цивилизованной жизни. Политики думают, что они вечные. Нет, уйдут из жизни и их сразу забудут, или правнуку будет стыдно фамилию называть. Зачем им все это? Дом построй, дерево посади, кирпич заложи, песню спой, к соседу зайти - поздравь с Новым годом, денег одолжи, помоги. Это и есть жизнь человека, а не то, что нам показывают или о чем пытаются говорить. Я знаю, что все будет хорошо, но хотелось бы это увидеть. Чтобы человек был человеку друг, а не волк. Больше ничего...
Количество обращений к статье - 3257
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com