Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Аналитика
«Чтоб народ трепетал...»
Соломон Динкевич, Нью-Джерси

Глава 9. Советская власть и евреи: Сталин

9.5.2. Сталин перехватывает власть

“7 июля 1918 года Ленин посылает телеграмму Сталину в Царицын:
...будьте беспощадны против левых эсеров и извещайте нас чаще”.

Сталин извещает: “Будьте уверены: у нас рука не дрогнет...
Можете быть уверены, что не пощадим
никого...
”(выделено мной — С. Д.).

“Революция не умеет ни жалеть, ни хоронить своих мертвецов”.
И. Сталин, газета “Рабочий путь”, 1917 г.

Принято считать, что Сталин перехватил власть у Ленина летом 1922 года, после того, как 25 мая с Лениным случился первый удар. Видимо, это так, но из повиновения у Ленина Сталин вышел за 5 лет до того. Григорий Нилов (Александр Кравцов) в книге “Грамматика ленинизма” (Лондон, Overseas Publications Interchanges Ltd, 1990) указывает точную дату - 4 июля 1917 года. Это связано с 60 миллионами золотых немецких марок, полученных Лениным из германского генерального штаба для обеспечения поражения России в войне с Германией.

А. Н. Яковлев в книге “Сумерки” рассказывает, что идею финансирования подрывной группы Ленина с целью вывода России из войны с Германией предложил германскому генеральному штабу в 1915 году Александр Парвус (Израиль Лазаревич Гельфанд, 1864-1924). Он родился в местечке Березино под Минском. По окончании Одесской гимназии уехал в Швейцарию, окончил Базельский университет, перебрался в Германию, где стал успешным коммерсантом. Одновременно Парвус активно публикуется в разных социал-демократических изданиях. Еще в ссылке в Шушенском Ленин постоянно читает его статьи, которые Мартов переводит ему на русский язык. По окончании ссылки Ленин уезжает за границу с паспортом на имя Николая Ленина (брата его знакомой по Петербургу. Отсюда и псевдоним: Ник. Ленин, затем просто Ленин и В. И. Ленин). В 1900 году Ленин и Мартов приезжают к Парвусу в Мюнхен. Парвус предлагает Ленину, Мартову и Потресову выпускать газету и дает на ее издание деньги. Газета “Искра” начинает выходить в Лейпциге.
Несколько лет учеником и другом Парвуса был Лев Троцкий. Они совместно разработали теорию “перманентной революции”. Парвус не принадлежал ни к какой партии, и Троцкий называл его “одиноким марксистским волком”.

В начале 1915 года Парвус (см. рисунок) становится ведущим советником германского правительства по революционному движению в России. Он разрабатывает план революции в России и предлагает его германскому генеральному штабу как путь вывода России из мировой войны. В марте 1915 года Парвус получил первый миллион марок (10 миллионов по сегодняшнему курсу - уточняет Яковлев). Старый друг Ленина Яков Ганецкий становится посредником между ним и Парвусом. Парвус организует коммерческую компанию, тайно (идет война!) торгующую с Россией. Все доходы - на счета партии. В Петрограде компанию Парвуса представляет Мечислав Козловский, партнерами Парвуса стали Красин и Воровский. Парвус получает еще 2 миллиона марок “на нужды революции”. Ленин тщательно контролирует все финансовые операции. В апреле 1917 года германский генеральный штаб выделяет 5 миллионов марок на развитие революции, поскольку Временное правительство продолжает войну “до победного конца”. Деньги переправляются через Радека, Воровского, Ганецкого. Забегая вперед, отметим, что через два дня после Октябрьского переворота (“контрреволюции”, как называет его А. Н. Яковлев) германский генштаб выделяет Ленину еще 15 миллионов марок, а к октябрю 1918 года общие поступления от кайзеровской Германии достигли 60 миллионов “золотых” марок. Столь большая сумма потребовала согласия кайзера Вильгельма. Он дает согласие при условии, что результатом большевистской революции будет не только прекращение войны с Германией, но еще и отказ России от многих территорий, что и было выполнено Лениным, принявшим условия Брест-Литовского мира.
Стоит отметить, что Ленин категорически отказал Парвусу в разрешении вернуться в Россию. “Грязные руки не должны касаться революции”, - сказал Ленин Карлу Радеку, передавшему ему просьбу Парвуса. Парвус умер в 1924 году. Его сын Евгений Гнедин-Парвус жил в Москве, перевел все доставшиеся ему по наследству средства на нужды партии и работал в наркомате иностранных дел. После прихода туда Молотова в 1939 году был арестован и провел долгие годы в ГУЛАГе (Аркадий Ваксберг, “Из ада в рай и обратно”).

Вернемся к событиям 4 июля 1917 года. Нина Берберова (“Курсив мой”, т. 1, NY, Russica Publishers, 1983) пишет: “Кстати, о немецких деньгах. Теперь, когда факты о них раскрыты, и берлинские архивы времен кайзера стали известны, непонятно, почему эти факты вот уже 50 лет скрываются в Советском Союзе, и почему, будучи пораженцем, Ленин не мог этими деньгами воспользоваться? И почему, воспользовавшись ими, что было вполне логично, он потом отрицал это, как и его окружение?”
Мне представляется, что быть пораженцем и брать деньги у врага - “две большие разницы”, как говорят в Одессе. Если бы деньги были получены из частного источника нейтральной страны, факт этот можно было бы и не скрывать. Но как объяснить воюющему народу, что деньги взяты у его врага? Этого никогда не поймут ни солдаты в окопах, ни вдовы и сироты, ни миллионы беженцев.
Ленин прекрасно понимал, что разоблачение означает конец его политической карьеры. Так вот, 4 июля 1917 года ему стало известно, что назавтра во всех газетах появится публикация о немецких деньгах. В Петрограде в это время были две власти: Временное правительство Керенского и ЦИК — Центральный Исполнительный Комитет Совета рабочих и солдатских депутатов во главе с меньшевиком Н. С. Чхеидзе (с августа по ноябрь 1917 года его возглавляет Лев Троцкий, а затем Григорий Зиновьев по 1926 год). Обе власти могли запретить публикацию. Вот что написал Ленин в опубликованной на следующий день, 5 июля, статье “Где власть и где контрреволюция?”(цитирую по книге Гр. Нилова): “4 июля, вчера днем, несколько большевиков получили от знакомых предостережение, что Алексинский сообщил комитету журналистов в Питере какую-то новую клеветническую пакость. Большинство из оповещенных не обратило никакого внимания на это предупреждение... Но один большевик, Джугашвили (Сталин), член ЦИК, давно знавший, как грузинский с.-д., тов. Чхеидзе, заговорил с ним на заседании ЦИК об этом новом гнусном клеветническом походе Алексинского. Дело было поздно ночью, но Чхеидзе заявил, что ЦИК не будет равнодушно смотреть на распространение клеветы людьми, боящимися суда и расследования со стороны ЦИК. От своего имени, как председателя ЦИК, и от имени Церетели как члена Временного правительства Чхеидзе обратился тотчас по телефону во все редакции с предложением воздержаться от печатания клеветы Алексинского... В результате клевета попала лишь на страницы маленькой, желтой, большинству интеллигентных людей вовсе не известной газеты “Живое слово”, № 51 (404)... Теперь клеветники ответят перед судом. С этой стороны дело просто и несложно”.

Возникает вопрос: с чего бы это Сталин обратил внимание на “какую-то новую клеветническую пакость”, когда все другие ее проигнорировали, и начал стремительно действовать? С чего бы это поздно ночью меньшевик Чхеидзе немедленно откликнулся на просьбу большевика Сталина и начал обзванивать все редакции газет с просьбой (скорее, с требованием) не публиковать сообщение Алексинского неизвестного ему содержания, да еще подключил к этому другого меньшевика из конкурирующей власти — министра внутренних дел Временного правительства И. Г. Церетели? Нетрудно предположить, что это Ленин обратился к Сталину с просьбой сделать всё возможное, чтобы предотвратить публикацию Алексинского, и выбрал он Сталина, полагая, что одному грузину будет легче договориться с другим, несмотря на принадлежность к разным партиям (!). Очевидно, Ленину пришлось открыть Сталину тайну немецких денег. Сталин, тотчас же осознав, чем грозит эта публикация для партии большевиков, и, одновременно, каким оружием будущего шантажа против Ленина он теперь обладает, начал действовать немедленно, несмотря на “позднюю ночь”. Неясно только, каким путем он воздействовал на Чхеидзе и Церетели.

Из статьи Ленина очевидно, что ему неизвестно содержание “клеветы Алексинского”. Тем не менее, он уверен, что речь идет о немецких деньгах, которыми он, Ленин, располагает, ибо в тот же день, 5 июля, одновременно с его статьей публикуется (возможно, им же написанное) “Воззвание ЦК РСДРП по поводу клеветы на Ленина”. Григорий Нилов приводит его содержание: “Против Ленина выдвинуто неслыханное обвинение: будто он получал и получает из германских источников деньги на свою агитацию... Мы требуем от Временного правительства и Центрального Исполнительного Комитета Совета рабочих и солдатских депутатов немедленного и гласного расследования всех обстоятельств подлого заговора погромщиков и наемных клеветников против чести и жизни вождей рабочего класса” (выделено мной — С. Д.).

А вот что было опубликовано в газете “Живое слово”, № 51 (404) 5 июля: “Мы, нижеподписавшиеся, Григорий Алексеевич Алексинский, бывший член Второй Государственной Думы от рабочих города Петрограда (именно он упоминается в статье Сталина от 1907 года “Заметки делегата” V съезда РСДРП - см. 9.1) и Василий Семенович Панкратов, член партии социал-революционеров, проведший 14 лет в Шлиссельбургской каторжной тюрьме, считаем своим революционным долгом опубликовать выдержки из только что полученных документов... Требуем немедленного расследования. Деньги на агитацию получаются через некоего Сведсона, служащего в Стокгольме при германском посольстве. Деньги и инструкции пересылаются через доверенных лиц. Согласно только что поступившим сведениям, такими доверенными лицами являются в Стокгольме: большевик Яков Фюрстенберг, известный более под фамилией Ганецкий, и Парвус (доктор Гельфанд). В Петрограде: большевик присяжный поверенный М. Ю. Козловский, родственница Ганецкого Сумерсон, занимающаяся совместно с Ганецким спекуляциями, и другие. Козловский является главным получателем немецких денег, переводимых из Берлина...” [В первые годы после революции имя Парвуса встречается в печати: “Крайний социал-шовинист и прямой агент германского империализма”].

Позвольте, при чем тут Ленин, ведь его имя нигде не упоминается? Всё просто, составители “Воззвания ЦК РСДРП по поводу клеветы на Ленина” не знали содержания “клевет Алексинского”. Получилось точно по Гоголю: “унтер-офицерская вдова сама себя высекла”. И, мало того, Временное правительство Керенского немедленно откликнулось на “Воззвание ЦК РСДРП...”: 7 июля опубликовано постановление об аресте и привлечении к суду... Ленина, Зиновьева и Каменева. 9 июля Ленин и Зиновьев покидают Петроград. Ленин некоторое время скрывается в Сестрорецке, а затем оба, он и Зиновьев, прячутся в Разливе. 15 июля они пишут письмо открывающемуся в Петрограде VI съезду РСДРП(б): “Товарищи! Мы переменили свое решение подчиниться указу Временного правительства о нашем аресте...”.

Ничего не зная о немецких деньгах, Троцкий публикует открытое письмо Временному правительству: “Граждане министры! Я знаю, что вы решили арестовать товарищей Ленина, Зиновьева и Каменева. Но ордер на арест не выдается на меня. Поэтому я считаю необходимым обратить ваше внимание на следующие факты: Я в принципе разделяю позицию Ленина, Зиновьева и Каменева и отстаивал ее в моей газете “Вперед” и во всех моих публичных выступлениях...”(цитирую по статье В. Островского “К 65-летию со дня убийства Троцкого”. Заметки по еврейской истории”, № 3, 22 авг. 2005).
Троцкий, Каменев и Луначарский арестованы. ЦК партии большевиков, будучи не в курсе ленинских махинаций, заводит дело на Ганецкого за сотрудничество с Парвусом. Ленин защитил его, заявив, что все обвинения основаны на слухах. Тогда большевики потребовали от Парвуса заявления под присягой, что он не финансировал партию. Парвус отказался, но заявил, что всячески поддерживал революционное движение в России (А. Н. Яковлев, “Сумерки”).

Вернемся к Сталину. Этот эпизод не только позволил ему выйти из-под диктата Ленина, но многому научил. И, вспоминая лето 1917 года, он написал в “Правде” 16 июня 1926 года: “Под руководством Ленина я стал одним из мастеров от революции”. Однако роль этого “мастера от революции” в Октябрьском перевороте малозаметна, вопреки тому, что он напишет через 20 лет в “Кратком курсе”. Да и в Гражданской войне она не идет ни в какое сравнение с ролью Ленина, Троцкого и Свердлова. Сталин был уполномоченным ЦК и членом Реввоенсовета разных армий и фронтов, постоянно нарушал приказы председателя Реввоенсовета Троцкого, поощряя местную вольницу. Троцкий прямо обвиняет Сталина в провале наступления армии Тухачевского на Варшаву в 1920 году. Он пишет: “В 1920 г. Тухачевский... вел Красные войска на Варшаву... Егоров наступал на Лемберг. С Егоровым шел Сталин. Когда стало ясно, что Тухачевскому на Висле угрожает контрудар, московское командование отдало Егорову приказ повернуть... на Люблин, чтобы поддержать Тухачевского. Но Сталин боялся, что Тухачевский, взяв Варшаву, перехватит у него Лемберг. Прикрываясь авторитетом Сталина, Егоров не выполнил приказ ставки... Катастрофа разразилась... все знали, что виновником разгрома Тухачевского был Сталин”(Лев Троцкий, “Портреты”).

Не однажды Троцкий апеллировал к Ленину, но Ленин был бессилен воздействовать на Сталина (не иначе, как в результате событий 4 июля). Вот пример. Троцкий рассказывает (там же): “В 1919 г. я случайно узнал, что в кооперативе Совнаркома имеется кавказское вино и предложил Ленину изъять его, т. к. торговля спиртными напитками была в то время запрещена... Третьим при беседе был Сталин. “Как же мы, кавказцы, - сказал он с раздражением, - будем без вина?!”. “Вот видите, - подхватил Ленин, - грузинам без вина никак нельзя!”. Я капитулировал без боя”. Пусть читатель не заподозрит Ленина даже во временной слабости характера. Вот телеграмма Ленина от 9 августа 1918 года: “Пенза. Губисполком. Копия Евгении Богдановне Бош. Получил вашу телеграмму (о продразверстке). Необходимо организовать усиленную охрану из отборно надежных людей, провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города... Предсовнаркома Ленин” (Собр. соч., том 29). [Первый советский концлагерь был учрежден в Соловках - в бывшем монастыре на острове в Белом море - “Соловецкий лагерь особого назначения”(СЛОН)].

На следующий день туда же, в Пензу, ушла новая телеграмма с требованием: “1) Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц; 2) Опубликовать их имена; 3) Назначить заложников - согласно вчерашней телеграмме. Сделать так, чтобы на сотни верст народ видел, трепетал... Телеграфируйте получение и исполнение. Ваш Ленин. P. S. Найдите людей потверже”(А. Н. Яковлев, “Сумерки”, выделено мной - С. Д.). Запомним этот ленинский призыв.

Количество обращений к статье - 2519
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com