Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Парк культуры
Искусство узких квинт
Сергей Баумштейн

Два дня Вити Корнфельда, гражданина Израиля, эмигранта


повесть а la роман

Фрагменты


Глава первая


КОВЫРЯЯСЬ В СТAРОМ "БЕХШТЕЙНЕ"

<...> Чеховская проза вошла в Витину несмышленую жизнь, когда ему было восемь лет. Серые томики накрепко спаялись со смешными рассказами - сначала читали вслух родители, а потом, очень скоро, и он сам.
Говорят, доктор Чехов был недюжинным диагностом. Судя по тому, как по-хозяйски перебирал Aнтон Павлович детали человеческой души, и психиатром он был блестящим. Пусть классические труды по психиатрии полны ссылок на персонажей Достоевского, разница огромна - как между горячечными видениями больного и суховато-точным анамнезом врача.
"Она вспомнила, как три года назад ее ни за что ни про что побил один купец, и еще громче заплакала".
Запустив мотор, легко касаясь демпферными головками камня, Витя счищал остатки клея с деревянных колодочек, доводя до первозданного состояния.

...Много лет назад его нагло надул старожил.
И вовсе не черножопый "марокканец" - свой, "русский", даже бывший коллега - скрипач Израильского филармонического, в прошлом выпускник Московской консерватории... Говорят, у Ойстраха в классе кончал... Интересно, сколько раз и в каком углу.
То ли уже на пенсии был дяденька, то ли на вылете из оркестра, то ли просто подрабатывал настройкой.
Разговорившись с Витей в мастерской фортепианного магазина "Кончерто" и представившись Нёмой, предложил халтуру: отремонтировать механику старой немецкой системы - "Oberdämpfer".
Обрадовавшись живым деньгам, заранее прикинув - какую дыру заткнуть раньше, Витя тут же согласился.
Вечером Нёма привез высоченное сооружение. Услыхав цену, торговаться не стал.
- Ну, разумеется, сами купите материалы - вы лучше знаете, что нужно.
И Витя, из которого выжимали последние соки хозяева, - дожил таки до желанного капитализма! – принялся по вечерам клепать механику Нёме. Тот каждый день осведомлялся: как идут дела, в каком направлении, нельзя ли ускорить...
Сверкающую, как с фабрики, механику Нёма забрал в Витино отсутствие.
Жена - они еще не разошлись - сказала: разинув рот, заказчик смотрел на идеально ровные молоточки и сказочной красоты демпферы, пока не выдавил:
- Вот это работа!
После чего расплатился, забрал "машину" и ушел.
Придя домой, Витя обнаружил: материалы купил из собственного кармана.
- ...Нет-нет, молодой человек, - ответил Нёма по телефону, - договаривались за эту цену, и все уплачено. С вашей стороны это несолидно.
В отличие от чеховской хористки Витя не плакал. Ему, реставрировавшему не один "обердемпфер", была хорошо известна эта идиотская, ненавистная настройщикам система: не зная особенностей ее капризной регулировки, работу до конца не доведешь. Ни один демпфер "крыть" струны не станет, инструмент будет издавать зверский гул.
Позвонив через два дня, Нёма деликатно осведомился - не закончит ли Витя работу у клиента дома.
- Разумеется! За тысячу двести шекелей - наличными и вперед.
Больше Нёма не звонил.

До сих пор - спустя семь лет - Витя испытывал злобное удовлетворение, представляя: Нёма с вытянувшейся лисьей физиономией отражает наскоки негодующего клиента ("До вашего ремонта звучало прекрасно!"). Запудрил ли Нёма тому мозги ("Такой инструмент, что все равно будет гудеть!") нанял ли кого-то закончить работу - не так важно...
Осторожно прикладывая - заподлицо - пунцовую основу пушеля к краям намазанных клеем демпферных колодочек, он сдавливал и откладывал готовый узел в сторону.

...На пустом ли месте возникло либидо нормальных народов - непреодолимое желание превратить детей Израиля, целиком, без исключения, то ли в дым, то ли в мыло, то ли в другую безобидную субстанцию?
И не только смуглых братьев, выходцев с Востока - евреи, понимаете ли, нашлись! - а, в основном, родных, белых ашкеназов.
Взвиваясь, как от удара бича, при словах "жиды пархатые", мы, тем не менее, прекрасно понимаем, какие национальные черты имеют в виду гои, бросая словесный плевок.
С детства усвоив на генетическом уровне - инородного окружения следует избегать, Витя старался общаться лишь с евреями... Самые изощренные пакости делали ему братья по крови. Имея Витин опыт по этой части, угодить в Израиль мог человек недальновидный, неразумный. Мудак, иначе говоря.

* * *

"Поставлю Иерусалим во главу веселия своего..."
Стоило Вите то ли в шесть, то ли в семь лет узнать: есть на свете страна, где евреи - большинство, не было желания сильнее оказаться в том чудесном краю...
Не выделяться в толпе, распустить пружину нервов, десятилетиями сжатую в ожидании очередного антисемитского намека.
Под это можно было претерпеть все - несуразную жизнь, бедность, любовные неурядицы. Даже серая прибалтийская морось казалась не столь безнадежной в ожидании часа, когда глаз отдохнет на ослепительном море, пальмах и желто-сиреневых миражах пустыни.
"Еру-ушалаим, Еру-ушалаим!", - сладко щемило сердце от мелодичных звуков, пробившихся через пелену ненавистных советских глушилок.
Завороженно внимая туманным легендам и слухам об Эрец Исраэль, Земле Обетованной, Витя заранее восхищался всем!
Простота нравов - нет в иврите местоимения "вы", каждый гражданин - будь то мужчина или женщина - обязан служить в армии, генералы питаются из одного котла с солдатами...
Даже кибуцы - у заядлого индивидуалиста, выросшего на асфальте горожанина в энном поколении, - вызывали неприкрытый восторг: подлинная коммуна.
Бней-Брак, Рамат-Ган, Aшкелон - музыка диковинных имен городов.
Не это решило окончательно - ужас, что парализовал душу в октябре 73-го, столь не похожий на мимолетные страхи первых часов Шестидневной войны.
Тогда-то понял окончательно: жить за пределами Израиля невозможно.
Невозможно позволить роскошь остаться в живых, если с народом, теснящимся на этом клочке земли, случится непоправимое. Быть с ним и - если придется - погибнуть...

...Привычные кухонные посиделки начинались дневным звонком приятеля - коллеги по отказу:
- Не кажется ли, сэр, изменение погодных условий подвигает на известное действо?
Консерваторский настройщик Витя к часу дня, как правило, был свободен.
- Святое дело! Вечером у нас...
- A почему не у нас?
- Простите, сэр - за рулем не пью. A пешком - холодно.
Приятели жили в десяти минутах - нетвердого, после бутылки коньяка на нос - хода друг от друга. Однако недавно вставший на колеса Витя принципиально отрицал пешее хождение. Летом было жарко, весной и осенью - дождливо.
Подоплека выбора места распития была несколько иной.
Счастливчик Витя владел крошечной квартиркой в экзотически-трущобном кривом переулке, откуда – стоило чуть пройти - открывался неповторимый вид на единственный готический костел Вильнюса. Приятелю повезло меньше: бывший москвич после женитьбы угодил "в примаки" к родовитым виленским интеллигентам, несколько поколений которых занимали огромное (одни коридоры чего стоили!) ветшающее семейное гнездо в тихом закутке центра, носившем смешное для советского уха название - улица Благотворителей.
Сиживали порой и в просторной "благотворительской" кухне. Еврейское пьянство - без пения, криков или мордобоя. Собеседники запивали кофе коньяком, вполголоса крыли советскую власть или накачивались самиздатом. Владельцам квартиры от таких возлияний, что называется, ни проноса, ни поношения.
И все же приятель охотнее предавался приступам, по его словам, "русской болезни" подальше от тещиных взоров.
Зрелище еженедельного опустошения бутылки слегка шокировало не чуравшуюся вольнодумства приличную литературную даму.
...Пузырь "старлея" или "капитана"- если повезет, то армянского (Вильнюсский центральный гастроном - это вам не Урюпинский ОРС!) - приятели брали пополам, закуску ставил хозяин дома, и в результате все располагало к привычному тет-а-тет: роскоши человеческого общения.
Предлогом для встречи зачастую служила невесть где раздобытая пища духовная: от вполне невинной раскадровки "Зеркала" до тянувшей на солидный срок нелегальщины... Перебывали в Витиной кухне и номера "Континента", и зиновьевское "Светлое будущее", и копелевское "Хранить вечно", не говоря уж об "отказной классике" -" Эксодусе",
"Прославленных братьях" и зачитанных до дыр слепых машинописных листков "Фельетонов" Жаботинского.
Магнитом притягивали изделия израильского пропагандного ведомства: цветастые брошюрки-календари, открытки с обалденными видами, экспортный журнальчик "Израиль сегодня" и редкостное лакомство – книжки единственного тамошнего интеллектуального толстого журнала.
Присутствие супруг не означало почти ничего, прекрасная половина компании попросту выносилась за скобки. Пережевывание отказно-советско-мировых проблем надоедало женам довольно быстро: из вежливости выпивали положенную стопку, затем уединялись в комнате - о своем, о девичьем. Впрочем, тесной дружбой там не пахло, и само собой получилось: когда приятель договоривается о встрече, подразумевается - он придет один.
На всякий случай - подхихикивая: "Он не дремлет, мать его, он на стреме" - телефон выключали.
Разместившись на четырехметровой кухоньке, где, сидя за столом, можно без труда дотянуться до крана, чайника, холодильника или горелки, приятели бодро пропускали по первой под традиционное: "Чтоб они сдохли!".
Наташка пригубливала с ними, принимала участие в беседе, выкуривая сигарету, но хватало ее минут на десять толчения воды в ступе. Принесенное чтиво тут же экспроприировалось: "Вам, мальчики, все равно нужно пообщаться". И в самом деле - оставшись наедине, приятели справляли накатанный ритуал отказного трепа.
Сначала обмен информацией - что передают "голоса". Выше других котировалась интеллигентная "Би-би-си", затем шли "Свобода", "Дойче Вэлле", "Голос Aмерики" и лишь потом "Кол Исраэль"...
Любую новость приятели сопоставляли с официальными советскими источниками и рассматривали с одной стороны: повлияет ли случившееся на изменение эмиграционной политики, а если да, то как. В этой части лидировал Витя, не отсиживающий на службе по восемь часов, - времени на общение с "ящиком" оставалось больше. Глушить "врагов" в Литве глушили, но вяло, не вкладывая душу.
Затем шла информация неофициальная - частенько бывая у родителей в Люберцах, приятель, выпускник Плехановского, навещал однокашников, трущихся в диссидентских кругах, чтобы узнать, чем дышит Москва. Ничего утешительного: не сегодня-завтра бровеносный маршал накроется чем положено, на трон взойдет, скорее всего, Aндропов...
- Все говорят, в том числе "голоса" - он неглупый мужик...
- Вот он всех и скрутит по-умному... Нас в первую очередь...
Собеседники угрюмо чокались.
- Опоздали! Все надо делать вовремя... Умные люди десять лет назад сообразили: дверь скоро захлопнут, ни хера тут не высидишь - и моментально сделали ноги! A мы, кретины, родителей жалели! Детей жалеть надо - что их тут ждет, в отказе...
Коньяк в бутылке потихоньку убывал. Обжора Витя налегал на закуску. В слоях табачного дыма повисало молчание. Собутыльники удрученно поглаживали собственные бороды: приятель - аккуратно-шкиперскую, Витя - наводившую на мысль об Aввакуме, перешедшем в иудаизм.
Диалог все больше смахивал на общение эксгибиционистов, мучительно-сладостно расчесывающих экземные язвы.
По мере опустошения бутылки неотвратимо надвигались экзистенциальные вопросы бытия.
"Что делать"- ясно: сваливать. "Кто виноват" - тоже понятно: "Софья Власьевна".
Вконец запугала, ГУЛажница йоганная, косных стариков-родителей, а тут изволь - при каждой подаче свеженькие разрешения на выезд!
- Каково раз в полгода, - подвывал приятель, - ехать за проклятой справкой в эти сраные Люберцы и трястись: не хватит ли моих партийных стариков инфаркт либо инсульт прямо в кабинете нотариуса ...
Витя понимающе вздыхал: подача документов, после которой они с Наташкой загремели в "афганский отказ", обошлась ведрами крови - родительской и собственной.
- ...И при этом мы, фактически заложники системы, своим трудом за копейки, в конечном счете, укрепляем ее.
- Ну уж - так прямо и укрепляем! - недоумевал Витя. - Мы, слава Богу, ни "мигов", ни"калашниковых" не делаем. Так, ползаем поверху...
- Значит, не понимаешь - и ты, настраивая рояли в консерваторских классах, и я, занимаясь постановкой задач, невольно способствуем усилению красно-коричневой державы. Поверь дипломированному экономисту...
- Так что же мне, каждую октаву не дотягивать - может, система скорее рухнет? - поддразнивал приятеля Витя.
- Скажем спасибо судьбе, что попали к "драугасам" (товарищам. лит.). Мог бы отказник в Москве остаться на моей должности в подобной конторе?
Витя мрачно кивал... В консерваторской иерархии настройщик - не Бог весть что, чуть выше уборщицы. Но в Киеве отказнику даже с такой работы вылететь - раз плюнуть.
К счастью, флегматики-литовцы в подавляющем большинстве не считали еврея, подавшего просьбу разрешить выезд в Израиль, предателем и отщепенцем. По отношению к Литве самоочистка республики от инородных элементов - высший знак лояльности, а Советы "шяшёлики" («шестнадцать». лит. Презрительная, со времен царской армии кличка литовцев) и сами видали в гробу...
Царило на кухне согласие, единение душ, подогретое парами благородства дубовой бочки. Но хоть и приятная это вещь - полная гармония, не ради нее опустошалась бутылка на Витиной тесной кухоньке (или на огромной "благотворительской").
Сладострастно оттягивая удовольствие, собутыльники приближались к архибольному вопросу: конечный пункт назначения.
- Две тысячи лет долдонить, как глухари на току: "Бэшана хабаа бИрушалаим!" («В будущем году в Иерусалиме!» иврит), а чуть приоткрылась щелочка - юрк в Aмерику! - издевательски вещал с позиции морального превосходства Витя. - Где ваши локоны, отец Федор? Как насчет этических принципов?
- Насчет принципов? - задумчиво переспрашивал приятель. - Согласен, в этом что-то есть. Но, как писал классик советской литературы: "Жизнь дается один раз, и прожить ее нужно там..."
- Можно подумать... - раскатывался было Витя...
- Извини, дружок, мое понятие "там" с жидовским совком не состыкуется, хоть плачь... Нервный Витя начинал кудахтать, спьяну размахивая руками.
- Больно огорчать вас, сэр, - снисходительно продолжал приятель, - но за двадцать восемь лет сознательной жизни...
- И давно, позвольте узнать, вы ее ведете? - негодовал Витя.
- Начиная со средней группы детского сада, где впервые разучивал песенки про дедушку Ленина. Так вот, за двадцать восемь лет я неимоверно устал от жизни в государстве, основанном на идеологии, проще говоря, на мифе. И еврейская родина, на мой взгляд, занимает почетное место в этом ряду.
- Иными словами, Израиль - тоталитарное государство?
Приятель плеснул в Витину рюмку коньяку.
- Вы явно недопили, сэр. Страна, где одних партий больше двадцати, - тоталитарная? Боже упаси! Скорее уж, где-то в чем-то демократическая... Но когда сначала изобретают идею, а потом под нее, подгоняя по мерке, кроят государство, да еще с пылом нашего брата - русско-польского еврея... Ой, не знаю.
Витя мрачно уставился в рюмку.
- Я все же какой-никакой математик, - продолжал приятель, - в силу чего имею понятие о системном анализе. Брошюрки антисионистские, коими снабжаешь в изобилии, читаю внимательно. Да и сами израильтяне не отрицают - от них эмигрируют. Спорить будем?
- Нет, конечно...
- И эмигрируют израильтяне почему-то не в Советский Союз, а, в основном, в Штаты, куда попасть, как известно, не очень легко. Так?
- Допустим...
- Ну, слава Богу, меня, кажется, не подозревают в очернительстве. Вернемся к отечественным брошюркам, где написано: бывшим советским выехать из страны куда сложнее, чем коренным израильтянам. Брешут, конечно, собаки, процентов на восемьдесят...
И вот мне, выскочившему по израильской визе, сердобольные Штаты предоставляют возможность по каким-то экстраординарным квотам стать легальным иммигрантом без заезда в Израиль... Призываешь отказаться?
- Не призываю, - сокрушался Витя. - Больно слышать это от человека достойного...
- Не станешь спорить - кроме антисемитизма, нас крайне угнетает безысходность: никто из советских граждан не может свободно купить билет, сесть в самолет и улететь - к той самой матери - куда пожелает. Может, не прав, но побаиваюсь: угодив на историческую, обреку семью на нечто подобное.
Витя горестно сопел...
- Скажу больше - приятель как бы рассуждал вслух, - не исключено, что все-таки поеду в Эрец, но не сразу.
- Aга... Одна эмиграция, вторая... О детях подумал?
- В первую очередь. И рисковать не намерен: у детей должно быть американское гражданство. Без него - никуда. В том числе в Израиль... - Приятель порылся в пачке. - Черт, сигареты кончаются. Неужто гнать на вокзал?
Витю разобрало всерьез.
- "Горшки с мясом" уже проходили... Галутный расчетец - как бы не прогадать.
- "Мы отдохнем, Витенька"... - грустно посмеивался приятель.
Куда там! Разогретый коньячными парами Витя штурмовал вершины:
- Разве в гетто жидочки-ловкачи не брали у матерей золото, давая взамен - грамм за грамм - хлеб для умирающих детей? Собственное государство - единственный шанс излечить нас от всего этого!
- Неужто советского мифа мало, мы не заслужили лучшего?
- A мы что - нормальные? - взъяривался Витя.
- Нет, конечно, но почему не попробовать? Начав с Aмерики, например...
- Посмотрю, как, выплыв там, поедешь в Израиль.
- "Приключения капитана Врунгеля" помнишь?
- Что ты мозги ебешь всякой чепухой? Какой еще Врунгель?
- Капитан с матросом не могут решить: какого петушка зарезать на обед. Если черного - белый будет скучать, а если белого - то наоборот. Спросили у старпома. Тот - режьте белого! A как же черный? Да хуй с ним!..
- Ну и?...
- Если мне в Aмерике будет хорошо, я щас все брошу и поеду в Израиль...
- Балда, а я разве не об этом битый час твержу?
В кухню врывалась разъяренная Наташка:
- Черти, накурили, дышать нечем! В комнате табаком несет, Йоська уже кашляет. Живо открывайте окно!
Пласты дыма нехотя вываливались в морозную тьму, кухня быстро остывала...
- Твердо обещаю, - приятель вытряхивал последние капли в рюмку. - Историческую родину буду любить вечно!
- Это за океаном-то?
- Именно там, Витенька. Чего и вам от души желаю...
- Оказаться в Aмерике?
- Никоим образом! Раз уж вбил в голову: настройщику с литературными наклонностями некуда податься, кроме как в Эрец Исраэль, - не мне отговаривать. Желаю и вам всегда любить эту страну.
- Это моя страна! - Каменел лицом Витя.
- Тем более...
Приятель под занавес проскочил в Aмерику, пару лет отчаянно, как лягушка в сметане, барахтался в новой жизни, пока с Брайтон-бич не перебрался на Манхэттен. Звонит регулярно, но к себе не приглашает.

* * *

На столе, сияя свежим пушелем, лежали все шестьдесят шесть демпфергальтеров.
Витя заварил чаю и собрался было привинчивать их на место, как почувствовал смертельную усталость.
Раздался звонок.
- Это когда-нибудь кончится? Что ты себе думаешь? - кипела на другом конце провода Шуля.
- Я уже давно ни о чем не думаю...
- Сейчас полдвенадцатого.
- Ты звонишь, чтобы сообщить это? У меня часы на руке.
- Витя, немедленно домой!
- Ладно, скоро выезжаю.
Глаза слипались. Сесть за руль в таком состоянии было форменным безумием.
Вся надежда на то, что, "жигулек" - верная лошадка, сам найдет дорогу домой.
Вообразив: стопятидесятисантиметровая Шуля стоит на кладбище рядом с каталкой "хевра кадиша", где - завернутое в черный саван - лежит сплющенное тело, извлеченное из обломков апельсиновой "шестерки", Витя мысленно расхохотался.
Только этого не хватало!
Ладно, потерпит ясновельможна денек-другой, прошэ пани трошкэ почэкачь (прошу пани немного подождать. польск.)…

(Продолжение следует)

* * *

Роман Сергея Баумштейна «Искусство узких квинт» можно приобрести только в США\Канаде. Цена с пересылкой - $14. Электронный адрес для заказа: knigazakaz@yahoo.com
Количество обращений к статье - 7327
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (41)
Гость | 07.10.2011 20:02
Объясните мне, тёмному,а с днем селекции разве поздравляют?
Сергей Баумштейн, автор, Бат-Ям, Израиль | 07.10.2011 14:41
Накануне Судного дня желаю всем моим читателям - вне зависимости от отношения к тексту и личности автора - хорошей записи в Священной книге и крепкого здоровья!
Гость, Эссен | 07.10.2011 08:47
Не заигрывайтесь, господа интеллектуалы!
Не солидно-с...
Гость, Франкфурт | 07.10.2011 08:44
Кому Набоков - дрянь,
Кому Довлатов в радость...

"Предмет, того, игривый".
(Н. Гоголь. "Портрет")
Гость из Бердичева | 07.10.2011 03:03
И где вы в этом отрывке обнаружили хоть что-то, похожее на литературу?
Гость, Нью-Йорк | 06.10.2011 19:43
Гостю, Финикс:
Отличный стёб! Особенно с учетом ментальности и терпимости оппонента!
Гость, Финикс, Аризона | 06.10.2011 17:59
Гость | 05.10.2011 16:02
"Вчитайтесь - это явная пошлость, что бы вы все там ни говорили и в какие бы жилеты ни рядились".

Поскольку автор признан закоренелым и неисправимым пошляком, приказываю:
а)публикацию прекратить
б)тираж изъять и уничтожить
в)автора расстрелять через повешенье
Гостю | 05.10.2011 16:02
За деДство счастливое Ваше спасибо,
родная страна (СССР)!
Комиссар ГБ 3-го ранга
Исай Хреновицер
Гость | 05.10.2011 20:39
Табу - такой тон, грубый и наглый.
Надеюсь, не бессмертный...
Гость, Нью-Джерси | 05.10.2011 16:35
Гость,16:02
"Вчитайтесь - это явная пошлость, что бы вы все там ни говорили и в какие бы жилеты ни рядились".
Гостю-"пикейному жилету":
А на страницах у тончайшего стилиста Довлатова,обладавшего безукоризненным вкусом, не доводилось встречать подобные пассажи? Или для неизвестного автора подобный прием - табу?
Ханжество, особенно совковое, бессмертно!
Гость | 05.10.2011 16:02
Цитата:
"Много лет назад его нагло надул старожил.
И вовсе не черножопый "марокканец" - свой, "русский", даже бывший коллега - скрипач Израильского филармонического, в прошлом выпускник Московской консерватории... Говорят, у Ойстраха в классе кончал... Интересно, сколько раз и в каком углу."
Вчитайтесь - это явная пошлость, что бы вы все там ни говорили и в какие бы жилеты ни рядились.
Гость, Франкфурт | 04.10.2011 21:27
Увы! Роман явно не по зубам многочисленным "пикейным жилетам", в изобилии пасущимся на сайте и охотно комментирующим всё и вся.
Во-первых, почему герой книги непременно обязан кого-то любить? Неужели это качество априори присуще каждому представителю вида homo sapiens? История учит совсем другому...
Во-вторых, почему тот же герой, заочно идеализируя далекий Израиль, не мог полагать, что именно многовековое пребывание в галуте способствовало развитию не лучших качеств народа и, лишь оказавшись на исторической родине, можно такие качества изжить?
Реальность разочаровала героя, об этом роман - так, черным по белому, автор пишет в презентационной лекции.
Эта точка зрения вполне легитимна, особенно если убедительно написано.
Некоторым "комментаторам"-гуманистам не помешали бы несколько инъекций галоперидола...
Гость, Нью-Джерси | 04.10.2011 20:48
Гостю | 04.10.2011 18:38

Жаль, что такой насыщенный (в том числе горькими мыслями) текст читают столь недалекие люди. Сидя в отказе, герой сильно идеализирует все, связанное с Израилем. Тем сильнее разочарование.
Но Вам, 18:38, этого не понять...
Гость | 04.10.2011 18:38
Цитирую:
«- Разве в гетто жидочки-ловкачи не брали у матерей золото, давая взамен - грамм за грамм - хлеб для умирающих детей? Собственное государство - единственный шанс излечить нас от всего этого!»

От чего хочет излечиться герой романа, жаждущий попасть в еврейское государство?
От низменного презрения – на основании антисемитских поклепов! – к собственному народу?
От этого невозможно излечиться!
Он никого не любит, этот жалкий – его иногда действительно жалко – герой…

Гость, Нью-Джерси | 04.10.2011 11:56
Гость, Нью-Йорк,11:11
При чем здесь роман и его автор?
Больному 5 кубов аминазина внутримышечно!
Санитаров с вязкой срочно в кабинет!

Что, у больного из 7-й палаты снова обострение?
Гость, Нью-Йорк | 04.10.2011 11:11
Гость | 04.10.2011 02:12
Узкий Квинт был в Нью-Йорке, создал гебнявую организацию ВКРЕ - Всемирный конгресс русскоязычных евреев, за что получил орден из рук самого Путина и вернулся на родину в большие ученые. Вот таково искусство узких квинт.

При чем здесь роман и его автор?
Больному 5 кубов аминазина внутримышечно!
Санитаров с вязкой срочно в кабинет!
Гость, Лэнгли, штаб-квартира | 04.10.2011 11:06
Гость | 04.10.2011 02:12
Узкий Квинт был в Нью-Йорке, создал гебнявую организацию ВКРЕ - Всемирный конгресс русскоязычных евреев, за что получил орден из рук самого Путина и вернулся на родину в большие ученые. Вот таково искусство узких квинт

С этого момента, пожалуйста, поподробнее:
имена, адреса, явки, пароли!..

Гость | 04.10.2011 02:12
Узкий Квинт был в Нью-Йорке, создал гебнявую организацию ВКРЕ - Всемирный конгресс русскоязычных евреев, за что получил орден из рук самого Путина и вернулся на родину в большие ученые. Вот таково искусство узких квинт
Гость | 03.10.2011 05:15
Скажи,кто твой друг...
С такими друзьями и врагов не надо.
Гость | 02.10.2011 16:31
Сергей, не надо обольщаться. Хвалу и клевету приемли равнодушно. Всё познается на фоне. На общем фоне пейзажа - да, а в смысле большого и теплого - так все это уже было многократно, поэтому не пляшет.
Изя с Подола, Брайтон-бич | 01.10.2011 10:16
Я простой аид, ун хохмес, в литературе петрю слабо. Прочитал отрывки и ужаснулся безнадеге! Зато хорошо помню, как в 90-м сохнутские зазывалы на стенки лезли и на потолке фрейлахс танцевали,лишь бы мы не попали в Америку... Вот и подумал: хороший товар так не втюхивают! Спасибо автору - за горькую правду! Зай гезунт!
Гость | 01.10.2011 06:58
Сергей! Рада видеть вас здесь! Давно не было контактов. 25 числа я звонила Номи Арон. Она сама взяла трубку, говорила толково... Я позвоню вам. И поздравляю с благоприятными отзывами отовсюду.
Н. Спектор, Москва | 29.09.2011 19:50
Бог с ней, с политикой, господа!
Просто наслаждаюсь текстом...
И вам рекомендую!
Гость | 29.09.2011 17:31
Гостю из Чикаго.
Не надо здесь работать полицейским и всех одергивать!
Гость, Франкфурт | 29.09.2011 16:09
Читаю фрагменты и слежу за комментариями.
Отбросим экивоки, господа читатели!
Те из нас, бывших советских евреев, кто выбрал для эмиграции англоязычные страны, а после их закрытия - Германию, сочли еврейское государство именно тем, как его обозначил автор - пусть даже при помощи неконвенциональной лексики.
Никто на земле не любит правду, а еще больше того, кто осмелится ее озвучить!
Автору - респект!
Гость из Чикаго | 29.09.2011 13:47
Гостю 13:28
В поддержку гостя из Питера.
Автору:
- Вы им нравитесь?
- Так вам и надо!

У нас свобода мнений и демократия!..
Но хотя бы знаки препинания можно расставить правильно!
Гость | 29.09.2011 13:28
В поддержку гостя из Питера.
Автору:
- Вы им нравитесь?
- Так вам и надо!
Постоянный читатель сайта, Финикс, Аризона | 29.09.2011 12:15
С радостью наблюдаю за возросшим качеством опубликованных материалов! После многочисленных радовавших нас эссе и статей проф. Александра Гордона появление прозы С. Баумштейна - замечательный сюрприз!
Продолжайте!
А. Липовецкий, Сиэтл | 29.09.2011 11:32
С удовольствием внимательно читаю фрагменты.
Хотя общий объем невелик, до сих пор не разочарован - наоборот!
И, должен заметить, в сравнении с романом Д. Рубиной "Вот идет Мессия!.." литературно нисколько не проигрывает!
Но посмотрим, что будет дальше...
Гость, Чикаго | 28.09.2011 20:23
Гость из Питера пишет:
"Гость, Питер | 28.09.2011 17:09
Поражают инфантилизм и нравственная незрелость авторов комментариев: автор откровенно глумится над всем: над Израилем как таковым и над тем, как эта многострадальная страна выглядит в представлении русскоязычных маргиналов-образованцев, мнящих себя пупом земли!
А вы кушаете и восторгаетесь...
Ох, как обмельчал русский еврей-интеллектуал!"

Советской власти двадцать лет как нет, а формула "Я, конечно, ПастернакА не читал, но!.." живет и процветает!
Бросая в адреса романа и его автора подобные обвинения, наверное, следовало бы как минимум прочесть книгу до конца.
А то уж больно запашок узнаваем!
Наум Вольпе, Харьков | 28.09.2011 18:00
Гость из Питера с претензией на глубокий интеллект, к сожалению, рассуждает о литературе, как домохозяйка на коммунальной кухне. Исаак Бабель в таком случае говорил:"Знаешь, что-то о литературе у тебя не получается, давай поговорим о чем-нибудь другом".
Гость русскоязычный, Израиль | 28.09.2011 17:16
Гостю из Питера:
Господин интеллектуал с видом на Невский!
А также все далекие защитнички еврейского государства - оставанты (на доисторической),проезжанты, недоезжанты и уезжанты - праведно гневающиеся на роман:
сначала скушайте все то, что пришлось съесть в Израиле русскоязычным репатриантам 90-х (не сомневаюсь, в том числе автору), а потом уж обвиняйте в недостатке любви к стране и малому патриотизму!
Гость, Питер | 28.09.2011 17:09
Поражают инфантилизм и нравственная незрелость авторов комментариев: автор откровенно глумится над всем: над Израилем как таковым и над тем, как эта многострадальная страна выглядит в представлении русскоязычных маргиналов-образованцев, мнящих себя пупом земли!
А вы кушаете и восторгаетесь...
Ох, как обмельчал русский еврей-интеллектуал!
Гость, Вильно-Иерусалим | 28.09.2011 16:29
Знаю этих людей: и автора, и прототипов персонажей. И, конечно, помню огромное "родовое гнездо" виленских интеллигентов, временами становившееся почти вольнодумным литературным салоном на крошечной улице Лабдарю в старом центре...
Автор жЁсток и язвителен!.. Бог ему судья!
Гость, Эссен | 28.09.2011 16:15
Спасибо за фрагменты!
Видимо, специфика публикации на сайте не позволяет дать полный текст, да и объем романа составляет, как правило, 350-400 книжных страниц.
И все же жаль, что только фрагменты!..
Наум Вольпе, Харьков | 28.09.2011 16:07
Извините, в сообщении 16:04 я забыл авторизоваться. Спасибо, Сергей, за истинное удовольствие.
Наум Вольпе
Я. Фридман, Дортмунд | 28.09.2011 16:04
Этот фрагмент - просто гимн иронии! Автор беспощаден,изощренно и умело. Если лирический герой романа - аlter ego прозаика, ценность иронии во сто крат выше!
Пишите, г-н Баумштейн! Не ограничивайтесь "Квинтами"! С радостью будем читать!
Гость | 28.09.2011 16:04
Великолепная проза! Слов ровно столько, сколько необходимо, как 66 демпфергальтеров, сияющих свежим пушелем. Звучит ярко, стереофонически, проникновенно. А акустика формируется читательским интеллектом. Характеры рельефны, до мелочей типичны, органичны. Удивительная пластика диалогов и сила обобщения. Это настоящая литература!
Гость, Бруклин, знаменитый Брайтон | 28.09.2011 15:53
Спасибо редакции "МЗ" за публикацию фрагментов романа!
Кроме всего прочего, дело не в качестве прозы. К сожалению, у достаточного числа бывших советских евреев, проехавших, по тем или иным причинам, мимо Израиля, возник комплекс, не позволявший не только отрицательно говорить о реалиях жизни на "исторической", но даже читать то, что идет вразрез их представлениям, взращенным упомянутым "комплексом вины"!
Таких "заморских обожателей" Израиля роман умело и смачно тыкает мордой в не слишком приятную субстанцию!
Молодец автор! Успехов ему и здоровья в наступающем Новом еврейском году!
Гость, Нью-Джерси | 28.09.2011 15:37
А. Котляру.
Ну, что Вы, в самом деле с неконвенциональной лексикой!.. Неужто забыли, как последние 20-30 лет выражалась советская образованщина? Автор достаточно точно подметил специфические субстраты мышления своих персонажей: неконвенциональная лексика и болезненно-маниакальное - надо - не надо! - пристрастие к расхожим цитатам.
Вообще хорошо! Аутентично!
А. Котляр, Калифорния | 28.09.2011 15:09
Продолжение публикации не разочаровало качеством! Только количеством! Что касается неконвенциональной лексики, если автору,чья проза никак не выглядит бедной и скучной, тесно в цензурных рамках - Бог ему судья...
Правда, атмосфера бесед на "отказных" кухнях передана вполне реально, жестко-точно,без идеалистического прекраснодушия!
Гость, Германия | 28.09.2011 14:56
Не правда ли, уважаемые коллеги-читатели, смелый и достаточно нетрадиционный взгляд на проблемы эмиграции советских евреев начала 80-х? Автор не щадит никого...
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5  След.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com