Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Волшебное слово
Лев Фрухтман, Лод

Жил когда-то благочестивый еврей, добрый и весьма ученый. И было у него три сына. Когда пришло ему время умирать, позвал он троих своих сыновей и говорит им:
- Любимые мои сыновья! Я умираю и прошу вас исполнить мой наказ. Похороните меня в ближнем леске, у того ельничка да на желтом песке, и приходите ко мне на могилу три ночи подряд и читайте по мне кадиш три ночи подряд. Сначала пусть старший из вас придет, потом средний, а потом – младший. Приходите, ничего не боясь. И будет ваша жизнь тогда, что райские кущи.

  Худ. Ителла Мастбаум, «Волшебное слово»

Так оно и случилось. Отец умер, и сыновья поступили так, как он им наказывал. Первым на могилу пришел старший сын и всю ночь провел в молитвах. Когда рассвело, он попрощался с могилой отца и пошел домой. Но по пути неожиданно встретился ему седовласый старичок. Кто же был в образе этого старичка?.. Сам Элияху (ха-Нави, Илья-Пророк).
- Откуда идешь, сынок? - спросил его старичок.
- Исполнял завет отца, - отвечал старший сын, - молился на его могиле.
- Знаю, знаю, - говорит Илья-пророк, - а теперь скажи мне, что бы тебе хотелось больше всего: золота мешок, счастья безмерного или словом волшебным владеть?..
- Конечно, золота мешок, - ответил юноша, не задумываясь, - На золото всё что угодно купишь: и счастья безмерного, и любое слово волшебным станет!..
- Хорошо! – сказал старичок, - Будет тебе золота мешок.
Сказал - и исчез.
Во вторую ночь пришел на могилу отца средний сын. Страшно ему стало одному среди ночи, но вспомнил он наказ отца - ничего не бояться, и успокоился. Так и молился до утра, а утром отправился домой. Идет по лесной дороге и встречает седовласого старичка. Уже известно, кого.
Спрашивает старичок отрока: «Откуда, сынок, так рано идешь?». «Читал я кадиш на могиле отца, как отец завещал. Так мы завет его и исполняем» - ответил юноша.
2. - Знаю, знаю, - сказал старичок. - А теперь ответь мне, чего бы тебе больше всего хотелось: золота мешок, счастья безмерного или словом волшебным владеть?
- Конечно, счастья безмерного, - ответил отрок не задумываясь. - Со счастьем и золота не надо, и слово любое волшебным обернется.
- Хорошо,- ответил старичок, - будет тебе счастье безмерное! – и исчез.
На третью ночь пошел к отцовской могиле младший сын. Провел всю ночь в слезах да молитвах, уж очень отца любил. А наутро побрел домой. Идет, а навстречу ему тот же старичок седовласый, Элияху ха-Нави, да уставшему от молитв юноше и невдомек.
- Откуда, сынок, путь держишь? – спросил его старичок.
- Да вот, завещал нам отец, чтобы мы по нему кадиш читали, я и исполнил всё, как он велел, и с величайшим усердием...
- Знаю, сынок, всё знаю, - сказал старичок. - А теперь ответь мне, что тебе более по душе: мешок золота иметь, счастья безмерного или волшебным словом владеть?..
Подумал юноша, подумал, и такую речь ведет: «Золота я, откровенно, не ценю, в счастье не верю, а вот словом волшебным владеть бы не худо!». «Ну, что ж, хорошо, - усмехнулся старичок, очень ему понравился ответ юноши. - Так и быть: владеть тебе словом волшебным!».
И всё исполнилось, как им обещал седовласый Илья-пророк. Старший сын нашел мешок золота и разбогател, среднему такое счастье подвалило – чтобы он ни делал, все добром оборачивалось. А младший – волшебным словом завладел и потому ничего другого, кроме этого «добра», не имел.
Посмеивались над ним старшие братья: «Вот-те на, волшебник выискался, ха-ха-ха! Мало на белом свете шарлатанов да оборванцев – так и он туда же!». Терпел меньшой, терпел, да и ушел однажды из дому куда глаза глядят.
3. Идет бедный волшебник по лесу, видит - высокое дерево стоит. Дай-ка, думает, свою волшебную силу испробую. «Велю, - говорит, - этому дереву упасть да за мой сюртук зацепиться! Да за мной тащиться до самого царского дворца!». В тот же миг дерево затрещало, рухнуло наземь и зацепилось за сюртук владельца волшебного слова.
Идет он, идет, приходит в город и мимо царского дворца важно шествует. А из царского дворца, из резного окошка, царевна выглядывает. Увидела она, что идет по городу человек, ужасно важничает, а за ним дерево тащится – и давай хохотать. А кто бы не расхохотался при виде этого странного зредища? Но царевнин смех волшебника задел за живое, обидно ему стало, что девица над ним потешается. Разозлился он и крикнул:
- Ах, смеешься надо мной, красавица-царевна?.. Смешинку тебе в брюхо!..
И как только он это произнес, царевна забеременела, слегла, и вскоре родила ребенка.
Начался в царском дворце переполох. Шутка ли, царская дочь родила, а кто отец – знать не знают. Царь немедленно созвал совет мудрецов и стали решать, как быть? Уж молва по всему свету разнесла эту весть. Засмеют царя, да и только! И порешил совет, что как исполнится ребенку два года, надо будет устроить огромный бал, созвать на него весь город; усадить всех за огромный стол и вынести на обозрение ребенка. К кому он ручонками потянется, тот и отец, значит.
Так и было. Когда ребенку исполнилось два года, царь созвал весь город на пир, усадил вокруг огромного стола и повелел вынести в зал ребенка. Показывают его всему городскому люду, подносят к правой стороне стола, к левой, потом к середине. Так малыш ни к кому ручонками не потянулся. Стали тогда царские слуги по городу рыскать, искать, не уклонился ли кто от царского приглашения. Донесли, наконец, царю, что сидит в царской школе за печкой какой-то молодой человек и науки штудирует. Пришли царские слуги звать его на пир: «Окажи, мил человек, царю честь! Иди, посиди за пирше-ственным столом!». Не стал молодец упрямиться, пошел вместе со всеми и сел за пиршественный стол. Как только увидел его царевнин ребенок, тотчас потянулся к нему ручонками...
Поднялся тут переполох во дворце. Шум, крики. А царь поманил нового гостя пальчиком: «Иди-ка сюда, голубчик! Так это ты отец ребенка?» «Да, я, ваше царское величество!» – отвечал волшебник (а это был именно он!). «Что ж тебе за это сделать? Как посмел ты царевну обрюхатить?» - приступили к нему с угрозами царские сановники. «Делайте, что хотите, но я не виноват. Я просто волшебник, владею словом волшеб-ным!..» - и рассказал всю невинную историю, как он увидел в окне хохочущую принцессу и пожелал ей «смешинку в живот». Всего-то, а оно ишь как вышло.
Рассердился царь и повелел всех троих: и волшебника, и дочь свою, и ребенка заколотить в кованный сундук и пустить его по морю. Так и поступили: посадили всех троих в сундук, дали краюху хлеба, заколотили накрепко и пустили по морю плыть. Плывет сундук по морю - долго ли, коротко ли. Проголодался волшебник, и давай краюху хлеба жевать. Увидела царевна, что он уж половину краюхи съел и говорит: «Хватит хлеб-то есть, и назавтра оставь половину!». «Назавтра свежая краюха будет!», - ответил волшебник весело. Только он это произнес, как откуда ни возьмись появился свежий каравай хлеба. Увидела царевна это чудо и молвит: «Коли так, вели, чтоб мы к берегу пристали!». «Ну, хорошо, - согласился волшебник, радуясь силе своего Слова. – Велю сундуку к берегу пристать!». В тот же миг море разбушевалось и сундук выбросило на берег. «Коли так, - взмолилась царевна, - вели, чтоб сундук раскрылся!».
«Ладно, - согласился волшебник. – Велю сундуку раскрыться!». Только он это сказал, поднялся страшный ураган, сорвал с сундука крышку тяжелую, и узники вышли вон. Огляделась царевна вокруг, размяла онемевшие косточки и говорит волшебнику: «Коли так, вели, чтоб явился серебрянный мост с золотыми перилами, да чтобы тянулся этот мост до самого царского дворца!».
Исполнил волшебник и эту просьбу: стоило еиу лишь произнести: «Велю!», как тотчас возник серебрянный мост с золотыми перилами, который протянулся далеко-далеко, аж до царского дворца. Ахнула царевна, увидев такое чудо, подивилась красоте невиданной, и, топнув ножкой, говорит: «Коли так, желаю, чтоб стояла на мосту золотая карета, запряженная четверкой лошадей!». Почесал волшебник затылок: ну, думает, ладно, выполню и это ее желание, всё ж таки царская дочь. «Велю! – говорит, - Явись на мосту золотая карета с четверкой лошадей!».
  Только он это произнес, как на мосту появилась золотая карета, четверкой вороных коней запряженная, вся збруя на них жемчугом убрана. Сели они в карету, стеганули коней, и по серебрянному мосту прямо к царскому дворцу подъехали. Зазвенели бубенцы. Вышел царь на крыльцо, едва не ослеп от блеска золотых перил да збруи жемчужной. Видит он, тянется от его дворца серебрянный мост, а на мосту золотая карета стоит. Подивился царь: «Кто это сделал все? Чья работа?». А царевна из кареты выходит, отцу руки протягивает и на волшебника показывает.
Обрадовался царь, подошел к нему; по плечу ударяет и ласковые речи говорит: «Так ты, брат, совсем не простой человек!?. Что ж, быть тебе мужем моей дочери. А впридачу получай еще пол-царства!».

И устроили тут пир на весь мир,
и я там был, мед да вино пил,
Выпил немало,
по бороде текло,
Да в рот не попало.*)

Перевод с идиш и литературная
обработка: Лев Фрухтман, Лод

Послесловие переводчика

Сказка была записана Иегудой-Лейбом Каганом в 1928 году, в селе (или местечке) Козловичи, Минской губернии, из уст пожилой женщины 64 лет Пеше-Ривэ Шер, которая слышала ее от своей матери еще в младенческом возрасте. Легко посчитать, вернувшись на 60 лет назад в Х1Х век, что сюжет сказки в ее еврейском варианте восходит к 1870-м годам. И характер ее компилятивный, еврейско-русский. Легко вспомнить, что эпизод с сундуком, брошенным в море вместе с героями сказки, встречается в пушкинской «Сказке о царе Салтане», написанной стихами, стилизованными под русский народный сказ, в 1830-х годах. Только в пушкинской сказке речь идет о бочке, в которой запечатаны оклеветанная царская жена и ребенок. Так или иначе – сюжет уже был «летучим», взят великим поэтом из более раннего источника 18-го века. Не исключено, что неутомимые еврейские книгоноши («мойхер-сфоримы») занесли в местечко Козловичи какое-нибудь лубочное издание русской сказки, или искуссный перевод на идиш. И бабушка Пеше-Ривэ хорошо запомнила эту сказку и рассказывала ее своим деткам и внукам. Потому что «сказка – ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок». А бедным местечковым ребятишкам так хотелось владеть «волшебным словом», чтобы не просто творить чудеса, а добиться недосягаемого простого житейского счастья, успеха в жизни, «а биселе мазл».
Количество обращений к статье - 1805
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com