Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Это - мы
21 - 27 июля 2011
Рубрику ведет Леонид Школьник

21июля

1937 – Известный в Израиле педагог и исследователь идиш Хава Турнянски родилась в г. Мехико, Мексика. Ее отец, Авром Пунский (1906-1977), родом из литовского местечка Высокий Двор (Аукштадварис), получил традиционное еврейское образование (хедер и иешива) и эмигрировал в Мексику в 1924 году, где занялся торговлей В 1936 году он женился на Бэлле Померанцнбаум (1905-1975) которая была родом из м. Граево, Польша. Бэлла, окончившая начальную и среднюю школу, до эмиграции в Мексику в 1935 году была швеёй. Хава ходила в детсад, потому училась в начальной и средней школе на языке идиш (в синагоге при еврейской общине Мехико), брала дополнительные уроки иврита и в 1947 году вступила в молодежное движение «ха-Шомер ха-цаир». Затем год она проучилась в Иерусалиме, куда была направлена еврейской общиной Мехико на курсы подготовки учителей для диаспоры, после чего вернулась в Мексику и два года преподавала иврит и идиш в своей школе (1956-1958), одновременно изучая педагогику на факультете гуманитарных наук Национального университета Мексики. В 1957 году Хава репатриировалась в Израиль и стала работать в редакции идиш-программ на радио «Коль Исраэль». В 1958 году она вышла замуж за Уриэля Турнянского (1930-1989), экономиста и статистика, с которым у них родилось трое сыновей: Элиша (1960), Авнер (1964) и Меир (1969). Хава прошла годичный курс обучения в Еврейском университете в Иерусалиме и по окончании курса Давида Елина получила в 1960 году диплом и занялась исследованиями еврейской (идиш) литературы и еврейской истории в Еврейском университете. В 1963 году она начала преподавать идиш в университете и получила степень магистра в 1967 году. В то время в университете среди преподавателей было немало выдающихся ученых того времени: Израиль Халперн, Хаим Гилель Бен-Сассон и Шмуэль Этингер – специалисты по еврейской истории, Дов Садан, Хоне Шмерук и Шмуэль Версис (идиш и еврейская литература). Кстати, Хоне Шмерук был ее научным руководителем при подготовке диссертации, которую Хава Турнянски защитила (на идиш и иврите) в 1974 году. Впоследствии Хава была членом деканата факультета Еврейского университета и долгое время занимала должность руководителя отделения идиш филологического факультета. За свою выдающуюся исследовательскую работу Хава Турнянски была удостоена премии Эммы Шейвер (1987) и Ицика Мангера (1988).

22 июля

1921 – Выдающийся российский физик Лев Бахрах родился 90 лет назад в Ростове-на-Дону. В 1930 году семья Бахрах переехала из Ростова в Москву, где в 1938 году Лев с отличием окончил среднюю школу и поступил в 1942 году на физфак МГУ. На одном курсе с ним учились многие в будущем крупные российские учёные: А. Д. Сахаров, Л. А. Вайнштейн, М. Л. Левин и др. Во время Великой Отечественной войны (в 1943-1945) Лев Давидович Бахрах был направлен в Военно-воздушную академию им. Н. Е. Жуковского, по окончании которой в марте 1945 года получил назначение в НИИ-17 (Московский научно-исследовательский институт приборостроения), одновременно с 1947 года работал в Радиотехническом институте (заведовал там кафедрой теоретических основ оптоэлектроники). Профессор. Главный научный сотрудник Открытого акционерного общества «Концерн радиостроения «Вега». Основные работы Льва Давидовича Бахраха - в области теории и техники антенных устройств (в частности, в области синтеза антенн и теории зеркальных и многозеркальных антенн, техники антенн с электронным качанием луча). Предложенный им подход к проблеме синтеза антенн как многопараметрической задаче позволил создать многозеркальные антенны, применяемые, в частности, в радиоастрономии. Вместе с сотрудниками он разработал новые типы антенн с частотным сканированием. Внес вклад в развитие теории и техники антенн оптического типа. Ему принадлежит цикл работ с применением методов когерентной оптики и голографии в антенной технике, обработке сигналов и информации, в том числе в реальном времени, с использованием акустооптических устройств. Л.Д. Бахрах – лауреат Государственной премии СССР (1951), Ленинской премии (1961), премии А. С. Попова АН СССР (1965). Скончался в Москве 30 июля 2008 года.

23 июля

1884 – Один из четырех братьев-основателей знаменитой американской конокомпании Warner Bros. Studios Альберт Уорнер (настоящие имя и фамилия – Аба Воронов) родился в Балтиморе, штат Мэриленд, США, в семье, в которой говорили на идиш. Отец Абы, сапожник Биньомин Воронов, и мать, Пэрл-Лея Эйхельбаум – еврейские иммигранты из Красносельца, Польша. Трое их детей родились в Польше, один ребенок умер совсем маленьким, и в 1883 году глава семьи в поисках лучшей жизни отправился в Гамбург, а оттуда на пароходе – в Соединенные Штаты. По прибытии Биньомин Воронов назвался иммиграционным властям как Бенджамин Уорнер, а менее чем через год к нему в Балтиморе присоединились прибывшие из Польши Пэрл и двое сыновей, включая Гирша, который позднее стал Гарри. В Балтиморе на свет появились еще пятеро детей Пэрл и Бенджамина Уорнера, включая Абу (Альберта) и Сэма. В 1896 году Уорнеры перебрались из Балтимора в Янгстаун, штат Охайо – вслед за старшим братом Гарри, который открыл там сапожную мастерскую в промышленной зоне города. Бенджамин трудился вместе с сыном, помогая ему, а Альберт учился в школе дольше трех других своих братьев. В 1903 году он стал играть защитником в футбольной команде средней школы «Райен». Но вскоре жизнь братьев получила новое продолжение – после того, как один из них – Сэм – приобрел в 1903 году первый так называемый «кинетоскоп» и стал показывать фильмы простым рабочим в Пенсильвании и Огайо. В том же году в Нью-Кастл (Пенсильвания) они открыли свой первый кинотеатр под названием «Каскад». Через год, когда дело наладилось, братья Уорнер основали компанию Duquesne Amusement & Supply Company (ставшую предшественницей Warner Bros.), которая занималась распространением фильмов. В течение нескольких лет территория, на которой работала их компания, расширилась и включила в себя четыре штата. Братья приобрели десятки кинотеатров, создали сеть кинопроката, с 1913 года стали продюсировать собственные фильмы, а еще через десять лет создали собственную кинокомпанию Warner Bros. Studios. В 1927 году киностудия выпустила первый звуковой фильм, а в начале тридцатых годов она уже выпускала до ста фильмов в год. Ей принадлежали 360 кинотеатров по всей Америке и свыше 400 - за рубежом. Умер Альберт Уорнер 26 ноября 1967 года в Майами Бич, штат Флорида.

24 июля

1942 – Популярная российская актриса Ирина Мирошниченко родилась в Барнауле, в эвакуации. Кроме Ирины у ее матери Екатерины Антоновны Мирошниченко, которая работала в «Москонцерте», был еще сын Рудольф, который умер несколько лет назад (Рудольф – от первого мужа Екатерины Мирошниченко Ивана Талпежникова, погибшего в 1939 году во время сталинских репрессий. Второй супруг Екатерины Антоновны, отец Ирины, - Петр Исаевич Вайнштейн, военнослужащий, умер в 1975 году. По возвращении из Барнаула в Москву Ирина училась в школе при училище им. Гнесиных (скрипка), начала учить французский язык. В 1965 году окончила Школу-студию МХАТ (курс В. Маркова) и с того же года стала актрисой МХАТа (с 1987 года – МХАТ им. Чехова). В 1966 году Мирошниченко дебютировала в кино, сыграв эпизодическую роль Кати в фильме «Я шагаю по Москве». Первая ее большая роль в кино - разведчица Галина Ортынская в фильме Антона Тимошинина «Их знали только в лицо» (1966). Сегодня Ирина Мирошниченко - народная артистка России (1988). Детей не имеет. Первый муж актрисы - драматург Михаил Шатров. После развода с ним жила в гражданском браке сначала с Всеволодом Абдуловым, потом - с Олегом Ефремовым. Второй официальный супруг Ирины - литовский режиссер Витаутас Жалакявичюс. После развода с ним замуж не выходила. В последние годы говорили о ее гражданском браке с поэтом и исполнителем Андреем Никольским, в содружестве с которым актриса выпустила несколько компакт-дисков, музыкальных альбомов, пластинок, подготовила сольный концерт к 850-летию Москвы «Коренная москвичка», не раз показанный по телевидению и изданный на видеокассете. С этой программой Ирина Мирошниченко объездила много городов России, выступала перед многотысячной аудиторией в Нью-Йорке.

25 июля

1918 – Талантливый израильский журналист, публицист, редактор и переводчик, главный редактор газеты «Маарив» (1980-1985) Шмуэль Шницер родился в Гааге, Нидерланды, в семье, в которой было 12 детей и где соблюдались еврейские традиции. Учился Шмуэль в ортодоксальной школе «Иесодей ха-Тора» в Антверпене, Бельгия, там же присоединился к молодёжному движению «Бней Акива», в котором был инструктором группы. В 1939 году Шмуэль Шницер нелегально репатриировался в Эрец Исраэль, прибыв в Палестину на одном из последних рейсов корабля «Парита» накануне Второй мировой войны. По приезде в Палестину зарабатывал на пропитание сельскохозяйственными работами, но готовил себя к журналистике, о которой давно мечтал. Свой путь в профессию Шницер начал в газете «ха-Машкиф» в 1940 году. Журналист Шалом Розенфельд, работавший с ним, писал, что эта газета не могла предложить журналисту ничего, кроме своего боевого духа. Работали в ней либо идеалисты, либо те, кто был готов вести очень скромный образ жизни. Шницер относился и к тем, и к другим. Позднее Шницер перешёл в частную и весьма популярную газету «Едиот Ахронот». В феврале 1948 года, за три месяца до провозглашения государства Израиль, вышла в свет новая газета «Маарив», которую основала группа из шести журналистов во главе с бывшим главным редактором газеты «Едиот Ахронот» Азриэлем Карлибахом. Пятеро из отцов-основателей новой газеты, и среди них Шмуэль Шницер, покинули «Едиот Ахронот» в результате «путча», причиной которого было вмешательство издателя Йехуды Мозеса в содержание публикаций. Газета «Маарив» отличалась тем, что её инвесторы обязались не вмешиваться в работу редакции, и её часто называли «газетой журналистов». В течение многолетней работы в «Маариве» Шмуэль Шницер прошёл путь от корреспондента до главного редактора этой газеты. Он был одним из первых военных корреспондентов в стране, стоял во главе отдела новостей, был заместителем главного редактора. Несмотря на то, что в 70-е и 80-е годы газета была одной из двух популярных вечерних газет, её тираж начал падать, и она уступила лидерство своему главному конкуренту — газете «Едиот Ахронот». Ни главный редактор «Маарива» в 1980-1985 году Шмуэль Шницер, ни его предшественник и преемник на этом посту, не сумели изменить эту тенденцию. В 1985 году Шницер вышел на пенсию, однако публицистике остался верен до конца жизни и регулярно публиковался в газете «Маарив». Именно публицистика позволяла Шницеру быть максимально откровенным и не отдавать дань политкорректности. Когда речь шла об отходе от принципов сионизма, как Шницер их понимал, его слово становилось особенно безжалостным, и ничто не могло наступить ему на горло. Так было, например, в 1994 году, когда министр иностранных дел Шимон Перес заявил, что существование поселения Нецарим не оправдано ни с оборонной, ни с экономической точек зрения. «Я глубоко верю, что старые истины остаются в силе, что путь сионизма — путь заселения Эрец Исраэль — был и остается правильным, а каждый снос поселений противоречит еврейской истории и её сионистскому периоду...», — написал тогда Шмуэль Шницер. И далее: «Роль публициста-сиониста заключается в том, чтобы разъяснить читателям, что использование старых понятий не должно сбивать с толку: рабочей партии Кацнельсона и Бен-Гуриона, Леви Эшколя и Голды Меир больше не существует. Ценности, которые они превозносили, потеряли прежний смысл и были забыты». Шмуэль Шницер владел несколькими европейскими языками, ему принадлежат переводы на иврит десятков книг. Он перевёл с голландского «Дневник Анны Франк» в 1953 году, с английского - биографию Уинстона Черчилля (автор - Роберт Льюис Тейлор) в 1954 году, с французского - роман Бальзака «Отец Горио» в 1960 году, с немецкого - роман Биньямина-Зеэва (Теодора) Герцля «Altneuland» (Старая новая земля) в 1961 году, сказки Андерсена (1984), а также много других книг. Выпускник университета имени Бар-Илана, Шмуэль Шницер стал в мае 1984 года почётным доктором этого университета. Шницер умер 6 октября 1999 года в здании издательства «Маарив» в Тель-Авиве. В тот день он успел завершить свою последнюю публикацию. В статье, посвященной его памяти, Шалом Розенфельд пишет, что, поставив последнюю точку, Шмуэль Шницер как бы сказал, что служба, которую он нёс честно и последовательно, завершена. Шницер нередко шёл против течения и вызывал бурю, но теперь он говорит нам: «Я передаю вам мой факел. Покажите, на что способно новое поколение, докажите вашу честность и мужество...».

26 июля

1898 – Талантливый живописец, график, театральный художник, скульптор Александр Тышлер родился в семье ремесленника. В 1912-17 гг. учился в Киевском художественном училище. В 1917–18 гг. посещал студию Александры Экстер, где познакомился с художниками Б. Аронсоном, И. Рабиновичем, П. Челищевым, Н. Шифриным (1892–1961) и другими. После революции Тышлер оформлял улицы и площади Киева, трамваи и агитпоезда. В 1919 г. пошел добровольцем в Красную армию; служил при управлении Южного фронта — делал плакаты для окон РОСТА, иллюстрировал первые буквари на калмыцком, мордовском, татарском языках, а также на идиш. В 1918-20 гг. был членом Култур-лиге; участвовал в организованной ею 1-й Еврейской художественной выставке (1920); в эти годы выступал под псевдонимом Джин-Джих-Швиль. Вскоре после демобилизации (1921) поступил во ВХУТЕМАС, в мастерскую В. А. Фаворского; перешел в московское отделение Култур-лиге. В 1922 г. стал членом художественной группы проекционистов, в 1925 г. присоединился к объединению ОСТ; после раскола объединения в 1931 г. остался в ОСТ и стал членом правления. В 1926 г. работы Тышлера экспонировались в Дрездене и Харбине, в 1927 г. — в Лейпциге, в 1928 г. – на Биеннале в Венеции, в 1929 г. — на выставке русской графики в Риге. После 1932 года живопись Тышлера почти не выставлялась. Его следующая персональная выставка состоялась в Москве только в 1964 г., затем — в 1978 г. и 1983 г. (там же). С 1927 г. Тышлер начал активно работать как театральный художник; сотрудничал с еврейскими театрами Москвы, Минска и Харькова. В 1941 г. Тышлер эвакуировался с ГОСЕТом в Ташкент, где работал в узбекских театрах, занимался живописью, графикой, участвовал в выставках. После закрытия еврейских театров Тышлер продолжал работу в театрах Москвы и Ленинграда. На протяжении всей жизни Тышлер занимался также оригинальной графикой («Бойня», 1925) и книжной иллюстрацией («Книга Руфь», 1917; «Облако в штанах» В. Маяковского, 1929; «Улялаевщина» И. Сельвинского, 1933–34, и другие). В 1920-е гг. Тышлер обратился к скульптуре как вспомогательному материалу, связанному с театральными работами. В 1950–70-е гг. занимался скульптурой из дерева как самостоятельным видом искусства («Дриады», 1969–73, и другие). Творчество Тышлера с его фантасмагориями и метафорами было совершенно чуждо духу социалистического реализма, и это стало причиной почти полного изгнания его живописи с официальных выставок. В его графике, как и в живописи, конкретные предметы превращаются в символы («Погром», 1925, частное собрание, Москва); серии, начатые как графические, часто продолжаются в живописи («Бойня», 1925; «Антикоррида», 1977; цикл «Махновщина», 1920–60). Работы Тышлера для театра ничем не отличались от других его произведений и были еще одним способом реализовать склонность к игре, гротеску, причудливым превращениям («Король Лир», 1935, ГОСЕТ; «Блуждающие звезды», 1941, ГОСЕТ, «Кармен», 1934, «Цыгане», 1936, театр «Ромэн», Москва; «Ричард III», БДТ, Ленинград, и другие). Но в театральных декорациях Тышлер не изображал свои фантазии, а лишь создавал условия для воплощения их в театральном представлении: его декорации просты, конструктивны, удобны актерам, они легко трансформируются, подобно балаганам площадного театра. Еврейские мотивы появляются у Тышлера нечасто (серия «Диван со свечами» (1977), где в одной из картин рога дивана-оленя расцветают менорой; цикл «Соседи моего детства» (1930) — портреты в стиле старых еврейских фотографий, и некоторые другие произведения), однако мировосприятие художника во многом определялось его принадлежностью к еврейству. На творчество Тышлера повлияли впечатления детства в еврейском местечке, мир вещей, производимых его отцом и соседями, еврейские праздники, свадьбы, пуримшпили. Умер Тышлер в Москве 5 июля 1980 года. В некрологе его памяти Белла Ахмадулина написала: «У Александра Григорьевича Тышлера была чудная ребячливая улыбка, вернее: усмешка чудного ребенка, доброго, не лукавого, но не простоватого, претерпевшего положенный опыт многознания. Простодушно, но не простоумно, с превосходством детской хитрецы взирал он на события жизни, на гостей - я среди них видела только почитателей его, но до и без меня, он знал, видел и понимал, чему он приходится современником, жертвенным соучастником».

27 июля

1891 – 120 лет назад в Таганроге родилась будущая русская поэтесса и переводчик Елизавета Тараховская. Ее отец — Яков Соломонович Парнох (1853-1912), провизор и владелец аптеки, почетный гражданин Таганрога (был, кстати, членом городской Думы), мама - Александра Абрамовна Парнох, урожденная Идельсон (1853-1895), врач. Лиза окончила с золотой медалью женскую Мариинскую гимназию в Таганроге, училась на Бестужевских курсах в Петрограде. Стала переводить на русский язык стихи для детей поэтов Ю. Тувима (Польша), К. Мухаммади (Узбекистан), М. Дилбази (Азербайджан), М. Бараташвили (Грузия), Э. Межелайтиса (Литва), А. Босева (Болгария) и многих других. До сих пор во многих театрах России, включая Театр кукол им. С. В. Образцова, идёт написанная Е. Я. Тараховской сказка «По щучьему велению». Умерла Е. Я. Тараховская 13 ноября 1968 в Москве. Похоронена на Новодевичьем кладбище. Сестра Лизы - София Яковлевна Парнок, русская поэтесса, переводчица, а ее брат Валентин Парнах тоже был поэтом, переводчиком, музыкантом, танцором, хореографом, зачинателем русского джаза. Умерла Елизавета Яковлевна Тараховская в Москве 13 ноября 1968 года, оставив нам удивительные воспоминания о времени, в котором она жила и о людях, с которыми дружила. В этих воспоминаниях образ самой поэтессы, даже если она не пишет о себе, видится лучше и ярче. Вот отрывок из ее статьи «Грех «легкомыслия», или на долю Марины выпало слово «плаха» - о встречах с мариной Цветаевой: «Вторая встреча произошла у меня с Мариной в Голицыне, после того, как она вернулась из-за границы. В то время все настоящие люди, как, например, Маршак, Тарковский, Левик и многие другие, ценя ее талант, устраивали ее блестящие переводы с грузинского и др. языков в журналы и издательства. Но многие трусы и подхалимы боялись того, что она - бывшая эмигрантка, ее игнорировали и с ней не здоровались. Из золотоволосой, юной Марины она превратилась в седую старуху. Я подошла к ней, напомнила ей о наших встречах в Хлебном переулке и в Коктебеле, возвратила подаренную мне фотокарточку, где она была снята вместе с крохотной Алей. Она была этим очень растрогана. Марина всегда относилась ко мне дружественно и подарила мне на память свои книги, которые были украдены у меня во время войны. Она дала мне прочитать свою прозу, посвященную некой актрисе Зое Голлидэй, преклонявшейся перед Мариной и обожавшей ее. Прочитав эту рукопись, я спросила: "Как вы можете писать о благоговении и почти влюбленности актрисы Голлидэй? Мне это кажется нескромным". Она ответила: "Я имею на это полное право и этого заслуживаю". И действительно, она заслужила это право, так как была необыкновенным существом, к которому все обычные мерки были неприменимы. Запомнился мне и еще один разговор. Я спросила: "Марина, неужели вы в Париже не скучали по России?". "Моя родина везде, где есть письменный стол, окно и дерево под этим окном", - ответила она. В другом разговоре она сказала, что, как только ступила на сходни парохода, увозившего ее на родину, она почувствовала, что погибла. Это было второе провидение настоящего поэта». И еще одна цитата из воспоминаний Тараховской – весьма красноречивая: «Марина Цветаева, несмотря на свое кажущееся легкомыслие, о котором писала, поехала в Чехословакию в начале революции к своему мужу с дочкой Ариадной (Алей), но в Париже, где ее сначала печатали, она очень скоро почувствовала нарастающее разногласие с эмигрантской средой и предпочла полное одиночество и нищету, перестала печататься в эмигрантских журналах. В Париже она родила сына, назвав его Муром. Она жила в нищете и отрешенности от всех, несмотря на то, что эмигрантские круги звали ее и в Америку, и в Англию, где ей было бы обеспечено полное благосостояние. Вместе с мужем, дочкой и сыном она вернулась в Советскую Россию. Здесь, как я уже говорила, был арестован и расстрелян ее муж, выслана из Москвы дочь. Марина Цветаева осталась в Москве вместе со своим сыном Муром. Грянул 1941-й. Москву уже бомбили. Из Союза писателей нам звонили о том, что готовится несколько эшелонов для эвакуации писателей из Москвы. Были намечены несколько городов - Ташкент, Куйбышев, Казань, Чистополь на Волге, Алма-Ата. Эвакуация предполагалась в октябре 1941 года, но матерям с детьми была дана возможность уехать еще в июле для того, чтобы вывезти детей. Нам всем звонили из Союза об эвакуации, так как считалось, что остающиеся в Москве ждут немцев. Пока что мы все дежурили на крышах и в здании Союза писателей, тушили фугаски и делали все то, что полагается делать советскому писателю. Как-то раз в июле Марина, встретившая меня в клубе писателей, сказала: "Лиза, поедемте в Чистополь". Я ответила ей: "Зачем женам ехать в Чистополь, когда в октябре нас все равно эвакуируют в большие города, где мы сможем печататься?". Она сказала: "Я хочу в Чистополь - потому что боюсь за жизнь Мура. Он каждую ночь дежурит на крыше, и его могут убить". Она горячо любила своего сына, единственного уцелевшего из ее семьи, так как сестра Цветаевой Анастасия Ивановна Цветаева тоже была арестована из-за своих истинно христианских убеждений и религиозных связей с неким проповедником этих убеждений Зубакиным. Таким образом, Марина осталась совершенно одинока. Еще в июле она вместе с сыном Муром поехала в Чистополь, где трусы и подхалимы не захотели прописать ее как бывшую эмигрантку. Она готова была прописаться, хотя бы в качестве судомойки, но и этого для нее не сделали, и она вынуждена была уехать в деревушку Елабугу, где в полном одиночестве и отрыве от своей среды, не имея никаких средств к существованию, повесилась. Так еще раз в России погиб еще один замечательный поэт, повторив судьбу и Пушкина, и Лермонтова, и Есенина, и Маяковского, и других».

_________________________________

При подготовке статей для рубрики "Это - мы" использованы материалы из   Литературной энциклопедии 1929-1939 годов, Краткой еврейской энциклопедии, Википедии и других авторитетных изданий, в том числе из различных энциклопедий on-line – российских и зарубежных, а также публикации "бумажных" и электронных СМИ, авторских блогов и страниц в "Живом журнале", отдельные авторские публикации
Количество обращений к статье - 2570
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com