Logo
10-20 ноября 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18










RedTram – новостная поисковая система

Резонанс
В Варшаву с любовью
Леонид Смиловицкий, Иерусалим

Приглашение

Впервые лечу на «нееврейскую» конференцию. По почте из Польши получил письмо:
Шаноўны спадар Смілавіцкі,
Інстытут грамадзянскай прасторы і публічнай палітыкі пры Універсітэце Лазарскага, які з’яўляецца адным з вядучых прыватных універсітэтаў у Польшчы, мае гонар запрасіць Вас да ўдзелу ў міжнароднай канферэнцыі “Вяртанне ў Еўропу: мінулае і будучыня Беларусі”, якая адбудзецца 12-14 лістапада 2010 г. у Варшаве.
У канферэнцыі возьмуць удзел даследчыкі, практыкі ў галіне гістарычнай адукацыі, грамадскія актывісты і выдаўцы з Беларусі, краінаў Еўрапейскага Саюза і Злучаных Штатаў Амерыкі.

Накануне

Самолет в шесть утра, значит, в аэропорту им. Бен-Гуриона нужно быть не позже трех часов, а в маршрутное такси из Иерусалима сесть в половину второго. Словом, бессонная ночь обеспечена.

Маршрутное такси в Иерусалиме объезжает один район за другим, собирая одиноких пассажиров. Город спит, дороги пустые. Водитель, подруливая к очередному клиенту, звонит по мобильному телефону и неизменно говорит: «Доброе утро» … Это в два часа ночи!

Это уже третья поездка за год. В апреле была Москва, в августе – Белоруссия, и вот теперь – Варшава. Профессиональное общение с коллегами, новые впечатления, публикация доклада по итогам конференции. Тебя больше узнают, да и самому есть что сказать. Чем больше люди будут путешествовать и видеть мир своими глазами, тем труднее водить их за нос.

Каждый человек – это микрокопия своей страны, на генетическом уровне, по менталитету и языку. Сами мы об этом не задумываемся, но попадая в новую среду, быстро обнаруживаем эти особенности.

Полет

Взлетели точно по расписанию, время в полете оказалось неутомительным. Салон «Боинг-777» заполнен менее чем на половину и пассажиры не замедлили этим воспользоваться, заняв вакантные места. Стюардессы олицетворяли немеркнущий образ польской женственности и обаяния, были предусмотрительными и внимательными. После солидного завтрака кто-то вздремнул, взял газету, включил персональный компьютер. Пассажиры – это группа паломников, несколько бизнесменов, и ни одного ребенка. Средний возраст – старше 45 лет. Для того чтобы не коверкать польский язык, я подключил свой английский.

Польша – не богатая страна, но вся ее истории – это борьба за национальное самоутверждение. В 12 веке в роли недругов выступали немецкие рыцарские ордена, потом литовские князья, шведы, Наполеон, русские цари, нацисты и советские узурпаторы до и после Сталина.

До войны Польша считалась центром мирового еврейства. На 1 сентября 1939 г. здесь проживало 3,3 млн. евреев из общего населения страны 35,1 млн. чел. или 9,4%. Однако сегодня осталось всего пять тыс. чел., а неофициально - от 10 до 30 тыс. евреев.

Беларусь при всем своем внешнем сходстве с Польшей (те же природа, климат и география) получила совершенно другой опыт. Если Польша – это часть Европы, пусть даже на окраине, то Беларусь – проходной двор из Европы в Россию, куда стремились все иноземцы, шедшие завоевывать русское государство. Отсюда главной целью для белорусов было уцелеть, а не думать о собственной независимости. Беларусью владели в разные исторические эпохи соседи – Польша, Литва, Россия. Ее рассматривали как плацдарм, буферную зону, вассала, но никогда – как самостоятельного союзника.

Современная Беларусь напоминает человека, которому предлагают выйти в открытое море. Но он там никогда не был, вдруг утонет. Ему предлагают современный корабль, лоцмана, курс движения и выгоду, если дойдет до цели. Но он все равно боится и цепляется за старый опыт, которым уже не прожить.

В аэропорту

Настоящим сюрпризом стала Мария Омельченко, волонтер конференции, встречавшая меня в аэропорту. Мария родилась в Минске в 1992 г., когда я только репатриировался в Израиль. Значит, с той поры прошла уже целая эпоха, выросло новое поколение людей, которое вступило в жизнь, ищет ответы на волнующие вопросы и свое место в мире. Мария изучает экономику и право в университете Лазарского уже второй год.

Начало знакомства

Через час я уже был в гостинице IBIS, это совсем рядом с историческим центром Варшавы, где происходили главные события в жизни города и страны. С помощью профессора Захара Шибеко из Минска я познакомился с доктором Катериной Ващинской, которая преподает в Институте этнологии и культурной антропологии при Варшавском университете.

Катерина рассказывала по-белорусски, и это оказалось прекрасным решением, поскольку я не знаю польского, а она – русского. Мы нашли много общих тем. Катерина восемь лет возила на полевую этнографическую практику в Беларусь студентов из Варшавы, участвует в конгрессах белорусистов.

В прошлом году Катерина вместе с тремя коллегами целый месяц путешествовала по Китаю. И это тоже было мне близко, после того, как мой старший сын Алеша поступил на китайское отделение факультета Восточной Азии в Еврейском университете Иерусалима. В Польше на первую степень (бакалавр) учатся бесплатно, а отличники даже получают стипендию – 500 злотых (2,8 зл. = $1). Это не так много, третья часть минимальной заработной платы, а средняя – это 3 тыс. злотых.

Варшава расположена по обоим берегам реки Вислы, в самом сердце Польши - центре Мазовецкой низменности. Свое название город получил от имени Варша из рода Равичей, живших неподалеку. В 1596 г. король Сигизмунд III Ваза перенес свой двор из Кракова в Варшаву. Огромный монумент перед Королевским дворцом с памятником на вершине - это памятник, который поставил сын короля в 1644 г., провозгласивший, что город проживет до тех пор, пока стоит эта колонна. Варшава – бывший еврейский город. По переписи 1897 г. из 638 тыс. ее жителей 219 тыс. или 34 %, были евреями. До войны в Варшаве жило более 300 тыс. евреев, а сегодня официально зарегистрированы всего 400 чел., из которых 200 - престарелые одиночки.

«Старо място»

Място по-польски – город. Мы начали знакомство с Замковой площади, на которой расположен Королевский дворец из красного кирпича (на снимке). В годы войны все сгорело, прежнюю Варшаву долго кропотливо восстанавливали, чтобы она осталась потомкам, какой она была в 15-16 вв.


Улочки разноцветные, затейливые, стоящие тесно. Туристов мало. Ноябрь, холодно, небо в тучах. До чего приятна эта сырость после тридцатиградусной израильской жары. Люди кутаются в шарфы, одеты в куртки, а мне – хорошо. Можно гулять по булыжной мостовой, рассматривать затейливые ставни, цветочные горшки на окнах, фонарики. Потом присесть на лавочку и любоваться видом на противоположный берег Вислы - прекрасная панорама города. Вдалеке виднеется зелень Пражского парка (так называется та сторона) и шпили Сент-Флориан, костела Святого Архангела Михаила и Русская Православная церковь Святой Марии Магдалины.


Площадь у Старого рынка застраивалась в 15-18 ст. итальянскими мастерами. Обращают на себя внимание остроконечные крыши, самобытные фасады средневековых домов. В центре площади - статуя сирены, женщины-русалки, с мечом - символ Варшавы.


По легенде, когда-то две сестры-русалки плыли Балтики. Одна повернула к Датскому королевству, и теперь стоит на набережной Копенгагена как Русалочка, вторая - заплыла в Вислу неподалеку от Гданьска. У Старого города ее выловили рыбаки и хотели съесть и тогда русалка запела. Рыбаки были настолько очарованы ее голосом, что пощадили. Она жила в Висле, пока один богатый купец не задумал посадить в колодец. Русалку спас сын рыбака, а в благодарность она помогла жителям отбиться от захватчиков. С тех пор русалка-сирена сидит на площади с мечом - чтобы прийти на помощь жителям города.

Рядом восстановленная городская стена, и сразу за ней – Барбакан, фортификационное сооружение. Неподалеку - два памятника. Первый – мальчик в огромной каске с автоматом в руках - всем детям, которые воевали против нацистов. Второй - Яну Килиньскому, сапожнику, герою восстания Тадеуша Костюшко.

Далее мы вышли на Королевский тракт – дорогу к королевской резиденции - Лазенкам. По пути многочисленные церкви, памятник Адаму Мицкевичу. Через дорогу костел Святого Креста, где покоится урна с сердцем Фредерика Шопена, похоронены Болеслав Прус, Вацлав Нижинский, Владислав Сикорский… Поразил дом, закрытый на реконструкцию, в окнах которого были выставлены старые цветные фотографии бывших жильцов, увеличенные каждая от полутора до двух метров.


Потом мы смотрели Варшавский университет. Любопытно, что внутреннюю охрану официально называют «жандармы». Пообедали в профессорской столовой.

Времена меняются

Наблюдаем группу школьников из Израиля. Они галдят, ведут себя шумно. Мне это не нравится, все-таки не у себя дома. Ничего, отмечает Катерина, зато их не сопровождают вооруженные автоматами люди, как раньше. В начале 1990-х гг. первые молодежные группы израильтян, прибывавшие в Польшу, находились под неусыпным контролем спецслужбы. Катерина просто не знает, сколько нападений осуществили палестинские террористы в Израиле и за его пределами. Дети – наиболее беззащитная цель, поэтому выезжая за границу, они имели защиту, которая в спокойной Польше кажется совершенно лишней. Теперь в этом необходимость отпала.

Мобильных телефонов не слышно

Вы идете с кем-то рядом и ведете беседу. Вдруг ваш спутник останавливается и извиняется – ему звонят. Достает из кармана телефон и отвечает. Но звонка не слышно … аппарат в режиме вибрации. На улице визуально трудно заметить человека, разговаривающего на ходу. То же самое и в транспорте, разговоры короткие. Как это отличается от Израиля, где все кричат.

Могила неизвестного солдата

Чуть в стороне от Старого города, по пути к вокзалу на площади Юзефа Пилсудского - памятник полякам, погибшим в войнах - долг всем, кто отдал свою жизнь за Польшу. Идея возникла сразу после Первой мировой войны. Мемориал возвели в 1925 г. под колоннадой Саксонского Дворца, куда поместили прах безымянного солдата из-под Львова. В 1944 г. могила была серьёзно повреждена в результате взрыва, но восстановлена в 1946 г. Горит вечный огонь и круглосуточную службу несет почётный караул. В праздничные дни руководители государства возлагают сюда венки.

Музей Варшавского восстания

Предложил посмотреть д-р Марек Вержбицкий (Institute of Political Studies, Polish Academy of Sciences). Мы познакомились два года назад в Вене, где участвовали в одной конференции [1]. Марек живет в ста километрах от Варшавы, но согласился приехать повидаться. Музей открыли в помещении бывшего трамвайного депо, и он считается одним из наиболее современных. В нем меня поразили три вещи:

1. Хроника разрушенной Варшавы (6 мин.), сделанная с воздуха в 1945 г. Зрители будто сами на самолете медленно облетают один район города за другим, методично превращенный нацистами в сплошные руины.
2. Большая комната, оформленная под прихожую в старой квартире. На столиках трюмо – довоенного образца телефонные аппараты. Сними трубку – и услышишь записанный на пленку рассказ участника тех событий, перед глазами – его портрет.
3. Отрывной календарь, где на каждом из листков записаны события 63 дней восстания. По одному листку на день и все желающие могут отрывать их себе на память.

Жители Варшавы или, как они сами называют себя, «варшавяки» добивались создания музея долго, но только после 1989 г. это стало возможным. Выбрали для него здание старой трамвайной электростанции. Строительные работы начались в апреле 2004 г. и велись в три смены 24 часа в сутки. Постоянная экспозиция занимает 3 тыс. кв. м. Это около 750 экспонатов и 1 тыс. фотографий. В натуральную величину помещен макет британского бомбардировщика «Liberator B-24J», который снабжал повстанцев оружием и продуктами питания. Рядом с музеем - стена с именами 10 тыс. павших повстанцев.

Трагедия Варшавского восстания (1 августа – 2 октября 1944 г.) заключалась в том, что польское правительство в изгнании в Лондоне, опасалось, что Советская Армия войдет в Варшаву и навяжет полякам сталинскую диктатуру. Расчет делался на помощь Англии и США, но этого не случилось. Восстание было жестоко подавлено регулярными немецкими войсками, но стало символом мужества поляков в борьбе за независимость. При этом не будем забывать, что в свое время Армия Крайова не поддержала восстание евреев в Варшавском гетто (19 апреля по 16 мая 1943 г.), которое СС потопило в крови.


Немцы гарантировали защитникам Варшавы статус военнопленных. За 63 дня боев погибли 10 тыс. бойцов и 150 тыс. гражданского населения, 17 тыс. попали в плен, 7 тыс. пропали без вести. Большую часть города разрушили, а 520 тыс. жителей изгнали из Варшавы [2].

Советская пропаганда трактовала эти события как плохо подготовленную авантюру. Вся ответственность за провал Варшавского восстания возлагалась на эмигрантское правительство в Лондоне.

Краков

Когда я только собирался в Польшу, знакомые в один голос советовали побывать в Кракове. По сравнению с Варшавой старина там настоящая, город не пострадал в годы войны. Марек Вержбицкий вызвался меня сопровождать. Мы сели в экспресс «Костюшко» в семь утра. До Кракова 300 км, время в пути - три часа. Вагоны комфортабельные, очень удобные, мягкие, кресла - как в салоне самолета, кондиционер, стеклянная дверь. Билет стоит 55 долл., но это предполагает бесплатное угощение. За время поездки дважды появляется девушка с тележкой, которая с приятной улыбкой предлагает на выбор – кофе, чай, соки, воду, булочки, печенье, конфеты. Мне об этом не сказали, и я вежливо отказался, но на обратном пути эту ошибку исправил.

Нам повезло. Сегодня 11 ноября – день независимости Польши. Настроение у всех праздничное, звучит музыка, дома и улицы красиво украшены. Не мешает даже пасмурная погода, свинцовое небо и накрапывающий время от времени дождик.

К вечеру я покидаю Краков, но впечатления догоняют меня. Необыкновенный город на левом берегу Вислы, население 1,2 млн. чел. с ближайшими пригородами. Неофициальная культурная столица, польская «Мекка», место паломничества туристов, 39 костёлов, 25 монастырей, 7 синагог. Готический костёл св. Марии; костёл св. Анны с гробницей Коперника. Громадный замок XIII в., резиденция польских королей, архиепископский дворец. Ягеллонская библиотека - 300 тыс. томов и 5 тыс. рукописей. Краковский университет, Академия наук, школа изящных искусств, семинария, консерватория.

Мы идем по Королевской дороге через весь Старый город с севера на юг, минуем Рыночную площадь и попадаем к замку Вавель – жемчужине Кракова. Здесь комплекс архитектурных памятников, в том числе важнейшие - Королевский замок и Кафедральный собор святых Станислава и Вацлава - усыпальницы польских королей, епископов и героев. Кароль Войтыла, будущий Папа Римский Иоанн Павел II, был рукоположен здесь в епископы (1958 г.) 18 апреля 2010 г. в Вавельском замке был похоронен президент Польши Лех Качиньский и его супруга Мария, трагически погибшие 10 апреля 2010 г. под Смоленском.

Краков – бывший еврейский город. Евреи жили здесь уже в 12 ст. и управляли монетным двором. Кровавые наветы вызывали погромы, юдофобские настроения подогревались литературой, привозимой из Германии монахами. После пожара в 1494 г. евреев обвинили в поджоге и изгнали из города. Они поселились в пригороде Казимеж, куда до этого бежали евреи из Чехии, Венгрии и Австрии. В 16 ст. Краков стал крупным центром еврейской учености и книгопечатания. Там жили знаменитые еврейские врачи, личный хирург королевы Боны Сфорца (жены Сигизмунда I Старого), личные лекари Сигизмунда II Августа и Стефана Батория. В 17 ст. в Краков бежало много евреев из Германии, а в годы резни Б. Хмельницкого - с Украины. После перенесения столицы Польши из Кракова в Варшаву (1596 г.) община постепенно пришла в упадок.

До начала Второй мировой войны в Кракове жили 60 тыс. евреев (около 23% населения), из которых треть была занята в промышленности и ремеслах, почти половина - в торговле и страховом деле. Нацисты согнали евреев в гетто и уничтожили в марте 1943 г. После освобождения Кракова туда вернулись всего около тысячи человек. Сегодня в городе менее 500 евреев (большей частью пожилых). В старинной синагоге «Казимеж» - Еврейский музей. В Кракове работает Еврейский исторический институт, один из крупнейших в мире центр хранения документов и материалов по истории евреев Польши, при Ягеллонском университете - Центр по изучению иудаизма. Во всех сувенирных лавочках стоят фигурки еврейских музыкантов из дерева. Ходовой товар, ясно, на кого рассчитано. Однако продавец представил их мне, как … «польских» музыкантов.



В городе сохранилась единственная действующая синагога «Темпл» (на снимках). В 2004 г. ее отреставрировали за счет государственной казны, городских средств и при участии еврейских спонсоров. Не знаю, выглядела ли она когда-нибудь столь великолепно? Или это стилизация, уж больно шикарно. Мы зашли, в передней на столике - стопочка кип. Ни души. Навстречу поднялась смотрительница, оказывается, вход платный. В синагогу за деньги? Меня внутри передернуло. И для евреев тоже? И не потому, что жалко пяти злотых ($2). Я не мог этого преодолеть, но Марек выручил. Зато можно фотографировать – успокоила смотрительница.

Язык общения

Рабочий язык конференции – белорусский. Это принципиально важно для ее организаторов. Ко мне обращаются, как «спадар Смилавiцкi», а если на польском, то - «пан».

Давно я не слышал так много белорусской речи, но мозг быстро перестроился, а память услужливо подняла из подсознания забытый язык.

«Польские» белорусы не без оснований опасаются ненасильственного ополячивания. По последней переписи в Польше белорусами назвали себя всего 50 тыс. чел., тогда как православными - 200 тыс. чел. Этот фокус понятен – люди меняют национальность, но не религию.

В Беларуси – другая проблема. Русскоязычную республику наскоком не переучишь. Нужна долгая эволюция, на которую не у всех хватает терпения. Государство не вмешивается, научно-техническая революция стирает границы. Что у белорусского языка впереди?

Польша – одна из немногих в Европе мононациональных стран: 96,74 % населения - этнические поляки. Из национальных меньшинств самые крупные - немцы (0,4%), а белорусы и украинцы – на втором месте (по 0,1%).

После окончания войны по предложению Сталина немцев из Данцига и Судетской области переселили волевым способом в историческую часть Германии, а «немецких» поляков – в Польшу. То же проделали с поляками из БССР и белорусами из Польши.

Если до 1939 г. национальные меньшинства Польши составляли 38%, в основном, белорусы, украинцы, евреи и русские, то с присоединением крессов всходних (западные районов Беларуси и Украины) к СССР в 1939 г. и гибели большинства еврейского населения в период Холокоста, демографическая ситуация стала другой навсегда.

Эта тенденция сохранилась и после 1945 г. До начала восьмидесятых годов Польша прочно находилась в орбите советского влияния, почти полвека оставаясь за «железным занавесом». В это время Европа приняла план Маршалла и активно восстанавливала свою экономику с помощью дешевого труда гастарбайтеров из мусульманских стран, не понимая, какую угрозу это таит для нее в будущем. Потом была шокотерапия начала девяностых годов. Страна перестраивалась на западный лад. В Польшу из государств третьего мира никто на заработки не поехал. Работы не было, платили мало. Поляки сами разбрелись по разным уголкам Европы и Америки в поисках тех, кому понадобится их труд.

По польским законам статус беженца даёт право находиться в стране, но нельзя работать, получать от государства социальное пособие. Помогают только благотворительные организации. Поэтому Польша для беженцев – страна транзита. Ну, и конечно, не последнюю роль в этом вопросе сыграл и играет католический костел…

Так Польша осталась без арабов и африканцев, а в последующие годы - и без китайцев с вьетнамцами. За редким исключением здесь можно увидеть мусульманские головные уборы, не говоря уже про чадру или минареты. Сейчас европейцы завидуют - не было счастья, да несчастье помогло.

Не слышно в Польше и русской речи. Сразу это удивляет, принимая во внимание общую историю и близость славянских языков. Но все объяснимо. Сначала на поляков давила Российская империя, а потом – Советский Союз. Путин, наследовав Россию после Ельцина, вернулся к негласной конфронтации. Польша нашла защиту на Западе и вступила в НАТО. В итоге все культурные контакты рухнули и через 20 лет после распада СССР русская речь окончательно исчезла из обихода. Ее не слышно физически – туристов нет, а в коробейниках нужда отпала.

Молодежь в Польше предпочитает английский (так было и со мной в гостинице, транспорте, на улице). То же самое на конференции: по-польски, на английском, но не на русском… Новая реальность, приходится принимать. В университете Лазарского студенты из Беларуси и Украины встали перед выбором – польский или английский, хотя между собой они общаются по-русски.

На конференции

Университет – самая подходящая аудитория для конференции, тем более в Польше, стране вольнодумцев и бунтарей. Средний возраст участников 35 лет. Молодые лица внушают оптимизм. Сегодня они стоят на начальной ступени научной лестницы, а завтра будут определять будущее науки. Много аспирантов и недавно защитившихся докторов наук, представителей общественных организаций и движений, редакторов научных журналов и вузовских преподавателей.


Здание Университета Лазарского и логотип конференции

Конференция в Лазарском университете организована на выходные, чтобы никому из белорусских коллег не нужно было отпрашиваться с работы. В Беларуси при Лукашенко с этим строго.

Мое выступление было поставлено на пленарном заседании (всего четыре доклада) в первый день конференции. Тема: «История Беларуси, отраженная в Израиле: обзор архивных коллекций документов и материалов». В связи с ограниченным регламентом я излагал только конспективно - в надежде, что доклад будет опубликован полностью, и каждый с ним сможет детально познакомиться.

Я говорил, исходя из личного двадцатилетнего опыта работы в научных учреждениях Израиля. Белорусский материал рассыпан в многочисленных больших и малых архивах и исследовательских центрах, библиотеках, музеях, издательствах, энциклопедиях, которые поражают своей пестротой.


Участники конференции (слева направо): профессор Захар Шибеко, профессор Григорий Лазько, доктор исторических наук Кузьма Козак, профессор Алексей Литвин, доктор исторических наук Леонид Смиловицкий

Однако внушительное количество «белорусского» материала, отложившегося в архивах Израиля за полвека, никак не отражается на развитии научных контактов между нашими странами. Не было ни одного совместного научного белорусско-израильского проекта, нет обмена студентами, преподавателями. Первая и последняя научная конференция по еврейской истории состоялась в Минске в мае 1994 года [3].

Особенно наглядно это заметно на фоне достижений России, Украины и стран Балтии и Молдавии, которые активно разрабатывают еврейский пласт своего исторического прошлого.

Про евреев - ни слова

Кроме меня, о евреях никто говорить не собирался, но не из злого умысла. С одной стороны, не твое – не болит, с другой – не было специалистов. Вместе с тем представить историю Беларуси за последние триста лет без еврейской составляющей невозможно.

Белорусам и евреям нечего было делить. До 1917 г. царская администрация одинаково пренебрежительно относилась ко всему, что выходило за пределы великорусской державности.

Если на Украине евреи «делали» деньги, то белорусские литвакес [4], запертые в границах черты оседлости, в основном, боролись за выживание и отдавали предпочтение еврейской учености. Вопиющее имущественное неравенство между евреями и белорусами отсутствовало, и это позволило избежать межнационального антагонизма, эксцессов, сотрясавших империю во время первой русской революции.

Некоторые коллеги обнаружили полное непонимание современной ситуации в Израиле. Профессор Григорий Лазько, заведующий кафедрой истории Беларуси в Гомельском университете, удивлялся - зачем вы, израильтяне, продолжаете строить на Западном берегу Иордана и в Самарии, ведь уже договорились. Как объяснить человеку, что нельзя насильно тащить за стол мирных переговоров палестинцев, которым это ни к чему?

Неожиданные встречи

Оказавшись в Варшаве, я получил еще один повод задуматься, что в нашей жизни случайно, а что закономерно. На конференцию приехали коллеги, встреча с которыми стала сюрпризом:

Christian Ganzer (Geschichtswerkstatt Europa, Germany) год назад позвонил мне в Тель-Авивский университет и сообщил, что мою книгу на русском языке «Катастрофа евреев в Белоруссии, 1941-1944 гг.» украли из публичной библиотеки в Берлине. Не курьез? Христиан спрашивал, где найти еще один экземпляр? Он приехал из Германии преподавать немецкий язык в Киевский государственный университет, работает над диссертацией на тему «Отражение темы Холокоста в краеведческих музеях Украины и Белоруссии».

Maria Paula Survilla (Southwestern College), из Центра белорусских исследований в штате Канзас�(США) два года назад обещала помочь с переводом на английский язык моей книги «Евреи в Турове. История местечка Мозырского Полесья», которая вышла в Иерусалиме на русском языке. А потом ее след простыл … Maria обнадежила, что просто очередь на перевод и поиски спонсора требуют времени. Хочется верить, что все так и будет.

Ирина Кашталян из Свободного университета в Берлине (Free University of Berlin, Germany) пишет диссертацию «Повседневная жизнь в БССР, 1944-1955гг.» Ирина подготовила аналогичную работу в Минске, но ВАК (высшая аттестационная комиссия при Министерстве высшего образования Беларуси) ее не утвердил под надуманным предлогом. Тогда завершать диссертацию Ирина уехала в Берлин. Готовит свое исследование на английском языке, свободно владеет польским, говорит исключительно на белорусском. Ирина «отвесила» мне комплимент, которого я раньше ни от кого не слышал: «Приятно познакомиться с человеком, на работы которого я постоянно ссылаюсь».

По дороге домой

Прохожу проверку багажа, отбирают воду. Следят, чтобы в ручной клади не оказалось режущих или колющих предметов. Потом свободное время, иду подкрепиться в кафе. Там подают те же самые «режущие и колющие» - столовые ножи и вилки, но ведь из кафе их легко пронести на борт самолета. Абсурд?!

Вылетели по расписанию. Салон снова заполнен только на одну треть. Обслуживание замечательное. Я клевал носом, пытался читать, словом, коротал время. Строил планы, как лучше организовать работу, когда буду дома. В эфире слышу, сначала на польском, а потом и по-английски, что через 20 мин. ожидает посадка в Тель-Авиве, и просят пристегнуть ремни. Обычная процедура. Но вдруг через названный промежуток времени командир экипажа сообщает, что из-за погодных условий мы летим… в Египет, где наш самолет и приземлится через 20 мин. Я сразу пожалел, что фотографировать не придется – батарейки разрядились. Начали поступать подробности: над Тель-Авивом туман, со вчерашнего дня аэропорт закрыт.

В Каире из самолета никого не выпускали. Так мы и «прокуковали» 45 мин. Потом все-таки вылетели, курс – Израиль. Полетное время 1 час. Не страшно, еще немного и окажемся дома. Однако вместо этого через час всех ставят в известность, что мы … возвращаемся в Варшаву. Теперь я понял, почему самолет так долго кружил над аэропортом Бен-Гуриона.

Итак, восемь часов в воздухе вместо четырех! Кто-то из пассажиров начал возмущаться. Но польские летчики предпочитают перестраховываться после случившегося десять месяцев назад авиакрушения под Смоленском, когда погиб президент Лех Качиньский со всей своей свитой, тоже из-за тумана … Стюардессы проворно выкатили тележку с напитками, потом в ход пошли шоколадные конфеты. Улеглись спать. Пользуясь тем, что на моем ряду соседей не было, я занял горизонтальное положение и ненадолго уснул.

Обратная дорога всегда короче – известное правило сработало и на этот раз. Вот и Варшава, откуда я совсем недавно вылетел, ничего не подозревая. В самолете я успел познакомиться с группой израильтян (слышно было, как они возмущались на иврите). Мы начали держаться вместе – Рон, Дрор и Лимор. Обменялись мобильными телефонами, позвонили домой в Израиль, объяснили, что застряли в пути.

Непонятным осталось только, почему нас не посадили на Кипре, в Омане или не подождали в том же Каире, ведь туман не держится долго, исчезает с рассветом. Я обратил внимание, что когда наш самолет второй раз за сутки коснулся земли, пассажиры не аплодировали, как это обычно принято.

По завершении рейса стюардесса произнесла в микрофон стандартные слова о том, что экипаж и авиакомпании «LOT» благодарны пассажирам за ее выбор и выразили надежду, что полет прошел приятно. Это звучало двусмысленно, но все пропустили мимо ушей.

Международные авиалинии – это такой конвейер! Билеты без разговоров поменяли и даже выдали талон на бесплатный обед. Летим домой с пересадкой в Вене. Из Польши до Австрии – 1 час 15 мин. другой самолет, но тоже авиакомпании «LOT». Свободные места есть, но только в бизнес-классе. Мы ничего не доплачиваем. Скорее всего, между разными компаниями существует система взаиморасчетов.

Бесплатное угощение

Переоформив билеты, отправляюсь перекусить, используя талон, который вручили в «LOT», как компенсацию за моральный ущерб. Надеясь хорошо подкрепиться, я зашел в ресторан (или кафе) аэропорта. Оказалось, мой аппетит заранее ограничили 30 злотыми. Мало того, супы, салаты и любые напитки (чай, кофе, соки, пиво) отпускали только за дополнительную плату. Чашка черного чай из пакетика стоила 7,5 злотых (3 долл.). Тарелка картошки с мясом, жареным луком, брокколи с соленым помидором и огурчиком – 30 злотых, а заваренный примитивно чай – треть этой суммы.

Приключение с багажом

После повторного приземления в Варшаве я старался не терять из виду израильтян, чтобы вместе переоформить билеты. При этом я не обратил внимания, что они имели только ручную кладь, компактные чемоданчики на колесиках с длинной ручкой. Вот и паспортный контроль позади. И тут только я заметил, что все остальные остались внизу у багажной стойки, а мне туда дорога закрыта. Назад – не пустят, границу перешел.

Сообщаю в справочном бюро о своей проблеме. Слышу в ответ: не страшно, получите чемодан в Израиле - доставят на другом самолете. Но когда? Не придется ли мне специально для этого ездить в Бен-Гурион? Не соглашаюсь и слышу, что есть другой вариант. Нахожу бюро “Lost and Found”, показываю старые и переоформленные авиабилеты и уже в сопровождении модной девушки в форме на каблучках мы отправляемся на поиски несчастного чемодана. Спускаемся на лифте в цокольный этаж. Моя добрая фея открывает пластиковой карточкой запасную дверь. Так, минуя границу (она наверху для пассажиров), мы почти у цели. Еще немного и находим мой чемодан в комнате дежурного.

Уже в Вене при посадке на самолет «Эль-Аль» слышу стандартный вопрос: кто, где и когда собирал мои вещи? Отвечаю, что сам, что никому не доверял, и передач никто не предлагал. И тут проверяющий обращает внимание на то, что у меня не одна, а две багажные квитанции – новая и старая. Почему? Рассказываю, как я бегал за оставленным по ошибке чемоданом. Объяснения приняты, пускают в самолет.

Все пассажиры в салоне, последние приготовления к взлету. Вдруг ко мне обращается стюардесса – опишите свой чемодан. Называю приметы. Тут же при мне связываются с багажным отсеком. Потом уже в Тель-Авиве я обнаруживаю следы досмотра и печать службы безопасности «Эль-Аль». Решили на всякий случай не рисковать и проверить самим, так вернее.

«Эль-Аль – это Эль-Аль»

Когда в Вене я пересел, наконец, в израильский самолет, то без преувеличения, почувствовал себя дома. Эти обратно в Варшаву не повезут. Принесли ужин. Все как положено – «теудат кашрут» (свидетельство о кашруте) на тарелочке вместе со столовым прибором. Рядом вежливое письмо о том, что если в карманах осталась мелочь, то опустите ее в конвертик, который приготовлен в спинке кресла напротив. В конце полета стюардесса соберет их – и вы примете участие в кампании по сбору средств для нуждающихся детей.

Все сообщения, которые транслируются в эфир в салоне самолета, заранее записаны на пленку лучшими дикторами, а не произносятся скороговоркой на ужасном английском, комкая фразы и глотая слова.

На этот раз предчувствие не подвело и мы вовремя приземлились. Скорее в Иерусалим! Послезавтра у моего младшего сына Моше - бар-мицва.

* * *

Варшава и Краков – это, конечно, не вся Польша, но в моем сознании они теперь не абстрактная величина.

Неделя в этой стране показала, что не такие уж мы чужие. Нельзя понять историю Израиля без Беларуси и Польши - главный вывод, который я сделал для себя по итогам поездки. Чем больше людей в это поверит, тем скорее удастся распутать узлы исторического прошлого и увидеть общие перспективы.

Фото автора

Примечания:

[1] Л. Смиловицкий, «Вена: здравствуй и прощай». Мы здесь, № 186, 14-20 ноября 2008 г. http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=810
[2] Немцы также понесли значительные потери погибли около 10 тыс. солдат, около 6 тыс. пропали без вести, немецкие войска потеряли 300 танков, пушек и бронеавтомобилей.
[3] Еврейская культура и её взаимодействие с белорусской и другими культурами. Материалы научной конференции, май 1994 г. В кн.: Беларусіка-Albaruthenica, Минск 1995 г.
[4] Литваки́ (от идиш — ли́твэк), группа ашкеназских евреев и исторически связанное с ними ортодоксальное течение в иудаизме на территории большей части современной Белоруссии, Литвы, Латвии, в некоторых прилегающих районах России, Украины и Польши, обладали некоторыми отличительными особенностями менталитета.
Количество обращений к статье - 4214
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com