Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Из домашнего архива
«Глас народа – не всегда глас истории»
Владимир Ханелис, Бат-Ям

Известному телеведущему, драматургу, писателю, историку Эдварду Станиславовичу Радзинскому исполнилось 75 лет. В 2002 году я взял у него большое интервью, которое, надеюсь, и сегодня будет интересно читателям "МЗ".

Его книги "Николай", "Распутин", "Сталин" – бестселлеры от Австралии до Канады. Его телевизионные исторические сериалы смотрят миллионы людей в разных странах.


- Эдвард Станиславович, в известное время генетику называли продажной девкой империализма". Но ведь существует наука, к которой, как мне кажется, такое определение подходит очень точно – без слова "империализма", разумеется. Эта наука – история.

- История – это политика, обращенная в прошлое. Все зависит от того, кто и как ею занимается. Мой замечательный педагог Александр Александрович Зимин в довольно сложные времена заявил, что "Слово о полку Игореве" никакой не памятник древнерусской литературы, а написано в ХVIII веке. Он напечатал замечательную работу "Холопы на Руси", где впервые после Карамзина показал, каким извергом был царь Иван Грозный. В те времена такие высказывания и работы, мягко говоря, не приветствовались.
В России, как и во всем мире, существуют официальная и неофициальная история. Но у нас история была "факультетом несуществующих наук". Иллюстрацией к работам классиков марксизма-ленинизма. Результат, естественно, печальный. Исчезли крупные историки. В период Сталина истории вообще не было. Историческое поле, даже семена на нем, вытоптали. Остались только узкие специалисты, пишущие работы типа "Система феодального землевладения в Новгородской Руси". Их не интересует философия истории. Они от нее держатся подальше.
И при Романовых была цензура. Об убийстве Павла начали писать только при Николае. Пушкин говорил своим друзьям: "Не забывайте, что Карамзин писал свою историю в России". Крохотный момент свободы наступил в феврале 1917 года и сразу же после Октября, когда "прорвались" какие-то документы, засекреченные в царские времена, - и всё…

- Вот уже примерно десять лет, как архивы в России открыты перед историками.

- Царские материалы открыты сегодня все. Дальше – любимое дело: часть архивов можно изучать и читать, часть нельзя. Но что такое документы времен Сталина? Вот западные историки говорят: давайте наконец выясним, существуют ли подлинные документы об убийстве Кирова. В своей книге "Сталин" я ввожу термин "глубокий язык". Это особый язык советских документов. В Советском Союзе нападение на страну называли защитой. Нападая на Финляндию, Сталин со своими военачальниками всерьез обсуждали вопрос о том, что они вынуждены защищаться.
Никогда, ни в одном документе вы не найдете сведений о намерении Сталина напасть на Германию. Но вы найдете много материалов о защите от нападения Германии. Однако это странная защита… Она готовится на территории Германии.
Все документы после 1917 года можно рассекретить. В них, кроме протоколов истязаний несчастных жертв, вы ничего не найдете. Но затем сразу же обнаружите протоколы их признаний.
Недавно в газетах появилась "сенсация". В архивах Лубянки найдены документы о том, что Коллонтай была агентом шведской или еще какой-то иностранной разведки. На самом же деле в архивах Лубянки найдены материалы к готовившемуся процессу над Коллонтай, почему-то отмененному Сталиным. Он в конце жизни следил, чтобы "недобитков" – старых большевиков – не трогали. Очень важно найти документ, но еще важнее его понять.

- Народы, их желания, а не решения отдельных личностей делают историю. Таков был один главных постулатов советской истории. Желание народов – это всегда требование истории?

- Очень часто они совсем разные. Глас народа не всегда совпадает с гласом истории, и тогда – трагедия. Когда Николай II объявляет войну Германии – это глас народа. Все требуют войны. Более того, объявить войну требовали значительно раньше. Кричали: "Защитим наших славянских братьев на Балканах!". И Николай идет вместе с народом. Но глас истории, в глубине души, должен был обязательно предупредить, предостеречь. Николай и Вильгельм начинают сражаться друг с другом вопреки гласу истории. И крах. Для обоих. Заодно рухнула и австрийская монархия.

- Я хотел бы поговорить о том мифологизированном, от Шафирова до Березовского, образе еврея в русской истории.

- Среди средневековых христианских государств Европы Россия не была исключением. "От врагов Христовых не желаю интересной прибыли!" – таков был ответ Елизаветы на довод об экономической пользе привлечения евреев в Россию. Екатерина, получившая в детстве протестантское образование, была весьма терпима к евреям. При ней им тихо, без шума дали некоторые послабления. Послабления были и при Александре II. А при Николае I усилились притеснения. Когда система чувствовала, что ей нужно укрепляться, она искала врага. А враг был ясен. Он был под рукой. Если бы евреев не было (и в Германии, и во Франции), их нужно было бы выдумать.

- А как же все-таки с неистребимым мифом: "Евреи купили царя, купили Распутина, Горбачева, Ельцина, Путина…"?

- Купить царя евреям было трудно. Царь говорил – "жиды". А при Распутине, точно так же, как почти при каждом губернаторе, сидел свой "ученый еврей".
Если вы возьмете Толстого, то у него написано: "В приемной сидя у жида я (Стива Облонский – В.Х.) долго дожидался". В ХIХ веке в России разоряются дворяне, гибнут состояния. И сразу же здесь появляются евреи-финансисты. Потому что во всех странах крупные финансисты всегда евреи. Они знают, как делать деньги и управлять ими. Например, без Гинцбурга Пруссия – ничто. Евреи в России начинают заниматься финансами и сразу же добиваются больших успехов. На них с завистью смотрит придворная, как говорил Витте, камарилья. Она хочет эти деньги отнять. Отнять старым, знакомым, феодальным способом. Все здравомыслящие люди умоляют Николая II дать евреям некоторые послабления. Тогда евреи-банкиры дадут России деньги и успокоят евреев-революционеров. Ведь во многом евреи-революционеры – плод немыслимого существования еврейской массы. Эренбург говорил о России: "Не кормящая грудью родная мать". Мудро поступил бы царь, дав евреям послабления, но в России, даже когда понимают, что мудро, не делают этого.
Евреи при Распутине могут существовать только до тех пор, пока не требуют прав. Потому что эти права не хочет давать никому царица Александра Федоровна. Распутин – это альтер эго царицы. Он говорит и пророчествует, предсказывает только то, что хочет, но не может сказать Александра Федоровна. Она – немка. Она не может высказываться против войны. За нее это делает Распутин. Она не может настаивать и на прекращении войны. За нее говорит Распутин. Он предсказывает крах империи, если война не прекратится. Но деньги получать от еврейских банкиров Александра Федоровна хочет. И переводит через них же своим родственникам.

- Так возник миф, что евреи и германский Генеральный штаб сделали русскую революцию?

- Так могут говорить люди непонимающие – в России революцию сделала ситуация, когда русский абсолютизм, самодержавие практически умерли. Они начали умирать еще при Александре II. Александр III реанимировал самодержавие. При Николае II оно уже смердело. Поэтому было столько крови. А кто должен за это ответить? Евреи!

- Вы знакомы с книгой Солженицына "Двести лет вместе"?

- Да, знаком. Александр Исаевич – милейший, очаровательнейший человек. Но у него одна беда – он не историк и поэтому свято верит документам, вышедшим из царской бюрократической машины. Он не понимает, что любая государственная машина плодит такие документы, которые власть требует. Александр Исаевич - очень наивный человек. Он хочет, "чтобы все жили дружно", - мы признаем свои ошибки, и вы признайтесь, что во многом виноваты в революции… Здесь нет злого умысла… Здесь такая наивность…
Я достаточно хорошо знаю Александра Исаевича. Он не антисемит. Его многое сейчас сердит…Например, когда на глазах у всей страны из-за акций какой-то компании Березовский выкручивает руки Гусинскому.

- Черномырдин сказал: "Надоело стране смотреть, как два еврея дерутся".

- Правильно сказал! Я никак не мог понять, почему в гражданской войне в России победили большевики. А потом дошло – больше всего Врангель ненавидел Деникина, вместе они не любили Колчака, и все трое ненавидели Юденича. Потом они объединились, но все уже было кончено. Когда Троцкий сражался с Зиновьевым и Каменевым, они немножко забыли о человеке, внимательно за ними наблюдавшем. Потом они помирились. Но поздно. Это менталитет такой. Ничего сделать нельзя. Бесконечная история. Удивительно – два умных, хитрых, прожженных человека, Березовский и Гусинский, повторили ее. Они почему-то решили, что вся страна любит их и в восторге от них.

- Евреи "пошили ливреи".

- Они уже давно не евреи. Березовский думает, что вся страна хочет видеть его по телевизору. А у него, мягко говоря, не самое подходящее для экрана лицо. Умный Гусинский никогда не появлялся на телевидении. Но однажды его пригласили, показали… и всё. Телевидение – это же страшная зараза.
Везде и всегда есть определенные правила игры. Россия – страна не очень приспособленная для любви к евреям. Ее воспитывали по-другому. Триста лет Романовы, а потом Иосиф Виссарионович, превратившую партию еврея Карла Маркса в партию, которая евреев очень не любила. Как сказал Светлов (эту фразу записали и донесли сексоты): "Антисемитизм в коммунистической партии. Что может быть смешнее?" Но постепенно исчезли люди, понимавшие юмор этой фразы. Кстати, в России так никогда и не было издано полное собрание сочинений Маркса. Многие мысли основоположника большевикам не подходили.

- Фамилии многих богатейших людей России не вызывают симпатий в стране, где, по официальным данным, 80 процентов людей не могут купить книжки детям. Но все же, на мой взгляд, отношение к евреям здесь совсем другое, чем 15-20 лет назад.

- Раньше национализм в России был одного цвета. Сегодня он многоцветный, многонациональный. Народ видит чеченскую, грузинскую, азербайджанскую мафию. Еврейскую мафию он не видит. Она его впрямую не обижает. И самое важное – в верхах нынешней власти нет антисемитизма. Нет его активно. А чтобы воспитывать народ в этом плане, должно идти "добро" от верхушки власти. Можно сколько угодно кричать: "Путин – агент евреев!, но пока страна поддерживает Путина, она с этим не будет согласна. Национализм становится уделом быдла и обиженных людей.

- Главный раввин России Берл Лазар рассказывал мне, что, открывая Еврейский центр в Марьиной Роще в Москве, Путин провел в синагоге больше времени, чем все цари и правители России, вместе взятых.

- Ему интересно! Он любопытный человек. Я часто вижу Путина в Совете по культуре. У него адекватная реакция. Он слушает и понимает собеседника. Во времена советской власти я привык иметь дело в разных высоких кабинетах с людьми, которые слушали, но не слышали.

- Часто вам приходилось иметь с ними дело?

- Я, наверное, единственный из более или менее известных писателей, драматургов, у которого нет ни одной правительственной награды. Ведь награды подаются. Мне это было не нужно никогда. Мне достаточно одной фамилии. Ведь "выше едешь – тише будешь". И власть никакого внимания на меня не обращала. Я предпочитал быть свободным. Не получал от власти ни квартир, ни дач – ничего.
Но я был одним из немногих авторов, чьи пьесы ставили за границей, и меня вынуждены были приглашать в разные кабинеты. Например, к Петру Демичеву, члену Политбюро, министру культуры. Он приглашал сесть, спрашивал: "Ну, как там?" (в Королевском театре Копенгагена или Национальном театре Хельсинки). Его не интересовал мой ответ. Он и не собирался меня выслушивать. Ставил "галочку" – провел беседу.

- Но не перейдет ли признание власти, уважение к ней в другие формы? Их мы видим в Туркмении, Узбекистане, Азербайджане.

- В России это уже невозможно. Здесь это вызовет смех. У всех. Начиная от "свободного" бомжа до "несвободной" старушки. Страна очень изменилась. "Верхушка" готова выстроиться в ряд, когда она почувствует или ей покажется в воздухе хлыст. Да тут еще во главе страны стоит человек, который по роду своей предыдущей и нынешней работы знает о каждом из "верхушки" все. А за ними водятся дела серьезные… Но страна, как я уже сказал, очень изменилась. Она уже не встанет по стойке "Смирно!" Она стала другой. Очень интересной. Мне она очень интересна. В ноябре у меня запланирован тур творческих вечеров по большим провинциальным городам России, столицам бывших губерний. Мне интересно, чем живет страна, чем живет провинция. Все билеты на эти вечера проданы еще в прошлом году.

- Раз уж прозвучало слово "творчество"… Над чем сейчас работаете? Что пишете?

- Скоро выйдет моя книжечка о Наполеоне. Я начинаю самую большую, самую сложную работу из всего, что я когда-либо делала. Эта будет гигантская выдуманная сага с подлинными именами и документами об истории русского терроризма. Время действия – от конца девятнадцатого века до смерти Сталина включительно. Это история двух семей. Мои предыдущие книги "Сталин", "Николай" и "Наполеон" станут фундаментом этой саги. Разумеется, я буду продолжать телевизионные сериалы.

- О чем следующий сериал?

- О Ленине.

- Первой в жизни "антисоветской" книгой, которую я прочитал еще в СССР, была книга воспоминаний о Ленине Валентинова, а одной из первых прочитанных мной постперестроечных книг была работа Волкогонова о Ленине.

- В книге Волкогонова полно интересных документов. Но он абсолютно не понимал Ленина. Путь Волкогонова, его книги – сперва о том, какой великий был Сталин, затем – какой ужасный был Сталин и каким великим был Ленин, а потом – какой ужасный был Ленин – это путь советской исторической науки. О ней мы с вами говорили в начале нашей беседы.
Волкогонов не был конъюнктурщиком. Он проделал этот путь искренне. Но Волкогонов не смог подняться над сиюминутной политикой. Его книга о Ленине – пик его собственных возможностей.
Валентинов был хорошо знаком с Лениным, работал с ним. Он "ощущает" Ильича. Пишет о нем трогательно, замечательно. У него есть "кусочки" живого Ленина, в которого он был тогда влюблен.

- Влюблен?

- Вся партия была влюблена в Ленина. По-настоящему влюблена в его погруженность, упоенность скучнейшими съездами, декларациями… Коммунистическая партия была его жизнью. Но не коммунистическая партия России. – мировая коммунистическая партия. Россия была для него, для всех тогдашних лидеров, лишь страной, где сделан привал на пути к мировой революции. Но в Сталине, когда он стал у власти, проснулся восточный деспот, хозяин. Он начал понимать, что эта страна его, принадлежит ему, а все остальное только прилагается к этой стране.
Но можно сказать и по другому. Сталин был скромным человеком. Ему принадлежали только китель и сапоги – к которым прилагалась вся страна.

- Спасибо за беседу.



*     *     *


Книга Владимира Ханелиса (Израиль)

"РОДИЛИСЬ  И  УЧИЛИСЬ  В  ОДЕССЕ"

(Материалы к энциклопедическому словарю)


Стоимость книги:
в Израиле – 89 шек.;
в Европе, США и странах СНГ – $29.90 ;
в Австралии – 34.90 ам. долл.
В цену входит пересылка.

Для заказа обращаться:
V
. Hanelis Livorno str. 11 apt 31,
Bat-Yam, Israel, 59644
Tel\fax - +972-3-551-39-65
E-mail – vhanelis@yahoo.com

Количество обращений к статье - 2205
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Гость sava | 12.10.2011 20:59

- "История – это политика, обращенная в прошлое. Все зависит от того, кто и как ею занимается."
Исчерпывающе точное определение Э. Радзинского.
Возможно потому ныне в России,возрождающей идеи Сталинизма, не востребован Э. Радзинский.Не слышно и не видно теперь его ярких , интересных и мудрых устных рассказов на исторические темы.
Хочется пожелать ему в полу юбилейную дату доброго здоровья, новых творческих удач, а также возможностей выступлений с увлекательными устными рассказами.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com