Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Почти cерьезно
Веник сонетов
про время Советов
Генрих Шмеркин, Кобленц, Германия

Сонет-введение


Сей опус-фокус я зову сонетом,
ибо в нём – четырнадцать лишь строк. Ровно четыр-
надцать. А каждый культурный человек – в кур-
се, что сонет – это именно четырнадцать ст-

р-
о-
ч-
ек!

А кто
не
верит –

тот может пере-
счи-
тать!

Молочно-продуктовый сонет


Сыр дают уже полдня.
Говорят, осталось мало.
– Дама, вас тут не стояло!
– Нет, стояло тут меня!

– Это полная фигня!
– Как, фигня?! Меня стояло
За пальтом из одеяла!
– Что вы брешете, свинья?!

Гвалт стоит. Но, наконец,
Примиряет продавец
Распалившихся прелестниц:

– Обзывать людей нельзя!
Сыр закончился, друзья.
Приходите через месяц!

Стоматологический сонет


У бабуси зуб болит.
За окном уже светает.
Баба Дуся причитает,
Ночь четвёртую не спит.

Вот она в медпункт летит –
На спасенье уповает,
Глаз от боли закрывает,
Зубодёр ей в рот глядит.

Игнорируя шприцы,
В руки он берёт щипцы.
…Ррраз! Дррругой! И зуба нету!

Зуб в секунду удалён.
Вату, спирт! Конец сонета.
Изо рта торчит тампон.

Сонет на троих


Я, Федотов и Черных,
В деле выказав сноровку,
В подворотне поллитровку
Раздавили на троих.

Закусь милая у нас:
«Иваси», сырок, перловка,
Чеснока одна головка,
Два сухарика да квас.

Подворотня – то, что надо:
Ни дождя, ни снегопада,
Ржавых баков терема!

Пиво пенное в стакане…
Мы сидим, как в ресторане,
Жалко, музыки нема!

Пищевкусовой сонет


Ела кашу баба Маша
С кипячёным молоком
И с любимым стариком, –
Не расписываясь даже.

Старичок ел тоже кашу –
С кипячёным молоком,
С аденомою знаком
И, конечно, с бабой Машей.

Всё подъели. Каши нет.
Менестрель берёт кларнет –
Ни о чём грустить не стоит!

Баба месит винегрет,
Дед в сенцах посуду моет...
Вот тебе и весь сонет!

Гражданско-процессуальный сонет


Умер N. Со всех сторон
Глаз положен на каморку.
Ждут соседи: Раф, Арон,
Гришка Ронкин, Ляндрес Лорка.

Коммуналка велика.
Все толпятся у порога.
Претендентов очень много
(Жаль, конечно, старика)!

Но покойный на прощанье
Мне оставил завещанье!
Ликованья не тая,

Искромётных шуток полон,
Выйду к ним и, словно клоун,
Объявлю: «А вот и я!».

Машинно-тракторный сонет


Старый трактор чертит круг –
Бороздит пшеницы море,
А за ним по плоскогорью
Пыль столбом «да толпы мух».

Старый трактор глохнет вдруг.
Тракторист с тоской во взоре
Ковыряется в моторе –
Не успеть теперь до двух…

Дан приказ ему на ферму
Отвезти баранью сперму –
Так сказал ветеринар.

Но – закончилась солярка!
Духота. Ужасно жарко.
Пусть отправят автокар!

Буквальный сонет


Мама мыла раму.
Папа пиво пил.
Бэби бабу бил.
Рома лопал «Раму».

Зоя злила зама.
Шлёма шубу шил.
Валька волком выл.
Дима думал даму...

Но услышал смех –
Дама не из тех!
Пусть сначала Дима,

Как заведено,
Пригласит на Кима,
Принесёт вино...

Заключительный сонет


Из книжки вырвешь лист – с сонетами моими,
За ним ещё один, потом ещё, ещё…
Старанья не жалей – поэзии во имя.
Бечёвки раздобудь, не тронутой ещё.

Страницы те сложи – как стопку старых денег.
Потуже их свяжи, на палку насади.
Ну вот, пожалуй, всё. Готов сонетов веник.
Мети им по углам. Без дела не сиди.

Без милой не скучай ни осенью, ни летом.
Смотри – вон пыль в углу. А вон – ещё! Смотри!
Чумное помело придумано поэтом…

Его, как первоцвет, соседям подари!
И никогда при мне не говори:
«Сей опус-фокус я зову сонетом»…
2003

В СТИЛЕ «ФЬЮЖН»


Песня по снегу


Сыну Лёне

По снегу можно бегать, по снегу можно мчаться,
по снегу можно девочек на саночках катать.
По снегу можно шатко со свадеб возвращаться,
по снегу можно милых до дома провожать!

По снегу можно долго с девчонкою прощаться,
по снегу можно голым из баньки вылетать.
По снегу можно бегать, по снегу можно мчаться,
по снегу можно ползать, а можно – тосковать...
1996

Хит под фанеру


«Тучки небесные, вечные странники…»
                             М.Ю. Лермонтов

К дымкам бистро держась поближе,
Сквозь толпы рыжих облаков,
Летит фанера над Парижем,
Покинув отчий город Псков.

Сквозь мелодраму листопада,
Сквозь ветра злую пастораль –
Над сквером имени де Сада,
Над Монпарнасом и Пигаль.

...Куда, – от славы и гордыни,
От притяжения кулис, –
Куда летишь, кружась в унынье,
Осенний мой фанерный лист?

Ты был Эдипа колымагой
И Хлестакова багажом,
Ночной послевоенной Прагой
И Вифлеемским шалашом.

Ты был Варшавой-католичкой,
Лесной поляной, бережком,
Морской пучиной, электричкой
И ленинским броневиком.

Шмат театральных декораций,
Привыкший к фальши пышных фраз,
Запечатлённый папарацци
И перекрашенный не раз.

Фанерный шут, смешная птица,
Кого ты хочешь удивить?
Где собираешься крутиться?
Что собираешься ловить?

...Я тоже, если разобраться,
Хлебнул порядочно дерьма –
Частица старых декораций
К спектаклю «Горе от ума».

Бывал шестёркою кабацкой
И комсомольским рысаком,
Катился по миру колбаской,
С людскою лаской не знаком.

Фанеры глас мне с неба слышен,
Она грохочет всё сильней,
И над заманчивым Парижем
Я пролетаю вместе с ней...
2004

Пейзаж


Чахлые оконца.
Оспенные стены.
На замшелых крышах –
Трубы да антенны.

Друг напротив друга –
Чёрные подъезды.
Вдоль бордюра – мазды,
Форды и фиесты.

Будка с телефоном.
Тротуар. Сберкасса.
Синий указатель:
«Обердорферштрассе».

Люк водопроводный.
«Мальборо» окурок.
За стеклом – поникший
пожелтевший турок.

В урне – чей-то тапок.
На витрине – булки.
Вот и вся природа
В нашем переулке...
2002

Хава Нагила


Злой туман в закуте неба
Серп вострит.
Спит под скрип ночного кэба
Бейкер-стрит.

Чьи-то замыслы заплечны,
Чёрен холст.
Заиграй, скрипач запечный –
Мистер Холмс!

Пусть запляшет пламя свечки
Под гавот,
И затеют человечки
Хоровод.

Станет страшно, как в могиле –
Хоть беги:
Песнь о Хаве, о Нагиле
Без ноги.

Вмиг сомлеет-захмелеет
Весь колхоз –
Ты наяривай смелее,
Мистер Холмс!

Залезая ворожеей
Под шевьот,
Лента пёстрая мне шею
Обовьёт.

Жало жёлтого билета –
Си – ре – ля…
Флажолеты в два жилета,
В три ручья.

Ты судить, конечно, вправе,
Ей же ей,
Но зачем же ты о Хаве,
О моей?!

Дедуктивный метод – быстр
И хорош.
Но не верю тебе, мистер,
Ни на грош.

Как увидишь мою Хаву
Kollontai,
Передай ей за облаву,
Передай…
2007

***

Как хорошо актёром быть –
Являть коварство и отвагу,
На сцену шумно выходить –
Рукой придерживая шпагу!

Красивым голосом вещать –
О судьбах Фландрии свободной.
Винища привкус ощущать,
Цедя из рюмок чай холодный.

Смотреть на красочный прибой,
Вдыхая запах декораций.
Вступать со злом в неравный бой,
За слабых смело заступаться.

По ходу пьесы быть убитым –
На землю рухнуть, как стена,
И видеть глазом приоткрытым,
Как плачет по тебе жена.

Кинжал подмышкой стиснув острый,
На пыльной площади лежать
И знать, что смерть твоя – притворство,
И жадно занавеса ждать...
2005

Роль


Сонм сомнений. Ролей разборки.
Мельтешенье актёрских лиц.
Занавешенный мир гримёрки,
Благодатная пыль кулис.

Не мешайте! Закройте двери!
Обретает черты мой лик!
Настаёт упоительный пере-
воплощенья волшебный миг!

Судьбоносны вериги текста –
Роль затвержена наизусть.
Мне от них никуда не деться –
Я на бал Сатаны несусь.

Сердце замерло. Что вы смотрите?!
Миг спустя я вернусь сюда!
Всё. Мой выход. Свет рампы. Смокинги.
«Кушать подано, господа!».
2008

Впервые


Старый город. Сумская. Начало начал.
Каждый камень знаком: гастроном, каланча.
Вечер машет крылом, как печальный фламинго.
Здесь я рос и учился, мужал и крепчал,
О любимой мечтал, на рояле бренчал,
Здесь «люблю!» ей когда-то сквозь ветер кричал,
Здесь однажды впервые её повстречал –
С незнакомым атлетом в обнимку...
2003

Взгляд из будущего


Вся стена в фотокарточках –
Моих рож веера.
Вот я в роще на корточках
С шашлыком у костра.

Вот скольжу я по кругу
На замёрзшем катке.
Вот на Невском с подругой,
С авторучкой в руке.

Вот в шубёнке цигейковой
С карамелькой «Дюшес»,
Все зовут меня Генькою,
Скоро стукнет мне шесть.

Вот в заляпанных ботиках,
В пиджаке до колен.
Вот курю на субботнике
В окруженье коллег.

Вот с указкой у глобуса.
Вот с резцом у станка.
Вот у кассы автобусной
С пирожком – на века.

Вот с кларнетом на лыжах.
Вот с гитарой на ГРЭС.
...Это – тени застывшие,
Это – прошлого срез.

И висит рядом с ними,
Обжигая огнём,
Самый главный мой снимок –
Я в грядущем на нём.

Не слоняюсь по Невскому,
Не свистаю в свирель –
Я там лет через несколько
После смерти своей.

Тленной плоти осколок,
Незавидный до слёз...
Это мне рентгенолог
Мой портрет преподнёс.

Ни гримас, ни ужимок
(Фотофарс, фотобред!),
Мой рентгеновский снимок –
Перспективный портрет.

Чаша черепа утлая,
Ни бровей, ни ресниц,
Только косточки мутные
И провалы глазниц.

Страхотища безмерная...
И в таком неглиже
Я гляжу из бессмертия,
Но при жизни уже!
2002

На развалинах любви


На развалинах любви
Разрослись чертополохи.
Шелуха чужой картохи –
На развалинах любви.

На развалинах любви –
Едкий дуст, ошмётки сливы,
Два билета несчастливых –
На развалинах любви.

На развалинах любви –
Заскорузлые попрёки,
Извлечённые уроки –
На развалинах любви.

На развалинах любви –
Грязь дождей, суглинок липкий,
Отблеск люстры, всхлип калитки –
На развалинах любви.

На развалинах любви
Черви чёрные жируют,
Ночью вороны пируют
На развалинах любви...

…Отчего же, к свету чутки,
Хоть белугою реви,
Расцветают незабудки
На развалинах любви?!
2007

Прости-прощай, Одесса-мама!


От неминуемого часа,
От неизбежности слепой –
Уехать, вырваться, умчаться,
Уйти в запой!

И за рюмахою рюмаху
Блаженно принимать на грудь,
В сердцах роняя на рубаху
То буйну голову, то груздь.

От клятв убийственных вчерашних
Отказываться наотрез:
«Меня ж вы знаете. Я бражник.
Я был нетрезв».

И в шумной очереди гадкой,
Где нищие и алкаши,
Украдкой шарить за подкладкой
Своей обшарпанной души.

И не найдя там ни надежды,
Ни старой сушки, ни хруста,
Руками развести неспешно:
«Душа – чиста!».

Почуя сто ножей у сердца
И в горле горестную слизь,
На пол заплёванный усесться
И – вознестись.

И, озирая панораму,
С восторгом рокотнуть с небес:
Прости-прощай, Одесса-мама,
Я был нетрезв!

За всё – за холод и удушье,
За сердца рану, зуд у шва –
Послать свой поцелуй воздушный
Той, что ушла.

И воспаря в своём полёте
Над кодлой быдл,
Блеснуть улыбкой с переплёта –
Я был...
2004

***

Закажу себе я ужин –
Зимний ужин в стиле «фьюжн».
Пусть завьюжит, запуржит –
Синий фьюжн закружит.

Зимний фьюжн, снежный фьюжн
Нежным дождичком сконфужен,
В южном городе моём –
Фьюжн с милою вдвоём.

В стиле фьюжн, в стиле фьюжн –
Лишь такой мне ужин нужен.
Банджо, флейта, саксофон,
Сальтисон на закусон…
2007

Долина чёрных роз


Вдоль меня – и там, и тут
Осы рыщут торопливо,
Розы сонные цветут
Чёрно-белого разлива.

Всюду – горе и разор.
К косогорам жмётся нежить.
Ядовит мой стылый взор,
От цветов оцепеневший.

И по мне, по мне, по мне –
Так, что содрогаюсь весь я,
Мчится всадник на коне,
Он с дурной несётся вестью.

Сопки топкие во мгле
Мои тропки огибают,
Девы томные во мне
Неизбежно погибают.

Скачут сотни страшных коз –
Мною, мною, так некстати…
Я – долина чёрных роз.
Бойся моего проклятья!
2006

***

Е.П.

Снова вязну в обманчивых встречах минутных –
На ветру, на юру, на миру – не во сне.
Утопаю в сугробах твоих неминучих,
Прошлогодний мой снег, прошлогодний мой снег…

Ах, зачем я ботинки отправил в починку?..
Всё пускаешь ты вновь под откос кувырком,
До реснички сырой, до колючей крупинки,
До ледышки резной, до лодыжки знаком.

Прошлогодний мой снег, не мети мне на космы,
Не стучись в мою дверь, у ворот не кружи!
Иль не видишь, – как липы цветут, медоносны,
Как жара прижимает к земле гаражи?!

Пышет жаром асфальт, дышат битумом крыши,
Извергает кипящие взоры жена…
Ты же – снег! Прошлогодний! Немыслимый! Ты же…
Ты растаять, ты кануть в былое должна…

Прошлогодний мой снег...
2007
Количество обращений к статье - 1984
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (4)
Гость | 21.03.2011 23:36
Р.S. В какой-то степени этот цикл можно было бы отнести к жанру соцарта: семиотические обороты как бы созвучны картинам Комара и Меламида и позднему сюрреализму Недбайло и Николаева, но Генрих Шмеркин не цепляется за комедию положений и театр абсурда, а скорее передает неповторимую безумно смешную усладу прошлого. Самое удивительное в его поэзии, что лирический герой, в сущности, отсутствует. И это корректно во всех отношениях.- Ю.К.
Гость | 21.03.2011 23:16
Вообще это чистейшее обериутство, а не позднесовковые полукавеенщики-иронисты. У Генриха - никакого показывания фиги в кармане, никакого жирного тупого жванецкого ржания - а прелесть чистейшей в любых обстоятельствах в сущности смешной жизни. Никакого тебе нагнетания страстей, никаких нелепых туник и котурн - непременной атрибутики любой литературы, а тупорусской - так подавно. Неообериутом был Леонид Аронзон. Творчество Анри Волохонского и Алексея Хвостенко - сдается, лучшее, что есть в философско-поэтическом обериутском ключе во второй половине ХХ в. К.К.Кузьминский в знаменитой Антологии русского авангарда "У Голубой лагуны" отнес творчество этих двух поэтов к "неоархаизму". В Израиле, где русская поэзия - одна из наиболее значительных в мире, до недавнего времени работал один из последних обериутских классиков - Савелий Гринберг. А тут вот на тебе - земляк-харьковчанин Генрих Шмеркин. Странно, что не довелось пересечься в нашем чудесном городе. Скорее всего - разница поколений и культурных слоев и пространств. Старшая "Шмера" была знаменитостью. Был с ней знаком по университету и по школе для слепых детей, где работала и Шмеркина, и моя мать. В 70-80-е меня интересовал больше авангард, и уже тогда, занимаясь психологией творчества и теорией ноосферы, я начал постигать современную мне поэтическую базу. Возможно, Генрих повлиял бы на меня в то время - да вот не судьба. А сейчас - вот такой сюрприз. Возможно, его позиция внесет что-то новое в мою работу "Поэзия и ноогенетика", которую мучаю уж лет 15. Часть ее была на сайте по экологии культуры и у Кобринского - да сгинула. Может, оно и к лучшему... - Ю.К.
Гость Юрий Кац | 21.03.2011 19:06
Абсолютно прелестные стихи. Г-н Шмеркин ни на кого не похож. Его ирония - как добрый, выдержанный веками напиток. Шмеркинский блестящий ум чем-то схож с мандельштамовским. Поэзия - искусство ходульное, графоманское, даже в лучших образцах. А тут - такое издевательство над поэтическим парфюмом - зуболомная свежесть чистой воды. И мастерство. И философия - в слове и в ощущении. Редкий поэт. Доброго ему здравия.
Наум Вольпе, Харьков | 16.03.2011 12:37
Чудесный веник, душистый, объемный, сочно-оздоровительный! Талантливый веник! Спасибо.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com