Logo
28.06.-08.07.2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18








RedTram – новостная поисковая система

Pro et contra
«Фрейлэхс» на русской свадьбе
Игорь Аксельрод, Нью-Йорк

До приезда в Америку не мог себе представить, каким гордым и счастливым должен себя здесь чувствовать, потому что я, оказывается, - не сын еврейского народа, а сын великой культуры и владею «великим, могучим и свободным» языком. То, что все русско-советское - самое великое, я знал и раньше, поскольку этим вопросом в Союзе активно занималась государственная пропаганда.

Но в Нью-Йорке я был удивлен, узнав, что создан Центр по сохранению «Великой Русской Культуры и Великого Русского Языка». Именно так, прописными буквами назвали свою контору ее организаторы. По естественным обстоятельствам она благополучно скончалась, имена ее учредителей давно забыты, но призрак величия всего русского продолжает бродить по Бруклину и окрестностям. И, естественно, апологетами русского величия выступают товарищи евреи.

«Еврей, уроженец России, чувствует себя евреем среди русских, но стоит ему попасть в среду евреев.., - и он тут же почувствует свою «русскость» так остро, как он предполагать себе не мог: ему будет недоставать русского языка, русских песен, и он вдруг ощутит свою связь с Россией до боли в сердце. Видимо, такова наша судьба…. Такова судьба русского еврейства». Эти слова принадлежат Амосу Озу, известному своими ультралевыми взглядами и поэтому – не вызывающему никаких симпатий в среде русскоязычной еврейской интеллигенции. На мой взгляд, Оз удивительно метко характеризует взаимоотношения русскоязычного еврея с русской культурой.

Я слушаю передачи Виктора Топаллера, который, как и Амос Оз, при любом удобном случае с восторгом говорит о величии русской культуры. 21 июня этого года и его уважаемая соведущая Лариса Герштейн высказалась : мол, для израильтян предпочтительней изучать (кроме иврита и английского) русский, но не идиш. Причина та же: русский язык велик, а идиш… И Лариса продолжила мысль: «Менделе Мойхер-Сфорим, Шолом-Алейхем… и всё».


Вроде незначительный эпизод, но мне нестерпимо захотелось высказаться по этому поводу. Так сложилось исторически, что у евреев много языков. Идиш - язык европейского еврейства. Многим он интересен. Я бывал в ИВО, подолгу сиживал в библиотеке и видел, что этот язык изучают китайцы, латиноамериканцы, европейцы и даже чернокожие. Президентом еврейского культурного конгресса является ирландец Шейн Бейкер. Не страшно, что идиш не является в Израиле государственным языком. Знание его многолетней истории и культуры должно принести пользу евреям. В Израиле некоторые молодые евреи третьим языком выбрали именно идиш. И меня удивило, что Лариса Герштейн, бывший вице-мэр Иерусалима, посчитала возможным поддержать рекламу учебника русского языка для семейного изучения, а на вопрос об идише как-то стушевалась...

О смерти идиша говорят уже более 100 лет. В наши дни он стал основным языком большой части ортодоксального еврейства, которое каждые 25 лет втрое увеличивается. Знатоки математики легко могут сосчитать, сколько их должно быть к концу 21-го века, если на сегодня таких около трех миллионов. Особое место здесь принадлежит сатмарским евреям – хасидам Сатмара. Их издания на идиш выходят стотысячными тиражами, в некоторых из них – не по шесть-двенадцать, а по 190 страниц, и окупаются они сами за счет читателей, для которых этот язык - родной. Каждые полгода появляются всевозможные газетенки, журнальчики, в том числе всякая мелочь вроде правил дорожного движения для тех, кто никакой иной мовы, кроме еврейской, не разумляет. Можно (и нужно) ругать их малокультурный язык, но факт таков, что язык идиш и культура на этом языке существуют сегодня в значительной степени за счет именно этой общины – сатмарских хасидов. Более того, идея сохранения идиша в других общинах обычно распространяется именно Сатмаром. Детские спектакли (какая-никакая, а драматургия) производятся Сатмаром, да и «желтая» пресса в виде детективов и сплетен на идише нужна именно Сатмару, что является лучшей демонстрацией живости массовой еврейской культуры.

Конечно, не всё у сатмарских хасидов можно принимать – например, их антисионизм. Не так давно мне довелось в день очередного теракта в Израиле (когда араб на грузовике давил стоявших на остановке людей в Тель-Авиве) говорить с еврееем Сатмара, и я спросил, что он думает по поводу произошедшего в Тель-Авиве. Он тут же ответиk: «Меня это не интересует». Вот и взвешивай после такого ответа, уважать их за отношение к идишу или категорически не принимать за антисионизм, переходящий в антиизраилизм – почти как у пресловутой секты «Нетурей карта»?

Позволю себе крамольную мысль: русский язык и культура ничуть не богаче любых других. Если принять во внимание, что ближайший синоним слову «великий» - «большой», то по числу носителей языка русский совсем не впереди планеты всей. Владеющих английским и китайским – по миллиарду, хинди и испанским - более полумиллиарда, арабским, португальским и русским около 300 миллионов. И, следовательно, арабский язык и культура (или индийский, или испанский) не менее велик, но почему-то ни в Америке, ни в других странах об этом не говорят. Впрочем, перечисляя имена великих русских литераторов Пушкина, Толстого и т.д., можно посчитать их иностранных коллег. Думаю, что французских, немецких, испанских, английских, американских талантливых писателей, известных всему миру, побольше, чем русских.

Да и так ли важен в современной жизни русский язык, как вокруг говорят, если даже национальный символ русской женщины пушкинская Татьяна Ларина «... по-русски плохо знала, журналов наших не читала и изъяснялася с трудом на языке своем родном»? Увы, только один из потомков Пушкина знает русский язык, а из рода Толстого и Шаляпина вообще никто не сохранил русский язык.

Многие ли знают, любят и читают Тургенева, Чехова, Достоевского и других русских классиков в современной России и за ее пределами? Думаю, ничтожно мало. Какой литературой могут гордиться XX и XXI века? Неужели литературой соцреализма? Несколько имен нобелевских лауреатов тоже не сильно возвеличивают русскую культуру – например, Шолохов, Солженицын. Да и «Доктор Живаго», на мой взгляд, отнюдь не лучший роман советской литературы, тем более - мировой. А Пастернак в годы войны писал о «раздолье жить на белом свете» и ни единым словом не обмолвился о гибели шести миллионов соплеменников. Более того, устами своего героя он призывал евреев: «Опомнитесь. Довольно. Больше не надо. Не называйтесь, как раньше. Не сбивайтесь в кучу, разойдитесь, будьте со всеми…».

Я знаю евреев, обожающих Бродского и Вагнера, но не думаю, что их много среди нашего племени. Мне кажется, достаточно пальцев одной руки, чтобы назвать живущих ныне русских писателей, кого будет читать следующее поколение. «Хотите новую русскую культуру за последние 20 лет – смотрите русские сериалы! Какая драматургия! Какое разнообразие характеров! Какая искрометность шуток!» (содрал с интернета – И.А.). Вся эта гадость вошла в наши дома c экранов ТВ, рекламируется и прославляется местными СМИ.

Попытки выстроить по ранжиру деятелей культуры предпринимаются давно. В 1890 году Лев Толстой говорил Т.Русанову: «Много ли у нас великих писателей? Пушкин, Гоголь, Лермонтов, Достоевский, ну… я, некоторые добавляют Тургенева и Гончарова. Ну, вот и всё». А через три года Толстой говорил П.Сергеенко: «Ведь если выразить значение русских писателей процентно, в числах, то Пушкину надо бы отвести тридцать процентов, Гоголю – пятнадцать, Тургеневу десять процентов, Гончарову и всем остальным – около 20 процентов».

Кстати, о Гончарове. Считаю уместным процитировать отрывок из письма этого русского классика К.К. Романову (сентябрь 1886 года): «Есть еще у нас (да и везде — кажется — во всех литературах) целая фаланга стихотворцев, борзых, юрких, самоуверенных, иногда прекрасно владеющих выработанным, красивым стихом и пишущих обо всем, о чем угодно, что потребуется, что им закажут. Это — разные Вейнберги, Фруги, Надсоны, Минские, Мережковские и прочие. Они — космополиты... (жиды, может быть, и крещеные, но все-таки, по плоти и крови оставшиеся жидами). Откуда им взять этого драгоценного качества — искренности, задушевности? У их отцов и дедов не было отечества и они не могли завещать детям и внукам любви к нему. В религии они раздвоились: оставили далеко за собой одряхлевшее иудейство, а воспринять душою христианство не могли».

Во всех библиотеках Бруклина на полках стоят сборники, в которых авторы называют 100 лучших писателей, художников, композиторов и т.д. Например, в изданной в 1998 г. в России книге «100 великих имен в литературе» - 60 русских фамилий и 40 иностранных. Есть в списке «великие» Михалков, Фадеев и Шолохов, но не нашлось места Мандельштаму, Бернарду Шоу… и, конечно, Шолом-Алейхему.

Я искал, где бы познакомиться с мнением какого-либо культуролога или литературоведа, чем русская культура «великее», скажем, французской или немецкой? Не нашёл. Никто и не сравнивает. Не решается. Зато куда легче устроить воображаемое соревнование сборных русской и еврейских культур. Тяжеловесный победитель известен заранее, но возникает большой простор для ёрничанья. Русскому человеку вроде неприлично заниматься таким делом, а еврею или полукровке – пожалуйста! Так поступили несколько лет назад известные российские литераторы Дмитрий Быков и Лев Аннинский. Первый опубликовал в «Литгазете» статью «Нету воина страшней…. Еврейский ответ, или Проклятый народ», второй - «Решает решение. Из записок кладоискателя о вкладе евреев в русскую культуру». Их статьи были перепечатаны многими русскоязычными газетами Америки.

Оба автора не ограничились общими рассуждениями.
Быков категоричен: считать Шолом-Алейхема «гением - увольте. Местечковость есть местечковость».

Аннинский эту мысль поддерживает, даже цитирует ее и от себя добавляет: "Но Мандельштам и Бродский... я согласен: они миру дали больше, чем Шолом-Алейхем и Бялик...".

Я плохо представляю, как можно определить, кто дал миру больше - поэт Бродский или прозаик Шолом-Алейхем, Некрасов или Тургенев? Должно быть, знает известный литературовед, но ответа в его публикациях я, увы, не нашел.

Осмелюсь не согласится с Аннинским. По произведениям Шолом-Алейхема создавались и создаются спектакли и фильмы в разных странах и на разных языках. Не знаю, как можно оценить вклад Мандельштама в мировую культуру, но вот Бродского в мире заметили и дали Нобеля. И все же он, на мой взгляд, не выше, скажем, Габриэлы Мистраль, чилийской индианки, поэта и тоже Нобелевского лауреата. Ей установлен на родине памятник. Её именем назван кратер на Меркурии. Потенциальных читателей у неё почти вдвое больше, чем у Бродского.

Как-то неловко сравнивать «вес» и значение только евреев. Попробую сравнить Шолом-Алейхема с Чеховым, писателем более значимым в русской и мировой литературах, чем Мандельштам или Бродский. В одной кишиневской газете тех лет было написано: "Умер Шолом-Алейхем. Это был еврейский Чехов». Очевидно, с тех пор и пошла традиция в еврейской критике горделиво называть Шолом-Алейхема «нашим Чеховым».

В 13-14 лет со школьными друзьями мы договорились: каждый из нас должен прочитать кого-то из классиков, а затем посоветовать другим познакомиться с тем, что больше всего понравилось. Одному по жребию выпал Золя, другому – Салтыков-Щедрин, мне - Чехов. Я добросовестно прочитал все тома (кажется, их было 16) собрания сочинений писателя. Искал смешное. Как большинство мальчишек послевоенного времени, я считал Чехова веселым писателем, позднее - великим русским интеллигентом, легендой русской литературы. Поддавшись всеобщему порыву читающего люда, побывал в музее в Ялте, ходил к дому, где жил писатель в Москве, возлагал цветы на его могилу на Новодевичьем кладбище, ездил на станцию Лопасня посмотреть чеховские места.

Но я также посещал места, связанные с Шолом-Алейхемом. Знал все дома в Киеве, где он проживал. Даже побывал в квартире писателя, где в хрущевские времена обитала симпатичная еврейская девушка. Бывал в Переяславе-Хмельницком, где соорудили музей Шолом-Алейхема. Посетил село Воронково, где родился писатель.

Шолом-Алейхем был всего на год старше Чехова. Оба страдали и умерли от одной болезни. Состояли в переписке. Оба имели бородки одного фасона. Чехов любил и имел много женщин. Хотел жениться на еврейке. Не состоялось. Женился неудачно. Детей не было. Шолом-Алейхем всю жизнь прожил в счастливом браке и оставил большое потомство.

Шолом-Алейхем как романист уступает Диккенсу, Бальзаку, Дюма или Гюго, но, как новеллист и юморист, вполне сравним с Марком Твеном и даже с самим Чеховым. При этом я вижу, что в творчестве Шолом-Алейхема немало несовершенств. Концовки романов «Блуждающие звезды» и «Кровавую шутка» ему, как мне кажется, не удались: повествование доходит до пика эмоционального напряжение и… стопорится.

Чехов не написал ни одного романа, но в его пьесах финальные сцены были неплохи. Например, такой: герой кричит жене: «Замолчи, жидовка!» и стреляется. Прикорнувший от необычно длинного, порой нудного представления зритель вздрагивает от звука выстрела и через секунду зал взрывается аплодисментами. Громче всех хлопают евреи. Сам Чехов заметил: «Половина театра всегда у нас занята авраамами, исааками, саррами…».

Во всех своих произведениях Шолом-Алейхем по-доброму посмеивается над героями, даже отрицательными. И не найдешь у него ни одного плохого слова о неевреях. Чехов же уничижительно надсмехается над героями своих рассказов - особенно неприятны ему евреи.

Каюсь: любую книгу читаю, как еврей. Не получается отключить национальную память. Уж изините. Не могу смеяться вместе с казаками Гоголя, которые весело топят в Днепре жидовочек, а евреи в лапсердаках прячутся у них под юбками. Не понимаю, как может смеяться русский интеллигент из рассказа Тургенева «Жид», когда вешают еврея-шпиона. Если бы вместо евреев топили фашистов, я уверен, нормальный человек не стал бы смеяться. В 10-летнем возрасте мне довелось наблюдать, как в Киеве вешали немцев. Не видел улыбок в многотысячной толпе на площади Калинина.

Заставлял себя прочитать до конца общепризнанный чеховский шедевр «Скрипка Ротшильда» - но не смог. Все еврейские персонажи проникнуты духом писательской неприязни. Впрочем, и русский герой рассказа Яков Иванов малосимпатичен, хотя перед смертью в нем пробуждается совесть.

Здесь, в Америке, я прочитал о Чехове то, что в Союзе мне было недоступно. И легенда о великом интеллигенте в пенсне растаяла как дым. О своих впечатлениях я тогда же написал в «Форвертс». Привел несколько цитат, в которых видна неприкрытая национальная нетерпимость русского классика. По итогам моей публикации разгорелась газетная дискуссия: одни соглашались с моим мнением, другие считали, что я оскорбил имя Чехова, приводя такие «аргументы»: «А ты кто такой? Как ты смеешь? На солнце пятен не бывает!».

О чеховском рассказе «Тина» В.Жаботинский говорил: «Где это Чехову приснилось? Зачем написалось?». Да и сам Шолом-Алейхем писал: «И даже такой милый человек, как Чехов, который кажется, действительно мог видеть иногда евреев, допускал порой в этом (еврейском вопросе) такие ошибки, да простит он меня на том свете, что нельзя было удержаться от смеха».

Шолом-Алейхем не порвал со своим народом, до конца жизни писал о нем и для него. Среди героев нашего классика я вижу себя, своих близких - только в другое время, в других обстоятельствах. Он мне интересен, и я уверен: его имя переживет тех, кто безуспешно «пытался стать частью другого этноса».

«В нашем «несчастном романе» завершен пролог. Отныне мы больше не живем в тени России», - такими словами завершает Амос Оз свою статью «Опаленные Россией». Не могу с ним согласиться. До тех пор, пока русскоязычные СМИ имеют возможность словом влиять на сознание (по Топаллеру - «отравлять через ухо») и до тех пор, пока они продолжают необоснованно возвеличивать русскую культуру, а при вопросе о своей собственной - разводить руками, - до тех пор евреи остаются в тени «русскости» и нескоро выйдут из этой тени на свет божий. Иными словами, «Фрейлэхс» на русской свадьбе продолжает звучать.
Количество обращений к статье - 2176
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (5)
Гость | 07.05.2012 00:24
Спасибо, Игорь, согласна с Вами.
Вопрос немного не по теме: а в какие приличные синагоги в Нью-Йорке ходят интеллигентные русские евреи ( хабад просим не беспокоиться)?
С уважением,
Елена
Karl | 03.08.2011 03:59
долго жил в СССР, учился, работал и всегда слышал и читал о величии русских во всем - и в культуре и в науке и в искусстве. около 20 лет живу в штатах и не вижу бахвальства народом этой страны своими немалыми достижениями. не думаю, что это этично всё время выставляться, даже если для этого есть все резоны. на самом деле самохвальство русских превышает реальные достижения.
Моисей Сегал, Квинс | 08.07.2011 00:45
А я согласен с Матвеем. Давно пора открыто и ясно сказать, что:
а) еврейская община Нью-Йорка и "Русское наследие" - не "близнецы-братья",
б) нам нужен фестиваль "Еврейское наследие" - без ковалевой и прочих фуксманов,
в)нам давно пора создать общественную организацию "Еврейская община Бруклина" со своими, нами избранными лидерами, и отказаться от сотрудничества с самопровозглашенными "лидерами" и их конторами.
Гость | 07.07.2011 06:14
Отнюдь не все.
Матвей Шпизель | 06.07.2011 02:02
Спасибо, Игорь. Всё верно. Хочу верить в то, что с тобой согласны все, прочитавшие эту статью.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com