Logo



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!



RedTram – новостная поисковая система

Аналитика
«Отец» евреелогии
Соломон Динкевич, Нью-Джерси

Глава 8  Антисемитизм и культура: Солженицын (1918 – 2008)

8.5. Антисемит в законе

"Среди антисемитов теперь есть очень культурные люди,
а с другой стороны — очень богатые и могущественные люди,
которым доступны самые верные средства фальсификации".
Владимир Жаботинский "Вместо апологии", 1911 г.

Остановлюсь на одной детали. В написанной в 60-х годах работе “Евреи в СССР и будущей России”, речь о ней пойдет далее, Солженицын сам обвиняет евреев: “(у них был) расслабляющий расчет: страна здесь не наша, кроме нас — много Иванов, им всё равно воевать, они и за нас повоюют с фрицами. А нам лучше сохранить свою выдающуюся по талантам нацию...”

За минувшие с тех  пор годы ”притекло интересное свидетельство” (выделено мной  — С. Д.), позволившее ему озвучить в “Двести лет вместе” ту же мысль уже еврейским голосом — голосом юноши Шулима Даина, погибшего позднее под Сталинградом. В самом начале войны он сказал своему другу Иону Дегену: “Сцепились насмерть два фашистских чудовища, и что нам в этом участвовать”.

Не упустил Александр Исаевич “притекшее свидетельство”, выдав его за нежелание евреев воевать: “И можно охватить, что не один же Даин так думал, а особенно среди евреев постарше и с большим жизненным опытом. И такое настроение у евреев, особенно тех, кто был предан всевечной идее Израиля, можно вполне понять. Но всё же с недоуменной оговоркой: враг шел — главный враг евреев, на уничтожение прежде всего евреев, — и как же мог Даин и сходно мыслящие остаться нейтральными, а русским, мол, так и так защищать свою землю?” (выделено мной  — С. Д.).

А вот что написал в своей книге Ион Деген (И. Деген, “Из дома рабства”, изд. “Мория”, 1986). “Сейчас, спустя 38 лет, я с удивлением вспоминаю этот разговор. Откуда у 18-летнего юноши такое пророческое ясновидение? Он говорил, что в смертельной схватке сцепились два фашистских чудовища, что было бы счастьем, если бы евреи могли следить за этой схваткой со стороны, что это не их война, хотя, возможно, именно она принесет прозрение евреям, даже таким глупым, как я, и поможет восстановить Исроэль. Я считал абсурдом всё, о чём говорил мой друг. И самым большим абсурдом — слова о еврействе и каком-то Исроэле. Возможно, зная мое пристрастие к литературным образам, Шуля сказал: “А Исроэль был всегда. Есть и сейчас. Просто, как спящая красавица, он сейчас в хрустальном гробу. Не умер. Спит. Ждет, когда прекрасный принц разбудит его. Увы, прекрасным принцем окажется эта ужасная война. Не наша война. Хотя пробуждение Исроэля в какой-то мере делает ее нашей. Когда меня призовут, я пойду на войну. Но добровольно? — ни в коем случае”. Разгневанный, я ушел, хлопнув дверью.

Шулим Даин погиб в Сталинграде. Крепкий, коренастый Шуля с большой лобастой головой ученого, со смугло-матовым лицом сефарда, с горящими черными глазами пророка. Погиб в боях с немецко-фашистскими захватчиками. Погиб, как и многие ребята из нашей школы. И из других школ Могилева-Подольского. Страшная статистика. В двух девятых классах нашей школы был 31 мальчик. Из них 30 — евреи. В живых остались 4. Все — инвалиды Отечественной войны» (выделено мной  — С. Д.).

Действительно поразительно ясновидение 18-летнего Даина. Вспоминая время заключения пакта Молотова-Риббентропа (август 1939 г.) более опытный (ему было 25 лет) Марк Галлай писал (Новый мир, № 9, 1966): “...начались вещи совсем уж непонятные. Фашистов перестали называть фашистами — ни в печати, ни в мало-мальски официальных докладах и речах найти это слово стало невозможно... Да, — нелегко было понять, что к чему!” Особенно тем, кто помнил слова Молотова, сказанные 31 октября 1939 года на Сессии Верховного Совета СССР, о том, что призывать к “войне за уничтожение гитлеризма, прикрываясь фальшивым флагом борьбы за демократию, “могут только враги народа”.  На следующий день, 1 ноября, в газете “Правда” он разъяснял: “Идеологию гитлеризма, как всякую другую идеологическую систему, можно признавать или отрицать, это – дело политических взглядов.  Но любой человек поймет, что идеологию нельзя уничтожить силой, нельзя  покончить с нею войной.  Поэтому не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну как война за “уничтожение гитлеризма...” (выделено мной – С. Д.). [Нужно ли после этого удивляться, что полтора года спустя в ответ на ноту Шуленбурга с объявлением войны у Молотова вырвалось: “Мы этого не заслужили.” И действительно: привели Гитлера к власти, нацелили на захват Европы, словом и делом способствуя этому преступлению. Даже предложили включтить СССР в число стран “оси”.]  И вот Шулима Даина избрал Солженицын, чтобы возвести лживые обвинения на евреев.

Расскажу коротко о самом Ионе Дегене, известном киевском хирурге-ортопеде, профессоре, поэте и прозаике, уже много лет живущем в Израиле. Шестнадцатилетним мальчишкой ушёл он на фронт, его первый бой был на 11-й день войны. Начав в пехоте, он прошёл затем войну лейтенантом-танкистом, неоднократно был ранен. Вот одно из его стихотворений. Оно написано в декабре 1944 года. Публикуя его много лет спустя и не зная ничего об авторе, Евгений Евтушенко написал: "Из планшета неизвестного лейтенанта":

Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки —
Нам ещё наступать предстоит.

Трудно поверить, что нашлись три мерзавца, оценившие в печати это пронзительное стихотворение 19-летнего мальчика как рассказ мародера.  Александр Малинский написал о них статью “Маразматический этюд как литературный жанр”(“Заметки о еврейской истории”, № 10 (113) июнь 2009).  Нет, не одинок наш “антисемит в законе”.

8.5.1. Антисемитское становление Солженицына

Согласно воспоминаниям первой жены Солженицына Наталии Решетовской, ещё в довоенные годы Солженицын испытывал неприязнь к евреям, и настойчивое упоминание им университетского друга еврея Мазина в первом интервью Виктору Лошаку 25 декабря 2001 года лишь усиливает подозрение. Впрочем, от простой антипатии до убеждённой юдофобии — большая дистанция. Потребовались годы для успешного её преодоления.

Большой отрезок этого пути Солженицын прошёл в годы войны: "Осталось у русских, у украинцев, у белорусов тягостное ощущение, что евреи прятались за их спину, что могли провести эту войну достойнее", — написал он в работе 1968 года (о ней далее в 8.5.2). Другая часть пути была пройдена в ГУЛАГе, где он в первый же день узнал, что принадлежит к "общей" нации в отличие от евреев, чья нация "удачная". Но это был ещё "стихийный" антисемитизм, подобно стихийному марксизму Людвига Фейербаха. Он допускал дружеские отношения с евреем Львом Копелевым, также зэком.

"Мастером от антисемитизма", "антисемитом в законе" Солженицын стал, пройдя школу В. Л. Теуша и И. Р. Шафаревича, включавшую ещё и усиленное самообразование — книга проф. С. Я. Лурье "Антисемитизм в древнем мире" (Петроград, "Былое", 1922), "Протоколы сионских мудрецов" и др.
Г. Костырченко ("Из-под глыб века") называет ещё одного учителя Солженицына — известного с дореволюционных времён антисемита В. В. Шульгина и отмечает, что две его работы - "Что нам в них не нравится" и "Три столицы" - оказали исключительное влияние на Солженицына. Напомним (см. гл. 5), что Шульгин говорил о трёх видах антисемитизма - инстинктивном, интуитивном и рациональном и причислял себя к последнему. Как и Гитлер, писавший в 1919 году: "Конечной целью рационального антисемитизма может быть только депортация евреев". Позднее он нашёл, что тотальное уничтожение более рационально. Не обошлось и без В. В. Розанова: “Жидовство, сумасшествие, энтузиазм и святая чистота русских мальчиков и девочек — вот что сплело нашу революцию...”.

Вениамин Львович Теуш — доктор технических наук, еврей-самоненавистник, автор антисемитской книги "О духовной истории еврейского народа", опубликованной в Нью-Йорке в 80-х годах и переизданной в Москве в 1998 г., в которой утверждал, что “духовно-исторический смысл такого массового истребления людей (во время Катастрофы в ХХ веке — С. Д.) может быть один: эти люди должны были представлять собой “исторический шлак”, непригодный для дальнейших творческих процессов человеческой эволюции”. Солженицын не однажды упоминает его в "Бодался телёнок с дубом", а также в последней своей книге.

Другой учитель — известный математик, чл.-корр. АН СССР И. Р. Шафаревич, автор знаменитой "Русофобии" [русофобия — страх перед русскими — С. Д.], написанной в 1982 г., но опубликованной только с началом перестройки в 1989 году в "Нашем современнике" (№№ 6 и 11). Через 2 года там же выходит её продолжение — "Русофобия: десять лет спустя". Прошло ещё 10 лет, и Шафаревич публикует новый труд: "Трёхтысячелетняя загадка: История еврейства из перспективы современной России" (СПб., Библиополис, 2002). Цель всех его публикаций — вскрыть зловещую роль евреев в истории вообще и в российской — в частности. "Я не мог бы спокойно умереть, не попытавшись этого сделать", — поведал он читателям.

"Карикатурой, пародией на историю" назвал Борис Кушнер работы Шафаревича, посвятив глубокому анализу этих антисемитских пасквилей несколько своих публикаций, включая наиболее обстоятельную статью "Одна, но пламенная страсть: Заметки о книге И. Р. Шафаревича “Трёхтысячелетняя загадка” (VESTNIK, № 4–6, Feb.-March, 2003). "Двадцать лет назад, — пишет Кушнер, — у её автора был ореол выдающегося математика, стойкого диссидента. Много воды с тех пор утекло, совсем другая репутация у Шафаревича-2002".

Писатель Юрий Нагибин неоднократно встречался с Шафаревичем в квартире общих друзей.  Свое отношение к нему он описал в повести “Тьма в конце туннеля” (М., “ПИК”, 1994).  Он называет его Шапаревичем.  (Видимо знал, что в иврите звуки “ф” и “п” обозначаются одной буквой “пей”.  Без огласовки – точки внутри – читается “ф”, Нагибин “огласовал” “пей” в ивритском написании фамилии Шафаревича). Вот что он пишет:

«Блестящий математик, он “на какое-то время стал активным участником правозащитного движения, сподвижником и другом Солженицына, автором замечательной книги “Социализм как воля к смерти”.  Но завершил свои духовные искания самым неожиданным образом, превратившись в теоретика еврейского погрома и одного из самых яростных юдофобов страны... он был учеником слепого математика Понтрягина, зоологического антисемита, а тот прошел науку у академика Виноградова, отца новой математической школы и дедушки нового антисемитизма...
Он (Шафаревич) создал теорию, согласно которой малый народ проник в утробу большому народу, как хорек в медведя, и выгрызает его изнутри.  Если медведь-Россия не спохватится и не задушит в своем чреве хорька-жида, ей конец.

Шапаревич, чернявый, темноглазый и смугловатый, выдает себя за белоруса, но мне кажется, он является типичным подтверждением закона Вейнингера: антисемитами обычно бывают люди, несущие еврея в себе.  Если даже так, то “Память” и всё черносотенное движение закрывают на это глаза, счастливые иметь в своих непросвещенных рядах такого теоретика...

Это хладнокровный негодяй.  Недавно Американская академия, нерасчетливо принявшая Шапаревича в свои ряды, попросила его эти ряды добровольно оставить.  Выгнать его по статусу нельзя, но расизм, антисемитизм несовместимы со званием американского академика.  Любой человек, обладающий хоть элементарным чувством приличия, немедленно вернул бы билет, но только не Шапаревич.  Он ответил, что не видит оснований для своего ухода.  Бесстыдство – непременная черта антисемита” (выделено мной – С. Д.).

"Шафаревич — постыдное для русской, российской, советской интеллигенции исключение", — написал А. Е. Бовин в книге "Заметки ненастоящего посла".

Солженицын — его достойный ученик: хорошо усвоил, что трагедия “большого народа”вызвана исключительно преступлениями “малого народа”, этакого подселенца. В книге "Бодался телёнок с дубом" читаем: "А с Игорем Шафаревичем мы действительно были вместе, плечо о плечо (это конец 60-х — начало 70-х годов — С. Д.)... Соединяли нас не прошлые воспоминания (их не было)... соединяли нас общие взгляды на будущее русское".

Эти взгляды Солженицын изложил в работе "Евреи в СССР и в будущей России", обращаясь к ней дважды: первая редакция — 1965 г., вторая — 1968 г. Этому злобному антисемитскому опусу он придавал большое значение и закончил его такими словами: "Эта работа по своему языковому строю да и по окончательности формулировок и сейчас, конечно, ещё не вполне завершена. Я положу её на долгие годы. Надеюсь перед выпуском в свет ещё поработать. Если же не судьба мне к ней прикоснуться до той минуты, когда приспеет ей пора, — я прошу её напечатать в этом виде и считать мои взгляды именно такими. Когда эта работа увидит свет — может быть очень не скоро, может быть, после моей смерти, — я надеюсь, что русские не усмотрят в ней гибель нашей нации".

Находясь в те годы на вершине славы, он понимал, чем обернётся для него его злобный антисемитизм, сделайся он всеобщим достоянием. В "опусе" находим такие слова: "Мы у себя в стране напуганы: разговаривая с передовыми, образованными людьми, а тем более берясь за перо, мы прежде всего остерегаемся, оглядываемся — как бы евреев не обидеть". "Всякий, заговоривший об общееврейских недостатках, будет выставлен и ославлен антисемитом", — пишет он (выделено мной  — С. Д.).

Не в том беда, что ест еврей наш хлеб,
А в том, что, проживая в нашем доме,
Он так теперь бездушен и свиреп,
Что стал сопротивляться при погроме.
                                                          Игорь Губерман

Опытный зэк, Солженицын умел прятать написанное. И всё же эта работа попала в свет. Наталия Решетовская рассказала, что в конце 80-х — начале 90-х годов сын профессора Н. Кобозева, в библиотеке которого Солженицын много работал в 60-е годы, продал ей обнаруженную им солженицынскую статью о евреях. Она передала её в отдел секретных рукописей Пушкинского дома. Неясно, почему работа не была возвращена или продана автору, который, безусловно, щедро бы заплатил за неё.

Каким-то образом рукопись попала к некому Анатолию Сидорченко, и он, решив, что "пора уже приспела", опубликовал её вместе с двумя своими юдофобскими статьями (М., Печатный двор, 2000 г.). О работе Солженицына Сидорченко написал: "Soli Deo Gloria! — Только Б-гу одному слава! — что у нас есть Солженицын и что публикуется здесь его талантливая, глубоко выстраданная работа по еврейскому вопросу в России: взгляд 1968 года. Рассматриваю её как рождение русской научной евреелогии" (выделено мной  — С. Д.). Будем далее для краткости называть её "Первенцем".

Несанкционированная публикация "Первенца" прямо накануне выхода в свет книги "Двести лет вместе" явилась ударом для Солженицына. И он в интервью Виктору Лошаку ("Московские новости", № 25, 19–25 июня 2001 г.) сказал, что "это хулиганская выходка психически больного человека" [А. Сидорченко, кандидат философских наук, будучи противником советского строя, провёл некоторое время в "психушке" — в Институте им. Сербского. — С. Д.]. "В свою пакостную жёлтую книжицу, — продолжал Солженицын, — он рядом с собственными “окололитературными” упражнениями влепил опус под моим именем. Ситуация... вываливается за пределы цивилизованного поля" (выделено мной  — С. Д.).

Он решительно отрёкся от этого опуса, и "ситуация действительно вывалилась": всему миру было продемонстрировано, что Нобелевский лауреат А. И. Солженицын — элементарный лгун. Писатель и журналист Семён Резник проделал тщательный анализ множества фрагментов "Первенца" и обоих томов "Двести лет вместе". Его статья "Лебедь белая и шесть пудов еврейского жира" («Вестник», №№ 11–12, May 28 - June 11, 2003) убедительно доказала, что Солженицын безусловно является автором работы "Евреи в СССР и в будущей России". Об этом также писали Г. Костырченко ("Из-под глыб века"), Валерий Каджая ("Рукописи не горят", "Еврейские новости", № 39, 9 ноября 2003) и Марк Дейч ("Бесстыжий классик"). Наконец, и сам Солженицын признал своё авторство, назвав, правда, эту работу "черновиками 40-летней давности" ("Потёмщики света не ищут", "Литературная газета" и "Комсомольская правда", 22 октября 2003 г.). И снова не удержался от лжи, обвинив Марка Дейча в том, что он "впарывает мне выражения типа “ленинско-еврейская революция".

Количество обращений к статье - 4357
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2020, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com