Logo


Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!


RedTram – новостная поисковая система

Аналитика
Израиль в «центре»
Александр Гордон, Хайфа

В израильской политике стало популярным придерживаться идеологии «центра». Главные партии добавляют к своему прежнему направлению – направо и налево – слово «центр». Что такое взгляды «центра»?

Первое впечатление, что речь идёт об умеренной, взвешенной, прагматичной идеологии в отношении израильско-арабского конфликта. На Ближнем Востоке, однако, «центра» нет. Окружающие Израиль арабы не придерживаются «центральных», умеренных взглядов. На Ближнем Востоке царит экстремизм. В то время как в палестинском обществе правят мусульманские фанатики, в Израиле «центральные» взгляды стали синонимом политического разума и порядочности, вряд ли сочетающихся с окружающим страну экстремизмом. Палестинским обществом управляют исламские экстремисты, а в Израиле одобряют «центризм». Где же находится «центр», о котором говорят основные израильские партии, если на Ближнем Востоке его нет?

В эпоху глобализации всё в мире становится общим. Спокойствие в нефтяном парке, бóльшая часть которого расположена на Ближнем Востоке, требует снижения уровня напряжённости арабо-израильского конфликта. Факелы арабской нефти разожгли его до невероятных размеров. Важная добавка к нефтяному пламени – участие в конфликте евреев, к которым многим, не довольным политикой Израиля странам, есть что предъявить из своего прошлого. Палестинская проблема глобализована и стала международным достоянием, как охрана природы и окружающей среды. Все «зелёные» партии мира в борьбе за чистоту земного шара заимствовали проарабскую позицию, соблюдая гармонию с зелёным цветом ислама.

Поддержка создания палестинского государства стала непременным элементом правил приличия в сегодняшнем мире. Палестинско-израильский конфликт вырос до чудовищных, непропорциональных размеров. Он был доведен до степени мирового кризиса. Кажется, что на планете, где умирают от голода и эпидемий миллионы людей, где геноцид в Африке унёс и уносит миллионы жизней, нет дел важнее ссоры между палестинскими евреями и палестинскими арабами. Маленький клочок земли стал фокусом планетарных бед и неурядиц. Кризис в районе Израиля превращён в мировой кризис, требующий разрешения. Израильско-палестинский конфликт представлен как мировая константа, как угроза миру во всём мире. Мировые же проблемы рекомендуется решать умеренными методами.

Какова же хорошо известная и принятая «центральная» позиция по ближневосточному конфликту? Это уступка Израиля, известная как «мир взамен территорий», отнятых Израилем у гигантского арабского мира в 1967 году. Территории, являющиеся 0.005% площади арабского мира, составляют основу конфликта и являются фактором расстройства мира во всём мире!...Однако, судя по поведению крайних исламистов, формула «мир взамен территорий» скорее походит на формулу «мир взамен всей территории Израиля», то есть мир без Израиля, чем на мирное урегулирование конфликта с еврейским государством. Создание палестинского государства интерпретируется правящими экстремистами палестинского общества как образование государства, занимающего всю территорию Израиля. Палестинско-израильский конфликт слишком велик, чтобы быть ординарным территориальным и межнациональным конфликтом. Он давно обозначился как конфликт по поводу существования еврейского государства, как экзистенциальный конфликт.

Взгляды «центра» отражают тот факт, что израильско-палестинский конфликт поставлен в центр мировой повестки дня под давлением арабов. У арабского мира есть множество проблем: нищета, культурное отставание, кризис системы образования и просвещения, экономическая стагнация, отсталость в науке и технологии. Каждая из этих проблем для благополучия населения арабских стран гораздо важнее палестинской проблемы. Тем не менее, палестинская проблема превалирует над жизненно важными задачами, стоящими перед арабскими странами. Арабский мир ищет там, где светло, а не там, где потеряно. Подобная ситуация хорошо показывает разницу между созидательным и разрушительным подходами. Для выхода из кризиса в экономике, образовании, здравоохранении, просвещении, науке и культуре арабский мир должен решать трудоёмкие задачи созидания. Это очень сложно делать. Для решения палестинской проблемы созидания не требуется, нужно лишь разрушить государство Израиль. Деструкция в арабском мире преобладает над строительством. Разрушение государства Израиль важнее для арабов, чем создание палестинского государства.


Махмуд Аббас: «Израилю нет места на этой карте».
Фото: atlasshrugs2000.typepad.com


Арабский мир добился сомнительного для себя успеха: каждое применение силы Израилем против террористов вызывает гораздо бóльший протест, чем сам террор. Он достиг автоматической поддержки народными массами собственных экстремистов против своих же умеренных сил. Он освятил палестинский террор, лучше сочетающийся с позицией оппозионеров-экстремистов внутри арабских стран, чем с режимами их правления. Арабский мир выпустил джинна палестинского экстремизма из бутылки и часто выполняет его желания вместо того, чтобы джинн служил ему. Этот джинн гораздо опаснее для арабских режимов, чем Израиль. Арабский мир отравил себя экстремизмом, допустив, чтобы эта интоксикация прошла по религиозным артериям. Ядовитое тропическое дерево «анчар» разносит свою отраву - экстремизм - по всему арабскому миру. Арабский мир сам напоил свои корни ядом разрушения. Арабский и мусульманский миры расширяются за счёт десятков миллионов мусульман, бежавших от государственной независимости своих стран в Западную Европу. Победа национализма и образование независимых государств с исламским населением в Азии и Африке не решили проблемы мусульманских народов.

Мусульмане устремились в страны, с которыми они боролись за свою независимость, решать свои нерешённые проблемы на чужой территории бывших колониалистов. Так исламский экстремизм захватывает всё больше сфер влияния в Старом Свете. Мусульмане, боровшиеся с европейскими колонизаторами и вытеснившие их из Азии и Африки, переселились в Европу вслед за бывшими колонизаторами и сами стали колонизировать европейские страны. По мнению одного самых известных современных исследователей ислама Бернарда Льюиса, при нынешнем темпе рождаемости к концу XXI века мусульмане составят большинство населения Европы. Однако они не сливаются с местными жителями, а стремятся навязать европейцам исламскую культуру. Делается это жёстко и последовательно, путём культурного "джихада", то есть войны против культурного облика чужой цивилизации на её территории.

Мусульмане, не знакомые с демократией и не признающие её, привносят экстремизм в Европу. Экстремизм обладает высокой скоростью распространения, как и эпидемии заразных болезней. Изгнанные из Европы сотни лет назад, арабы возвращаются туда. Они ещё не добились создания арабского государства в Европе, того государства, что у них было тогда. Однако они уже научились дергать за важные экономические и политические рычаги Старого Света и влиять на общественное мнение в Западной Европе, опасающееся возможных беспорядков и результатов нежелательного голосования на выборах в государственные институты. Во многих местах демократической Европы выбирают исламский массив, предпочитают мусульман евреям. Мусульмане постепенно выдавливают евреев из Франции. Сегодня в Европе проживает порядка миллиона евреев и десятки миллионов мусульман. Общественное мнение Западной Европы считается с избирателями и терпимо относится к культуре исламских граждан, в принципе нетерпимых к европейской цивилизации. Так Старый Свет клонится к распространяющемуся по Европе исламу и склоняется перед ним в уважительном поклоне, не имея никаких шансов на ответное уважение. Западная Европа выбрала: еврейская страница её истории фактически дописана, исламская – пишется заново. В общественном мнении западноевропейских стран сильные евреи представляют собой не вполне понятное и не особенно желанное зрелище.

Израиль стоит в центре проблем, составляющих мировое неблагополучие. Хотя Израиль – демократическая страна со свободой слова, печати, вероисповедания, уважающая человеческую жизнь и окружённая группой тиранических режимов, открыто заявляющих о желании его уничтожить, он служит перманентным источником разлада и дисгармонии на Земле. Хотя в соседних с Израилем деспотических странах права арабов ущемляются гораздо больше, чем в Израиле, именно еврейское государство клеймят за преследования арабов. Хотя в мусульманских странах гомосексуалисты сидят в тюрьме, люди, подозреваемые в принадлежности к террористическим организациям, и их родственники подвергаются пыткам, женщинам, изменяющим мужьям, в некоторых местах рубят головы, противники режима уничтожаются без суда, неугодных сажают в тюрьмы и казнят по сфабрикованным обвинениям, а кое-где существует апартеид по отношению к немусульманам, именно Израиль обвиняют в нарушении прав мусульман. Еврейское государство занимает "центральное" положение в списке источников мирового неблагополучия вопреки своему весу, размерам и значению.

Израиль нарушает однородность арабского и мусульманского мира на Ближнем Востоке. В центре арабского и мусульманского мира находится находится неарабское и немусульманское, еврейское государство, «опухоль» Запада на Востоке.

Мусульманская цивилизация неспособна ужиться с вкраплением демократии и западной цивилизации внутри неё. Реакция мусульман на еврейское присутствие на Ближнем Востоке - демонизация евреев и израильтян, приближающаяся по силе к демонизации евреев нацистами. Ни один из современных арабских мыслителей и учёных не выразил сомнений в подлинности «Протоколов сионских мудрецов». Метод избавления от чужеродного израильского нароста преподаётся как палестинская проблема.

Палестинская проблема поставлена в центр мировой повестки дня. Завоевавшая центральную позицию, она превратилась в объект борьбы между ближневосточными экстремистами за то, кто занимает более крайнюю позицию. Запад выдвигает умеренность как одну из основных ценностей. Мусульманский Восток выдвигает экстремизм как одну из основных ценностей. Палестинская проблема стала удобной почвой для повышения уровня насилия ради верности исламу. На этом строит свою идеологию исламский режим в Иране, стремящийся показать себя верным «окончательному решению» еврейского вопроса и прекращению еврейского присутствия в Палестине. Иранский режим, отрицающий существование Катастрофы еврейства во Второй мировой войне, действует так, чтобы осуществить подобную катастрофу ядерным оружием. Арабо-израильский конфликт оказался удобным поводом для вмешательства Ирана в арабские дела и поднятия уровня исламского экстремизма. Мощная поддержка палестинцев Ираном повышает температуру конфликта до плавления всех механизмов торможения и погашения насилия на Ближнем Востоке и содействует имперским планам исламской республики Иран.

Концепция «центра» взята из того, что принято считать правильным и корректным на Западе: конфликты надо решать в переговорах, путём уступок, на основе взаимного уважения, а не военными методами. Этот кабинетный подход, чуждый Ближнему Востоку, может быть, подошёл бы для разрешения пограничного конфликта между Францией и Швейцарией, если бы таковой имел место. Он вряд ли пригоден для засушливой почвы, усеянной камнями преткновения и глыбами ненависти Ближнего Востока. Занятие «центральной» позиции на израильской политической карте эквивалентно по эффективности маневрированию между каплями ракетного дождя.

Идеология «центра» означает, что бóльшая часть израильтян не знает, что делать с конфликтом с палестинцами. Ставший модным «центризм» выражает стремление не следовать правым и левым идеологическим тенденциям в решении конфликта. Значит, шаги влево и вправо проблематичны и небезопасны. "Центр" – это желание сохранить холодную голову в горячей точке. Стремление идти по центру – это утопическая тенденция сгладить острые углы, в которых расположены острые проблемы. Идеология "центризма" – это своеобразное утешение, попытка самоуспокоения и небезопасное желание спрятать голову в раскалённый песок ближневосточной пустыни. Много раз израильские партии центра разваливались из-за хождения по канату, натянутому между левым и правым путями в израильско-арабском конфликте. Позиция "центра" – отражение незнания того, что делать.

Ракетные атаки на севере и юге Израиля не дают возможность продолжать политику «центризма», хотя бы потому, что нельзя допустить ракетный дождь над центром страны. Израиль расположен в узле пересечения Востока и Запада, на перекрёстке дорог, выбираемых перелётными птицами. Он находится вблизи густой сети нефтеносных сосудов, над адской машиной тоннелей террора и под ракетными ливнями. Температура окружающей среды слишком высока для хладнокровного, умеренного, несилового поведения. Неприменение силы означает на Востоке бессилие. Каждое прекращение огня увеличивает радиус ракетного обстрела после его возобновления.

Топтание в «центре», боязнь повернуть государственный руль влево или вправо означает, что «центризм» – это фактическое признание того, что у конфликта нет решения. Попытки израильских лидеров вести переговоры и делать уступки арабам в последние двадцать лет не привели к сближению сторон. Переговоры и уступки не решили проблему, а лишь усугубили её, поскольку арабская сторона не понимает, что такое «центр». Язык переговоров доказал, что в нём заключён код слабости. Израильская политика переговоров и уступок меняет палестинцев в одну сторону, в сторону бóльшего экстремизма, ещё более удаляя их от "центра". Динамика переговоров и уступок, признание экстремистов партнёрами привела к ещё бóльшей экстремизации палестинской стороны. Явление террористов-самоубийц и образование экстремистского исламского государства в Газе показывают, что в конфликте имеет место регресс вместо прогресса, что мирные переговоры отдаляют от мира скорее, чем приближают к нему.

По тоннелям и нефтеносным сосудам Леванта разносится ненависть, которой отравлено палестинское общество. Трудно вообразить примирение, когда арабским детям с детства внушают, что всё горе и все беды происходят от коварных и жестоких сионистов. Мир не может воцариться, пока палестинским и мусульманским детям прививается ненависть к израильтянам. «Новый Ближний Восток» не может возникнуть без кардинального изменения системы воспитания палестинского общества. Проблему примирения редко рассматривают с точки зрения неприменения системы воспитания ненавистью.

Новых идей решения арабо-израильского конфликта нет. Старые идеи тасуются в колоде карт, "дорожных карт", на которых левантийские тупики не обозначены. Односторонние отступления привели к наступлениям из районов отступления и завели ситуацию в тупик. Сдержанность, осторожность, каждое неприменение силы против палестинских экстремистов вызывают эскалацию конфликта. Мирное поведение Израиля провоцирует военные действия против него, ибо воспринимается на языке Ближнего Востока как слабость и глупость, а не на языке Запада как благоразумие и мудрость. Пожар палестинской проблемы нельзя гасить горючим «непротивления злу насилием». На Ближнем Востоке ценности отсчитываются по своей шкале неценности человеческой жизни и второстепенности человеческих прав.

Арабский и мусульманский мир сделали всё, чтобы сделать палестинскую проблему неразрешимой или разрешимой путём уничтожения Израиля. Вторжение армий всех семи существовавших на тот момент арабских стран на территорию государства Израиль в день его рождения 14 мая 1948 года сразу перевело конфликт между евреями и арабами Палестины в столкновение между новорождённым еврейским государством и всем арабским миром. Угрозы арабов сбросить евреев в море и стереть Израиль с лица Земли в шестидесятых годах ХХ века спровоцировали Шестидневную войну, новый раздел Палестины и эскалацию конфликта. После сокрушительного поражения арабского мира в Шестидневной войне к ненависти к израильтянам прибавилась месть.

Мифотворчество, направленное на превращение Иерусалима, упомянутого в Коране только один раз, в святой для мусульман город, придало национальному конфликту характер религиозного. Превращение Иерусалима в святой мусульманский город явно противоречит всему ходу мысли пророка Мухаммеда, который не принял бы наличие «священного города» или священной для мусульман страны за пределами Аравийского полуострова. Дамаск, Багдад и Каир были всегда значительно более важными городами для мусульман, чем заброшенный ими в течение столетий периферийный Иерусалим. Последний был возведён на третье место в религиозной исламской иерархии не для утверждения религиозной святости, а для отрицания права евреев на этот город как столицу Израиля и центр кристаллизации еврейской нации. Согласно арабской пропаганде, еврейство - это только религия, а не нация, следовательно, евреи не имеют права на национальное государство.

Исламизация палестинского общества способствует его экстремизации и отдалению от строительства национального государства. Со временем на волнах арабской нефти палестинская проблема стала глобальной проблемой. Она стала жить самостоятельной жизнью. Её неразрешимость, созданная арабским и мусульманским мирами, делает палестинских арабов главными жертвами их непримиримости, нетерпимости и ненависти. Ненависть, которую культивируют в палестинском обществе по отношению к Израилю, возвращается бумерангом к самим палестинцам. Всё палестинское общество мобилизуется местными экстремистами на борьбу с еврейским государством. Все ресурсы нации направлены в одно русло – на войну. Палестинские дети растут в ненависти к израильтянам, которая парализует их нормальное развитие и ведёт общество по пути разрушения и саморазрушения. Идеология камикадзе толкает палестинское общество к самоуничтожению. Такая «централизация» палестинской проблемы делает невозможным развитие «центральных», умеренных взглядов в арабском обществе. Такая «централизация» сводит на нет шансы на устойчивое существование израильского «центра». «Центризм» выглядит как мечта, а не как реальность.
Количество обращений к статье - 4567
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com