Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
«Зог нит кейнмол...»
Зиси Вейцман, Беэр-Шева

В конце 1990 года в Самаре ( тогдашнем Куйбышеве) - городе, где заканчивалась моя многолетняя армейская служба, еврейский поэт Александр Белоусов (1948, Куйбышев - 2004, Иерусалим), с которым я был дружен, готовился с семьей к долгожданному отъезду в Израиль. Вообще- то он давно готовил и себя, и других к этому важному событию: помогал самарским и тольяттинским евреям овладевать ивритом, и многие репатрианты из этих волжских мест (с солидным стажем пребывания в стране) вспоминают добрым словом своего "морэ" - учителя. Наряду с некоторыми книгами на идише из своей богатой библиотеки, не разрешенными к провозу за границу по причинам их содержания, а также из-за срока издания, Саша передал мне рукописный текст собственного перевода с идиша на русский лекендарного стихотворения Гирша Глика, начинающегося словами: "Зог нит кейнмол, аз ду гейст дэм лэцтн вэг" ("Никогда не говори, что идешь в последний путь").


Текст стихотворения Г. Глика в оригинале, на языке идиш

Пронзительные, бьющие прямо в сердце строчки, ставшие гимном еврейских партизан, я впервые прочитал в апрельском номере журнала "Советиш Геймланд" ("Советская Родина") за 1968 год и как- то слышал в исполнении еврейской певицы. Хотя в те давние годы песни на мамэ-лошн с грампластинок и магнитных лент звучали весьма редко, к сожалению, я позабыл имя исполнителя. Наверное, это все-таки была великолепная Нехама Лифшицайте, - специалисты меня подправят, если не так.. А однажды у одного знакомого меломана, собирателя старых грампластинок, мне довелось услышать эту песню в совсем уж "экзотическом" исполнении: известный негритянский певец и борец за мир из США Поль Робсон спел ее на идише на знаменитом концерте в Москве в 1949 году. Напомню: это действо происходило в разгар антисемитской кампании - борьбы с "безродными космополитами"! Мелодией к стихам Гирша Глик послужила популярная песня братьев Покрасс (Даниила и Дмитрия) времен гражданской войны в России - "То не тучи - грозовые облака". В свое время в Нидерландах был даже выпущен фильм по мотивам этого произведения с еврейской актрисой Хаей Гольдштейн в главной роли, прокатан по всей Европе, но к показу в СССР он допущен не был, так что я его не видел.

Привожу полностью текст песни Гирша Глика в переводе Александра Белоусова:

ГИМН ЕВРЕЙСКИХ ПАРТИЗАН

Что идешь в последний путь - не говори!
Пусть на небе нет ни проблеска зари -
Верь: придет еще наш выстраданный час,
Содрогнутся палачи, увидев нас.

От моря южного до северных снегов
Мы нашу боль несем сквозь полчища врагов,
И там, где капли крови упадут,
Наше мужество и воля прорастут.

Верим мы: прогонит солнце ночи тень,
Сгинет враг и вместе с ним - вчерашний день,
Но если солнце слишком долго не встает, -
Пусть эта песня, как пароль, к сынам идет.

Птицы нам ее не пели ранним днем,
Мы ее писали кровью - не свинцом,
И народ среди горящих баррикад
Эту песню пел с наганами в руках.

Что идешь в последний путь - не говори!
Пусть на небе нет ни проблеска зари,
Верь: придет еще наш выстраданный час,
Содрогнутся палачи, услышав нас.

Автор знаменитого партизанского гимна Гирш Глик появился на свет 24 апреля 1921 года в Вильно, в бедной семье Вэлвла-старьевщика, в которой, кроме него, было еще четверо детей. Учился в школе сети народного просвещения "Тарбут", был способным учеником, но в 1938 году, недоучившись, оставил учебу, чтобы помогать семье. Постиг ремесло вязальщика, затем влился в ряды пролетариата, работая на бумажной фабрике. Будучи еще подростком, в 1935 году начал писать стихи на иврите, но под влиянием поэтов из группы "Юнг Вилнэ" ("Молодой Вильно") романтический юноша перешел на родной идиш.

С помощью более опытного поэта Лейзера Вольфа (Меклера) талантливые юноши этой группы в 1939 году успели выпустили несколько номеров журнала "Юнгвалд" ("Поросль"). Такое же название получила и новая литературная группа, в которой Гиршке Глик был весьма заметной фигурой. До прихода нацистов Гирш Глик публиковал стихи в газетах "Вилнер эмес" ("Виленская правда"), ковенской "Найе блэтэр" ("Новые листы") и виленском журнале "Штралн" ("Лучи").

Грянула война, и Гирш вместе с отцом попал в нацистский лагерь, его узников нацисты заставляли тяжело трудиться на торфяниках в окрестностях Вильно, ставшего в при советской власти, в 1940-м, Вильнюсом. Здесь Гирш заболел и, несмотря на это, продолжал работать и писать стихи, воодушевлявшие лагерников. Некоторые свои стихи он сумел переправить к друзям в вильнюсское гетто, где имели большой успех и стали популярными. Приведу названия лишь некоторых стихотворений и песен: "Баллада о коричневом театре" (в 49-м было напечатано в тель-авивском журнале "Ди голдэнэ кейт" ("Золотая цепь"), "Тифозная баллада", "Торфяная песня" (опубликована в "Голдэнэ кейт" в 1953г.) и др. Среди них была еще одна, начинавшаяся словами: "Никогда не говори, что ты идешь в последний путь...".

В мае 1943 года "торфяной" лагерь, в котором находился поэт, за связь с партизанами был ликвидирован, и Гирша Глика перевели в Вильнюсское гетто. Там, на одной из тайных сходок группы сопротивления, эта песня была подхвачена, как клятва, как символ, и вместе с бодрящей мелодией, сочиненной задолго до этого советскими композиторами - братьями Покрасс, шагнула из гетто в партизанские отряды и лагеря смерти. 4 января 43-го, к годовщине объединенной партизанской организации, ее подпольный штаб постановил сделать эту песню гимном еврейских партизан.

В 1942 году Глик написал еще одну партизанскую песню, правда, менее известную - "Штил, ди нахт из ойсгештернт" ("Тихо, вызвездилась ночь"). Кто автор ее мелодии, неясно до сих пор. Известно, что песня посвящена успешной боевой операции отважных партизан Ицика Манкевича и Витки Кемпнер, подорвавших немецкий воинский эшелон под Вильнюсом. А еще бесстрашная еврейская девушка Витка сумела пробраться на городскую электростанцию и взорвать основные трансформаторы. Следующей ночью Витка Кемпнер проникла в концлагерь "Кайлис" и вывела оттуда шестьдесят узников в лес, на партизанскую базу.

При ликвидации Вильнюсского гетто в октябре 1943 года Глик пытался покинуть его территорию, но был схвачен карателями и отправлен в концлагерь, расположенный в соседней Эстонии. Летом 1944-го, когда Красная армия начала наступление на балтийском направлении, он вместе с другими заключенными бежал из лагеря в лес, к партизанам, и погиб в бою с немцами в августе того же года.

По сей день, хотя и не так часто, как в первые послевоенные десятилетия, "Гимн еврейских партизан", ставший символом сопротивления во всех гетто и лагерях, исполняют на митингах, посвященных борьбе евреев против нацизма. Примечателен такой факт; ежегодно в день восстания узников в Варшавском гетто хор Войска Польского, в котором, как почти и во всей Польше, давно уже нет евреев, исполняет эту песню на идише. Кстати, ее создатель Гирш Глик является героем поэмы Переца Маркиша "Милхомэ" ("Война"), стихов Аврома Суцкевера, Шмерки Кочергинского и других поэтов. Произведения Г. Глика, в том числе и "Гимн еврейских партизан", собраны в посмертном издании "Лидэр ун поэмэс" ("Стихи и поэмы", Нью-Йорк,1953 год) с предисловием составителя Нахмана Майзиля.

Гирш Глик (рис. Y. Benn); посмертный сборник стихов Глика

Существуют переводы этой песни на разные языки - румынский, польский, английский, голландский, испанский, болгарский и др. Очень органично с одного еврейского языка на другой - с идиша на иврит - перевел ее выдающийся израильский поэт Авраам Шлёнский. Александру Белоусову, великолепно владевшему не только идишем, но и ивритом, был знаком этот перевод - в ранней юности он со Шлёнским состоял в переписке. На иврите песня называлась "Шир а-партизаним а-йеhудим" и начиналась так же, как и в оригинале: "Аль томар инэ дарки а-ахрона..." ( "Не говори, что это мой последний путь..."). На русский язык эту замечательную песню переводили разные по своему мастерству поэты, в том числе Айзик Баргтейл. Рахель Торпусман, Наталья Юхнёва и другие. Вот как выглядит партизанский гимн в переводе Яна Кондрора:

Никогда не говори: "Пришел конец",
Пусть уже почти не слышен стук сердец,
Пусть свинцовой тьмою день заволокло -
Все равно мы будем жить смертям назло.
Соберемся мы со всех концов земли,
Зубы сжав от боли, скажем: "Мы пришли!"
И где сейчас на землю льется кровь -
Встанет дух наш, встанет сила наша вновь!
Солнце снова озарит наш небосклон,
Враг исчезнет навсегда, как страшный сон,
А если так и не придет рассвета час,
Эта песня сквозь века дойдет до вас.
Не чернилами написана она -
Кровью красною в лихие времена,
И поют ее не птицы в облаках,
А народ в бою с наганами в руках.
Никогда не говори: "Пришел конец",
Пусть уже почти не слышен стук сердец,
Пусть свинцовой тьмою день заволокло -
Все равно мы будем жить смертям назло.

Каждый, кто переводил на русский язык "Гимн еврейских партизан" Гирша Глика, старался воспроизвести авторский замысел в целом и уделять должное внимание деталям песни, оттенкам родного языка, но не у каждого это получалось. Лично мне нравится более точный перевод, исполненный незаурядным еврейским поэтом, знатоком мамэ-лошн и иврита Александром Белоусовым, преподнесенный мне в дар в конце 1990 года перед его отъездом в Израиль.
Количество обращений к статье - 3755
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Гость | 19.01.2017 18:02
Как-то я оказался в музее героев гетто, недалеко от Акко. К своему удивлению у услышал там в отделе литовских партизан знакомую мелодию песни "То не тучи грозовые облака... Кличут трубы молодого казака..." Только потом я узнал, что это партизанский гимн.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com