Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Из домашнего архива
С «Абдуллой» на проспекте Руставели
Владимир Ханелис, Бат-Ям

Включил телевизор. А там Абдулла гоняется по барханам за красноармейцем Суховым... Фильм "Белое солнце пустыни" я смотрел несколько раз, но и на этот раз не мог оторваться... Вспоминал о своей, лет десять назад, прогулке с "Абдуллой" по проспекту Руставели в Тбилиси.

... Вернее – это была не прогулка. Это был полет, скачки и родео – вперемешку.

Немного постаревший, но еще лихой "джигит Абдулла", актер и всенародный любимец Кахи Кавсадзе, носился на своей "Тойоте" по проспекту Руставели так, как гонялся когда-то на коне за красноармейцем Суховым. Милиционеры отдавали честь: "Кахи! Езжай, пожалуйста!".

 Хозяйки кафе всех возрастов категорически отказывались брать деньги: "Кахи! Обижаешь!".

Прохожие оглядывались, когда он с высоты своего роста громко, сочно, с использованием ненормативной лексики, на весь проспект объяснял мне политическую и экономическую ситуацию в Грузии. Прохожие оглядывались и, узнав его, улыбались: "Гаумарджос, Кахи!".

... Наконец-то мы заходим в театр им. Руставели. В нем Кахи Кавсадзе служит с 1959 года. Стены его гримерной увешаны афишами и фотографиями.

- Посмотрите, - говорит он, - спектакль "Птицы". Моя последняя работа. Московский театр эстрады. Играют Хазанов, Войнаровский и я. "Птицы" – философская притча, смысл которой в том, что все люди – одно целое. Каждый человек должен понять: он – частица другого человека.

- Вы верите в то, что люди поймут это? – начинаю я интервью совсем не так, как планировал.

- Я – старик, и после долгих раздумий пришел к страшному заключению: человек по природе своей зол. Это не я сказал. Это сказал Иммануил Кант.

- И вы с ним согласны?

- Абсолютно согласен! Абсолютно!

- Наверное, поэтому режиссеры в кино – к сожалению, ваших театральных работ я не видел – давали вам роли злодеев? Вот и вчера по московскому телевидению демонстрировался какой-то фильм, где вы играли роль главаря мафии Вахтанга.

- Вахтанг, Вахтанг... Не помню. Я вообще свои фильмы не смотрю. Не люблю. Не нравится.

- Почему?

- Картины, где мне до 35 лет, еще можно смотреть – там я молодой, красивый... А смотреть, как ты становишься старым... Кошмар, кошмар! "Белое солнце пустыни" я первый паз посмотрел в позапрошлом году, честное слово! Был ретроспективный показ фильмов по сценариям Ибрагимбекова. После выступлений начали показывать "Белое солнце пустыни". Рядом со мной сидел Толя Кузнецов – Сухов. Я ему говорю: "Толя, а я эту картину не видел". Он очень удивился: "Ну, тогда смотри, стоит посмотреть...".

- В отличие от вас, я посмотрел этот фильм, как только он вышел на экраны в 1969-м. Недавно, когда по телевидению в сотый раз показывали "Белое солнце пустыни", я подумал: с годами Абдулла становится положительным героем, а Сухов – отрицательным...

- Конечно! Правильно! Никогда я не считал Абдуллу (на снимке) злодеем. Человек живет в своей стране, по своим законам, и вдруг приходит другой человек и говорит: живи, как я живу. Абдулла защищает свой дом, свои обычаи. Кому какое дело, сколько у него жен?! Хоть десять! Хоть двадцать! Но есть одна деталь, на которую мало кто обращает внимание. Сухов отвоевался. Он идет к себе домой, к своей Катерине Матвеевне. Е...ся идет! (Это не надо записывать). И тут его хватают и заставляют снова воевать. Он больше не хочет! Он устал! А его подставили...
Фильм иначе кончался. Когда Абдулла умирает, его жёны с воплями, с рыданиями бросаются на его тело. А Сухов стоит растерянный. Он не понимает, почему "освобожденные" им женщины плачут и "по-чаплински" уходит к горизонту. Но, конечно, такой конец не разрешили...

- А какие отношения складывались у Кахи Кавсадзе с гаремом Абдуллы?

- Никаких отношений! Никаких! Они были очень хорошие девочки, но в то время была жива моя покойная супруга. Красивейшая, достойнейшая, прекрасная женщина, известная грузинская актриса Белла Мирианашвили. Когда я познакомил свою жену со "своим гаремом", девочки сказали: да, теперь мы понимем, почему Кахи на нас даже не смотрит. Белла играла в этом театре, и этот театр ее погубил. Она была на пятом месяце беременности, и у нее был вирусный грипп, температура сорок. Но она должна была сыграть в спектакле. Сыграла. Начались осложнения. Она слегла. Родила ребенка – сына – в шестьдесят девятом году и больше уже не вставала. Болела, болела... Умерла в 1992 году...
Мои дети, сначала дочь Нанука, а потом сын Ираклий, решили стать актерами. Я сказал им: "Вы видите только, как вашему отцу аплодируют, но быть актером – это значит каждый день получать страшные удары: физические, психологические, духовные... Вы готовы? Тогда становитесь актерами. Но помочь вам я ничем не смогу. На сцене актер играет один...".

- Но сами вы не хотели стать актером?

- Не хотел и не стал бы, если был бы жив мой отец. Все Кавсадзе – музыканты, композиторы, певцы. Мой дед, Сандро (Александр) Кавсадзе, учился в Горийской духовной семинарии. Он организовал там хор. В нем пел и Сталин, который был на пять лет младше деда.

- Сталин хорошо пел?

- Сталин любил и умел петь... Дед создал знаменитый Грузинский ансамбль народной песни и танца. В 1937 году выступал на Декаде грузинского искусства в Москве. После концерта Сталин спросил: "Где Сандро?" Все расступились – коридор. В одном его конце стоял мой дед, в другом – Сталин. Смотрят, смотрят друг на друга. Ни один не идет навстречу другому. Первым сделал шаг Сталин. И дед пошел. Они обнялись, и Сталин сказал: "Да, Сандро, ты не изменился". Дед ответил: "Еще этого мне не хватало, меняться. Каким был, таким остался". После концерта все обращались к Сталину со всякими просьбами. Дед ничего не просил. Тогда Сталин обратился к нему: "Почему ты ничего не просишь? Я многое могу..." Дед попросил освободить солистов-певцов ансамбля и подарить ему трубку, которую курил Сталин. Сталин нахмурился и сказал: "Этим займется Берия". Через некоторое время артистов освободили, и Берия передал деду, вместе с футляром трубку вождя.

... Выдержав классическую театральную паузу, Кахи полез в карман и достал... футляр и трубку.
- Вот они!
Футляр похож на тот, в котором наши бабушки носили очки. Немножко разорван. На трубке надпись на английском DUNHILL. Made in England. Patent U.S. и какие-то цифры.

- После декады, - продолжает свой рассказ Кахи, - мой дед попал в больницу. Там он получил письмо от Сталина. На конверте надпись по-русски: "Т-щу Александру Кавсадзе от Сталина". Текст письма написан по-грузински: "Сандро, здравствуй! Я случайно узнал от Эгнаташвили, что Вы (в письме Сталин обращается к деду на вы) – в Кремлевской больнице. Это плохо. Но о Вас говорят, что Вы скоро вылечитесь. Сандро, если Вам что-нибудь нужно – скажите . Я готов сделать все возможное. Живите тысячу лет. Ваш Сосо. 9\09-37г.".

В 1939 году мой дед Сандро умер. Руководителем ансамбля стал мой отец – Давид. Когда началась война, он ушел на фронт и под Керчью попал в плен. Грузины-эмигранты во Франции узнали об этом (отец был очень знаменитым человеком), освободили его и увезли в Париж. (Немцы отпускали пленных, о которых просили родственники или друзья.) В Париже отец организовал грузинский хор. Набирая певцов в этот хор, отец освободил из лагерей много людей. Не только грузин, но и говоривших на грузинском армян, азербайджанцев, евреев...

- Вы встречали спасенных вашим отцом людей?

Специально я этим вопросом не занимался. Но в Австралии ко мне подошел человек и сказал: "Давид Кавсадзе спас меня из лагеря". А однажды здесь, в Тбилиси, ко мне подошел грузинский еврей с двумя сыновьями. Он сказал им: "Отец этого человека спас жизнь вашему отцу".
После окончания войны грузинские эмигранты уговаривали отца уехать вместе с хором в Америку. Но он хотел вернуться в Грузию – домой, к жене, к двум маленьким сыновьям. В 1945 году из Москвы он дал телеграмму, что приедет поездом 31 декабря. Мы пошли его встречать. Но никто не приехал.
Отца арестовали в Сочи. Судили как врага народа и изменника родины. Дали расстрел. Мать ездила в Москву, писала Сталину. Расстрел заменили 25 годами, а затем сослали на десять лет в Свердловскую область, станция Сосьва. Там он и умер в 1952...

- Но все же вы, как ваши дед и отец, оказались в мире искусства, только выбрали в нем другую профессию...

- Почему я стал актером? Я хотел стать инженером, но, когда кончал школу, мне предлжили главную роль в фильме "Они спустились с гор". Мне было интересно, и я согласился. В начале съемок я неудачно прыгнул в воду и год пролежал в больнице. Фильм сняли без меня. Это меня задело. Я решил стать артистом поступил в институт театра и кино. Как я смог туда поступить? Ведь я ничего не умел, разговаривал на языке улицы – и все в таком роде. Но в приемной комиссии сидели мои соседи по дому на Воронцова, в котором я вырос – великие артисты. Они решили, черт с ним, пусть учится, а там посмотрим...
Через год я получил персональную стипендию, через два – играл в массовках, а после окончания института, с 1959 года и по сей день играю в театре Руставели, снимаюсь в кино. Снимался в кино я почти всегда по ночам, когда должен был спать. Театр – это организация, которую я бы назвал "Антикино". Руководители и режиссеры театра всегда были против того, чтобы их актеры снимались в кино. Один Робик Стуруа, с которым мы вместе проработали всю жизнь, был "за". Он говорил: "Побольше снимайтесь в кино. Хорошо, когда в театре играют популярные актеры.

- Вы сказали, что не смотрите свои фильмы, но вы помните их?

- Многие не помню. Я ведь столько сыграл! На Рижской киностудии играл, на "Беларусьфильме" играл, на "Мосфильме", на "Ленфильме"... Если бы я жил в нормальном государстве, то был бы богатейшим человеком! С какими артистами я работал! Помню, снимали фильм "Поезд номер 13" – играли Бернес, Шпрингфельд, Телегина...
Я очень дружил с Марком Бернесом, хотя он был старше меня намного. Однажды я наивно спросил его: "Марк, а кто вы по национальности?" Мы в Тбилиси вообще никогда не разбирали, кто грузин, кто армянин, кто еврей... Марк посмотрел на меня и сказал: "Не понял вопроса". Я повторил. Он снова: "Не понял вопроса". А потом спросил: "Имя Марк тебе ни о чем не говорит? Нет? А отчество Наумович? Нет? А фамилия – Бернес? Нет? Ни о чем не говорит? Скажи, Кахи, у вас в Тбилиси все такие? И, добавив крепкое непечатное слово, рявкнул: "Я – еврей!".
У меня всегда было особое отношение к евреям. Тбилисский еврей по кличке "Чаша" спас жизнь моему сыну. Ираклия оперировали, началось воспаление. В пять утра врач сказал мне, что нужно достать лекарство, которого нигде не было.Если до восьми, сказал врач, Ираклию не сделают укол, то он может умереть... В шесть "Чаша" принес мне три ампулы этого лекарства. Он не хотел брать деньги. Я готов был руки целовать этому человеку.

- Вернемся к "Белому солнцу пустыни". Об отношениях с "гаремом" вы рассказали? А как вы справились с "бандой"?

- Кроме одного профессионального артиста, все остальные члены моей "банды" были хулиганы и уголовники. Каждый день после съемок они пили, играли в карты, дрались. Но у них был "авторитет" – я . Со своими проблемами они шли ко мне: "Как Кахи скажет – так и будет".

- Фильм разобрали на крылатые словечки и фразы. Одна из самых популярных – "Таможня дает "добро". Во время гастролей, путешествий по миру, таможня всегда давала вам "добро"?

- В 1984 году мы начали, а в 1989-м закончили снимать девятисерийный фильм "Дон-Кихот". Часть съемок проходила в Испании. Я играл Дон-Кихота. Возвращаемся домой через Москву, через Шереметьево. Нагружены, как всегда, всякими шмотками: трусики, носки, маленькие кеды для детей. Везем все это говно. (Как я счастлив, как я счастлив, что сегодня за границей покупают только сувениры!). Но тогда у меня с собой было много испанских журналов с моими фотографиями в роли Дон-Кихота, с интервью...
Таможенница спрашивает: "Что это?" Объяснил, вот я, Кахи Кавсадзе, а это мои фотографии, интервью. А она говорит: "Нет, нельзя. Может, там какая-нибудь антисоветчина..."Ну какая там антисоветчина!". "Отдайте!" – говорит. "Не отдам!". "Отдайте!". "Не отдам!". Вся группа злится, нервничает. Я всех задерживаю. "Кахи, отдай журналы, черт с ней, испанцы вышлют новые!". Я сдался... И тут она говорит: "Вы, пожалуйста, на журналах оставьте свой автограф... Ну, что вы дарите эти журналы мне...". Я схватил журналы и написал: "Лене, с неуважением. Кавсадзе".

- Ходили слухи, что у "Белого солнца пустыни" будет продолжение...

- Это не слухи, Были конкретные предложения, планы... Но режиссер Мотыль сказал: "Не нужно трогать легенду!" Между прочим, после этого фильма он почему-то ни меня, ни Кузнецова больше ни на одну свою картину не пригласил...



*     *     *


Книга Владимира Ханелиса (Израиль)

"РОДИЛИСЬ  И  УЧИЛИСЬ  В  ОДЕССЕ"

(Материалы к энциклопедическому словарю)


Стоимость книги:
в Израиле – 89 шек.;
в Европе, США и странах СНГ – $29.90 ;
в Австралии – 34.90 ам. долл.
В цену входит пересылка.

Для заказа обращаться:
V
. Hanelis Livorno str. 11 apt 31,
Bat-Yam, Israel, 59644
Tel\fax - +972-3-551-39-65
E-mail – vhanelis@yahoo.com

Количество обращений к статье - 3745
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com