Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Резонанс
Смерть невозвращенца
Майя Горелик, Нью-Йорк

Говорят, что Сергей Третьяков сдал ФБР очень многих. Рассказал американцам, например, о том, как Служба внешней разведки использовала в своих целях Строуба Тэлботта, заместителя госсекретаря США. О том, как СВР проводит свои операции. О подслушивающем устройстве в кабинете тогдашнего госсекретаря Мадлен Олбрайт. О том, что бывший посол Азербайджана при ООН Эльдар Гулиев является офицером СВР. О том, как он, Третьяков, лично завербовал пятерых канадцев (правда, не назвал их имен, а только кодовые имена), а также Алекса Кинди - бывшего члена канадского парламента. Кроме того, офицер СВР вдохнул жизнь в уже забытый скандал о деньгах КПСС - по его словам, Крючков, бывший председатель КГБ СССР, вывел за рубеж около 50 млрд долларов, и до сих пор никто не знает, куда. Но самым громким скандалом стало заявление перебежчика о том, что завербованные им агенты помогли правительству России похитить около 500 млн долл. из фонда программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие», действовавшей в отношении Ирака во времена правления Саддама Хусейна.

О таких, как Третьяков и другие, на встрече в Киеве российский премьер Путин высказался вполне однозначно: "Предатели всегда плохо кончают. Они кончают, как правило, или от пьянки, или от наркотиков - под забором".

Некоторые аналитики полагают, что нацлидер имел в виду именно Третьякова, умершего в июне 2010 года от инфаркта, когда заявил, что один предатель "недавно примерно так и кончил свое существование где-то там за границей, и непонятно даже, ради чего". Вдаваться в детали Путин не стал.

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков отказался от комментариев по поводу того, что премьер-министр узнал по поводу изобличения в США шпионской десятки. "Это вопрос для российских спецслужб, а не для канцелярии премьер-министра", - заявил он.

Кем же он был – высокопоставленный сотрудник Службы внешней разведки Сергей Третьяков, работавший в Нью-Йорке в должности пресс-атташе российской миссии при ООН, ставший невозвращенцем в октябре 2000 года, заговоривший в 2008 году и внезапно скончавшийся в июне 2010 года во Флориде?



Сергей Третьяков родился в октябре 1956 году в семье, принадлежащей к советской элите. Его бабушка, Любовь Ионина, заведовала машинописным бюро в ОГПУ-НКВД-КГБ- МВД начиная со второй половины 30-х годов. Она была замужем четырежды и воспитывала дочь Ревмиру.

Ревмира вышла замуж за Олега Третьякова, который окончил горный институт и работал в закрытом НИИ. Случилось несчастье, Олег получил большую дозу радиоактивного облучения. Бабушка Люба использовала свои связи, устроила зятя в Министерство внешней торговли. Семья отбыла за рубежи родины: Олег Третьяков стал торговым представителем в Иране.


            Страница из книги Пита Эрли
С девяти лет Сергей жил СССР с няней и учился в школе, по окончании которой его устроили в институт иностранных языков им. Мориса Тореза, готовивший кадры в том числе отнюдь не для педагогической деятельности. Для того, чтобы парень не пошёл «вразнос», пока родители были за границей, его познакомили с Еленой Тулисовой, которая принадлежала к тому же кругу высшей советской номенклатуры и училась в МГИМО. После института Елену пристроили на работу в министерство внешней торговли. Она и Сергей вступили в КПСС и в 1983 году у них родилась дочь Ксения.

Сергей начал сотрудничать с КГБ ещё в институте. Его посылали со студенческими группами за границу по линии КМО (Комитета молодёжных организаций) для контроля за членами группы. После окончания института Сергей приступил к работе по специальности во Всесоюзном научно-исследовательном институте разведывательных проблем. В 1982 году получил звание младшего лейтенанта КГБ (на публикуемой страничке из книги П. Эрли, кроме свадебного фото, есть и фотография Третьякова в чине лейтенанта. Сергею 25 лет, а выглядит он как подросток).

Проработав в этом институте пять лет, Сергей Третьяков подал заявление о приеме в Высшую школу КГБ. У нас в городе тоже была такая школа. Симпатичные ребята бегали каждое утро по парку, вырабатывая выносливость. Но у Сергея была проблема – высокое кровяное давление. Это могло послужить препятствием к поступлению, так как принимали только офицеров с отличным здоровьем.

Проблему мама Ревмира решила, как решали в этой семье все другие проблемы. Нашли человека, дали «на лапу». Результаты анализов в деле стали такими, какие были нужны. По окончании Высшей школы КГБ Третьяков работал в Службе внешней разведки в Ясенево. В 1986-1989 годах был там освобождённым секретарём комсомольской организации. Хотя Сергею не нравилась комсомольская работа, тем не менее, он с Еленой не упускал ни одной возможности воспользоваться прелестями жизни, доступными только советской элите – курортами, спецмагазинами, где продавали по чисто символическим ценам изготовленные на специальных мясокомбинатах колбасы, выращенные в специальных оранжереях фрукты и овощи и т. д. Даже пекарня была специальная – под контролем и охраной КГБ. О специальном отделе ГУМа я не говорю – знают все.

Наконец, в 1990 году Сергей Третьяков был направлен в Канаду якобы для работы в советском посольстве, которое располагалось в Оттаве на Шарлотт Стрит. На самом деле, Третьяков был оперативником СВР (Службы внешней разведки).

Как утверждает автор книги «Товарищ Джей» Питер Эрли, впервые вопрос о светлом капиталистическом будущем своей семьи Третьяков, его жена Елена и бабушка Ревмира, которая гостила в тот момент в Оттаве, задумались после расстрела «Белого дома» в Москве в октябре 1993 года. Ревмира сказала, что её пугают перспективы для семьи сына в России, и она вообще хочет лучшего будущего для своей внучки Ксюши.


Сергей Третьяков. Photo courtesy of SkyNews

Парочка задумалась. Однажды, после получения письма из Москвы о необходимости вернуться для получения назначения в качестве начальника Сектора Канады в североамериканском отделе СВР, они прогуливались по берегу реки. Разговор начала Елена. Она сказала:
- Посмотри на этих людей. Они живут в удобных домах. У них достойная работа, их дети учатся в обычных школах, и у них есть будущее. Что мы действительно имеем в Москве? А что, если нам не вернуться?

Идея захватила Сергея Третьякова. Фактически он созрел, чтобы стать невозвращенцем. Что делать? Он отслужил более 10 лет. Выйти в отставку и заняться бизнесом? Эмигрировать? Но куда – в одну из стран Европы? Латинской Америки? В Канаду? На что они будут жить? Каковы перспективы его многообещающей карьеры в СВР? Что делать с пятикомнатной квартирой на Фрунзенской набережной и двумя дачами (одна – в Тарасовке, другая – в Зеленоградской)? А бабушка Ревмира? Она никогда не уедет из России, и они не могут её оставить. Но Ксения растёт. Надо обеспечить ей будущее. Надо думать и что-то решать, и поскорей.

В апреле 1994 года Третьяков вернулся к работе в Москве. Это было время, когда поймали Олдрича Эймса, который шпионил против США с 1985 года. СВР искала предателя в своих рядах.

А что же Третьяков? Через Кирилла, своего «контактера» в Канаде, он, по- видимому, продолжал кое-что обещать кое-кому. Естественно, на СВР он работал внешне эффективно и очень аккуратно. Возможно, он уже тогда начал работать не только на СВР.

В одной из пирамид, расплодившихся в то время, где обещали 200% дохода, семья Третьякова потеряла 25 тысяч долларов. Вскоре Сергей начал опять проситься за границу и получил место в Нью-Йорке. Шефом у него там был всем хорошо известный нынешний глава МИДа России Сергей Лавров, в то время глава представительства России при ООН. Для работы на СВР в качестве заместителя резидента Третьяков легально прикрывался должностью пресс-атташе представительства. «Чистые» дипломаты, как правило, избегали контактов с разведчиками.

В Нью-Йорке российское правительство использует три здания:
1. Российское консульство по адресу 9 E 96th St.;
2. Постоянная миссия России при ООН по адресу 136 E 67th St. (кабинет Третьякова находился на восьмом этаже этого здания);
3. Жилой комплекс по адресу 355 West 255th St. в Ривердейле, между Бронксом и Лонг-Айлендом; также имеются два владения на Лонг-Айленде – особняк в Ойстер Бэй и 49-комнатный дом в Глен Коув.

Жилой комплекс в Ривердейле представлял из себя огороженную территорию, на которой располагаются несколько небольших зданий и двадцатитиэтажный жилой дом. Семье Третьяковых из трёх взрослых выделили маленькую двухкомнатную квартирку на 10-м этаже. Первая проходная комната служила гостиной и столовой с крохотной кухней в уголке. Сергей спал на раскладном диване, потому что поздно приходил с работы и не хотел беспокоить жену и дочь. Лена и Ксюша спали во второй комнате, в которой с трудом размещалась двухспальная кровать. Здание имело прекрасную звукопроницаемость. Был слышен каждый вздох. Соседи о соседях знали всё.

В этом же здании располагались школа, поликлиника, бар, бассейн, спортивный зал, продовольственный магазин, подземный гараж. Хотя дом был полон тараканов и муравьёв, только некоторые работники российских учреждений жили в других местах – квартиры в Нью-Йорке недёшевы. Елена тоже работала – бухгалтером в той же российской миссии при ООН, то есть а семье была, кроме зарплаты Сергея, ещё одна зарплата. Причём, Елена работала под своей девичьей фамилией - Тулисова. Сергей утверждал, что никто не знал, что Елена – его жена, но это мало похоже на правду.
 

Елена Третьякова-Тулисова

Книга Пита Эрли полна знакомых имён для любого, кто интересуется международными делами. Корреспонденты, дипломаты, журналисты... В частности, в газете «В Новом Свете», которая издаётся под эгидой ИТАР-ТАСС в Нью Йорке, пописывает Мэлор Стуруа, известный по газете «Известия» - центральному органу Верховного Совета ССССР. В своих статьях г-н Стуруа поливал грязью Америку, но и сейчас его опусы мало отличаются от тех, давнишних. Источник финансирования – один и тот же.

В отличие от Стуруа, Сергей и Лена полюбили Нью-Йорк. Ксения заканчивала школу. Как платить за хороший колледж? Даже зарплата полковника СВР не позволяла таких расходов. А если Ксения полюбит русского, выйдет замуж и ей придётся вернуться в Россию?

В книге Пита Эрли, основанной на многочисленных интервью с Третьяковым, российский агент признаётся, что чувство офицерской чести заставляло его честно выполнять профессиональные обязанности. Это весьма сомнительно, хотя вопрос о том, когда Третьяков в действительности начал снабжать американцев секретными документами, старательно камуфлируется.

Ревмира умерла в январе 1996 года от инсульта. Ей было всего 73 года. Инсульт случился после предновогодней уборки. Как будто не было денег нанять кого-нибудь убрать квартиру. Совсем обнищала бедная бабушка в пятикомнатной квартире в центре Москвы и с двумя дачами в самых распрестижных местах.

Я думаю, именно после смерти и похорон матери Сергей Третьяков окончательно решился выкачать из ситуации всё, что можно. Во второй половине 1999 года он почуствовал, что пришёд момент бежать с российского корабля. Разговор с Ксенией Лена начала в магазине. Она сказала, что семья остаётся в Соединённых Штатах, и убедила дочь, что папа – не предатель, он просто не хочет больше работать на коррумпированную российскую власть. Сергей воспитывал дочь в убеждении, что он – этакий русский Джеймс Бонд, рыцарь без страха и упрёка. Дочь верила отцу.

У Ксении было мало общего со своими сверстниками в России уже в 1995-1996 годах после пяти лет жизни в Канаде, и тем более - в 2000 году, после десяти лет жизни на Западе. Бабушка Ревмира умерла. Ксения посчитала, что отёц принял правильное решение. Она росла очень неглупой девочкой и понимала, что в Америке, свободной стране, если приложить усилия, можно достичь всего.

В семье постоянно обсуждалось, что в результате перемен, случившихся в России, они лишилась и статуса, и привилегий, и настоящих больших денег – всё уже разворовали. Их семья станет такой же, как все. Это очень больно людям, которые из поколения в поколение были советской элитой, имели всё, никогда не знали полной тягот и лишений жизни рядового советского человека.

В начале октября 2000 года в Нью-Йорк прибыл с инспекцией важный генерал из центра. Третьяков почуствовал, что к нему подбираются всё ближе и не сегодня-завтра расколят. Он сделал вид, что заболел. На третий день болезни, когда жена и дочь были дома, он сказал им, что день Икс настал. Поскольку Сергей знал все процедуры для таких ситуаций в мельчайших подробностях, семья ушла очень аккуратно.

Елена вышла сдать книги в библиотеку и снять деньги со счёта в банке. Ксения упаковывала два маленьких мешка всякими памятными мелочами. Сергей начал писать давно обдуманное письмо, чтобы обьяснить свои мотивы коллегам. По оценкам, семья теряла более двух миллионов долларов в квартире и дачах. Он начал составлять список всего, чем они владели, но решил не облегчать работы следователям.

Снял с руки и оставил на столе часы за тысячу долларов и велел жене не брать норковую шубу. Третьяков написал только: «Елена нашла хорошую работу. Мы решили остаться в США».

Елена вернулась около часу дня. У охраны в это время был обеденный перерыв, и многие уходили домой на час. Спустились вниз в лифте. Сергей был спокоен. Ксения взволнована. Елена несла сумку с кошкой Матильдой. В подземном гараже сели в машину, миновали ворота. Охранник отметил время выезда и записал, кто был в машине. Позже Елена вспоминала свои чувства и мысли в этот момент. Это был момент перемены всей жизни, новое ее начало. Оставалась только память.

Высокопоставленный представитель разведывательных органов США отмечал, что Сергей Третьяков – один из наиболее результативных шпионов в последнее время. Он передал ФБР более пяти тысяч документов высшей секретности, посланных в Москву, а также более сотни отчётов СВР.

По специальной программе Сергей Третьяков получил дом за 600 тысяч долларов. Его жена Елена ездит на «Порш Бокстер», Сергей - на «Лексусе». Они не работают. Ксении оплатили учёбу в одном из университетов Лиги Плюща.

Что можно сказать обо всей этой истории? Сергей Третьяков и его жена –представители элиты в третьем поколении – родились, как говорится, с серебряной ложечкой во рту. Им были доступны все блага жизни – как и генералу Пеньковскому, майору Сергею Моторину, генералу Дмитрию Полякову, генералам Калугину и Гордиевскому, подполковнику КГБ Константину Преображенскому (сыну генерала КГБ), и другим. Но они осознанно сделали иной выбор – профессиональный, нравственный и зачастую – что греха таить – вполне приземленный, меркантильный...

Мне кажется, Сергею Третьякову умереть «помогли». Но мне его не жалко. Жадность фраера сгубила. Сидел бы себе в Москве в пятикомнатной квартире и на двух дачах – был бы жив. Не лез бы в Высшую школу КГБ – тоже был бы жив. Теперь жена Елена – молодая вдова, дочка Ксения – сиротинушка. Отсюда вывод – не ходите, детки, работать в органы...

По материалам книги
Pete Earley. Comrade J: The Untold Secrets
of Russia’s Master Spy in America after the End of the Cold War



Коротко об авторе



Майя Горелик приехала в США из Минска в 1989 году. Ее биография - такая же, как у всех: училась, работала, страдала многообразно от советской власти и её проявлений. Только в Америке почуствовала себя человеком и смогла реализовать свой потенциал. По образованию Майя - инженер-электроник, по профессии – программист-аналитик. По жизни – историк. Изучает историю и истории жизни людей в их разнообразии – от королевских особ до жертв Холокоста, к которым относит и себя. Семьи ее отца и матери были полностью уничтожены во время войны. «Отец вернулся с фронта в августе 1945 года, - говорит Майя. - Встретил маму. Они поженились, и появилась на свет я – дитя Победы». Живет в Нью-Йорке. В «МЗ» публикуется впервые.
Количество обращений к статье - 5637
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com