Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Израиль
"Я русский бы выучил..."
Галина Айзенштадт, Тверия

Хоть и изредка, но на русскоязычных сайтах вдруг стали появляться публикации, как бы посылающие сигнал русскоязычной общине. На одном, представив министра образования, ликудовца Гидеона Саара как восходящую звезду израильской политики, отметили, что корни его предков - в одном из белорусских местечек. Следовательно, он - "наш". На другом - поместили интервью с бывшим боссом ШАБАКа, ныне депутатом Кнессета от партии "Кадима" Ави Дихтером. Оказывается, он вообще решил изучить русский язык и в следующий раз пообещал дать интервью уже на «великом и могучем».

Оба депутата Кнессета (а в нашем особенно демократическом государстве законодательная и исполнительная власть так и не разъединены), естественно, сказали немало добрых слов в адрес русскоязычной общины, а также выразили пожелание поработать и на ее благо.

Обычно подобные публикации появляются в канун парламентских выборов. Тогда все партии начинают ухаживать за "русскими", поскольку от наших голосов зависит исход выборов. Даже Шарон, который пользовался влиянием и авторитетом более значительным, нежели все нынешние политики, вместе взятые, начинал заигрывать с "русской улицей". Начинал - в который раз! - вспоминать своих родителей и произносил некоторые фразы по-русски: мол, смотрите, я даже не забыл язык моих родителей. А пиарщики Шарона начинали утверждать, что он вообще прекрасно понимает русскую речь и даже может говорить на этом языке.

Правда, больше нескольких ломаных фраз по-русски Шарон никогда не произносил, но этого было достаточно, чтобы усладить сердце "русских". Ведь родители Шарона и впрямь были из Российской империи; мать - из белорусского Могилева, отец - из Бреста. А бежали они в Палестину в начале 20-х годов с Кавказа, поскольку оттуда убежать было легче, чем из центральной России.

Шарон вырос в Палестине, карьеру военачальника и политика делал уже в государстве Израиль, и, естественно, ему и в голову не приходило, что когда-нибудь он вспомнит о "русском" происхождении своих родителей, и, быть может, даже пожалеет, что не выучил русский язык. Мог ли кто вообще предполагать, что спустя десятилетия в Израиль хлынет такой мощный поток именно русскоязычных репатриантов, чьи голоса будут иметь столь сильное влияние?

У Дихтера никаких русских корней нет, он "целиком" - местный. Ему-то зачем вдруг понадобился русский язык? Для того же, что и Шарону: чтобы завоевать "русские" голоса.

До выборов, правда, еще далеко. Но почему бы не подготовиться к ним загодя? А вдруг будут досрочные? Пока это предположение кажется абсурдным, слишком прилипли к своим креслам нынешние депутаты, но в израильской политике всё бывает, всё случается и неожиданно, и спонтанно.

Вероятно, депутаты чувствуют, что критическая масса в деятельности нынешнего правительства уже начинает зашкаливать. За год оно ухитрилось растерять все прежние дивиденды, которые были во внешней политике, и рассориться со всем миром. Такое ощущение, что нам на шею набросили удавку, и узел затягивается все туже. Даже те, кого мы числили в друзьях Израиля, стали отворачиваться от нас.

Вспомните, с какой помпой у нас в Израиле встречали итальянского премьер-министра Сильвио Берлускони. Но после того, как он съездил к Аббасу, неумеренные восторги поутихли. И совсем исчезли, когда по возвращении в Италию Берлускони заявил, что нельзя больше игнорировать интересы и нужды бедных палестинцев.

Самая большая ошибка нынешнего правительства в том, что они убеждены, что и Европа, и США должны действовать исключительно в интересах Израиля. А с какой стати? У каждой страны есть свои национально-экономические интересы, и почему, например, Америка должна их игнорировать в угоду Израилю?

Ну как же, они что, не понимают, что иметь дело с террористами нельзя? Понимают, но не все, кого мы считаем террористами, выглядят таковыми в глазах европейских и американских политиков. И сколько бы мы этим ни возмущались, ничего не изменится; каждая страна блюдет, прежде всего, свои интересы.

К тому же вспомним и не такую уж давнюю историю - ООП Ясира Арафата. Разве он и его организация не были террористами? Были, да еще какими! И чем все окончилось? Тем, что Израиль признал этого супертеррориста партнером по переговорам, а два израильских политика вместе с ним получили Нобелевскую премию мира.

Вполне возможно, что тот же "финт" мы со временем проделаем и с ХАМАСом. Вот уже появились сообщения, что США якобы уже тайно ведут с ними переговоры. Вполне возможно. Кроме того, о необходимости поддерживать с ними связь заговорил и министр иностранных дел Германии. Тоже наш друг, который, как радостно сообщали наши СМИ, визит в Израиль совершил в числе первых своих зарубежных поездок.

Начиная хвалиться или вопить, мы часто не знаем меры (да и выражений не выбираем). И тем самым только отталкиваем от себя даже тех, кто больше бы нам симпатизировал, не кричи мы так громко. Особенно показательна в этом отношении история с Ираном. Мы так часто и так громко кричали о его ядерном потенциале, что достигли совершенно противоположного результата - обратили внимание на себя. Иран Ираном, а вы свой ядерный потенциал явите миру. И теперь уже от нас не отстанут.

Беда Израиля - неспособность вести ТИХУЮ ДИПЛОМАТИЮ. А она куда эффективнее громкой. С громкой, шумной мы все время попадаем впросак. Решили не допустить конвой в Газу и вляпались в острейший международный скандал. Вне сомнения, конвой был провокационным. Но те, кто затеял его, знали, что израильтяне по-умному не поступят, а выберут самый простой, силовой вариант. И не ошиблись. Можно только в очередной раз пожалеть наших солдат оттого, что у них такие неумные военачальники, а политики не умеют заранее рассчитать все варианты и хватаются за первый попавшийся, или вообще не имеют никакого плана, а действуют "по обстановке". А потом втирают очки собственному народу, чтобы отвести его гнев от себя и направить на врага.

Но ведь когда-нибудь да приходит конец всему этому. Плохо только, что разрушенное трудно восстанавливать, если вообще возможно. Мы уже почти стали изгоями на международной арене. Будут ли способны работать по-иному те политики, которые уже сейчас делают реверансы в сторону "русской общины", если получат наши голоса? Ведь они - из всё той же, почти неизменной политической колоды. Может, вообще массово проигнорировать выборы?

Есть, правда, еще вариант - прокатить партию на выборах. Таким образом в свое время решили судьбу партии Щаранского. Не оправдали доверие русскоязычной общины и получили всего два мандата. После чего партия стала искать для себя пристанище в Ликуде и, в конце концов, растворилась в нем. А лидер ИБА Щаранский на время ушел из политики, два других создателя ее ныне уже в разных партиях: Солодкина - в Кадиме, Эдельштейн - в Ликуде. Солодкина - в оппозиции, Эдельштейн - у власти, министр информации и диаспоры.

Интересно, если бы депутатов Кнессета избирали в округах, получили бы теперь Солодкина и Эдельштейн депутатские мандаты? Когда-то в русскоязычной прессе Марину Солодкину сравнивали с матерью Терезой, ее считали защитницей интересов русскоязычной общины. Вероятно, она к ним неравнодушна и ныне. Но теперь ее усилия направлены на борьбу с ношением паранджи и на запрет распространения бесплатных газет. Она даже подготовила соответствующие законопроекты, которые, правда, Кнессет отклонил.

Необходимость первого закона уважаемая депутат объяснила тем, что, побывав во Франции, увидела, как там борются за "открытые лица", а второй - необходимостью равных условий для всех ивритоязычных газет.

Я десятый год живу в Тверии, постоянно вижу здесь арабских женщин разных возрастов, приезжающих из ближайших арабских деревень, и ни разу не видела, чтобы кто-то из них ходил с закрытым лицом. Одеты они в обычную одежду, молодые, бывает, и в джинсы, и не все даже покрывают головы платками.

Думаю, для Израиля закон о хиджабе совсем не актуален, а для русскоязычной общины - и закон о конкуренции ивритоязычных газет.

Что касается Эдельштейна, то не уверена, что наша община очень уж гордится деятельностью этого русскоязычного министра. Особенно на нынешнем посту министра пропаганды и информации. Каждый раз, когда читаешь, насколько неуклюже он ведет разъяснительную работу о политике Израиля, испытываешь не просто чувство досады, но - стыда. В стране немало специалистов в этой области, которые могли бы достойно вести эту работу, но господин Эдельштейн получил министерское кресло потому, что безоговорочно поддерживает Нетаниягу, а у того еще есть повод при случае в очередной раз похвалиться, как хорошо он относится к "русским" и какие ответственные должности он им доверяет.

Подобный подход к делу становится привычной плохой традицией. Назначение "русского" министра становится как бы откупом, подачкой русскоязычной общине. Вот и упомянутый уже Дихтер "успокоил" в интервью: если Кадима придет к власти, один русскоязычный министр уж точно будет.

Если влуматься, звучит это весьма унизительно для нас. Получается, что русскоязычную общину все еще считают не столько уже надежно интегрированной в израильскую жизнь, сколько неким отдельным анклавом, который время от времени надо подкармливать подачками. В этом плане НДИ, конечно, отличается от других партий: сами взяли власть в свои руки и кого хотели из русскоязычных депутатов, того и назначили министрами. Насколько успешна их деятельность, каждый судит сам. Но вряд ли ошибусь, если замечу, что ждали от них большего, особенно от министра абсорбции, наиболее важного для новых репатриантов.

Впрочем, русскоязычная община давно выросла из детских штанишек и, думаю, большинство уже не покупается, как прежде, на "русскость" политика, хотя сами политики все еще продолжают жевать эту старую жвачку, как и некоторые русскоязычные СМИ, не чувствующие, что времена изменились, как и сознание людей, чьи ожидания уже не раз были обмануты этими самыми политиками, и, что горше всего, в первую очередь русскоязычными. Перед каждыми выборами они говорят о необходимости изменить в стране политическую систему, а также избирательное законодательство. Особенно горячо говорил об этом Либерман. Более года назад прошли и очередные выборы, а воз и ныне там. Никто не хочет менять сложившуюся политическую систему власти. Она очень удобна: власть имеешь, но ни за что не отвечаешь, ни перед кем не отчитываешься. А если бы каждый депутат избирался в определенном округе, тогда он вел бы себя иначе. Знал бы, что если не будет работать в их интересах, больше его не изберут.

Это, однако, не означает, что у нас совсем уж всё плохо и нет достойных избранников. К счастью, есть. Лично я обратила внимание на деятельность двоих - Фаины Киршенбаум и Моше Кахлона. Они занялись решением действительно важных и насущных проблем для израильтян, независимо, на каком языке они говорят. Но в то же время для русскоязычных они более важны из-за трудностей с ивритом. Фаине Киршенбаум (НДИ) удалось добиться принятия закона о Типовом договоре для потребителя, который вступит в силу через полгода. Пусть и не сразу (в стране слишком много компаний, которые заинтересованы в том, чтобы этого не случилось), но потребитель, особенно русскоязычный, перестанет подписывать договор, к примеру, с сотовой компанией, опасаясь, что там вписано что-то не то, за что потом придется дополнительно расплачиваться. Теперь депутат занята банковскими проблемами. В частности, тем, чтобы сами банки изначально позаботились о защите чековых книжек и невозможности передачи их третьим лицам.

Крайне важные проблемы решает и депутат от Ликуда, министр связи Моше Кахлон. Наконец, появился министр, который решил призвать к порядку компании, предоставляющие услуги в сфере Интернета и сотовой связи. До сих пор это была улица с односторонним движением: компании что хотели, то и делали. По сути, у потребителя их услуг не было никакой возможности отстоять свои права, поскольку компании просто отказывали им в «праве на права», будучи монополистами.

Теперь, благодаря закону, "пробитому" Кахлоном, потребитель имеет право расторгнуть договор в первые две недели после его заключения, а также в любой другой период. Правда, в этом случае ему придется заплатить штраф, но не высосанный компанией из пальца, а установленный законом. Кроме того, у Кахлона есть намерение усилить конкуренцию среди этих компаний. И вполне возможно, что в недалеком будущем интернет-услуги будет предоставлять и компания, которую планирует создать «Хеврат хашмаль».

Недавно своим вниманием к еще одной насущной для потребителя проблеме заявил о себе депутат Кнессета Эйтан Кабель (Авода). Кнессет предварительно рассмотрел и утвердил его "Закон о трех минутах". Кто пытался дозвониться, скажем, до НОТ или «Безека», тот знает, что это почти невозможно. Да и в другие компании или организации - тоже. Согласно заону Кабеля, служащие должны ответить звонившему в течение трех минут. А если он оставит сообщение, перезвонить ему в течение трех минут.

Конечно, наивно было бы предполагать, что инициативы трех названных депутатов быстро и надежно приживутся, но под лежачий камень вода не течет. В конце концов, изменения все-таки произойдут, и нам совершенно не важно, на каком языке говорят эти слуги народа. Их добрые дела сами скажут за себя.
Количество обращений к статье - 1844
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com