Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Это - мы
5 – 11 мая 2011
Рубрику ведет Леонид Школьник

5 мая

1921 – Этот день рождения, доживи он до него, был бы для Урана Гуральника юбилейным, 90-м. Родился будущий ученый-филолог в Виннице, Подольской губернии, окончил еврейскую среднюю школу. В юности писал стихи – разумеется, на идиш, и первое свое стихотворение опубликовал в харьковской еврейской детской газете «Зай грэйт!». В 1941-м окончил Московский педагогический институт и отправился на войну, которую прошел до победного конца в 1945-м. После войны, имея за плечами не только боевой опыт, но и опыт сотрудничества в военные годы с газетой Еврейского антифашистского комитета «Эйникайт», Уран Гуральник стал ученым секретарем Института мировой литературы им. Горького, а когда в Москве в начале 70-х годов был создан журнал «Советиш геймланд», доктор филологических наук Уран Абрамович Гуральник стал его активным автором, публикуя статьи о творчестве еврейских писателей, о насущных проблемах развития еврейской литературы. Статьи его, появлявшиеся в журнале и в газете «Биробиджанер штерн» в 70-80-х гг., привлекали своими масштабами, неожиданными сопоставлениями, глубоким анализом литературных явлений и смелыми, неоспоримыми выводами. И всё же Уран Гуральник занимался исследованиями не только в области еврейской филологии и литературы, он – признанный исследователь творчества Ф.Достоевского, Н.Чернышевского, Н.Добролюбова. Одной из его главных тем было взаимодействие и контакты между еврейской и другими литературами. В 1973 году Уран Абрамович опубликовал повесть «Нехтн, hайнт, моргн» («Вчера, сегодня, завтра»), он также автор книг «Смех – оружие сильных. Советская сатирическая и юмористическая литература сегодня» (Москва, 1961), «Советская литература и кино» (Москваа, 1968), «Фильмы, рожденные книгой» (Москва, 1973) и др. Умер Уран Абрамович Гуральник 7 июля 1989 года в Москве. А у меня в архиве остались несколько его писем в редакцию «Биробиджанер штерн», написанные на идиш красивым, убористым почерком. Ну, и напоследок хочу познакомить вас с важным, как мне кажется, воспоминанием Людмилы Сараскиной – российского литературоведа, критика, специалиста в области творчества Ф. М. Достоевского и А. И. Солженицына. В одной из своих публикаций она рассказала о том недолгом периоде, когда Уран Гуральник работал в «Воплях» (напомню читателям: «ВопЛи» - это журнал «Вопросы литературы». А еще в те времена была газета «Литература и жизнь», которой давно уже нет и которую называли «ЛиЖи», «Журнал русской интеллигенции», который безуспешно пытались создать в 1990-х – называли «ЖРИ», журнал «Чудеса и приключения» в народе зовут "ЧуПрик", а вот Ежегодник Борисоглебского литературного объединения – правда, вышел всего один номер - назывался очень просто - по первым буквам – Л.Ш.). Но я отвлекся. Слово – Людмиле Ивановне Сараскиной: «Все у меня было сопряжено с Достоевским. Но оно выходило за его рамки. В какое-то просто осмысление жизни, философии, культуры, литературы. Я написала в начале восьмидесятых годов работу, которая тоже во многом, может быть, сделала мое имя литературное: “Хромоножка в “Бесах” Достоевского”. Судьба этой работы была очень странная. Потому что вначале я, эту работу написав, потащила ее в журнал “Вопросы литературы” к тому самому Урану Абрамовичу Гуральнику. Он ее прочел и сказал: «Ну зачем вы вообще занимаетесь этим Достоевским? Вы поймите, он писатель хороший, но мертвый. Он ничего для вас не сделает. Он даже в ЦДЛ вас не пригласит. Возьмите какого-то современного писателя». Но, тем не менее, мою “Хромоножку” он воспринял как какое-то, ну, такое чудачество и почти сумасбродство. И я собралась с этой “Хромоножкой” и поехала в Ленинград, и выступила с ней на конференции. А это было в музее Достоевского. Я прочитала этот доклад. И, конечно, если бы я была, может быть, более слабая, я бы, конечно, погибла. Потому что в этот день меня, в общем-то, убили. Потому что мне очень высокие лица, тогдашние генералы достоевсковедения, сказали, что это невозможно, как меня вообще сюда допустили? То ли я взяла самую горячую тему, то ли я ее перевернула с ног на голову. И сказали, чтоб вообще таких, как я, на конференцию больше не пускали. И я помню, за меня тогда вступился один-единственный человек. Он был такой немножко не от мира сего. Человек из Саратова, который тоже больше никогда не появился. Там сидело человек семьдесят. Не меньше. Единственный человек, который как-то попробовал меня защитить и как-то меня успокоил. И я вышла, я помню, после моего доклада, изгнанная. И он бежал за мной следом и говорил: «Да вы не беспокойтесь. Да это не страшно. Это бывает». А я шла и думала, что, наверное, мне больше нет хода в этот зал, на эту конференцию. Но я все-таки вернулась потом туда на следующий день и попросила: «А нельзя ли получить вот какой-то документ обсуждения? Потому что я хочу эту статью опубликовать. И у меня редактор просил протокол обсуждения». Во время обсуждения я не вела записи. То, что говорили про меня, я не... Я замерла. Я сидела ошеломленная и убитая. Я ничего не могла писать. Я едва дышать могла. Но мне стенографистки по секрету дали расшифрованную стенограмму этого обсуждения. Когда я привезла ее в Москву и показала Урану Абрамовичу Гуральнику, он схватился за голову и сказал: «Этого не может быть. Как же вы все это вынесли? Как же это возможно?». Он как-то укрепился в том мнении, что меня надо печатать. Но он хотел и подстраховаться, поэтому сказал: «Вы должны найти какую-то положительную рецензию». Я сказала: «Да где ж я найду положительную рецензию?». Подумав, он посоветовал: «Знаете, вот попробуйте позвоните этому человеку». И дает мне телефон. И я смотрю, там написано: «Карякин Юрий Федорович». Я знала имя Карякина, читала его работы. Ну, я позвонила Карякину и сказала: «Меня к вам послал Уран Абрамович Гуральник. Вот нельзя ли к вам привезти статью? Я написала». Он говорит: «Ну, привозите». Я привезла ему статью. Первый раз его увидела в жизни. У него в гостях был Юлий Ким. Они сидели и очень весело беседовали. Юрию Федоровичу было как-то совершенно не до меня, по-моему. Я ему оставила статью и уехала. И у меня было такое ощущение, что это, как в колодец, бросила, ну что это все сгинуло. Статья называлась так: «Противоречия вместе живут. Хромоножка в “Бесах” Достоевского». Оставила ему статью без всякой надежды на какой-то исход дела. Я приехала домой. Через два часа мне позвонил Юрий Федорович и сказал: «Я прочел вашу статью. Вы написали замечательную, прекрасную вещь». И вот с этого момента началось наше с ним знакомство и сотрудничество, и статья моя вышла, и она имела действительно успех, была замечена и потом была переведена».

6 мая

1904 - Основатель метода Фельденкрайза — системы развития человека посредством увеличения самоосознавания (self-awareness) через движения тела - Моше Пинхас Фельденкрайз родился в украинском городе Славута на территории Российской империи. В 1912 году его семья переехала в Барановичи (сейчас Беларусь). Там он прошёл бар-мицву и проучился два года в средней школе. В 1918 году отправился в шестимесячное путешествие в Палестину. Там, в Эрец Исраэль, Моше в 1923 году снова пошел в среднюю школу и, окончив её через два года, стал работать картографом. В то же время он увлекся техникой самообороны, изучил джиу-джитсу. В 1929 году во время футбольного матча сильно повредил левое колено. Желание Моше вылечить больное колено во многом послужило началом развития его метода. В 1930 году Фельденкрайз отправился в Париж, где поступил в инженерный колледж Ecole des Travaux Publics des Paris. В 1933 г. после встречи с Дзигоро Кано, основателем дзюдо, Фельденкрайз снова вернулся к изучению джиу-джитсу и начал изучать дзюдо. В 1933 году Моше начал работать младшим научным сотрудником под руководством Фредерика Жолио-Кюри в Институте радия Парижского университета. С 1935 по 1937 годы он работал над созданием генератора Ван де Граафа. В 1939-1940 годах работал с Полем Ланжевеном, проводя исследования в области магнетизма и ультразвука. Женился на Ионе Рубинштейн в 1938 году. После вторжения немцев в Париж бежал в 1940 году в Англию, прихватив с собой банку тяжелой воды и инструкции по её производству. До 1946 года служил в Британском Морском министерстве научным офицером, где работал над системой обнаружения подводных лодок. В 1942 году издал руководство по самообороне. Начал работать над собой, чтобы справиться с болями в колене, которые усилились после побега из Франции. В 1949 году Моше издал в Лондоне первую книгу, посвященную своему методу - Body and Mature Behavior. В том же 1949 году Фельденкрайз покинул Англию и переехал в Израиль, став директором электронного подразделения ЦАХАЛа. Одновременно он продолжил работу в области функциональной реабилитации и сенсомоторики. Эта работа всегда занимала столь большое место в его жизни, что, наконец, он решил посвятить себя ей целиком. В Израиле он продолжил развитие индивидуального обучения, позднее названного функциональной интеграцией (Funktionale Integration), начал в Тель-Авиве регулярные групповые занятия, которые позже стали обозначать аббревиатурой ATM (Awareness through Movement, т. е. самоосознание через движение). Постепенно Фельденкрайз стал известен и добился полного признания, когда успешно излечил известного израильского политического деятеля Бен-Гуриона. Моше буквально прогремел на всю страну после появления в печати знаменитой фотографии Бен-Гуриона на пляже. Представьте себе: глава еврейского государства, первый премьер-министр Израиля снимается не только с обнаженным торсом (как сейчас Путин), но и стоя на голове! Они познакомились в 1957 году, когда Бен-Гуриону было за семьдесят и у него болела спина. Он стал брать у Моше уроки. Через тридцать уроков почувствовал себя другим человеком. Тогда Моше предложил ему научиться стоять на голове. Еще три урока – и израильский премьер мог позировать на пляже. Говорят, что Пауль Целан, Иегуди Менухин и Питер Брук тоже брали уроки у Фельденкрайза. Тот же Бен-Гурион написал 28 августа 1958 года: «Новый подход д-ра Фельденкрайза к физическому и умственному здоровью таит в себе огромные возможности для повышения уровня образования нашего нового поколения». В 1968 г. Фельденкрайз подготовил первый обучающий курс по своему методу, а в 1972 г. вышло из печати переработанное издание его книги "Самоосознание через движение". Это наиболее известный труд Моше Фельденкрайза, принесший ему широкую известность в мире. В 1980 году Моше Фельденкрайз начал новый обучающий курс в Массачусетсе, но не смог завершить его. В 1981 г. в Цюрихе он перенес кровоизлияние в мозг, был прооперирован, но полностью поправиться уже не смог. 1 июля 1984 года Моше Фельденкрайз умер в Тель-Авиве.

7 мая

1893 - Израильский общественный и государственный деятель, мэр Иерусалима Даниэль Остер (фамилия до репатриации – Гутман) родился в Австро-Венгрии, в городе Станиславов (ныне Ивано-Франковск, Украина). Окончил Венский университет (факультет юриспруденции). Был руководителем молодёжной сионистской организации Вены. В 1914 году Даниэль переехал в Палестину и поселился в Иерусалиме. В годы Первой мировой войны служил в австрийской армии. После войны занимался адвокатской деятельностью. В 1934 году Остер был избран в муниципалитет Иерусалима, а ещё через год назначен Верховным комиссаром Палестины и вице-мэром. В 1937-1938 гг. впервые исполнял обязанности мэра Иерусалима, тем самым став первым евреем, назначенным на этот пост. В 1939 году являлся депутатом 21-го Сионистского конгресса в Женеве. В 1944-1945 гг. вновь стал мэром Иерусалима. В 1948 году Даниэль Остер поставил свою подпись под Декларацией независимости Государства Израиль. После провозглашения независимости еврейского государства Остер стал первым израильским мэром Иерусалима. Интенсивно занимался восстановлением города после Войны за независимость. Скончался в 1963 году. Именем Остера названы «Ган Даниэль» (Сад Даниэля) и «Кикар Остер» (площадь Остера) в Иерусалиме. Даниэль Остер являлся дальним родственником американского писателя Пола Остера.

8 мая

1947 - Американский биолог, лауреат Нобелевской премии в области медицины и физиологии 2002 года, профессор биологии в Массачусетском технологическом институте Роберт Хорвиц родился в Чикаго. Его семья имела обширные российские корни. Дед по отцу - Самуил Хорвиц (Соломон Гуревич), выходец из обеспеченной еврейской семьи из Щедрина (ныне Белоруссия). Бабушка по отцу - Циля Хорвиц (урожденная Циля Болотина) – приехала в США в начале XIX-го века из российского Новгород-Северского (ныне Украина), избегая преследований властей за революционную деятельность. Оба родителя матери Хорвица также были еврейскими иммигрантами: Давид Савит (Давид Савицкий) был родом из Остёра (ныне Украина) и эмигрировал в США в 1904 году, а его жена Роза Блайвайс-Савит эмигрировала в 1902 году из ныне польского города Дембиц. Роберт Хорвиц окончил Гарвардский университет в 1972 году и там же защитил диссертацию доктора философии в 1974 г. С тех пор работает в Массачусетском технологическом институте. Основной научный вклад Хорвица, по достоинству оцененный Нобелевским комитетом, - исследования червя-нематоды Caenorhabditis elegans, в ходе которых были открыты гены-регуляторы апоптоза.

9 мая

1901 – 110 лет назад в Москве родился Борис Эфрусси - будущий французский биолог, известный работами по генетике и культуре тканей. Кстати, клан Эфрусси берет свое начало в Одессе, где родоначальник семейства открыл этом городе первый «Банк Эфрусси». В этой старинной семье (породнившейся с семьей Ротшильдов) были не только банкиры, но и нефтезаводчики, которые контролировали крупномасштабные нефтяные ресурсы в Крыму и на Кавказе, а банковские дома Эфрусси-Ротшильд действовали в Вене, Париже, Афинах, Лондоне. Но вернемся к ученому-генетику – первому ученому в этой богатейшей семье. Борис посещал курсы Н. К. Кольцова в Московском народном университете. Нобелевский лауреат Андре Львов, однокурсник Эфрусси по Парижу, позже вспоминал, что по окончании школы Борис год обучался изящным искусствам — у Эфрусси был талант художника. Талантливый 18-летний юноша эмигрировал из России в 1919 году во Францию, где в 1920-22 годах стал изучать зоологию в Парижском университете, посещая лекции по сравнительной анатомии Ж. Прюво и проходя практику на морской биостанции в Роскофе. После получения степени Борис Эфрусси занялся эмбриологией под руководством Э. Форе-Фремье, и в 1932 году защитил докторскую диссертацию. Поворотным событием, определившим карьеру Б. Эфрусси в генетике развития, была его поездка в Калифорнийский технологический институт, где двумя годами ранее Т. Х. Морган основал подразделение биологии. В Калтехе на Эфрусси оказал влияние А. Стёртевант, там же он познакомился с Дж. Бидлом. Совместная работа по изучению наследственности эмбриолога Эфрусси с генетиком Бидлом оказалась очень плодотворной, она продолжилась и во Франции в 1935 году (в Институте физико-химической биологии), и снова в Калтехе в 1936-м. Они изучали мутации, влияющие на цвет глаз дрозофилы. Трансплантированные в брюшную область личинки дикого типа, глазные ткани эмбриона развивались в дополнительный глаз, цвет которого определялся исходным эмбрионом, а не новым хозяином. Этот гениальный эксперимент доказал, что развитие клеток происходит в соответствии с генотипом, а не с окружающими тканями. Дальнейшая работа по объяснению полученных результатов проводилась Дж. Бидлом и Э. Тейтемом, за что в 1958 году им была присуждена Нобелевская премия (Эфрусси был обижен тем, что его вклад не был признан достаточным для премии. Огромную заслугу Эфрусси признавал и Бидл). В 1935 году Эфрусси, работая в Институте физико-химической биологии, был назначен заместителем директора лаборатории культуры тканей, а спустя два года получил статус директора исследований CNRS и руководителя Института генетики. Во время Второй мировой войны Б. Эфрусси работал в Университете Джонса Хопкинса, c 1944 года участвовал в движении «Сражающаяся Франция» (занимаясь научной деятельностью в Лондоне), после войны вернулся во Францию. Помимо исследований генетики развития дрозофилы, исследовал парамеции и дрожжи. Эти работы привели к открытию им внехромосомной наследственности, а затем и — другими учёными — митохондриальной ДНК. Сам Эфрусси шутил, что генетика бывает двух видов: ядерная и непонятная (англ. nuclear and unclear). В 1946 году Борис Самойлович Эфрусси становится профессором генетики Парижского университета, руководя также лабораторией физиологической генетики. Принял участие в организации нового Института генетики (ныне - Центр молекулярной генетики) в Жиф-сюр-Ивет. Скончался Борис Эфрусси 2 мая 1979 года в Париже. Среди его учеников - Пётр Слонимский и нобелевский лауреат Жак Моно. Жена Бориса Эфрусси, Харриет Эфрусси-Тейлор, также была генетиком, изучала трансформацию. Их дочь Анна Эфрусси пошла по стопам родителей, стала генетиком, избрана в члены Французской академии наук.

10 мая

1894 - Еврейская поэтесса, прозаик и драматург Кадя Молодовская родилась в местечке Береза Картуска, Польша (ныне г. Береза, Брестской области). Училась в хедере и в русской гимназии, но основное воспитание получила дома, где ее наставником был отец, служивший раввином в местной синагоге. Благодаря ему и бабушке (матери отца), Кадя намного опередила своих сверстниц по объему знаний – не только религиозных, но и светских. Поначалу девушка работала воспитательницей в еврейском детском саду в Одессе; затем уехала в Варшаву, где, окончив учительскую семинарию, преподавала в школах на идиш. Вскоре после этого она встретила Иехиэля Гальперина – талантливого еврейского педагога и знатока иврита, и примкнула к его семинару, курс которого был рассчитан на шесть лет. Молодовская помогала Гальперину создавать специальный фонд для желающих получить современное еврейское светское образование. За эти годы Кадя много путешествовала вместе с семинаром и школами Гальперина, перемещавшимися с места на место в результате Первой мировой войны. Одно время она работала в санатории для умственно отсталых еврейских детей в Отвоцке — курортном городке близ Варшавы. Будущая поэтесса увидела нищету, болезни евреев, невыносимые условия их жизни, и поняла: надо что-то менять в жизни. Так разошлись ее пути с Иехиэлем Гальпериным, и Кадя сделала шаг в неизвестное. В начале 1920-х гг. она поселилась в Киеве. Именно там Кадя впервые познакомилась не только с настоящей еврейской поэзией, но и с теми, кто ее создает: с Давидом Гофштейном и Лейбом Квитко, с прозаиками Дер Нистером и Давидом Бергельсоном. Последний, познакомившись с поэтическим творчеством девушки, восхитился ее талантом и рекомендовал стихи Молодовской к публикации в журнале «Эйгнс». Она стала пробовать себя в самых разных жанрах: писала стихи, баллады, сказки в стихах для детей, пьесы, литературно-критические статьи. Казалось бы, судьба к ней благоволит. Но неожиданно для многих в 1924 году Кадя уезжает из одной литературной столицы - Киева, в другую – в Варшаву, где в то время творили Ицхак Башевис-Зингер, Мэйлэх Равич. Там Молодовская стала печататься в журнале «Литераришэ блэтер» - в самом престижном еврейском литературном журнале того времени. Но поэтессе не сиделось на месте, душа требовала перемен времени и места. В 1935 году Кадя Молодовская перебралась в Нью-Йорк (кстати, в том же году из Варшавы в Америку уехал и будущий лауреат Нобелевской премии по литературе Ицхак Башевис-Зингер). А Кадя через 14 «американских» лет уехала в Израиль, где прожила до 1956 года, затем вновь вернулась в Нью-Йорк. В 1960–74 гг. издавала и редактировала литературный журнал «Свивэ» («Окружение») в Нью-Йорке. Первые же сборники стихов - «Хэшвндикэ нехт» («Осенние ночи», 1927) и «Джикэ гас» («Дикая улица», 1933) - принесли Молодовской известность. В стиле ее поэтических произведений отразилось влияние экспрессионистов 1920-х гг. Многие стихотворения Молодовской написаны верлибром. Язык детских стихов близок к разговорному, в них выражен мир представлений и чувств ребенка из варшавских трущоб. Перу Кади Молодовской принадлежит также роман в форме дневника «Фун Люблин биз Нью-Йорк» («От Люблина до Нью-Йорка», 1942), сборник рассказов «А штуб мит зибн фэнцтэр» («Дом с семью окнами», 1957), роман об израильской жизни «Бам тойерн» («У ворот», 1967), пьеса Кади Молодовской «Нохн Гот фун мидбэр» («За Богом из пустыни», 1949) ставилась в Израиле. В 1971 году Молодовская была удостоена самой престижной израильской литературной премии – имени Ицика Мангера. Умерла поэтесса в доме престарелых в Филадельфии в 1975 году. А тысячи еврейских детей в Америке, Израиле и других странах полюбили стихи Кади Молодовской «Ди дамэ митн hинтл», написанные по мотивам знаменитого стихотворения Самуила Маршака «Дама сдавала в багаж». Правда, исключение составляют наши сегодняшние юные читатели, которым вместо Маршака приходится читать нечто осовремененное – типа «Дама сдавала в багаж / тротил, динамит, патронташ, / обойму, винтовку, "лимонку" / и маленькую собачонку...».

11 мая

1885 - Немецкая клавесинистка Эдит Вайс-Манн родилась в Гамбурге, училась в Берлине как пианистка – сначала в Берлинской высшей школе музыки, а затем приватно - у ученика Ференца Листа Джеймса Кваста, Карла Фридберга и Жозе Вианы да Мотта. Под воздействием занятий с Вандой Ландовской обратилась к исполнению на клавесине. В 1910 году Эдит вернулась в Гамбург и вышла замуж за художника-портретиста Вильгельма Манна (1882-1957). Хотя брак не был счастливым, молодые родители сделали всё возможное, чтобы при разводе не пострадал их сын Альфред, родившийся в Гамбурге 28 апреля 1917 года и унаследовавший музыкальный талант матери. Альфред Манн стал известным музыковедом, исследователем творчества Баха и Генделя, дирижером и исполнителем классической музыки на старинных инструментах. В 1925 году была соучредителем Общества возрождения старинной музыки в Гамбурге. Много выступала как музыкальный критик и журналист, сотрудничая с газетами Frankfurter Zeitung и Deutsche Allgemeine Zeitung, а также как гамбургский корреспондент New York Music Courier. В 1939 году, вынужденная бежать из Германии по причине своего еврейства, Эдит Вайс-Манн оказалась в Нью-Йорке, быстро сблизилась с такими музыкантами, как В. Ландовска, Елла Пессл и Эрнст Виктор Вольф - выдающийся исполнитель музыки барокко на клавесине. Много лет Эдит Вайс-Манн преподавала в Ньюарке (Нью-Джерси) в колледже науки и искусства при Университете Ратгерса. Умерла она 18 мая 1951 года в Вестфилде, штат Нью-Джерси. Считается, что Эдит Вайс-Манн была первой исполнительницей на клавесине клавирных концертов Иоганна Себастьяна Баха как единого цикла.

_________________________________

При подготовке статей для рубрики "Это - мы" использованы материалы из   Литературной энциклопедии 1929-1939 годов, Краткой еврейской энциклопедии, Википедии и других авторитетных изданий, в том числе из различных энциклопедий on-line – российских и зарубежных, а также публикации "бумажных" и электронных СМИ, авторских блогов и страниц в "Живом журнале", отдельные авторские публикации
Количество обращений к статье - 2281
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com