Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Ахад Гаам в деревне Гопчице
Д-р Эстер Гинцберг-Шимкин

(Продолжение. Начало в «МЗ», № 308-309)

Глава 3


Жизнь в деревне

Этот переезд из города Сквиры в деревню Гопчицу совершился в 1868 году, когда брату Ушеру (Ахад-Гааму) было 12 лет. Старый рабби не ошибся. За 18 лет управления этой деревней наш отец развернул массу энергии, инициативы и превратил это полуразрушенное имение графов Ржевусских в богатое, прекрасное поместье и в источник очень больших доходов, сделавших наших родителей через несколько лет очень богатыми людьми, несмотря на очень большие расходы. И действительно наши родители не были скупыми людьми и пользовались своими средствами для богатой и приятной жизни, частью в деревне, частью за границей. Каждое лето мой отец уезжал на пару месяцев за границу для поправки своего здоровья, которое всегда было шатким, несмотря на его красивую полную фигуру. Как я уже раньше отметила, он еще с детства страдал кровоизлиянием из легких. Эти болезненные явления не оставляли его еще долго потом, и я помню страшно напряженную и грустную атмосферу в доме, когда его платки окрашивались в розовый цвет выделениями из его легких... И каждый раз после этого он уезжал в Киев к профессору Мерингу, а потом летом за границу, в Германию или Австрию, насколько я помню, в Баден-Баден. И тогда брат Ушер оставался в деревне и заменял отца в управлении имением.

Привожу тут один эпизод из этих заграничных поездок отца, который долго позже он мне рассказал. Ездил он с лучшими удобствами, и вот раз в Германии, в купе первого класса, где он сидел, находился один старый немецкий военный со своей молодой дочерью. Разговорились о политике, конечно, и вот среди разговора мой отец, не согласившийся в чем-то с мнением военного немца и не очень сведущий в тонкостях немецкого языка, сказал ему: "Es ist nicht wahr" ("зе ло эмет"). Он заметил, что немец очень обиделся и затем в коридоре вагона подал ему свою визитную карточку, заявив, что когда приедут на место, он ему пошлет своих друзей. Отец ничего не понял. Оказалось, что полковник немец счет себя обиженным выражением "это неправда" в присутствии дамы и вызывает отца на дуэль, и заявляет, что избегнуть дуэли он может только тем, что он в присутствии дамы возьмет свои слова обратно. Мой отец охотно согласился, объяснив, что он и не думал обвинять полковника во лжи, как тому показалось, а хотел только сказать, что не согласен с ним в известном пункте. Инцидент на этом закончился и они продолжали свою беседу дружески по-прежнему.\Наша мать также часто уезжала, большей частью в Киев, в Сквиру, свой родной город, а летом на лечение на Лиман, в Одессу и на виноград в Крым. Большей частью она меня брала с собой, так как я еще была маленьким ребенком. Помню о наших поездках в Сквиру. Заезжали в гостиницу, которая наполнялась тогда людьми, многочисленными родственниками, друзьями и толпой бедных и нуждающихся. "Гольда Гинцберг из Гопчицы приехала!" Это было такое событие в городке, как если бы сказали: "Барон Ротшильд приехал", так как слава о богатстве нашего отца, конечно, очень преувеличенная, весьма подняла его в глазах обывателей, в большинстве случаев небогатых, этого уездного городка. И наша мать, вообще очень добрая и отзывчивая на чужую беду, помогала очень щедро всем обращавшимся к ней, и ее каждый приезд в родной город недаром был событием для бедных города.\В один из таких приездов, помню, она взяла меня с собой, когда поехала навестить своего больного дядю, известного сквирского рабби. И когда он нас увидел, он начал кричать: "Гольда, возьми скорее ребенка и залезай с ней в печку. Сейчас придет полиция и арестует меня. И не нужно, чтобы она вас видела". Он оказывается на старости лет лишился рассудка и почему-то боялся полиции, чего больше всего, вероятно, страшились евреи голусного городка.

Ездила также часто наша мать в Киев - иногда лечиться, и иногда по менее важным делам - одеваться. Наша мать отличалась очень большим врожденным вкусом и уже в те отдаленные времена придавала много внимания своим туалетам и также любила, что и я, ее самая маленькая дочка, выглядела нарядно и красиво; при этом, по тогдашним понятиям, я, как дочь богатых родителей, уже маленькой девочкой была обладательницей золотых часов, ожерелья, колечка с драгоценными камнями и сережек в виде миниатюрных бабочек, крылья которых были обсыпаны крошечными алмазами, рубинами и сапфирами. Помню, как в гостинице, где мы жили, один из жильцов, молодой студент, был, и справедливо, возмущен моим видом маленького идола и старался повлиять на меня, чтобы я не носила своих драгоценностей. Когда я об этом заявила матери, прося ее снять с меня драгоценности, так как надо мною смеются, она мне заявила: "Глупенькая, он тебе просто завидует, у него нет этого, и поэтому он так тебе говорит", и я, конечно, охотно ей поверила. В один из таких приездов в Киев матери понравилось жемчужное ожерелье, состоявшее из большого количества крупного, ровного, овального жемчуга удивительной красоты. (Это ожерелье моя мать носит на себе на портрете, подаренном мною дому Ахад Гаам в Тель-Авиве). Она просила отца приобрести этот жемчуг для нее. И так как цена была очень большая - несколько десятков тысяч рублей - отец отказывался купить. Тогда она заявила, что не покинет Киева, пока не будет приобретено ожерелье. И действительно она не приезжала домой, пока ожерелье не было куплено отцом для нее. Если я тут об этом вспоминаю, так только потому, что много лет спустя, уже в Одессе, это ожерелье сыграло важную роль в тяжелую минуту жизни нашей семьи, и тогда наша мать, не колеблясь, охотно отдала для продажи это самое любимое ожерелье, и тысячи, полученные за него, помогли моему отцу выйти если без состояния, зато с честным именем из того критического положения, в котором тогда очутились наши 2 семьи - отца и брата Ахад-Гаама.

Родители наши не были скупыми людьми не только для себя, но и для других. Старый помещичьий дом был всегда полон людьми; хотя наша семья сама была небольшая и состояла только из 6 человек, но за обеденный стол садилось большей частью около 20 человек, если не больше. Это все были небогатые родственники отца и матери, состоявшие на службе у отца, приезжие, гости. Штат прислуги был очень большой. Все было на барской ноге, но вместе с тем самым религиозным образом. Строгое разделение между мясным и молочным в смысле посуды и дозволенным по закону расстоянием времени (6 часов) между двумя трапезами - молочной и мясной. Утренний завтрак каждый ел отдельно, когда вставал. Но две главные трапезы - молочная в 12 часов дня и мясная в 6 часов вечера - соединяли всех членов семьи и посторонних гостей в громадной столовой за длинным столом, возглавляемым моим отцом и братом Ушером. Пища, очень обильная, разнообразная и вкусная, разносилась двумя лакеями, которых выбирали представительными и приятными на вид. Вообще, не знаю уже каким образом в такой религиозно-традиционной еврейской семье как наша царствовало почитание красоты. Весь персонал, как мужской, так и женский, должен был прежде всего не оскорблять глаз. Помню, прислугу для нашего "двора" вербовали из Бердичева, и когда оттуда привозили девушек и женщин - горничных и экономок - моя мать и молодая жена брата Ушера всегда спорили, кому попадется самая красивая. А прислуги было очень много. В одном доме только было человек 10 - лакеи, горничные, экономка, кухарка с помощницами, не считая прачки и ее многочисленных помощниц. Все они были, конечно, еврейского происхождения, кроме прачки-специалистки, польки из Варшавы, 2 кучеров и садовника. Последние трое - из мужиков, бывших крепостных. Все это обслуживало нас всех и наших гостей, богатых и бедных. Помню среди наезжавших и остававшихся подолгу "при дворе", как называли наш дом некоторые типы. Один из них особенно поражал нашу детскую фантазию и я его запомнила. Это был "Бэрл дер Мишигенер" - сумасшедший Бэрл. Еврей еще не старый из какого-то заброшенного голусного бедного местечка, где он имел свою семью - жену и многочисленных детей. Он разносил для продажи еврейские книги. И когда он приезжал к нам в дом со своей котомкой с книгами, которые он, конечно, все оставлял у нас, - брат Ушер закупал все, что можно было - он уже оставался надолго и отдыхал от своей голодной жизни в своем захолустье. Он обладал неисчерпаемым источником веселья и юмора. Но главной чертой его была способность все выражать в стихах, конечно на идиш. Это был тогда единственный национальный разговорный язык еврейской массы в голусе. И вот, в благодарность, вероятно, за приют и дружеское отношение к нему, он считал своим долгом превратиться на несколько недель, а иногда и дольше, в веселого придворного нашего поэта и описывал ежедневную жизнь нашей семьи, всего дома и всей деревни в стихах, должно быть очень веселых, потому что, помню, что каждое его стихотворение вызывало много смеха. Почему его звали "Бэрл дер Мbшигенер" (сумасшедший Бэрл) - я уже не знаю. Вероятно потому, что он подолгу оставлял свою семью и свой дом и предпочитал бродить по большим дорогам со своей котомкой с книгами и засиживаться месяцами у нас, сочиняя стихи и веселя всех.

Еще помню дядю Бэра, также, вероятно, незаурядный тип. Это был муж одной из сестер нашего отца. Между прочим, у отца была многочисленная родня - несколько братьев и сестер, и далеко не все были удачниками в жизни - и наш отец заботился о тех из них, материальное положение которых было печальное. Мужей своих сестер он устраивал на разных службах у себя в имении, а дочерей их выдавал замуж и каждой из них давал приданное. О последнем заботилась уже наша мать. Каждый раз, когда новая племянница должна была выйти замуж, она приезжала к нам в деревню и моя мать занималась ее приданным также внимательно и щедро, как будто бы это была ее родная дочь, и часто свадьба устраивалась у нас в доме.

Так вот из нашей детской жизни остался у меня в памяти муж старшей сестры нашего отца, тети Иты, красивой и многострадальной женщины. Как бы ни устраивали ее мужа, дядю Бэра, он никогда не был способен сидеть больше чем несколько дней за счетами. Он оставлял свою работу и мы, дети, всегда находили его где-нибудь в саду, где он сидел, рисовал на бумаге рисунки, и вырезывал потом на дереве прелестные узоры. Он никогда нигде этому не учился, но у него выходили очень красивые вещи. Мы, дети, его очень любили, потому что он учил нас вырезывать на дереве. Очень возможно, что он был талантлив, но, конечно, ничего из этого не вышло, и к нему относились немного с презрением за его "артистическую натуру". Между прочим, у этого дяди Бэра было много дочерей, среди которых выделялись своей красотой две старшие, и свадьба одной из них - Блюмы - праздновалась у нас в доме. Запомнилось мне это по следующей причине. Блюма была высокая брюнетка с чудными длинными черными волосами. Она ими очень гордилась, заплетала в две толстые косы, спускавшиеся по ее спине ниже колен. И вот, накануне венчания нужно было по закону срезать эти косы, как это делалось во всех религиозных еврейских семействах: ведь настоящая еврейская женщина не могла носить после замужества свои волосы, а должна была покрыть стриженную, а иногда и бритую голову платком или париком из конского волоса. И в моей тогда детской памяти запечатлелись отчаяние и слезы моей кузины, когда в нашем присутствии - моем и моей подруги Малки - она распустила свои необыкновенные волосы, покрывшие ее высокую фигуру, стала перед зеркалом и в последний раз любовалась своим сокровищем, уже приговоренным к уничтожению, сознавая, что ничто не может его спасти. Нас, детей, поразило и удивляло ее горе, но объяснение ему я узнала уже много позже.\Родители наши помогали не только нашим родственникам. Помню, как каждую неделю в известный день наш двор наполнялся нищими. Они приходили со всех сторон. Для них специально готовился обед и отдохнув, насытившись, они получали пособие деньгами, вещами и покидали наш "двор", чтобы возвратиться через неделю опять. В особенности я запомнила этих бедняков в связи с "Судой" в Пурим.
Количество обращений к статье - 1372
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com