Logo



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!



RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Требуется спонсор
Ида Пригоникер, Москва

Хочу высказать свое мнение о не совсем обычном словаре, вернее, о совсем необычном. Необычно уже то, что это результат подвижнического многолетнего безгонорарного труда. В 80-е годы прошлого уже века молодой успешный врач с большой дальновидностью и чуткой интуицией осознал языковую ситуацию с идишем в СССР. Еврейская литература приходила в себя после расправы над её лучшими представителями, после, по меткому выражению одного писателя, "Бабьего Яра еврейской культуры". Был вызван к жизни всплеск интереса к идишу. Всплеск этот был массовым, в нём и простое любопытство, и протест, и поиски самоидентификации. В то же время угроза исчезновения языка на "1/6 земного шара" была явственной. Словари – хранилища языка. В СССР идиш-русского словаря не было с 1941 г. Он давно стал библиографическим раритетом. Спасти то, что ещё можно спасти, решил романтик Борис Вайнблат.


Словарь рождался на пике актуальности, но значит ли это, что она в далёком прошлом и полностью утрачена? Ни в коем случае. Советский идиш - не эфемерность, за три четверти века его полноценного существования были созданы значимые творения, вдыхалась новая жизнь в произведения классиков еврейской литературы, велась активнейшая и плодотворная переводческая деятельность. И советский идиш - это не какой-то окраинный местный диалект, у него не только специфическая орфография и лексика, но и структурные особенности. Идиш – единый язык, а советский идиш - вариант этого языка.

Никто не сомневается в наличии североамериканского варианта английского языка и в необходимости словаря этого варианта языка. То же самое можно сказать о советском идише, будем к нему справедливы. Есть и издаются всё новые словари самых редких и экзотических, современных и мёртвых языков, - это культурное наследие человечества. Нужно быть совсем уже нецивилизованными дикарями, чтобы допустить бесследное исчезновение духовной ценности.

"След" перед нами. Всмотримся в него.

Нужно сразу сказать: словарь выполняет свою задачу. Он, выражаясь языком методических указаний, "позволяет переводить тексты средней трудности". Но трудности, стоявшие перед автором, были огромными. Достаточно упомянуть скудость и практическую недоступность в условиях железного занавеса лексикографических источников, зыбкость неустоявшейся литературной нормы современного языка идиш. Большой вклад в нормализацию языка внёс своими работами Моисей Альтерович Шапиро, руководитель авторского коллектива "Русско-еврейского (идиш) словаря", изданного в Москве в 1984 году. Как бы в подтверждение этого 16-22 марта 2011 г. вышла "Литературная газета" со статьёй "Разделённые и собранные" и подзаголовком "Вышла в свет первая в истории литературы "Антология поэзии Еврейской автономной области". В ней не только стихи поэтов ЕАО, но и имеющих к ней отношение, в частности, П. Маркиша, И. Фефера и др. Редактору очень бы пригодился словарь Б.М.Вайнблата. В высоком смысле он пригодится всем.

Смелым новаторским подходом автор устранил закоренелую проблему – плод орфографической реформы в СССР. Свободно и много читающие по-еврейски были не в состоянии читать дореволюционные и зарубежные издания. Когда в СССР получила доступ израильская (разумеется, коммунистическая) газета "דער וועג", только по контексту догадывались, что загадочные письмена означают знакомые слова: "עמעס", "מילכאָמע", и т. д. Теперь читатель может найти слова в ивритском написании в качестве заглавных слов статей с ссылкой на соответствующее слово в "пореформенном" написании.

Словарь отмечают чёткость, ясность авторской концепции и последовательность её реализации. Учитывается специфика языковой ситуации и круга потенциальных пользователей, налицо стремление экономить время и силы пользователя, стремление к компактности словаря. Принцип: максимум информации при минимуме печатной площади – весьма похвален. Но, как это часто случается с добрыми намерениями, они заводят слишком далеко.

Слова, совпадающие по значению и звучанию с русскими, в словаре не нужны, понятно, как их перевести: это концептуальное положение. Но словарь существует отнюдь не только для перевода, он фиксирует и отражает в рамках своего объёма состояние лексики в данный исторический период. Огромное количество заимствований из русского языка – это реальность, одна из характернейших особенностей языка идиш.

Когда на букву "ק" нет слов, означающих "компьютер", "космос", остаётся гадать: то ли евреи находятся на столь низкой ступени развития, что не знают соответстввующих понятий, то ли допущено искажение реальности. Изгонять "всякие там интернационализмы и русизмы" – это пуризм. Кроме трудностей перевода словарь должен иметь ввиду употребительность слова, важность, актуальность обозначеннного им понятия, словообразовательную продуктивность, отношения с другими словами и т.д. и т.п.

Ещё в словаре нужна система. Странное впечатление производит словарь, в котором есть "идеалистический", но отсутствует "идеал". В конце концов "-истишер" и "-истический" достаточно похожи, и с прилагательнымм можно было бы поступить, как с его словообразующей основой.

Пренебрежение системностью выразилось и в своеобразном "сексизме", "мужском шовинизме" словника. Название представителя народности дано только для мужчин. Т.е., например, "румын" присутствует, а "румынка" нет. Это противоречит и критерию трудности перевода. Образованные при помощи разных суффиксов "дайтшке" и "фройенен", встреченные в тексте, могут быть и не разгаданы.

При всей жёсткости отбора присутствует и некоторая избыточность. В идише инфинитив любого глагола может быть субстантивирован, превращаться в существительное среднего рода со значением и nomen actionis, имени действия процессуального характера. Но не все их возможно и нужно приводить в словаре.

В русской части словаря должны быть указаны ударения. Читатель русскоязычный, но нелишне напомнить ему, как правильно произносится "Пури́м","обре́за́ние", "фено́мен", "по́ воду" и т.п. Ведь словарю не чужды просветительские намерения, о чём будет сказано ниже.А главное: словарь должен выглядеть, как словарь, как культурное издание. Без этого напрашивается подзаголовок: "Идиш-русский словарь. Скорая помощь". Но это, как и все последующие замечания, предоставляется на благоусмотрение автора.

Стремление всеми способами "облегчить жизнь" пользователю и дух новаторства привели к очень щекотливой ситуации. Вопреки всем традициям и правилам лексикографии, грамматические сведения о еврейском слове (часть речи, род существительного и т.п.) даны на русском языке, например טיש м.р. Здесь кроме вызова международным традициям и практике имеет место недоверие к интеллектуальным способностям пользователя. В словарях всегда присутствует список условных сокращений (их будет какая-нибудь дюжина), из которого пользователь увидит, что м.р. = מענלעך = מ.

Во имя компактности, экономии места широко практикуется гнездование. Но интересы экономии нередко конфликтуют с интересами удобства. Для того, чтобы узнать, что ~דל это שטיינדל, нужно прочесть пять строк, а ведь это элегантное маленькое гнездо; есть гнёзда, занимающие целый столбец.

Не в последнюю очередь ради экономии места допущены некоторые "упрощения" в грамматике. Глаголы с זיך даются отдельно, только, когда они без этого местоимения практически не употребляются, например, רינגלען זיך. В других случаях они приводятся как пример в статье соответствующего глагола.

Бросающиеся в глаза погрешности, издержки новаторства не должны отвлекать от продуманности и содержательности словаря, он информативен. Иллюстративные примеры метки, расширяют и заставляют "играть" значения переводимых слов. Этих примеров хотелось бы иметь побольше (за счёт субстантивированных инфинитивов?). Уделено внимание фразеологическим единицам, идиоматике, поговоркам, пословицам; эквиваленты к ним подобраны точно и удачно. Следует только обратить внимание на случаи, где эквивалент приведен, а образность разная и где одного знака ≈ здесь недостаточно.

В словаре можно с удовлетворением отметить культуртрегерскую тенденцию: приводится много (но соразмерно) исторических реалий, библеизмов с пояснениями энциклопедического характера, очень полезных читателю.

Скромное мнение германиста-словарника: словарь Б.М. Вайнблата нужно издать и как можно скорее. Словарь русско-идиш есть, а идиш-русского нет. Это досадное, нелепое недоразумение. Словарь заслуживает общественного спонсора. Найти, вернее "родить", организовать его, стать его соучастниками могут энтузиасты, группирующиеся вокруг "Мы здесь". Помнить, что мы - это мы, мы - здесь и повсюду.

Кто купит этот словарь?

А тот, кто не выбросил мамин семейный альбом, кто по-моцартовски способен "пренебрегать презренной пользой". Но польза будет - и немалая. От информации, содержащейся в "Идиш-русском словаре", от сознания сопричастности к спасению сокровищницы, культурного наследия.

Перед нами – словарь-памятник. "Поклонимся, поклонимся, друзья!"

__________

Автор этой статьи – Ида Борисовна Пригоникер, кандидат филологических наук, языковед, автор популярных немецко-русских и русско-немецких словарей. Живет в Москве.
Количество обращений к статье - 1843
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
АдминМЗ | 15.05.2011 13:04
Читатели, которым из-за технических проблем не удается добавить свой комментарий, предлагаем в качестве временной меры переслать свой комментарий на адрес "МЗ" (shkolnik0911@gmail.com) и мы без промедления разместим его под указанной Вами публикацией за Вашей подписью.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2020, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com