Logo
12-24 авг.2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
17 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18





ЕВРЕЙСКИЙ ПИСАТЕЛЬ
БОРИС САНДЛЕР
в студии Черновицкого ТВ





RedTram – новостная поисковая система

Лев Беринский

А.Н.
Вы живете в Израиле, в городе Акко, в основном мусульманском, как слышал… И вообще в религиозном отношении, несмотря на государственность иудаизма, Израиль - страна многоликая… Как там все это сочетается, по новостям мы слышим одно, но что в реальности?

Л.Б.
1. Самой неприемлемой, можно сказать, враждебной мне песней на свете была «Мой адрес — Советский Союз». Думаю, что, заменив страну в строке на любую другую, авторы не заполучили бы меня в подпевалы. Один раз, да, правда, я пел, орал ее — и где, на Красной площади, в многотысячеголовой толпе вечернего 7-го ноября – «Зол брэнэн не дом и не улица, зол брэнен Советский Союз». Глагол совпадает с немецким, любопытствующие могут в словарь заглянуть.
В государстве Израиль я живу в том же моем «кабинете»-восьмиметровке, что был у меня в подмосковной Щербинке, позже в Подольске, и даже выйдя на кухню покурить, я ощущаю себя на чужбине, не говоря уж о дворике метров пять на семь, где за оградкой проходят порой автохтоны или всё те же советские люди, а напротив, через дорогу, свисают, как конский член, большие розово-расцветшие продолговатые плоды пальмы, а под калиткой – да вот он! — вполз хамелеон и смотрит на меня, инопланетянина, с той же многоцветно-пульсирующей любознательностью, что и я на него.
2. «Государственный иудаизм»? Если Вы имеете в виду иудаизм религиозный (а не вообще еврейство) то этот, в наиболее выраженной форме, – густая капля на фоне «общественного атеизма» или индифферентности. А уж самый наиудаистский иудаизм – он открыто антигосударственный, в прямом значении слова: не признает государства Израиль, обоснованности его существования, его флага и гимна, полагает себя правомочным нарушать законы, организованно вступать в уличные бои с полицией и т.д. Вот наугад пример из сегодняшних интернетных новостей: «…главные события развернулись, как и ранее, в центре Иерусалима, где тысячи харедим атакуют полицейских. (…) Кордоны полиции, усиленные конными частями и водометными машинами, сдерживают натиск. (…) Столкновения между ультраортодоксами и полицией сопровождаются проклятиями в адрес охранников порядка: ‘Мы пережили нацистов, переживем и вас’,— кричат харедим полицейским».

А.Н.
Что Вы можете сказать о литературной жизни Израиля, общаетесь ли Вы с кем-нибудь, кого цените из современных писателей вообще и израильских в частности, кому бы лично Вы присудили Нобелевскую премию, наконец?

Л.Б.
1. Вы смутили меня концовкой вопроса. После вручения сей премии, хоть литературной, хоть «мира», некоторым личностям — она вообще перестала быть для меня мерилом таланта или совести… Но если вспомнить, чем она была, возможно, лет тридцать-сорок назад, то заслужил ее — на моей памяти — мой друг юности, двенадцать лет погубляемый в эсэсэровских тюрьмах и лагерях, и в самом страшном из них, уже при Горбачеве, умерший или задушенный Василь Стус. Из живущих сегодня в Израиле – большой идишский поэт, «ранга» Рафаэля Альберти и Эльзы Ласкер-Шюлер, — Авраам Суцкевер. Впрочем, «идишскую нобелевку», как называют международную премию Ицика Мангера, он — пока она не обмельчала — уже получил. И успел еще — пока она вовсе не обмелела — из своих рук вручить ее мне, так что премного, як кажуть, судьбой насчет славы предсмертной не обижены.
Общался я, сюда в 91-м приехав, с ивритскими поэтами, наперевел им целую антологию, издать на русском у СП денег не хватило, но в прессе я много их пропечатал, есть очень хорошие поэты: Натан Зах, Рони Сомек, Ривка Мириам…
2. С русскоязычными – изредка по телефону и только по делу– с одним-двумя. Очень ценю прозаика Григория Кановича. В апреле с. г. потерял в Кёльне любимого друга и – лучшего для меня из русских поэтов 70х-80х и поныне – удивительного лирика Алексея Парщикова. Лет пятнадцать назад подружился было с немецкими поэтами, самая-самая из которых – Сара Кирш (собственно, Ингрид Хелла Ирмелинде Бернштайн), но потом они быстро все постарели…
Постарели, а кто возьми да вовсе помре, прекрасные мои румынские друзья – поэты 60-х-80-х годов… Постарел на вид (аль от жуткого зноя скукожился) мой единственный, в общем, собеседник в этой стране – мой придворный хамелеон, этакий эккерман. Впрочем, мы-то ведь с Вами не о фауне – о религиях, литературах…

Из интервью российскому поэту Антону Нечаеву, Акко, 9.8.2009
Количество обращений к статье - 2189
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com