Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Pro et contra
Обучение необучаемых
Мирон Я. Амусья, профессор физики

Не дают за пленных больший выкуп чем
они того стоят, ради исправления мира –
чтобы враги не воровали евреев
с целью шантажа и получения выкупа.
Мнение мудрецов Талмуда, трактат «Гитин».

Из тем, обсуждаемых мировыми и израильскими СМИ, всё, связанное с обменом Гилада Шалита, взятого в плен бандитами ХАМАСа пять лет назад, на более чем тысячу отбывавших наказание в израильских тюрьмах арабских террористов привлекает особое внимание. Многие осуждают сделку, многие - одобряют. Даже ее противники пишут о собственной раздвоенности – сердцем они рады за Шалита, а головой осознают громадную опасность для Израиля, связанную с этой сделкой. Практически все пишущие и публично, не в узком кругу, говорящие, выражают сопонимание семье Шалита, их упорной кампании в защиту сына, попавшего в плен, с его родственниками и друзьями. Мне кажется, однако, что во всех этих писаниях есть определённая недоговорённость, отсутствие готовности поставить все точки над ё, и высказаться честно и прямо о произошедшем.

Должен сразу признаться, что не чувствую раздвоенности своих сердца и головы, не понимаю и не одобряю поведение его семьи, в особенности отца. Не могу последовать совету видного израильского журналиста Д. Кона поздравить себя или кого-то другого с тем, что Шалит дома, оставив проблемы безопасности всей страны и её граждан на потом, решая их по мере поступления. Считаю, что расхожее высказывание «цель оправдывает средство» - отнюдь не универсальная истина. Мои сердце и голова в обсуждаемом вопросе абсолютно едины и говорят, что заключённая сделка безоговорочно вредна евреям Израиля и всего мира, аморальна по отношению к жертвам террора – прошлым и будущим и незаконна по существу. Она ровно никакого отношения не имеет к еврейской традиции и, разумеется, не укрепит боевой дух Израильской армии, но усилит опасность, как для её солдат, так и для остальных граждан Израиля. Сделка лишь продвигает левацкую идею абсолютного превосходства «я» над «мы», включая в «мы» и своё государство.

Обменная сделка стала своего рода апофеозом капитулянтства, даже при минимальной возможности столь активно насаждаемого леволиберальными кругами Израиля. Немногочисленные, но громкоголосые, полные страха перед арабским окружением и «мировым сообществом», они убеждают граждан страны в том, что капитулянтство для Израиля – единственный способ выжить в кольце врагов. Нет, однако, ничего дальше от истины, чем эта вреднейшая, неверная и крайне опасная точка зрения.

Сейчас, когда сделка позади, когда прошла эйфория, связанная с освобождением Гилада Шалита, уместно «раздать всем сёстрам по серьгам». Начать, вероятно, следует с самого Гилада, которому в момент пленения было 19, а сейчас 25 лет. В Израиле он был встречен на самом высоком уровне – премьером, министром обороны и начальником Генерального штаба, почти как герой, которым он определённо не является. Это он проявил разгильдяйство, из-за которого двое его товарищей, почти забытые сердобольной общественностью, погибли, а вполне современный танк был приведен в полную негодность. В принципе, Шалита следовало судить, несмотря на молодость лет. Замечу, что даже погибшие в бою как герои далеко не всегда удостаиваются такой чести, как присутствие на прощании высших военных руководителей Израиля. Тем более, подобной встречи не заслужил Шалит, хоть уже и наказанный страданием плена за свой проступок. Но страдание само по себе не есть заслуга перед государством. Скажем, Д. Поллард не пять, а более 26 лет находится в тюрьме. Он сообщил важнейшие для безопасности Израиля данные. Но не бурлит либеральная общественность, требуя от правительства добиваться освобождения Полларда любой ценой.

Конечно, не сам Гилад Шалит решал, идти ли правительству на обменную сделку. Но он мог и не согласиться на такой обмен, который угрожает жизни столь многих граждан Израиля. А уж правительство вполне могло, и обязано было, убедить руководство Хамаса в том, что в случае убийства Шалита, оно ответит за это собственными жизнями – на войне как на войне. Но карающая рука армии обороны Израиля столь старательно обходит главных бандитов, что невольно закрадывается подозрение – не обе ли стороны по взаимному, вероятно – молчаливому, согласию соблюдают странную этику ненападения на руководителей. Хочу надеяться, однако, что это предположение далеко до истины.

Своё первое интервью на свободе Гилад Шалит дал египетской журналистке Амин, предварительно испросившей на это его согласие. При интервью присутствовал и хамасовец. Страх недавнего пленника понятен. И, тем не менее, странно звучит его ответ на вопрос египтянки: «Гилад, ты знаешь, что значит быть в неволе. Более 4000 палестинцев ещё томятся в израильских тюрьмах. Поможешь ли ты проводить кампанию за их освобождение?». Шалит ответил: «Я был бы рад их освобождению, если бы они не вернулись к войне против Израиля». Естественно, основные мировые СМИ вторую часть фразы опустили, существенно исказив сказанное. Но и с её учётом Шалит будто прощает прошлые преступления сидящим в тюрьмах бандитам, приравнивает их к себе – солдату, защитнику страны, а вовсе не террористу.

  Ноам Шалит, отец солдата. Фото: UPI Photo/Debbie Hill

Отец пленённого вёл все эти годы энергичную кампанию, граничащую просто с шантажом руководства Израиля. Он неоднократно требовал пойти на любые уступки, выпустить столько бандитов, сколько ещё те, кто пока ещё не в тюрьме, потребуют, лишь бы его сын был освобождён. Как активный политический деятель перемещался он из страны в страну, из одного высокого кабинета в другой, открывая их двери буквально одним пинком ноги. На мой взгляд, всё это значительно увеличивало стоимость обмена и нанесло существенный ущерб стране. Иногда мне казалось, каюсь, что он ведёт своеобразную предвыборную кампанию или готовится к ней.

Энергия Шалита-старшего вызывала бы восхищение и желание помочь, будь она направлена своим острием против похитителей. Он мог требовать любых действий Израиля против вожаков ХАМАСа, вплоть до их уничтожения. Или отмену райских условий для террористов в израильских тюрьмах, прекращения их свиданий с родственниками, пока ему не дали возможности встретиться с сыном. Мог добиваться приостановки «кормления» всей Газы и многое другое. Практически же его усилия шли только на поддержку обменной сделки и организацию общественной борьбы за её проведение. Здесь он очень скоро обрёл союзников в лице леволиберальной общественности, включая тех молодых людей и СМИ, для которых идеи капитулянтства всегда близки. Ими было создано общественное движение за освобождение похищенного солдата любой ценой, причем, всегда ясно указывалось, какая цена имеется в виду.

Мне говорили и скажут ещё, что любой, оказавшись в таком страшном положении – сын захвачен бандитами – забыл бы обо всём, кроме своей беды, и требовал бы от властей даже абсолютно невозможного. Считаю, что это не так. Подобное утверждение противоречит многим примерам, когда, оказавшись в беде, семьи вели себя совершенно иначе, понимая, что не имеют морального права требовать жертв многих для спасения одного, пусть и своего, самого дорогого и близкого.

Считаю также, что имею право судить об этом как житель блокадного Ленинграда. В детстве там я видел многое, включая и подлость, и самопожертвование высшей пробы. Это даёт мне право судить, прежде всего, семью Шалита и людей, их безоговорочно поддерживавших в требовании его освобождения любой ценой. Я хорошо помню темп взросления в обстановке голода и войны. А ведь Шалит в момент пленения находился на боевом посту, в обстановке возможного нападения бандитов в любой момент, отвечал за жизнь товарищей. Это не вечеринка в кафе на набережной Тель-Авива. Конечно, став заложником и оказавшись вовлечённым против своей воли в мировую политику, Гилад Шалит не мог быть к этой роли готов. Но представить себе подобную степень личной безответственности в его совсем недетском возрасте трудно.

Стараниями леволиберальных СМИ Гилад Шалит превратился в эдакую помесь жертвы и героя. Вершиной абсолютно нелепой и неуместной героизации стала сцена в президентском дворце, когда, принимая Шалита и его мать, на её замечание «Я считаю, что мой сын - герой», Ш. Перес подтвердил: «Конечно, герой!».

Причина давления леваков в попытке свалить правительство понятны. Одна за другой дохли, не оправдываясь, их страшилки. Не дошла никуда «флотилия», идущая на прорыв морской блокады Газы, рухнули попытки повторить «арабскую весну» в Израиле через создание палаточного городка «протеста» в центре Тель-Авива, не состоялось победное шествие к государственности палестинской автономии на Генеральной ассамблее ООН в сентябре. Выдуманной оказалась и полная изоляция Израиля на международной арене. Словом, лопалось всё то, что оправдывало их капитулянтские устремления как единственную форму жизни страны. Остался лишь Шалит, поскольку отказаться от его выкупа у правительства не хватало силы воли, а ничто так не поддерживает дух капитулянтства как фактически полное согласие с требованиями обнаглевшего вконец врага. Иначе говоря, левые либералы требованием обмена Шалита ставили правительство в сложнейшее положение – следовать здравому смыслу и на сделку не идти, оказавшись под огнём оппозиции и СМИ, или идти на заведомо неравноценную сделку и заслужить поддержку СМИ, нанеся удар оппозиции. Выбор обмена Шалита добивавшихся этого левых либералов пусть временно, но устроил. Хоть в чём-то дух капитулянтства утвердился!

Тем не менее, главная ответственность за обмен, как и за всё происходящее в стране и со страной, лежит на правительстве, в первую очередь – на премьере, министре обороны и министре иностранных дел.

Премьер-министр Нетаниягу по случаю обмена говорил, что принятие решения далось ему с превеликим трудом. Это утверждение странно – трудно идти против СМИ, менять мнение публики, а не плестись, как сделало правительство, вслед стенаниям либералов. Мужества идти против потока у премьера явно не хватило, как не хватило и решимости быстро и решительно покончить с палатками абсолютно безответственного «социального» протеста. Странную позицию избрал и министр иностранных дел Либерман, сам проголосовавший против обмена, но разрешивший министрам своей партии голосовать, как они хотят. И произошло чудо – в партии, известной своим послушным следованием за лидером, своим единством взглядов, этот лидер вдруг оказался в абсолютном меньшинстве!

Ждать твёрдой позиции от министра обороны Барака, героическое военное прошлое которого уже очень далеко позади, не было ровно никаких оснований. Командир бегства израильской армии с юга Ливана и бесславного сопротивления террору в начале войны Осло в 2000 г. – не тот, у кого может хватить силы воли выступить против капитулянтской обменной сделки. Это вам не поселенцев громить!

Конечно, освободив Шалита, правительство укрепило свои позиции во внутренней борьбе с оппозицией. Она потеряла такой козырь – возвращение «национального героя» домой произошло не вследствие её усилий. Вне сделки оказался и вожак автономии, рассматриваемый «миром» как «умеренный лидер» - Абу Мазен. Его позиции ослабли, поскольку Израиль уступил вожакам Газы, а не автономии. Претензиям на отдельное государство для «палестинского народа» нанесён ещё один удар. Приходится тесниться: теперь вползает на сцену, наряду с палестинским, ещё и газский народ. Сиюминутные выгоды правительства очевидны, однако в моих глазах не перевешивают урона для Израиля от совершённой бессмысленно-большой уступки. Неискренне звучат здесь слова: «Понадобится – мы их всех опять переловим». Конечно, переловим, но какой ценой. Молодые солдаты армии Израиля получили урок – безответственность общество прощает легко, а смертельно опасная борьба с террористами в случае их пленения почти бесполезна. Последствия такого урока вполне могут отрицательно сказаться на боеспособности армии обороны Израиля.

Ещё опасней то, что этот урок, попытку превратить унижение в победу, видели и те подростки, совершеннолетие которых приходится на завершение «эпопеи Шалита». А именно происходящие в период совершеннолетия важные события определяют последующий менталитет - видевший героизацию капитулянтства воспримет его навсегда как норму поведения. И вырастет из него какой-нибудь Й. Бейлин (см. ниже).

Конечно, действия правительства диктуются трогательным народным желанием «вернуть мальчика родителям», инспирированным левыми либералами через подручные им СМИ, и подстёгивающим эти же СМИ. Иначе трудно понять, как опаснейшая сделка получила, если верить опросам, 74% поддержки населения Израиля. Ведь сами эти либералы на выборах не собирают и малой доли этой поддержки. Нет такого поражающего единодушия и в вопросах, жизненно важных для всей страны – например, о необходимости жёсткого военного отпора ракетным атакам Юга Израиля.

Происшедшего не отменить, но дорога обменного капитулянтства должна быть перекрыта раз и навсегда. На мой взгляд, Кнессетом должен быть принят закон, запрещающий правительству подобную торговлю, а Президенту страны - массовое досрочное освобождение убийц. Ведь принял же Кнессет, насколько помню, специальный закон, запрещающий помилование Игаля Амира, осуждённого на пожизненное тюремное заключение за убийство премьер-министра И. Рабина, т.е. одного человека. А среди выпущенных на свободу – убийцы многих людей. Хотя тот, кто для одних убийца, для других – политический деятель, которого надо немедленно выпустить из тюрьмы. Так, двое леваков, бывших лидеров своих партий, Й. Бейлин и А. Перец, высказались недавно за немедленное освобождение из тюрьмы «политического деятеля» М. Баргути, осуждённого за убийство как минимум пяти израильтян. Хорошо, что во времена суда над Эйхманом в Израиле были иные нравы. Иначе выменяли бы, возможно, его на бывшего полковника, а в момент захвата Хизбаллой, спекулянта и жулика, Эльханана Тенненбаума, за возвращение которого выпустили четыре сотни бандитов.

Сам этот массовый выпуск на свободу нечеловеков с несколькими пожизненными тюремными заключениями вижу как издевательство над правосудием. Кнессет должен не только ограничить торгово-обменную активность правительства и президента, но и восстановить применение смертной казни. Она должна стать наказанием за терроризм с убийством людей. Смертная казнь, я уверен, успешно заменит иллюзорное пожизненное тюремное заключение в санаторно-университетских условиях. Существуют же США, и остаются при этом демократической страной, несмотря на то, что там не только наличествует в кодексах ряда штатов смертная казнь, но её отнюдь нередко приводят в исполнение. Считаю неверным утверждение, будто наказание сильно не жёсткостью, но неотвратимостью. Жизнь показывает, что без жёсткости неотвратимость есть лишь красивое слово.

Прошлый опыт учит, что все массовые обмены ничем хорошим для Израиля не кончаются. Главное, что они провоцируют лишь новые, ещё более жёсткие требования бандитов. Наглеет и мировая общественность: не успели ещё забыться печальные следы прошлой уступки, как она уже требует от Израиля следующую. Наивно считать – доброта и уступчивость подействуют, и «весь мир» увидит, наконец, «кто есть кто». Этого не будет, как ни разу не было до сих пор. Кнессетом должна быть провозглашена политика «”нет” односторонним жестам доброй воли».

Я писал неоднократно ранее, что из всех угроз Израилю, самому факту его существования, наиболее опасны не Иран, обзаводящийся ядерным оружием, не арабское окружение, не ХАМАС с «Хизбаллой», а леволиберальная публика, разлагающая страну изнутри. Составляющие абсолютное меньшинство, вооружённые демагогией и СМИ, они давно стали пятой колонной и упорно занимают эту малодостойную нишу. Важнейшая задача тех, для кого дорого благополучие, престиж, да и просто существование Израиля, должны вести с ними упорную борьбу, не давая буквально поднять головы.

Эту заметку я начал писать ещё в Санкт-Петербурге, Многие в России, да и в других странах увидели в обмене «израильтянин – араб» по курсу «грамм за килограмм» свидетельство разной оценки человеческой жизни и смерти в Израиле и в его арабском окружении. Это, несомненно, верно. Конечно, здравомыслящие арабы будут задеты таким соотношением. Но не эти здравомыслящие, как видно, сегодня правят бал на «арабской улице». А для нездравомыслящих, равно как и подростков, близких к совершеннолетию – праздничный карнавал, отмечающий выпуск убийц на свободу – убедительнейший довод в пользу того, что по отношению к Израилю – они на правильном пути. К впечатляющему зрелищу чествования убийц как героев особенно чувствительны подростки возраста тринадцати лет. Это значит, помимо прочего, что данный карнавал аукнется в полной мере лет через десять, когда подростки станут взрослыми бандитами. Не надо им давать такую возможность.

Санкт-Петербург – Иерусалим, 30.10.2011
Количество обращений к статье - 1510
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (8)
Вася Пупкин | 27.11.2011 07:30
В который раз, прочитав статью "профессора физики" хочу спросить:
Неужели в Израиле есть столь убогие по уровню общего развития профессора физики? Что ни статья у "профессора физики", то набор бредней и злобы.
Гость | 22.11.2011 21:19
Посоветовал бы Мирону Я. Амусья, профессору физики, поподробнее ознакомиться с подробностями пленения Шалита и достойным человеческим поведением его семьи и сотен тысяч порядочных людей. Судя по нападкам этого профессора физики, он даже не удосужился побродить по источникам, ибо, он даже не знает, что по просьбе пр-ва Израиля, семья первых два года, вообще, не выступала, что, через всевозможных посредников, семья напрямую обращалась и к ХАМАСу, и к другим арабским лидерам, что неоднократно просили Нетаньягу ужесточить условия содержания бандитов в наших тюрьмах( а, именно ему это под силу), что, в конце концов, сами начали останавливать и возвращать в Газу автобусы с семьями бандитов. И т.д и т.п. Не хочу дальше продолжать. Неинтересно и противно. Хотя обвинения в сторону каких-то "леваков"( и это в демократическом Израиле) дают повод спросить: " Не волнуют ли его лавры, ныне покойных, Джеймса Форрестола и сенатора Джозефа Маккарти?"

Гость Markus | 22.11.2011 20:29
Для Гость sava! Весьма странный вывод - правое правительство освобождает( и прекрасно, что сделало это, на мой взгляд) нашего солдата, а виноваты какие-то мифические "левацкие политические движения и партии"!!! У нас демократия или диктатура? Знает ли Гость sava, под чьим руководством
была создана эта страна и, несмотря на "особое специфическое геополитическое положение Израиля",
выиграны многочисленные войны, да ещё и абсорбирован он, "Гость sava"!
У Антуана де Сент-Экзюпери есть прекрасные слова: "У людей нет корней, поэтому им очень тяжело живется." И его же:" У человеческой жизни нет цены, но мы всегда поступаем так, словно существует нечто еще более ценное."
Гость | 07.11.2011 19:36
Если уж пытаетесь что-то высказать-не показывайте свою безмерную глупость,раздавая советы,(гостю 007!)
Гость 007 | 06.11.2011 21:26
Господин Амусья! Мне кажется,что у Вас нет своих родных детей. Вы так много написали сейчас,а почему бы не обратиться в момент пленения Шалита к правительству и предложить им,как действовать. Заодно и сейчас не поздно обратиться к Медведеву-Путину,чтобы освободили Ходорковского и перестали убивать журналистов, а вдруг подействует и они быстренько все переиграют. Заодно обратиться к Обаме,ему тоже есть кого освободить. А ведь палестинцы и сейчас продолжают свое ,их разговорами не остановить,а другого вы не предлагаете.
Гость | 06.11.2011 20:21
Стабльным может быть только одно государство для двух народов. Все остальные варианты - пустая болтовня. Палестинцы не возражают против одного светского государства с равными правами для всех граждан. Возражают только ультраортодоксы. Это их проблемы, эти дармоеды никому не нужны.
Гость | 05.11.2011 18:44
Все правильно. Но, по-моему, есть один нюанс. Думаю, правительство взяло курс на создание 3-х государств для двух народов. Стратегически для Израиля это очень заманчиво. Отдельно Западный берег, отдельно Газа. И никакой общей между ними границы и связи. Для этого с чего-то надо начинать. Думаю, есть секретные договоренности на уровне ШАБАК-разведка ХАМАСа. Только в этом случае можно хоть как-то понять и принять эту обменную сделку.
Гость sava | 04.11.2011 18:35
Согласен с Вашим мнением, уважаемый Мирон Амусья, но как выкорчевать вредоносные левацкие умонастроения в сознании
значительной части еврейского населения, особенно студенчества,пока у сожалению никем не предложено.Мне ,кажется,что с этого следует начинать поиски действенных путей преобразования существующей, ставшей уже давно, мало эффективной структуры власти.
Требуется разработка проектов закона, существенно ограничивающих деятельность левацких политических движений и партий.Начинать надо с модернизации системы воспитания и образования детей и молодежи на всех уровнях: детсадов,школ, университетов и т.п.
В программах обучения не должно быть места лево радикальной идеологии, с учетом особого специфического геополитического положения Израиля.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com