Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Америка
Возможен ли новый мегатеракт
Марк Штейнберг, Нью-Йорк

Организаторы и исполнители атак «черного вторника 9/11» стали известны американской администрации уже через несколько дней. На след «Аль-Каиды» вывела череда её масштабных терактов: февраль 1993 г. - взрыв в подземном гараже Северной башни Всемирного Торгового Центра; ноябрь 1995 г. – казармы рейнджеров в Саудовской Аравии; 7 августа 1998 г. – взрывы у посольств США в Найроби и Дар-эс-Саламе; октябрь 2000 – подрыв американского эсминца «Коул» в Адене. Сотни погибших, тысячи искалеченных.

После отказа лидеров «Талибана» выдать Бин-Ладена и других главарей «Аль-Каиды» перед президентом Дж.Бушем встали проблемы выработки тактики возмездия организаторам мегатеракта и стратегии преотвращения подобных нападений. Решались они на заседаниях Совета национальной безопасности США (United States National Security Council - NSC).

По данным Reuters, мнения разделились. Председатель Объединенного Комитета начальников штабов генерал Ричард Б. Майерс предложил нанести серию мощных авиа- и ракетных ударов по лагерям, тренировочным базам и штаб-квартире «Аль-Каиды». В то время они находились в провинциях Гильменд и Кандагар и фиксировались спутниковой разведкой с высокой точностью. Генерал высказался за применение термобарических и даже тактических ядерных боеприпасов, чтобы все объекты были гарантированно уничтожены. Генерала поддержали некоторые члены Совета, добавившие, что такой испепеляющий удар станет демонстрацией того, как Соединенные Штаты отвечают на попытку нарушить свою безопасность, и послужат веским уроком для других убийц.

Было предложено также учредить федеральное ведомство контрразведки, подчиненное Президенту США, которое бы отслеживало ситуацию в стране и при помощи разветвленной агентурной сети блокировало бы любые попытки диверсий.Такое же ведомство, как в Англии МИ-6, во Франции – Второе бюро, в Израиле – ШАБАК. Выделяю эти предложения, потому что, к сожалению, они приняты не были.

С терроризмом президент Буш решил бороться другим способом – так сказать, «закордонным». Эта тактика была обнародована в его заявлении: «Чем больше мы убиваем террористов за пределами США, тем меньше опасность их атак в нашей стране». Первая операция с этой целью – в Афганистане - началась 7 октября 2001 года. Она превратилась в войну, в которой сегодня участвуют около 100 тыс. американских военнослужащих. Согласно данным министерства обороны США, по состоянию на 1 мая 2011 года наши потери составляли 1 750 человек погибшими и более 8 тыс. тяжелоранеными.

В апреле 2003 года американские войска вторглись в Ирак. Одной из главных причин этой операции была объявлена поддержка иракским диктатором Саддамом Хусейном боевых групп «Аль-Каиды». Но эти террористы появились в стране только через год и развернули активную борьбу против экспедиционных сил США. По состоянию на 1 мая 2011 года потери американских военнослужащих в иракской войне составили: погибших — 4 477, раненых — 32 186.

Еще более существенны материальные потери. Эксперты американской научно-исследовательской организации «Проект национальных приоритетов» (NPP) сообщили в июне 2011 г., что общие расходы США на ведение войн в Ираке и в Афганистане превысили 1,3 триллиона долларов. И с этой оценкой согласилась администрация президента Обамы. Однако в докладе, подготовленном Уотсоновским институтом международных исследований при Брауновском университете, называется другая цифра – 3,7 трлн. долл.

Нет сомнений – эти суммы сыграли немалую роль в нынешнем тяжелейшем состоянии американской экономики. Что же касается главной цели военных операций – борьбы с террором – то, пожалуй, можно согласиться с мнением Джанет Наполитано, высказанным ею в ходе недавнего выступления в Сенате США. «С сентября 2001 года мы приняли целый ряд мер, которые должны защитить нашу страну от терроризма. Однако угроза по-прежнему остается. Более того, сейчас ее уровень - самый высокий за последние десять лет (выделено мной - М.Ш.)».Такое заявление в преддверии десятой годовщины «черного вторника» не могло не вызвать тревогу. Но сегодняшние реалии исламского терроризма подтверждают выводы Джанет Наполитано, министра внутренней безопасности США. Кстати, учреждение этого министерства – единственное, пожалуй, масштабное мероприятие внутри страны, нацеленное на укрепление её безопасности.

Министерство было создано в ноябре 2002 г. Цель - консолидация всех исполнительных органов, имеющих отношение к безопасности страны, в единую правительственную организацию. Но его практическая деятельность началась лишь в марте 2003-го. Сегодня Министерство ( Department of Homeland Security – DHS ) состоит из 22 ведомств и насчитывает около 225 тыс. человек, бюджет — 56 млрд. долл. Основными подразделениями являются: береговая охрана; иммиграционная и таможенная полиция; служба гражданства и иммиграции; пограничная и таможенная охрана; федеральное агентство по управлению в чрезвычайных ситуациях; федеральный центр подготовки сотрудников правоохранительных органов; секретная служба США; офис координации операций; администрация безопасности на транспорте; офис кибербезопасности и коммуникаций.

Вызывает, однако, недоумение, что в такой мощной и многочисленной структуре не нашлось места для службы поиска террористов. Они скрываются среди 300 млн. легальных граждан США и еще среди 12-15 млн. нелегалов. А в министерстве, главная задача которого – предупреждение терактов, вообще не предусмотрено оперативных подразделений для розыска и нейтрализации тех, кто их готовит.

Джанет Наполитано, министр внутренней безопасности США.
Фото: huffingtonpost.com

По недавнему заявлению Джанет Наполитано, этим занимаются антитеррористические центры. С 11 сентября 2001года были созданы 72 таких центра для сбора и обработки информации на местах, а также для улучшения взаимодействия федеральных правоохранительных органов и разведывательных служб на национальном уровне. «Сотрудники местной полиции и служб знают свою территорию лучше, чем руководство в столице и, следовательно, могут заметить подозрительную деятельность, предвещающую терроризм, особенно если угроза исходит от местных общин. Мы добиваемся того, чтобы каждый центр накапливал аналитическую информацию об таких угрозах и передавал правоохранительным органам и службам экстренного реагирования. В помощь центрам мы направили 64 сотрудника», - заявила Наполитано.

Как видим, эти центры работают, в сущности, на волонтерских началах и даже не в каждом имеется штатный сотрудник Министерства безопасности. На деле же, розыском террористов должны заниматься профессионалы из контрразведки. В США контрразведывательных служб всего три:

- Центр военной контрразведки, который возглавляет генерал-майор Теодор Николас. Основная задача - отслеживание потенциальных угроз, расписывание сценариев возможных терактов против военных объектов внутри страны. Как понимаете, никаких оперативных функций этот Центр не несет, да и распространяется его компетенция лишь на Вооруженные Силы.

- Оперативное контрразведывательное подразделение имеется еще в разведслужбе сухопутных войск. Оно подчинено её Директору и очень малочисленно. К примеру, в форте Худ во время терракта, совершенного майором Нидалем Хасаном 5 ноября 2009 г., был только один штатный контрразведчик. Между тем, форт Худ - одна из главных военных баз армии США, общая численность военнослужащих - более 45 тыс. Примерно столько же гражданских. Немудрено, что единственный контрразведчик проморгал этот теракт, долго и тщательно готовившийся;

- Наконец, Федеральное Бюро Расследований (ФБР). Многие убеждены, что именно оно осуществляет функции контрразведки. На деле же Бюро выполняет функции государственной полиции, расследуя преступления, отнесенные к категории федеральных. ФБР состоит из 11 Главных управлений. Но только в одном из них – Главном управлении национальной безопасности – имеется служба контрразведки.

По состоянию на 1 января 2011 года в ФБР работало около 31 тыс. сотрудников. В контрразведке - всего 3,5 тыс. человек. А всего, по данным корпорации «Рэнд», контрразведкой в прямом смысле занято не более 10 тысяч штатных и нелегальных сотрудников ФБР.

Правда, ФБР завершает план создания в стране сети тайных информаторов численностью около 15 тысяч человек. Будут они использоваться в борьбе с террористами , но также в расследовании других преступлений, относящихся к компетенции ФБР. Много это или мало? Для сравнения: численность контрразведки КГБ СССР в 80-х годах составляла 130 тыс. только штатных сотрудников. Число же нештатных «сексотов» неведомо, думается, однако, что оно, по крайней мере, превышало в пять раз количество штатных. В США же скудость агентурной информации приходится возмещать данными технических средств, использование которых, к тому же, сковывает пресловутая «политкорректность».

Но, пожалуй, главным недостатком американской системы безопасности является отсутствие независимых и мощных контрразведывательных органов.. В США – 16 автономных разведывательных служб, но ни одной самостоятельной и мощной контрразведывательной.

Объективный анализ показывает, что сегодня, через 10 лет после «черного вторника», кардинальных перемен в практике предотвращения терактов на территории США не произошло. Основные усилия были направлены на отражение воздушной угрозы. На эти цели федеральное правительство выделяет ежегодно более 6 млрд. долл., еще 4 млрд. расходуется владельцами авиакомпаний. Как будто администрация и спецслужбы обладают точными данными, что исламские экстремисты непременно повторят атаку испытанным способом. Хотя компетентные эксперты давно указывают на другие цели такого мегатеракта. Именно мегатеракта, а не рядовой диверсии, которых за последние раскрывалось и блокировалось немало. Мегатерактов – ни одного.

Холланд-туннель в Нью-Йорке. Фото: jclist.com

Между тем, такая масштабная атака преследует масштабные же цели: стратегические, экономические и даже политические. Этими целями могут стать, к примеру, мосты в Нью-Йорке – такие, как Дж.Вашингтона, Верразано и туннели - Холланд, Линкольн, которые имеют важнейшее стратегическое и экономическое значение, но охраняются весьма примитивно.

Между тем, шахиды и в наше врямя так же свободно могут проникать в Штаты, здесь они по-прежнему легко найдут финансирование, прикрытие и возможность беспрепятственно передвигаться в любом направлении. До сих пор не раскрыта ни одна «спящая ячейка» террористов, не выявлены сколько-нибудь конкретные планы готовящихся мегатеррактов.

Такое происходит, хотя в США функционирует колоссальный аппарат внутренней безопасности. Тем не менее, пока даже говорить о его способности реально предвидеть мощную террористическую атаку и блокировать ее осуществление, не приходится. Слишком масштабны и расплывчаты функции его подразделений, в десятки раз больше клерков в офисах, чем оперативников «в поле», а уж агентуры во вражеском стане – в сотни раз меньше, чем и тех и других.
Количество обращений к статье - 1697
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com