Logo
September 2019


Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!


RedTram – новостная поисковая система

Америка
Кто солидарен с Эмиком Зельцером?
Владимир Козловский, Нью-Йорк

Как я уже сообщал, в среду, 2 апреля, перед генконсульством Белоруссии на Третьей авеню в Манхэттене прошел митинг в защиту 54-летнего адвоката Эммануила Зельцера и его 28-летней соратницы,  россиянки Владлены Функ, известной среди своих как Влада, хотя московская журналистка Юлия Латынина пишет, что однажды Функ давала показания в суде под именем Лена (см. последний номер «Новой газеты»).

12 марта они были арестованы в Минске по обвинению в подделке документов, связанных с наследством  грузинского миллиардера Бадри Патаркацишвили, ровно за месяц до этого скоропостижно скончавшегося в Лондоне. Как мне сообщили, у арестованных был изъят накопитель с образцами подписи Бадри.
Особенно активно на митинг созывала юная Анна Гордон, делавшая это на сайтах craigslist.com и unitedforpeace.org, принадлежащем радикальной левой организации United For Peace & Justice.
Судя по ее текстам, английский у нее родной, и она является сторонницей Барака Обамы. Последнее заключение я сделал из того, что она завершила свой призыв прийти и выразить солидарность с Зельцером фирменным обамовским кличем WHY? BECAUSE WE CAN!
Ну, если ты в 20 лет не социалист, у тебя нет сердца.
Но если ты в 30 лет социалист, то у тебя нет ума.
«Ведущий нью-йоркский адвокат, борец против русской мафии был беззаконно брошен в тюрьму белорусского КГБ, - говорится в одном из призывов Анечки Гордон. – Сейчас 2008 год, и мы этого не потерпим! Ведь Лукашенко, на самом деле, последний диктатор в Европе, который заглушил свободу печати и положил конец свободному предпринимательству».
Автор призывает «добрых людей Нью-Йорка» прийти к белорусскому консульству и заверяет их, что «Чак Шумер уже с нами и готов помочь». Речь идет о левом нью-йоркском сенаторе Чарльзе Шумере, который в каждой бочке затычка, но на митинге так и не появился и не прислал устроителям никакого заявления, а то бы они его непременно озвучили.
«Жаль», - вздохнули его политические противники, надеявшиеся, что Шумер оскоромится. Анечка разлила Шумеру масло, но он не поскользнулся.
Несмотря на ее труды, на митинге практически не было туземцев - за исключением доброго доктора Питера Шакера, который заявил в мегафон, что пользует Зельцера уже 20 лет, и выразил тревогу, что тому не дают в тюрьме лекарств, поддерживающих его жизнь.
На сайте saveemenuelzeltser.com, однако, помещена справка от другого лечащего врача Зельцера – д-ра Паукмана, которого Зельцер недавно представлял в гражданском иске, возбужденном против доктора, его жены и радиостанции «Всё». Любопытно, что показания в пользу Паукмана давали некоторые из участниц митинга и нынешняя минская узница Владлена Функ. Это не то дело, о котором писала Латынина, а другое.
В списке Паукмана числится одно лекарство от диабета в довольно скромной дозировке (я принимаю в два раза больше) и три ломовых болеутоляющих, в которых у Зельцера, насколько я знаю, действительно давняя потребность.
В митинге, который проходил мирно и организованно, участвовали около 40 человек, в том числе старший брат арестованного пианист Марк Зельцер, адвокат Александр Фишкин, нотаризовавший завещание Патаркацишвили, чья подлинность оспаривается теперь семьей покойного, помощница Зельцера Оксана Адлер, сотрудница телекомпании RTVI Мария Гордон, радиожурналист Виктор Смольный и другие сторонники минского узника.
Как писал журнал «Нью-Йорк», именно Смольный представил Зельцера корреспонденту «Нью-Йорк таймс» Тимоти О’Брайену после того, как тот напечатал в 1999 году статью, с которой начался скандал вокруг отмывания «русских денег» через Bank of New York. Заинтересованный по своим причинам в раздувании скандала, нанесшего большой ущерб репутации России, Зельцер слил журналисту информацию, которую тот впоследствии нашел недостойной доверия и дезавуировал своего информанта на страницах «Таймс».
Зельцер, по словам О’Брайена, пригрозил «расквитаться» с ним и скоро обвинил журналиста в том, что он связан с русской мафией, а одна зельцеровская соратница – в сексуальных домогательствах.  
О’Брайен лишь пожал плечами, но нью-йорская пресса, очевидно, запомнила эту историю (либо нашла ее в интернете): на митинге не было ни одного американского журналиста, а из русских – лишь RTVI, какая-то другая русская телекомпания, ваш покорный слуга и тот же Смольный, взявший интервью у Марка Зельцера и присоединившийся к скандированию лозунгов.
На несколько минут забегали Александр Грант и известный фотограф Николай Комиссаров.
Один демонстрант представился мне однокашником Марка Зельцера по консерватории и высоко отозвался о его музыкальном таланте, сообщив, что Марка приглашал играть «даже сам Кароян».

Участники митинга держали плакаты с лозунгами «Свободу Зельцеру!» и «Прекратить пытки!», причем последний иллюстрировался рисунком, на котором обнаженный до трусов человек, очевидно, изображающий Зельцера, лежит лицом вверх на пыточном столе, распятый, как на дыбе.
В своей взволнованной речи Марк заявил, что его братом занимается спецзондеркоманда белорусского КГБ, состоящая из отборных заплечных дел мастеров. Сторонники брата давно говорят, что, по  сведениям из СИЗО минского КГБ, его мучают, нанося «резкие удары по голове». Может, и так, но я уверен, что никакие сведения из этого застенка до них не доходят: Зельцер вряд ли оттуда звонит, это не Америка, а его адвокат приставлен к нему властями и тоже вряд ли будет откровенничать с его родными в США. 
В толпе митингующих виднелись портреты президента Белоруссии Александра Лукашенко и совладельца RTVI Бориса Березовского, на которых выступавшие возлагали основную вину вину за злоключения Зельцера и его спутницы.
Больше всех блистала Анечка Гордон, оказавшаяся весьма пригожей барышней, которая явно митинговала не в первый раз: она так профессионально заводила толпу на скандирование прозельцеровских лозунгов, что я потом подошел и сделал ей комплимент. Мать, державшая плакат «Свободу Зельцеру!», взирала на нее с заслуженной гордостью.
На периферии митинга происходила активность, незаметная для его участников. С противоположного тротуара за ними молча наблюдала представительница адвокатской фирмы, которая на днях возбудит против виновника торжества новый иск. В толпу митингующих затесались тайные недруги Зельцера, один из которых уже через пару часов поместил на израильском сайте newswe.com следующий пост: «Да. Видел я этот митинг. Было человек 20-30 максимум. Среди них были члены компашки Зельцера: Фишкин, Злата Степаненко, Эва Гольдштейн, Виктор Гончаров... Набрали туда человек 10 несовершеннолетней молодежи, которые орали в мегафоны».
Подчеркну, что официально этих лиц никто ни в чем не обвиняет, хотя вышеупомянутая Юлия Латынина называет одну из указанных дам лжесвидетельницей.
По отсутствию американской прессы митинг имел нулевой пропагандистский эффект и мог даже осложнить жизнь узнику белорусской сигуранцы: никто не любит, когда у дверей вашего консульства выкрикивают обидные лозунги и вслед за «Нью-Йорк таймс» называют вашего президента «последним диктатором в Европе». Тюремщики Зельцера могли сорвать на нем злость.
С другой стороны, митинг должен был окрылить сторонников и сообщников Зельцера, которые без него осиротели и до этого ходили с потерянным видом. Они покидали митинг просветленные, с улыбками на устах. Зельцер, возможно, пострадает из-за митинга в свою защиту, но его защитники одержали временную победу над сплином.

Количество обращений к статье - 4708
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com