Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Комментарий номера
Есть ли шанс у республиканцев?
Владимир Козловский, Нью-Йорк

    Политическая конъюнктура складывается в этом году настолько неблагополучно для республиканцев, что их руководители бьют во все колокола. Боюсь, поздновато.
У сенатора Джона Маккейна прибавилось забот: бывший конгрессмен-республиканец Боб Барр, возглавлявший в Палате представителей кампанию за импичмент Билла Клинтона, выставил свою кандидатуру в президенты от Либертарианской партии. Съезд партии, открывающийся в этот четверг, рассмотрит несколько кандидатур, но предсказывают, что он остановится на Барре.
Бывший федеральный прокурор, усатый Барр покинул Конгресс в 2002 г. и два года назад мимолетно попал в огни рампы, когда над ним жестко подшутили создатели кинокомендии «Борат», бравшие врасплох многих доверчивых и доброжелательных американцев. 
Либертарианцы, с которыми я во многом солидарен, никогда не набирали на президентских выборах более миллиона голосов (в последний раз они получили примерно 400 тысяч), поэтому шансов попасть в Белый дом у их избранника немного, но вступление консерватора Барра в гонку сулит Маккейну атаки справа, то есть на его уязвимом фланге. В прошлом Маккейн, который любит ходить сам по себе и ищет аплодисментов либеральной прессы, не раз расходился с партийной ортодоксией, и многие консерваторы относятся к нему с недоверием.
Как и Обама, Маккейн вышел в дамки благодаря голосам меньшинства своих товарищей по партии. В феврале Обама набрал критическую массу голосов на кокусах, в которых всегда участвует незначительное меньшинство избирателей, и Хиллари, штаб которой по загадочным причинам к кокусам не подготовился, уже не могла его догнать. За Маккейна постоянно голосует лишь часть республиканцев, а самые убежденные из них отдавали голоса то Ромни, то Хакаби, то либертарианцу Рону Полу, который собрал поразительно много денег через интернет (Барр, кстати, сейчас воспользовался услугами создателя половского сайта), завоевал больше миллиона голосов и, кстати, официально еще не выбыл из гонки.
Это я к тому, что у Барра есть точка опоры среди избирателей, и он будет вредить Маккейну, который и так стоит некрепко.
Барр напомнил республиканцам о Ральфе Нейдере, который баллотировался в 2000 году в президенты от микроскопической партии «зеленых» и отобрал у демократа Альберта Гора достаточно голосов во Флориде, чтобы отдать победу Джорджу Бушу-младшему. Сейчас Нейдер баллотируется снова, но в пароксизме обамомании его не замечают.
Бушу-старшему точно так же подставил ножку в 1992 году независимый кандидат Росс Перо, которого я предпочитал называть за плюгавость Малороссом Перо. С тех пор о нем так наглухо забыли, что я даже не в курсе, жив ли он. А было время, когда он верещал со всех телеэкранов.
Вступление Барра в игру умножит нынешние беды республиканцев, которые пребывают в унынии, проиграв трое «специальных» выборов подряд. Это внеурочное голосование, проводящееся для заполнения образовавшихся в Конгрессе вакансий. Мало того, что республиканцы их проиграли, так эти выборы проводились в консервативных округах, которые обычно достаются им очень легко.
Особенно болезненным было для партии последнее фиаско, произошедшее в Миссисипи в округе, где Буш четыре года назад получил 62% голосов. Это один из самых консервативных округов в стране, и республиканцы полагались на него, как на родного.
Но, как они нередко делают в последнее время, политтехнологи Демпартии выставили против республиканца Грега Дэвиса консервативного демократа Трэвиса Чайлдерса, который выступает за право американцев на оружие, против абортов и против вмешательства федералов в местные дела. Репутация Республиканской партии сейчас настолько упала, что избиратели предпочли на сей раз демократа, тем более, что он не отталкивал их слишком левыми высказываниями.
Республиканская партия сделала для своего кандидата все, что могла, послав в Миссисипи агитировать за него ряд своих светил во главе с вице-презиентом Диком Чейни и ассигновав на его кампанию 1,29 миллиона долларов из центрального фонда, который предназначен для избрания республиканцев в Конгресс. Беда республиканцев в том, что у них в этом фонде 7,2 миллиона долларов, а у демократов – 44,3 миллиона. Республиканцы не смогут тратить такие деньги во всех округах.
Поражение в Миссисипи, последовавшее за аналогичными провалами в Иллинойсе и Луизиане, потрясло руководство Республиканской партии. Конгрессмен Том Дэвис, бывший глава ее комитета, ответственного за избрание республиканцев в Палату представителей, назвал нынешний политический климат «гораздо более ядовитым, чем осенью 2006 года, когда мы потеряли 30 мандатов (и большинство) в Конгрессе».
Дэвис уподобил три поражения партии подряд «канарейкам в шахте, предупреждающим, что осенью мы понесем еще большие потери, если не примем срочные меры к исправлению нынешнего климата». Политологи напоминают, что сокрушительному поражению демократов на выборах 1994 года, когда они утратили большинство в Конгрессе, тоже предшествовала серия их провалов на внеурочных выборах.
Царствуя до 2006 года в Конгрессе, республиканцы вели себя не лучше демократов и этим разочаровали своих ярых сторонников и финансово конесервативых независимых избирателей: так же, как их оппоненты, она пытались купить наши голоса за наши собственные деньги, и государственные расходы при них росли большими темпами, чем при Клинтоне.
Они также уронили себя в глазах народа рядом скандалов, которые к тому же радувались прессой, чье сердце навеки отдано другим.
Республиканцев утешает то, что в последние десятилетия американцам, похоже, все меньше нравится однопартийное правление, и они предпочитают, чтобы в Белом доме сидела одна партия, а на Капитолийском холме – другая.
С тех пор, как Рейган пришел к власти в 1981 году, однопартийная власть существовала в Вашингтоне всего 15% времени (с 1993 по 1994 г., в начале 2001 г. и в 2003-2006 годах).
Эта закономерность должна обнадеживать Маккейна, но я всегда относился к ней с подозрением: мне не верится, чтобы, стоя перед машиной для голосования, американцы делали свой выбор по таким абстрактным соображениям.
«Так, демократ мне нравится гораздо больше, но плохо, если в Сенате будет слишком много демократов, - якобы рассуждает избиратель. - Так что я, пожалуй, проголосую за республиканца, хотя он и пузатый, в цилиндре и с сигарой в зубах и питается маленькими детьми».
Это вряд ли.

Количество обращений к статье - 2819
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com