Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Израиль
Кадиш с русским акцентом
Лея Халанай, Кирьят-Оно

В пятницу был йорцайт моей мамы. Мы пошли на кладбище - я, Аарон и Лиза. Подошли к могилке, помыли, вытерли, почитали всё, что нужно, и пошли к могиле рава Синуани. Йегудское кладбище - маленькое. Это не то, что в Петах-Тикве, например, где огромный "город мертвых". Оно даже как бы немножко сельское. Много могил бухарских евреев с русскими надписями, с красивыми мраморными надгробьями, рядом очень скромные недорогие памятники...

И среди всего этого возышается могила рава Синуани. Это был большой каббалист из Йемена, о котором долгое время мало кто знал, кроме его учеников. Я всегда подхожу, чтобы вспомнить папу, который похоронен в Севастополе. Говорят знающие люди, что, если ты не можешь прийти на могилу к близкому человеку, то можно сказать всё необходимое - азкара, кадиш, Теилим - на могиле праведника.

Ну вот, подходим мы все втроем к раву Синуани, а вокруг памятника сидит компашка религиозных евреев восточного вида - явно ученики и последователи рава. Но вместо того, чтобы учить что-нибудь духовно-каббалистическое, они бурно обсуждают что Ицик сказал Хаиму, а Хаим - Ицику. Я, естественно, к могиле подойти не могу, становлюсь в сторонке и начинаю читать Теилим. А в душе растет глухое возмущение. Вот я к папе пришла, и к раву пришла, а они тут орут и не дают возвыситься... Гордыня, короче, в чистом виде...

Мой дорогой супруг тем временем подходит к ребяткам и что-то тихо им говорит. Ребятки тут же подхватываются и начинают бегать по кладбищу, как ошпаренные. Один забегает в помешение «Хевра кадиша» и вытаскивает оттуда мужика в клетчатой рубашке, другой бежит и приводит рабочего дядьку - одновременно прекращается звук отбойного молотка, третий останавливает частную машину, и оттуда вылезает киббуцного вида мужчина в шортах и панамке. Вдруг в ворота кладбища заруливает велосипедист, весь в коже, его хватают и тоже тащат к себе. И последним номером вползает мусорная машина, которая сразу же занимает половину видимого пространства. Один из тех, кто сидел у могилы рава - Хаим или Ицик - прыгает на подножку и вытаскивает водителя из кабины, затем быстро считает: "Алеф, бейт, гимель... - миньян!!!".

Этот самый миньян выстраивается вокруг моего Аарона, он читает кадиш, а мужички бодренько говорят ему: "Амен" и всё остальное, что положено. Мы с Лизой стоим в сторонке и изображаем немую сцену из "Ревизора". Бедная моя гордыня моментально превращается в острое чувство вины и тихо уползает в сторонку.

А потом наступает радость. Вы можете себе представить радость на кладбище? Вот! А я теперь - могу. Жив народ Израиля! Он стучит отбойным молотком, вывозит мусор, обсуждает, что Ицик сказал Хаиму, носит на голове вместо кипы панамку и велосипедную каску, но, когда надо, сбегается для того, чтобы ответить: "Амен!" - на кадиш, читаемый с русским акцентом.

И это даёт нам хоть какую-то надежду, что всё ещё обойдётся...
Ам Исраэль хай!


Коротко об авторе


Зовут меня Лея Халанай, бывшая Лена.
Девочка Леночка, очень пухленькая и очень умненькая, родилась в славном граде Петербурге-Петрограде-Ленинграде в 1954 году под самый Новый год. Папа учился в военной академии и по ночам чертил тушью, мама бегала по участку и всех лечила, лечила... Так прошло четыре года, а потом папа получил назначение «...в такую дыру!...», потом еще в одну «дыру», с повышением. Вторая дыра называлась - город Ромны и имела от Гитлера орден за хорошую борьбу с евреями. Здесь в 1963 году в очереди за хлебом мне объяснили, что такое «жидовская морда». Так что я это и теперь очень хорошо понимаю!

Через несколько лет хлопотами бабушки и дедушки мы оказались в Севастополе, который я и считаю своим родным городом. «О, это море! О, эти пляжи! О, этот блеск плюс плеск...». Короче, среди друзей я известна под кличками Аспазия Херсонесская или Старая Черноморская Акула. Не успев окончить школу, я пришла в литобъединение при газете «Слава Севастополя» и стала там Всеобщей Деткой и Молодым Талантом. Но дело было в 1972 году, если кто не помнит – это первый большой выпуск евреев из Союза, а следовательно, путь в столичные университеты был закрыт на три оборота ключа. Пришлось поступать в местный приборостроительный, его же пришлось и закончить. Но времени я не теряла! Студенческий театр, философский дискуссионный клуб, литературный салон при библиотеке (главное – доступ к новым поступлениям!), а также функционирование в КСП – всё это как-то компенсировало то отвращение, которое я питала к выбранной не мною профессии. До сих пор бедный мой красный диплом лежит так и не подтвержденным в Израиле. Ну и ладно...

В возрасте около 30 я поняла, что надо с собой что-то делать, и не придумала ничего лучше, как переехать в Питер. В полном соответствии с принципом: «Меняешь место – меняешь судьбу» вскорости вышла замуж за ташкентского КСП-шника, родила двух дочек, чтоб они нам были здоровы...Уже потом я прочитала о периоде обращения Юпитера и связанном с ним кризисе 30-летних. Но это уж потом!

И тут, на гребне перестройки, как из-под земли, стало прорастать то, что раньше было «низзяя». Мы с мужем начали заниматься биоэнергетикой, эзотерикой и лечением. С тем и приехали в Израиль. А в Израиле в то время экстрасенсов было, как собак нерезаных: настоящих, липовых, шарлатанов, добросовестно заблуждающихся и просто врачей без ришайона. Я даже сочинила идеальное объявление в газету: «Снимаю сглаз, порчу, последнюю рубашку». Стало противно. Начали учиться всерьез. Муж – кранио-сакральной терапии, а я – гомеопатии. И я не жалею! Это – моё. Нет большей радости, чем радость целителя, вернувшего человеку здоровье. Это дорогого стоит!

А потом мы пошли к Стене Плача, и я почувствовала, что от нее исходит нечто невероятное, теплое, доброе. А у дочки там насморк прошел. А потом у нас машина начала ломаться, когда мы пытались ехать на ней в субботу, и в Иерушалаим «не хотела» заезжать. Ну просто вставала на въезде – и привет! А потом мы стали верующими, слава Б-гу!

Живу я в городке Кирьят-Оно, чуть южнее Тель-Авива. Городок маленький, европейский. Все друзья у меня в Иерушалаиме. Хотела бы переехать в Шило, жить на вершине горы, вдали от шума городского, но пока не получается. Что ж, подождем. Ведь обязательно будет, что как-нибудь да будет, потому что никогда не было, чтоб никак не было. Всем читателям «МЗ» здоровья и удачи! Шана това!
Количество обращений к статье - 2151
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Юрий (не Кац), Тель-Авив | 01.10.2011 02:25
Точное наблюдение, яркий текст, живая речь - думаю, новый автор продолжит свою тему в "МЗ".

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com