Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Непрощённый
Галина Айзенштадт, Тверия

Часть вторая
ПОЕДИНОК ЮСТА

Среди тех тивериадцев, кого Иосиф так коварно захватил в плен, были Пистос и Юст, отец и сын, представители уважаемой в городе эллинизированной еврейской семьи( О степени их эллинизации можно было судить уже по их именам). Юст был хорошо образован, прекрасно владел греческим языком, что позволило ему стать личным секретарем Агриппы второго.

Стал он им после того, как бежал из-под ареста Иосифа и добрался до Бериты (Бейрута). Разумеется, Агриппу не могло не взволновать то, что он услышал от Юста, но поделать с Иосифом ничего не мог.

Власть же римлян Агриппа признавал безоговорочно, ибо и воспитан он был в Риме, и царский титул получил от римского императора, который ту же Тивериаду отдал ему в управление. Он считал восстание иудеев безнадежным, и такой же точки зрения придерживался и Юст.

Однако Юст сочувствовал им, а, может быть, и помогал. Иосиф обвинял его даже в том, что тот подстрекал горожан к восстанию против римлян. Более того, якобы тот участвовал в нападении на греческие города Галилеи, подчиненные Риму.

Уже в Бейруте римляне хотели судить Юста за государственную измену, но за него заступился Агриппа. Скорее всего, обвинения Юсту были предъявлены на основании показаний Иосифа, который стал фаворитом при римском императорском дворе. Хотя сам он в этом не признался, что дало повод некоторым историкам умилиться "благородством" Иосифа:вот, мол, имел возможность и не свел счеты со своим давним оппонентом и врагом.


Однако Юсту просто повезло, что слово Агриппы еще что-то стоило, да и жил Юст тихо и никуда не лез, так что в конце концов Иосиф оставил его в покое, решив, что он ему более не страшен. Слишком разными были их весовые категории:Иосиф - обласканный придворный аристократ, а Юст - обыкновенный гражданин, не имеющий и сотой доли тех привелегий и возможностей, которыми располагал Флавий. Гром грянул через двадцать лет, когда династия Флавиев завершилась. Оказалось, что Юст, который в память о родном городе стал называться Юстом Тивериадским, написал книгу, названную, как и у Иосифа, "Иудейская война".

Разумеется, его взгляд на эти события был совершенно иным, нежели у Иосифа, которого он обвинил в злоупотреблениях властью, жестокости, корыстолюбии и предательстве. Поставил он под сомнение и "благородное" происхождение, которым так гордился, а, вернее, кичился Иосиф.

Вполне возможно, что книга расходилась в рукописи и не была издана, или издана небольшим тиражом, но, к сожалению, до нас не дошло ни одного ее фрагмента. И, вероятно, мы никогда бы о ней не узнали, если бы не сам Иосиф. Он всю жизнь, особенно в своих книгах, льстил и оправдывался перед соплеменниками, и, очевидно, полагал, что сумел перед ними оправдаться за те прошлые "галилейские" дела. И тут - такой неожиданный и страшный удар!

Покровителей у него больше нет, против Юста никаких действий уже не предпримешь. Остается один выход - самому выступить против него.

И он выступил, написав свою автобиографию, рассказав о своем происхождении из знатного священнического рода по одной линии и знаменитых Хасмонеев - по другой. А Юста, кроме приписываемых ему прежних грехов, связанных с изменой Риму, "уличил" еще и в воровстве, разврате и прочих подобных грехах.

Интересно, что Юст в пику Иосифу написал и еще одну книгу - Хронику израильских царей от Моисея до Агриппы второго. Видимо, как отклик на "Иудейские древности" Флавия. Но и она, увы, не дошла до нас. Но своего он добился. Его имя в истории осталось, а, главное, осталась и его критика Иосифа, пересказанная самим Иосифом. Видимо, Юст хорошо знал его характер, и был уверен, что Иосиф воскипит гневом и сказанное Юстом без внимания не оставит. Так и вышло, как он предполагал.

В двадцатом веке в их взаимоотношения вклинится немецкий писатель еврейского происхождения Леон Фейхтвангер. Он напишет книгу, которую тоже назовет "Иудейская война" (далось же им это название!), первая часть которой, "Иосиф Флавий", будет опубликована в 1932 году, а вторая, "Сыновья", в 1936-м.

Я не случайно называю даты публикаций книги. В Германии крепнет нацизм, евреи, выросшие на немецкой культуре, для кого немецкий язык стал родным, перестают быть своими и подвергаются преследованиям. Это обстоятельство потрясает их больше всего. Разве нельзя соединить две разных культуры, а, вернее, свое происхождение и культуру того народа, среди которого живешь?

Именно над этим вопросом без конца рассуждает герой книги Фейхтвангера Иосиф Флавий, и он поэтому настолько мил писателю, что его образ он рисует исключительно положительными красками. Но как же столь "розовый" герой может обходиться без антипода, без заклятого врага? И он, естественно, появляется. Это, конечно же, Юст Тивериадский, который - по воле автора - постоянно завидует Иосифу, да и внешне совсем непривлекателен и опрятен, и даже почему-то не имеет одной руки. Вернее, имеет лишь обрубок левой.

Эту книгу Фейхтвангера вряд ли можно назвать удачной хоть в каком-нибудь фрагменте. Она, как ни странно, напоминает его книгу "Москва. 1937", хотя речь идет о совершенно разных эпохах. Но я имею в виду авторское непонимание сути происходящего, характерное для обоих произведений писателя.

Вот о чем по воле автора рассуждает Флавий:"Евреи побеждены окончательно. Так изобразить их великую войну, чтобы безнадежность пового восстания стала очевидной каждому,- разве это не большая заслуга перед еврейством, чем перед римлянами?".

Однако у большого писателя - а Фейхтвангер, безусловно, таким является, - даже в слабом произведении не может не пробиваться истина, пусть только и в отдельных местах. "Я не знаю никого, - говорит Юст Флавию, - кто бы лучше умел находить трамплин для своей карьеры, чем вы".

Не сознавая того, словами Юста Фейхтвангер буквально пригвоздил своего любимца Иосифа Флавия к позорному столбу.

ВАРИАНТЫ КАРЬЕРЫ

Флавий - реальный, а не книжный - действительно прибыл в Галилею делать карьеру. Вот только с кем и какую? Воюя против Иоханна Гисхальского ( на иврите город Хисгала назывался Гуш -Халав, в ту пору он был в восьми километрах от Цфата), Иосиф упрекал его в том, что тот распространяет о нем слухи, будто Иосиф "только и помышляет о том, чтобы все передать римлянам".

Видимо, желание Иосифа "подружиться" с римлянами прорывалось вопреки его стараниям скрыть его до поры, до времени. Его восхищение римлянами, их боевым духом было столь велико, что он не устает рассыпаться в похвалах по их адресу. Он даже хвалитя, что и свое войско устроил по римскому принципу:от маленькой ячейки до все возрастающей, над каждой из которых свой начальник, что делает управление войском более эффективным.

Но ведь по такому приципу свое воинство строил еще Моисей. И было бы закономерным восхищаться им, а не римлянами. Тем более, что и еще один опыт Моисея позаимствовал Иосиф: в каждом вверенном ему городе был избран совет из семидесяти уважаемых граждан, которые отвечали за состояние дел в них и подготовку к обороне. А, может ( и скорее всего) они уже существовали там, а он просто приписал себе это в заслугу.

Войско, которое Иосиф сформировал из местной галилейской молодежи и неких наемников, якобы насчитывало более ста тысяч человек. Снабдил он его "старым оружием, которое удалось собрать". При этом талантливый военачальник, каким мыслил себя Иосиф, не забывал постоянно рассказывать своим солдатам, какие храбрые и непобедимые римские воины. Так он воспитывал боевой дух тех, кому предстояло воеватьь с грозным неприятелем, видимо, рассчитывая, что те быстро сдадутся римлянам и война завершится.

Но тут ему не повезло. Когда настало время сражений, иудеи воевали настолько мужественно, даже с какой-то безрассудной храбростью, что даже Иосиф был поражен. Он этого никак не ожидал, и объяснял мужество людей отчаянием от безысходности, посколько мерил на свой аршин.

Сам он довольно часто "праздновал труса" ( все рассказы о собственной храбрости и таланте военачальника - сплошная ложь), и постоянно затевал разговоры о необходимости сдаться римлянам, а те проявят к ним великодушие и сохранят им жизнь.

Когда римляне вошли в Галилею, войско Иосифа стояло у города Циппори (греческое название Сепфорис). Узнав об их приближении, большинство восставших, по словам Иосифа, разбежалось, и он "остался с немногими". При этом он считал, что если бы они "могли довериться римлянам, охотно вошли бы в соглашение с ними". И принял такое решение:" Исполненный мучительных предчувствий насчет исхода войны вообще, он решил на этот момент по возможности уйти от опасности и вместе с оставшимися верными ему людьми бежал в Тивериаду".

Надо ли говорить, что жители города его появлению не обрадовались и даже, как признает Иосиф, испугались. Но испуг этот он трактует не тем, как вел себя в недалеком прошлом по отношению к жителям города, а тем, что горожане в его появлении увидели несчастливый исход войны с римлянами. Сам он считал, что единственное спасение для иудеев - прекращение борьбы против римлян. При этом пафосно заявляет, что сам предпочтет лучше "сто раз умереть", чем изменить своему отечеству, и "багоденствовать среди тех, которых он был послан побороть". (Тот еще был краснобай!).

Это не помешало ему послать в Иерусалим гонцов с ультиматумом к тамошним начальникам:или ведите мирные переговоры с римлянами, или пришлите в Галилею войска. А где их было взять? И для чего Иосиф столько времени торчал в Галилее, если не смог, хотя и постоянно хвастался, организовать здесь сильную оборону?

Между тем его отсутствие среди сражавшихся повстанцев становилось все более скандальным. И он вынужден был уехать из Тивериады в Иотапату (ивритское название - Ифтахел). К городу уже подошли римские войска Веспасиана. Видимо, Иосиф решил, что наконец ему представилась отличная возможность сдаться римлянам.

У Веспасиана появляется некий перебежчик, который сообщает ему, что в городе появился Иосиф, и надо поскорее взять город, ибо с его взятием римский полководец покорит всю Иудею, "если вместе с тем захватит и Иосифа".

Иосиф Флавий резюмирует, что Веспасиан "был обрадован счастливым предзнаменованием. Он усматривал перст божий в том, что тот из его врагов, который слыл самым талантливым, самовольно попал в ловушку".

Однако будущему Флавию не "повезло" с горожанами. Они сражались с римлянами настолько храбро и изобретательно, что изумляли их. Ни о какой сдаче горожане и слышать не хотели. Началась сорокадневная осада города (Флавий пишет о сорока семи днях). Флавий откровенно признается: "Хотелось убежать из города, но жители уговаривали остаться" (вот тебе и мужественный и "талантливый" полководец!).

Он рисует душераздирающую сцену:"Дети, старцы, женщины с грудными младенцами на руках пали с воплем пред ним, схватили его ноги и, рыдая, молили все-таки делить с ними их судьбу". Однако его предложение сдаться врагам гневно отвергалось.

Тогда к Веспасиану вновь явился перебежчик и уже в открытую посоветовал ему, когда лучше взять уже истощенный и обессилевший город - на рассвете. Он подсказал также, в каком месте лучше всего ворваться в него.

Когда сражавшиеся горожане обнаружили, что в город ворвались враги, они стали собираться на краю его и закалывать себя. По утверждению Флавия, погибло сорок тысяч воинов и жителей города, а тысяча двесте взято в плен. Город же римляне сровняли с землей.

А что же наш "храбрый" полководец? В такой кровавой мясорубке ему не удалось улизнуть к римлянам, а вместе с сорока знатными гражданами города пришлось спрятаться в пещере. Оставшиеся в живых, кроме Иосифа, вовсе не собирались сдаваться на милость победителя, и если придется, принять последний бой. Или - умертвить себя, но не сдаться врагу.

Все попытки Иосифа уговорить их все-таки сдаться, вызывали у них яростное озлобление и угрозы немедленно с ним покончить. Пока он не придумал ту самую хитрость - с бросанием жребия, которая и позволила ему наконец осуществить свою мечту - сдаться на милость победителя. Якобы этому предшествовал и вещий сон, в котором Некто советовал ему остаться в живых, чтобы потом рассказать об иудейской войне глазами очевидца.

Когда в Иерусалиме узнали, что пала Иотапата, а также, как думали, погиб и Иосиф, их оплакивали тридцать дней. Но каковы же были гнев и возмущение, когда все узнали, что Иосиф не погиб, а сдался в плен. С тех пор и навсегда он остался предателем для собственного народа, какую бы лесть не расточал в его адрес на страницах своих книг.

После предательства Иосифа Веспасиан уже легко разделался и с другими городами. Однако Тивериаду сразу взять не удалось. Считая, что для ее покорения достаточно небольшого отряда, Веспасиан послал туда всего пятьдесят всадников. Но знакомый уже нам Иегошуа со товарищи напал на них и обратил в бегство.

После этого, как уверяет Флавий, жители города испугались содеянного и прислали к Веспасиану делегацию знатных людей,- просить не наказывать весь город, а только зачинщиков нападения на римских солдат.

Иегошуа же убежал в Тарахею, но всем тарихейцам велено было идти в Тивериаду: там Веспасиан и будет разбираться и с ними, и с тивериадцами. И разобрался. Вот какие данные приводит Флавий: убили 1200 стариков и слабых здоровьем людей, 6000 молодых отослали императору Нерону, 30.400 продали в рабство.

"За исключением тех, кого подарили Агриппе" (цифра не названа). Тот их, по утверждению Флавия, тоже продал в рабство.

Таким печальным концом завершилась Иудейская война, на изложении событий которой сдавшийся врагу Иосеф бен Маттитьягу сделал себе карьеру известного историка и ... военачальника.

Окончание следует
Количество обращений к статье - 2242
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
всеслав | 14.10.2013 14:05
"Иудейская война" Фейхтвагнера не так уж плоха. А вот с оценкой Иосифа я согласен для меня он законченый тип предателя

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com